автореферат диссертации по филологии, специальность ВАК РФ 10.02.02
диссертация на тему:
Функциональная характеристика местоимений в аварском языке

  • Год: 2004
  • Автор научной работы: Магомедова, Майсарат Амирдибировна
  • Ученая cтепень: кандидат филологических наук
  • Место защиты диссертации: Махачкала
  • Код cпециальности ВАК: 10.02.02
Автореферат по филологии на тему 'Функциональная характеристика местоимений в аварском языке'

Полный текст автореферата диссертации по теме "Функциональная характеристика местоимений в аварском языке"

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

На правахрукописи

Магомедова Майсарат Амирдибировна

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕСТОИМЕНИЙ В АВАРСКОМ ЯЗЫКЕ

Специальность 10.02.02 -Языки России (Кавказские языки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Москва-2005

Работа выполнена в Отделе кавказскихязыков Институтаязыко-знанияРАН

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор М.Е. Алексеев

Научный консультант:

доктор филологических наук, профессор М.М. Магомедханов

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Э.М. Шейхов кандидат филологических наук Р.Э. Гамзатов

Ведущая организация: Дагестанский государственный педагогический университет

Защита состоится "_" 2005 г. в "_" часов на заседании

диссертационного совета Д - 002.006.01 по защите диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук в Институте языкознания РАН по адресу: 125009, Москва, К-9, Большой Кисловский пер., 1/12.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института языкознания РАН.

. Автореферат разослан"_""_" 2005 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук

А.А. Чеченов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая диссертация посвящена функциональной характеристике местоимений аварского языка.

Выбор данной темы для исследования, ее актуальность вызваны рядом взаимообусловленных обстоятельств. Прежде всего, следует указать на то, что дагестановедческая грамматическая традиция вплоть до недавнего времени ограничивалась описанием лишь формальных свойств местоимений (образование, склонение и т.п.). Аварский язык, как и многие другие дагестанские языки, несмотря на сравнительную многочисленность публикаций по проблемам местоимений, с точки зрения их функционирования остается слабо изученным.

В силу этого имеется настоятельная необходимость всестороннего исследования и решения многих проблем, которые не так часто ставились в дагестановедении, таких, например, как роль местоимений в формировании различных конструкций предложения, в выражении субъектно-объектных отношений, в организации текста и др.

Целью исследования является структурный и семантический анализ одной лексико-грамматической категории аварского языка на двух структурных уровнях - морфологии и синтаксиса. Достижение этой цели требует решения нижеследующих конкретных задач:

1. Выявление и описание семантического поля "прономиналь-ности" в целом и составляющих его единиц в рамках лексико-грамматической иерархии аварского языка.

2. Определение границ местоимения в морфологии - как самостоятельной лексико-грамматической категории, т.е. части речи; на основе комплекса морфологических, синтаксических и семантических критериев.

3. Выявление специфических характеристик в структуре и функциях отдельных разрядов аварских местоимений в парадигматическом и синтагматическом плане.

4. Уточнение и упорядочение используемой для выделения отдельных разрядов местоимений терминологии.

5. Установление типологически обусловленных закономерностей в функционировании отдельных групп местоимений аварского языка.

6. Генетическая и ареальная характеристика аварских местоимений. Многие синхронные специфические особенности местоимений, в частности, касающиеся их склонения, как предполагают дагестановеды, восходят к общедагестанскому состоянию.

Научная новизна работы связана прежде всего с тем, что подобное исследование функциональных особенностей прономи-нальной системы проводится на материале аварского языка впервые. Это позволяет сформулировать типологически обоснованное определение данной лексико-грамматической категории в аварском языке, а также выявить ее специфику в сравнении с прономи-нальными системами других дагестанских языков. В диссертации содержатся новые наблюдения в области грамматики аварского языка, вытекающие из особенностей функционирования местоимений в текстах различных жанров. Новыми являются также некоторые трактовки зависимости отдельных особенностей проно-минальной системы от общей контенсивно-типологической характеристики языка.

Теоретическая значимость заключается в новых подходах к аварской и, более того, к дагестанской грамматической традиции в области описания различных сфер проявления дейксиса, что имеет существенное значение для семантико-синтаксических исследований дагестанских языков. В связи со сравнительно-историческим компонентом данной работы заметим, что местоимения, являясь органической частью грамматической структуры языка, нередко демонстрируют такие реликтовые особенности словоизменения и словообразования, которые утрачены другими лексико-граммати-ческими разрядами.

Практическая ценность заключается в приложении конкретных положений диссертации и ее выводов в курсах по грамматике аварского языка, в ходе составления школьных и вузовских учебников аварского языка, руководств для самостоятельного изучения аварского языка, методических пособий, справочников, двуязычных грамматических словарей и т.д.

Приемы и методы исследования, используемые в работе, концентрируются в основном вокруг методик конкретного лингвистического анализа грамматических явлений по материалам их функционирования в тексте и в системе языка с учетом методов функциональной грамматики, логического анализа языка и т.п. В отдельных случаях данное исследование содержит элементы сопоставительного, или контрастивного анализа, используя сравнительно-типологический метод.

Материалом исследования послужили прежде всего материалы, извлеченные из произведений классической и современной аврской литературы. В трактовке этих материалов автор опирался на грамматические описания аварского языка, начиная с основополагающего труда П. К. Услара, а также теоретические положения, содержащиеся в трудах отечественных и зарубежных типологов.

Апробация работы и публикации. Диссертация обсуждалась на кафедре русского языка ДГМА. Основные результаты исследования отражены в четырех публикациях автора общим объемом 2 а.л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, а также списков использованной литературы и сокращений источников.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе "Местоимение как самостоятельная часть речи" последовательно рассмотрены особенности семантики местоимений, особенности их словоизменения и словообразования, а также синтаксические свойства. Семантика местоимений является ведущим критерием их выделения. Семантический критерий может быть положен в основу определения местоимений и в аварском языке, поскольку то, что отличает местоимение от имени, -это типичная семантика, котороая обусловливает уже вторичные особенности парадигмы, функций в предложении и т.п. Близкими оказываются и параметры, находящие свое выражение в прономи-нальных системах различных языков мира: указание на участие в акте коммуникации (1 л. - говорящий, 2- слушающий, 3 - неучастник); число (единственное, двойственное, множественное);

инклюзив/эксклюзив; класс/род; пространственный дейксис - приближение, удаление, видимость (по отношению к говорящему или слушающему); временной дейксис; падеж. Из приведенного списка, большинство компонентов которого обнаруживаются и в аварском языке, вытекает, что семантическая структура местоимений, как правило, не ограничивается собственно дейктическим компонентом и включает ряд дополнительных смыслов: "предметность", "одушевленность", "мужской пол" и др."

Благодаря специфической семантике местоименной лексики ее можно классифицировать с логико-семантической точки зрения. При этом выделяются следующие разряды местоимений: дейкти-ческие, анафорические и кванторные.

Словоизменительные признаки также могут быть приняты во внимание при квалификации местоимений аварского и других дагестанских языков. Для аварских местоимений характерны следующие словоизменительные особенности (см. Алексеева, Атаев 1997: 56):

а) личные местоимения ед. числа и вопросительные имеют супплетивную косвенную основу, ср. дат. ди-е 'мне', ду-е 'тебе', лъи-е 'кому (1-П кл. обоих чисел)', сунду-е 'чему';

б) нестандартно образуется косвенная основа у личных местоимений мн. числа и возвратных местоимений, ср. дат. ниже-е, нилк-е 'нам', нуже-е 'вам', жинди-е 'самому', жиде-е 'самим';

в) в эргативе местоимений щиб 'что' и жи-в 'сам' выпадает второй слог основы: сун-ца 'что', жин-ца '(он)сам';

г) генитив личных и возвратных местоимений образуется с помощью суф. -р: ди-р 'мой', ду-р 'твой', жинди-р-го 'свой (его)';

д) косвенная основа указательных местоимений, выступающих в роли личных, образуется с помощью суф. -с-(1 кл.), -ль- (II-Ш),- -з- (мн.) и усечением конечного КП;

е) датив указательных местоимений образуется с помощью суф. -ие: гьес-ие 'ему', гьелъ-ие 'ей'».

Что касается словообразовательных свойств, то, по крайней мере часть местоимений (а именно указательные) обнаруживает своеобразие с точки зрения словообразования, формируя специфические словообразовательные гнезда.

Грамматическая роль местоимения в предложении сближает его в самых разных языках мира с именными частями речи: местоимения дагестанских языков (это касается всех разрядов местоимений - личных, неопределенных, указательных, вопросительных и др.) весьма употребительны в функциях, типичных для имени существительного: подлежащего, именной части составного именного сказуемого, дополнения (прямого и косвенного), обстоятельства (падежно-послеложные формы), определения (в генитиве или абсолютиве в зависимости от субстантивного или адъективного характера местоимения).

Во второй главе "Функциональная характеристика местоимений" рассмотрены особенности функционирования различных разрядов местоимений.

Личные местоимения указывают на лица, участвующие или не участвующие в общении, по их отношению к говорящему лицу. Характерное для русского языка использование формы множественного числа для передачи вежливого единственного аварскому языку не свойственно1.

Как известно, во многих восточнокавказских языках обнаруживается противопоставление инклюзивной и эксклюзивной форм личного местоимения 1 лица множественного числа. В аварском языке подобное противопоставление также отмечается. При этом инклюзивное местоимение фиксируется в пословицах и поговорках, где оно выступает как член оппозиции "свой - чужой": Нилъерлъимер - гъвет!, лъимадул лъимер - пихъ

Свой ребенок - дерево, внуки - плод;

В специальной литературе давно замечено, что «как и в ряде других дагестанских языков, в роли личных местоимений третьего

1 Между тем, «вежливость является одной из самых распространенных категорий, выражаемых в составе систем личных местоимений. Существует целый ряд местоименных систем (свойственных, например, многим австронезийским и авст-роазиатским языкам), в которых вежливость является единственным (кроме, конечно, лица) семантическим противопоставлением; при этом число выражаемых противопоставлений может быть очень велико и различия между ними весьма тонкими (так, в австронезийском языке ачех местоимения ни во втором, ни в третьем лице не различают граммем числа, зато различают по три степени вежливости)» [Плунгян 2000:258].

лица единственного и множественного числа в аварском языке используются указательные местоимения» [Мадиева 1981: 84]. Подобное положение имеет, на наш взгляд, достаточно серьезные семантические основания. Дело в том, что местоимения 3-го лица существенно отличаются от своих коррелятов 1-го и 2-го лица тем, что обычно указывают на лицо или предмет, известные или названные ранее, в то время как местоимения 1-го и 2-го лица - на участников акта речи (с известными оговорками, о которых см. выше).

В повествовательном предложении функционирование личных местоимений обусловлено рядом причин. Так, обязательный характер их употребление приобретает при наличии противопоставления. Особый интерес представляют случаи употребления местоимений 2-го лица в побудительных предложениях, которые могут (а) эксплицитно выражаться в составе предложения или же (б) подразумеваться.

В отличие от русского языка, в аварских повелительных предложениях позиция подлежащего может быть занята не только местоимением второго лица, но и существительным. В этом случае, естественно, наличие местоимения в структуре предложения невозможно.

Статистически побудительные предложения с опущенным местоимением встречаются значительно чаще (около 60%). Опущение местоимения характерно и для побудительных предложений с субъектом 1 лица.

Заметим, что местоимение включается в более широкую систему обозначения референтов - участников повествования в рамках текста. Можно легко продемонстрировать наличие внутритекстовой синонимии кореферентных повторов, с одной стороны, с использованием местоимений и, с другой стороны, с использованием имен собственных или нарицательных.

Особый интерес вызывает использование местоимений в случае кореферентности лексем в разных частях предложения. В текстах реализуются следующие возможности:

а) в зависимом обороте - существительное, в главном - местоимение;

б) в главном обороте - существительное, в зависимом - местоимение (модель сложноподчиненного предложения);

в) в зависимом и главном оборотах представлено местоимение:

г) отсутствие местоимения в зависимых оборотах при местоимении в или существительном в главном:

д) отсутствие местоимения в главном обороте при существительном или местоимении в зависимом.

В работе оассмтривается также возможность появления различных комбинаций вышеприведенных ситуаций при более сложных конструкциях.

В сложносочиненных и бессоюзных конструкциях также возможны довольно разнообразные комбинации.

Специфической функцией местоимения 3-го лица можно назвать также уподобительную, более характерную для определительных местоимений. В зависимости от контекста семантика данного местоимения приближается к известному английскому плеонастическому местоимению в конструкциях типа It's raining 'Идет дождь', ср.: Гьелихдалилкъоялруго [PXI.] Это весенниедни.

Аварские личные местоимения, по сравнению с другими языками, обладают более широкими сочетательными возможностями, формируя специфический тип словосочетаний с зависимым определением, не характерный для, например, русского языка, ср.: Ами-нат!Ва.Аминат! - ан ах1апах1инакъарай дица [Ф.П.] Аминат! А Аминат! - закричала я, испугавшись (букв, "испуганная я").

Нельзя не указать также на возможность сочетания личных местоимений множественного числа с собирательными числительными. В таких сочетаниях наблюдается классно-числовое согласование числительного с личным местоимение.

От личных местоимений возможны образования, которые можно охарактеризовать как местоименные прилагательные.

Возвратные местоимения указывают на объект, тождественный субъекту того же предложения. К числу возвратных (или лично-возвратных) местоимений аварском языке относят жив, жии, жиб, жал, которые, по словам Г. И. Мадиевой [1981], примерно соответствуют по значению русским местоимениям сам, сама, са-

мо, сами. При этом возможно как одиночное, самостоятельное употребление местоимения (а), так и в сочетании с существиьель-ным (б). В функции возвратных при субъекте 1 и 2 лица в аварском языке используются личные местоимения с присоединением частицы.

В русском языке, как в языке номинативной типологии, возвратные местоимения обычно замещают лексему, тождественную субъектной, ср.: Мальчикпосмотрел на себя взеркало; Родители любят свою дочь [но не Дочь любят своиродители] и т. п. Для

аварского языка, как и для других языков эргативной типологии, подобная закономерность проявляется не столь прямолинейно. Здесь оказывается существенным разграничение таких подгрупп рефлексивов как (а) притяжательные рефлексивы и (б) актантные рефлексивы. Наши материалы подтверждают вывод о нейтральном по отношению к аккузативности/эргативности характере возвратно-притяжательного местоимения в аварском языке, который заключается в том, что рефлексивизации может подвергаться притяжательное местоимение, не только тождественное субъекту, но и объекту, хотя, на первый взгляд, можно решить, что эта трансформация контролируется только субъектом. Не влияет на механизм рефлексивизации и позиция субъекта.

Понятие возвратности при неопределенном субъекте может быть выражено повтором возвратного местоимения.

В отличие от русского языка, аварские возвратные местоимения используются также, а) в функции определительного местоимения сам; б) для кореферентной замены тождественной лексемы, входящей в зависимый оборот. Местоимения, употребляемые в данной функции, в последнее время все чаше называются лого-форическими.

Хотя взаимные местоимения как особый разряд в аварском не выделяются2, их наличие фиксируется в специальной литературе. Так, в «Аварско-русском словаре» [Саидов 1967: 555-556] от-

2 Ср.: «Аварские местоимения делятся на следующие разряды: личные, лично-возвратные, указательные, вопросительные, неопределенные, отрицательные, определительные» [Мадиева 1981:84].

дельными словарными статьями представлены лексемы цоцазе 'друг другу' (сюда же вошла форма цоцазул 'друг у друга', а также пример на цоцазде: доз цоцазде кагыпал хъвала 'они переписываются друг с другом') и цоцалъ (в выражении цоцалъразе 'поссориться; подраться'). В аналогичной функции может выступать и повторяющееся местоимение.

Со взаимным значением сопряжено другое, предполагающее одностороннее направление действия без взаимности. Объединяет их выделение двух членов ситуации, противопоставленных друг другу без указания на конкретную роль (субъекта или объекта) одного из них. В этом случае налицо также использование цо и неопределенного местоимения цогидав 'другой'. Близки по функции к взаимным местоимения, употребляемые в двойных вопросах, хотя различие в семантике здесь налицо.

В отрицательных предложениях выступает отрицательный коррелят взаимного местоимения, в котором каждый компонент оформляется частицей -ниги.

Общим и основным в значении указательных местоимений является указание на предмет, близкий или отдаленный от говорящего во времени или пространстве. К ним относятся:

- гъе-в, гье-й, гъе-б, гъе-л 'этот, эта, это, эти' (о близко находящихся предметах).

- гьа-в, гьа-й, гъа-б, гьа-л 'этот, эта, это, эти' (о близко находящихся предметах).

- до-в, до-й, до-б, до-л 'тот, та, то (о предмете, удаленном от говорящего)'.

- другие местоимения, которые, по словам Ш. И. Микаилова [1972: 29], "имеют общий начальный слог гьа-, который полностью совпадает с основой указательного местоимения гьа- «этот (около 1-го лица)»".

Эти местоимения употребляются:

а) для непосредственного указания на предмет:

б) для идентификации охарактеризованных ранее предметов или событий:

в) для маркировки определяемого с точки зрения дихотомии "свое"/"чужое":

г) для указания на последующее сообщение:

д) в функции временного дейксиса:

а) для указания на предмет:

В ряде контекстов возможно соположение двух местоимений в целях контраста, противопоставления. В этом случае непосредственная функция пространственного дейксиса как бы утрачивается. Ср.: ... гряв дове, цояв гьаниверечШхьшелъугъана "один туда, другой сюда начали бросаться'. Как видно, в подобных предложениях роль местоимений сводится к указанию разнонаправленности движения.

Еще одна функция рассматриваемого разряда местоимений, помимо отмеченныцх в предыдущем разделе, касается употребления указательного местоимения гьеб'в предложениях с именным сказуемым, возможно, возникших под влиянием русского языка: Раг1и - гьеббуго ткхъ [P.XL] Слово - это книга.

Интерес вызывает возможность маркировки указательных местоимений выделительной частицей -го, что означает тождественность референта, выраженного определением, ранее упомянутому референту. От выражения тождественности следует отличать случаи, когда частица передает усиление, выделение.

С указательными местоимениями тесно связаны как структурно, так и по значению местоименные наречия места.

Вопросительные местоимения содержат в себе вопрос о лице, предмете или признаке, не известном говорящему. Обычно в аварском языке различаются следующие вопросительные место-имеиня: щш! 'кто?', щиШ 'кто?', щиб! 'что?', щсип 'кто? ч упод-черто? (мн.)\ кинав! (-и, -б, -л) 'какой? (какая?, какое?, какие?)', чан! 'сколько?'. Особенностью аварского языка является классная дифференциация местоимения «кто?» Если говорящий подчеркивает, что спрашивает о рефереренте женского пола, он употребляет местоимение щий. Местоимение щш является нейтральным с точки зрения указания на пол референта.

Вопросительное местоимение щиб может выполнять функции вопросительной частицы при общем вопросе.

Вопросительные местоимения в аварском языке, как и во всяком другом, являются одним из основных средств формирования вопросительного предложения. Однако именно аварский язык вы-

деляет среди других использование в таких предложениях в качестве формы сказуемого причастия.

Рассматривая проблему употребления вопросительных местоимений, нельзя не отметить возможность одновременного употребления двух местоимений. Хотя прототипическое вопросительное предложение содержит лишь один вопросительный элемент, в действительности встречаются случаи, когда их оказывается несколько больше. Обычно такие случае заключаются в простом объединелнии вопросительных ситуаций, когда вопросительные слова выступают в таком синтезированном предложении как однородные члены. Однако, имеется класс ситуаций, когда участники ситуации известны говорящему, а неизвестной является роль каждого из них в этой ситуации.

Функции вопросительных местоимений в аварском языке не ограничиваются собственно вопросительными. Здесь, в частности, широко распространено использование вопросительных местоимений и других вопросительных слов в восклицательных предложениях. Подобные вопросительно-восклицательные слова придают предложению соответствующую эмоциональную окраску.

В предложениях с отрицательной формой глагола вопросительное местоимение может быть проинтерпретировано как кван-торное (обобщительное) при положительной форме глагола.

Вопросительное местоимение отчасти теряет свою исконную функциональную характеристику и в, случае собственно риторического вопроса, в составе которого оно может быть проинтерпретировано как отрицательное. Ср.

В риторических вопросах вопросительное местоимение может также присоединять специальную частицу -дай, маркирующую риторический вопрос.

Определительные (кванторные) местоимения служат средством уточнения того предмета, о котором идет речь, они придают ему значение выделения или обобщения. В аварском к ним относят:

- кина-в-го 'все, каждый' кина-й-го 'все, каждая' кина-б-го 'все, весь, каждый', кина-л-го 'все'

Данное местоимение может выступать как в функции существительного, так и в функции прилагательного:

- щибав, щибай, щибаб 'каждый', щибал (мн. ч.), -пйолго (т1олабго), т1опалго (т1олгоял) 'весь, все'.

К данному разряду местоимений следует также отнести реду-плицированную форму возвратного местоимения, используемого в аналогичной функции.

К собственно местоимениям по функции примыкают глагольные аффиксы -щина-в, -щина-й, -щина-б, -щина-л с обобшитель-ным значением:

Местоимение «каждый» нередко сопровождается определением, обознающим группу, которой ограничивается действие соответствующего квантора. Само местоимение при этом субстантивируется. Местоимение "все" может сочетаться с существительным не только в виде согласуемого в классе определения, но и в виде приложения, согласуемого в падеже.

Неопределенные местоимения указывают на неопределенный предмет (лицо) или признак. Традиционно в грамматиках аварского языка как неопределенные местоимения выделяются единицы, образованные от вопросительных с помощью суффикса -алиго, в т.ч. щивалиго 'кто-то', щиялиго 'кто-то', щибалиго 'что-то', щалалиго 'кто-то', ктавалиго 'какой-то', кинаялиго 'какая-то', ки-набалиго 'какое-то', киналалиго 'какие-то', чаналиго 'сколько-то'. Нет оснований исключать из числа данного разряда также местоимения, оформленные частицей -ниги.

Данное местоимение может принимать и числительное цо 'один', выполняющее в таких случаях роль неопределенного артикля.

В ряде контекстов числительное цо приобретает способность выражать неопределенное количество. В редуплицированной форме, оформленное суффиксом и классно-числовым показателем, это числительное приобретает свойства неопределенного местоимения: - цогида - »'другой, иной' ,цогида-й, цогида - б, цогида -л (цогия -б, цогия-й, цогия-б, цогия -л.

В аналогичной функции выступает и прилагательное чияр 'чужой', утрачивающее конкретную семантику:

В функции определения данная лексема может иметь значение неопределенного артикля. Эта функция может быть усилена кон-

струкцией с аблативом множественного числа того же существительного.

Как показывают рассмотренные в диссертации примеры, многие местоимения могут одновременно выступать и в роли существительного и в роли прилагательного (определения). Это не может не служить еще Одним доводом в пользу комплексного рассмотрения всей местоименной лексики без излишнего ограничения на ее состав.

Функцию неопределенного местоимения выполняет и нулевая лексема в роли субъекта, т.е. отсутствие его эксплицитного выражения.

Заметим, что С. Г. Татевосов, рассматривая систему универсальных квантификаторов в говоре с. Согратль, включает в число прономинальных единиц и лексему бокьараб с особой семантикой "свободного выбора" [Та1еУ080У 1993].

Отрицательными местоимениями в аварском языке считаются лексические единицы, образованные от вопросительных при помощи частицы -ниги: щивниги, щийниги 'никто', щибниги 'ничто', мн. ч. щалниги 'никто'. Частица -ниги, по мнению Г. И. Мадиевой [1981: 92], перешла в данном случае в суффикс. Эту точку зрения трудно принять по ряду причин: во-первых, частица при склонении следует за падежными формантами, что нехарактерно для суффикса; во-вторых, функционально она не утратила связь с употреблением в других позициях. На наш взгляд, отрицательные местоимения - это те же неопределенные местоимения, употребляемые в отрицательных предложениях.

Сделанный выше вывод подтверждается и наличием еще одного класса отрицательных местоимений, также базирующегося на употреблении в отрицательных предложениях, но уже определительных (кванторных) местоимений.: щивго, щибго и т.д.

Как и щиб в вопросительных предложениях, местоимение щибго в отрицательных предложениях сочетается с абстрактным существительным жо, которое может и самостоятельно выступать в местоименной функции. Усиливает отрицание также слово расги 'совсем (не), ничуть', так что в связи с этим оно может быть приравнено в функциональном плане к отрицательным местоимениям.

В функции притяжательных местоимений в аварском языке

употребляются формы родительного падежа личных местоимений: дир 'мой', дур 'твой', нижер/нилъер 'наш', нужер 'ваш', а также указательных гьесул 'его', гъелъул 'его, ее', гьезул 'их'. К ним также следует 8 причислить формы родительного падежа лично-возвратных местоимений жиндир(го) (Зл. ед.ч.), жидерго (Зл. мн.ч.), а также вопросительное лъил 'чей, чья, чье, чьи'.

Притяжательные местоимения объединяются в словосочетания по типу примыкания. Существенно отличается аварский язык от других дагестанских тем, здесь возможны согласуемые формы «притяжательных местоимений».

Если считать подобные образования парадигматическими формами несогласуемых генитивов, их наличие свидетельствует в пользу выделения особого разряда притяжательных местоимений. Во всяком случае таковые формы хорошо обособляются от субъектных генитивов в посессивной конструкции.

С точки зрения употребления перечисленных выше форм внимание привлекают особенности их сочетания с различными семантическими группами определяемых существительных - терминах родства, названиях частей тела; местоимения при названиях конкретных предметов.

Особый случай представляет собой употребление местоимения в обращениях. В подобных обращениях местоимение как бы выполняет функцию уменьшительно-ласкательного суффикса.

Относительных местоимений в аварском не выделяют, а функции связи придаточной части сложного предложения с главной, как это формулируется в описательных грамматиках, выполняют причастные и иные отглагольные формы. Однако имеются примеры, а которых в одном из компонентов фигурирует местоимение в несвойственной для него функции: а) использование вопросительных местоимений и наречий в зависимых предложениях, выражающих уступительное значение; б) использование вопросительных местоимений и наречий в зависимых предложениях с условным наклонением зависимого глагола. Общее значение меры, степени (точнее соответствия) передается определительным местоимением местоименным словом в главном предложении; в) использование вопросительных местоимений и наречий в зависимых предложениях - косвенных вопросах.

Хотя с точки зрения функций в пред ложении местоименные наречия отделяются от собственно местоимений, их семантика и словообразовательные связи указывают на тесную связь местоимений и местоименных наречий.

В тесной связи с собственно местоимениями находятся местоименные наречия. Наиболее многочисленную группу среди них составляют наречия места, которые могут быть образованы (а) от указательных местоимений, (б) от вопросительных основ. В заисимости от местоимения, выступающего в качестве производной основы, местоименные наречия образуются с помощью суффиксов -ни или -а.

Как и указательные местоимения, наречия проявляют те же функциональные свойства, обозначая не только пространственное указание, но и показывая анафорические связи в тексте.

Среди наречий способа действия таже имеются наречия, образованные от указательных местоимений с помощью суффикса -дин. В отличие от наречий места, наречия образа действия не сохраняют указания на пространственное положение, поэтому в целом семантическое различие между приведенными выше единищ-ми не выявляется. Сюда же мы включаем и вопросительное наречие кия, а также образованные от него наречия с определительным, неопределенным и отрицательным значением. Местоименной квалификации заслуживают и прилагательные, образованные от данной группы наречий.

Хотя теоретически можно себе представить наречия времени, образованные от указательных местоимений (ср. гьебмехалда, доб мехалда и т.д.), местоименными являются лишь вопросительное наречие времени кида? 'когда?', а также образованные от него наречия с определительным (а), неопределенным (б) и отрицательным (в) значением.

В группе наречий причины и цели мы также имеем вопросительное наречие щай! 'почему, зачем?', а также образованные от него наречия с неопределенным и отрицательным значением, хотя теоретически и здесь можно сконструировать наречия с семантикой гъелъие г1оло 'для этого' и т.п.

От местоименных наречий, в свою очередь, могут быть образованы соответствующие прилагательные.

В третьей главе "Проблемы генезиса и исторического развития аварских местоимений" прослеживается общедагестанское происхождение личных местоимений {дун 'я', мун 'ты', ниж 'мы (эксклюзив)', нмяъ,'мы (инклюзив)', нуж 'вы'); вопросительных местоимений {щив (и, б) 'кто', лълъи- 'кто (косв. осн.)', ссун- 'что (косв. осн.)', ки- - основа вопросительных слов); возвратных местоимений {жи- 'сам, себя'); указательных местоимений (гье-б, гъа-б 'этот'; гъо-б 'этот').

В этой же главе рассмотрены некоторые лексические и морфологические единицы аварского языка, имеющие прономиналь-ное происхождение. Результатом развития прономинальных элементов в аварском языке является наличие вопросительной частицы -ш/-щ, восходящей вопросительное местоимение щиб? «что?»"

Местоименное происхождение имеют также указательные частицы гьеле и гъале.

Г. Т. Бурчуладзе восстанавливает исконное местоимение *та, привлекая к сопоставлению и данные аварского языка: нахъа <-*ма-хъа 'сзади, позади' < 'позади этого'.

В заключении формулируются основные выводы исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Магомедова М. А. К функциональной характеристике возвратных местоимений аварского языка в сопоставлении с русским // Дагестанский лингвистический сборник. Вып. 10. М., 2002. -С. 77-79.

Магомедова М. А. К функциональной характеристике вопросительных местоимений аварского языка в сопоставлении с русским // Дагестанский лингвистический сборник. Вып. 11. М., 2003. -С. 70-74.

Магомедова М. А. К функциональной характеристике взаимных местоимений в аварском языке // Дагестанский лингвистический сборник. Вып. 12. М, 2003. - С. -61.

Алексеев М. Е., Магомедова М. А. Об исследованиях прономи-нальных систем дагестанских языков // Дагестанский лингвистический сборник. Вып. 14. М., 2004. - С. 3-12.

Заказ №205. Тираж 100.

Типография Дагестанского научного центра РАН 367015, г. Махачкала, 5-й жилгородок, корпус 10

/ í-'-'l ">

 

Оглавление научной работы автор диссертации — кандидат филологических наук Магомедова, Майсарат Амирдибировна

 

Введение диссертации2004 год, автореферат по филологии, Магомедова, Майсарат Амирдибировна

 

Заключение научной работыдиссертация на тему "Функциональная характеристика местоимений в аварском языке"

 

Список научной литературыМагомедова, Майсарат Амирдибировна, диссертация по теме "Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи)"