автореферат диссертации по филологии, специальность ВАК РФ 10.02.01
диссертация на тему:
Именные образования экспрессивно-оценочных форм в языке фольклора (на материале русских частушек)

  • Год: 1995
  • Автор научной работы: Рымарь, Раиса Михайловна
  • Ученая cтепень: доктор филологических наук
  • Место защиты диссертации: Краснодар
  • Код cпециальности ВАК: 10.02.01
Автореферат по филологии на тему 'Именные образования экспрессивно-оценочных форм в языке фольклора (на материале русских частушек)'

Полный текст автореферата диссертации по теме "Именные образования экспрессивно-оценочных форм в языке фольклора (на материале русских частушек)"

КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Р Г Б ОД

На правах рукописи

~9 OUT 1S35

РЫМАРЬ Раиса Михайловна

ИМЕННЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ ЭКСПРЕССИВНО-ОЦЕНОЧНЫХ ФОРМ В ЯЗЫКЕ ФОЛЬКЛОРА

(на материале русских частушек) 10.02,01 — русский язык

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук

Краснодар — 1995

Работа выполнена на кафедре русского языка и общего языкознания Горловского государственного педагогического ни ституга иностранных языков им. Н. К. Крупской-

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук профессор В- В- Колосов,

доктор филологических наук профессор Э. А- Балалыкина,

доктор филологических наук профессор И. А. Федосов

Ведущая организация — Донецкий государственный университет-

Защита состоится «—........»............................................................г-

и..................час на заседании специализированного совета по за

щите диссертаций на соискание ученой степени доктора фи лологичсскпх наук и Кубанском государственном университете но адресу: 350640, г- Краснодар, ул Ставропольская. 140 ауд 231-,

С диссертацией можно ознакомиться в научной бнблиотекг Кубанского государственного университета.

Автореферат разослан «............».......................................... 19............г-

Ученый секретарь специализированного совета кандидат филологических наук, доцент

А. Л ФАКТОРОВИЧ

В реферируемом исследовании предпринята попытка дать с позиций нового перспективного направления лингвистики (лингвофольклористики) основного пласта лексики частушек — именных образований эскпрессивно-оценочных форм, — ' обусловленного художественным методой частушки.

Частушка представляет эмоциональный поэтический отклик отдельной личности на события окружающей действительно;-ти- Главное в ней — изображение внутреннего мира человека его оценка с позиций автора, личного отношения к тем или иным событиям1. В связи с этим на первый план в частушках выступают экспрессивно-оценочные и,мена существительные.

Наше понимание категории экспрессивной оценки сложилось иод влиянием трудов А. А. Барсова, А. Х- Востоковсь Г. П' Папского, А. А- Потебни, Н. Д. Арутюновой, Е- М- Вольф, А. И, Соболевского, В., М. Маркова, Н. А- Оссовецкого, В- Н. Телия, Н. А. Лукьяновой, М- В. Чере.мисиной и других отечественных и зарубежных лингвистов.

Реферируемая диссертация базируется на научных положе» пнях Казанской лингвистической школы, и исследованный ма териал прорабатывается в соответствии с Казанской школой лингвистического анализа- Под научным наблюдением организатора этой школы В. М- Маркова складывалась и та концепция именной категории экспрессивной оценки, которая от* ражена в предлагаемой работе-

Хотя изучение языка фольклора привлекало внимание многих исследователей, и прежде всего А. А- Потебни, А. П- Ев-геньевой, Ф- П- Сорокалетова, А. В- Десницкой, Н- П. Колп.т ковой, В. И- Ереминой, Г- П. Князьковой, хотя возникло и плодотворно развивается новое направление — лингвофоль-клористика — изучающее язык отдельных жанров фольклора с учетом специфики художественного метода (3. К. Тарланов.

1 Лазутин С. Г. К вопросу об эволюции поэтического стиля // Поэтическая стилистика. — Воронеж; Изд-во Воронежского гос. ун-та, 1982, — С. 56—57.

В- Колосов, А- Т, Хроленко, Е. Б- Арте.менко и др.), многие проблемы, выдвинутые в теории изучения языка фольклора, мало разработаны иди вообще не подвергались изучению.

К таким вопросам относится исследование экспрессивно-оценочной категории на различных языковых уровнях, в том числе и на словообразовательном. В сравнительно небольшой литературе, посвященной устнопоэтической речи, публикации по проблемам лексической деривации занимают весьма скромное место- Недостаточное внимание исследователей к изуче нию словообразовательной системы языка фольклора тем бо лее удивительно, что именно здесь заметнее закономерности ее языка, ярче всего проступает специфика народнопоэтичес кой речи, обусловленная особенностями художественного ме тода каждого жанра фольклора, отчетливо просматриваете:' ее динамика.

Многие вопросы семантического и аффиксального образования на материалах художественного текста остаются неизученными.

Блистательным образцом синтеза двух путей образования слов и форм является текст частушки, «народной миниатюры, тематика которой охватывает самые разнообразные области жизни»'...

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ

Ь В государственной программе «Машинный фонд русского языка» есть задание: «Составить словарь русского фольклора», — осуществление которого невозможно без изучения языка отдельных жанров устной поэзии-

2. Экспрессивно-оценочная категория на семантическом уровне на современном языковом материале не получила однозначного решения и не была предметом специального исследования н*е только на названном, но и на других ярусах языка, в том числе деривационном и стилистическом, в языке фольклора. Хотя язык фольклора располагает большим ко. личеством качественно-оценочных эмоционально-окрашенных слов, отличающихся ярко выраженной экспрессивностью- ,

Квятковский А. Поэтический словарь. — М,: Советская энциклопедия, '1966. — С. 233.

3. В связи со своеобразием художественного метода частуш ки на первый план в исследуемом языке выступают экспрессивно-оценочные имена существительные морфемного и неморфемного образования. Они называют ключевые ориентиры частушечного текста и составляют основной фонд опорной лексики, группируемой вокруг понятия «интересуемый человек»- Все это, вместе взятое, определило предмет исследования, а отсутствие фундаментальных работ по языку русских часту шек обусловило проблематику исследования-

4- Не была предметов специального исследования и функциональная сторона экспрессивно-оценочных образований, не выявлены базовые критерии их синонимических отношений.

5- Семантическое слово- и формообразование на уровне лингвистики текста не было предметом специального исследования, не изучены способы семантического образования, не он ределены мотивационные коррелятивные связи производного и производящего, не выявлены статусы основных словообразовательных понятий прагматического характера.

6- В диссертации разрешается ряд спорных вопросов обще го характера, не получивших в русистике однозначной интер иретадии:

а) о соотношении категорий экспрессивности и оценочно-сти;

б) о грамматическом статусе суффиксов субъективной оценки;

в) о синонимике н вариантности экспрессивно-оценочных образований морфемного и неморфемного производства;

г) о категории рода субъективно-оценочных образований, в том числе о так называемых словах «общего рода»;

д) о словообразовательных паре, цепи, парадигме, гнезде суффиксальных образований (типа милочка, миленок и др.) и лексико-семантических производных (типа ягода, сокол, филин, налим в значении «лицо»)-

7, Впервые в практику описания экспрессивно-оценочных образований включен значительный « по объему, специальный по характеру и строго паспортизированный материал, извлеченный из источников,ше подвергавшихся исследованию-

8. Поскольку экспрессивно-оценочные образования в языке частушек, их функциональное и стилистическое назначение остаются неисследованными, то попытка рассмотрения назваи-

пых слов, выявление различных способов образования в язы ке частушек представляется нам актуальной и своевременной.

ОБЪЕКТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ является частушка- Выбор частушки, фольклорного жанра, наименее традиционного обращенного на злобу дня, утратившего набор устойчивых формул, своеобразную фразеологию и ар-, обусловлен прежде всего тем, что частушка бытует и поныне, и закономерности ее речевой формы — закономерности живые, динамичные.

Наряду с этим, к одной из причин, обусловливающих выбор частушки в качестве объекта изучения, относится несомненная ценность представленного в ней материала и его неизу ченность в языковом отношении-

ИСТОЧНИКАМИ ДИССЕРТАЦИИ послужили материалы различных сборников частушек и рукописных картотек, а также собственный архив автора, насчитывающий свыше 2500 текстов частушек н явившийся результатом наблюдений над жизнью частушек в Ленинском районе Кустанайской области Казахстана в течение семи лет (1961 —1967 гг-)-

В связи с изменением отдельных лексических пластов и грамматических категорий в плане эволюции поэтического стиля — от былин, к песне, а от нее — к частушке —к исследованию привлекаются материалы различных собраний былпг. исторических и бытовых несен-

Отбор языкового материала не ограничивался рамками одного региона. Широкий, разнообразный материал дал возможность для выделения и описания наиболее общих, закономерных типов морфемного и семантического образования слов ка тегории экспрессивной оценки и их функционирования.

Не влияли на выбор источника для исследован,ля и жанровые ограничения, хотя преимущественно изучалась поэтичес. кая речь частушечников в сопоставлении с языком фольклора в целом, для чего привлекались различные фольклорные и лексикографические источники-

В реферируемой работе проанализировано 1876 имен экспрессивной оценки, извлеченных из 9452 текстов частушек.

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ — многоаспектное описание именных образований экспрессивно-оценочных форм, способов их производства и репрезентации, выявление специфики их

текстового функционирования в зависимости от моделей, благодаря которым они образованы.

ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

1- Выявить корпус экспрессивно-оценочных образований, участвующих в реализации лексико-деривационного поля с общим значением «интересуемый» человек, сгруппировав их в словоообразовательные типы, парадигмы, гнезда-

2- Дать комплексную лексико-словообразовательную и фушг ционалыю-стилистическую характеристику компонентов, входящих в это поле-

3- Описать основные словообразовательные типы имен экспрессивной оценки морфемной и немарфемной деривации-

4. Изучить вопрос о грамматической деривации исследуемых имен.

5. Показать пути и условия формирования категории рода суффиксальных субъективно-оценочных имен в языке различных жанров фольклора и определить его место в ряду другнч категорий-.

6. Принимая во внимание функциональное своеобразие имен, категории субъективной оценки, установить лексико-словообразовательную и грамматическую природу субъективно-оценочных суффиксов, обосновать их языковой статус-

7. Определить наличие синонимических рядов имен экспрессивной оценки, установить их базовые критерии, выявить взаимосвязь между синонимическими формами функционально-оценочными характеристиками имени-

8. Установить стилистические особенности употребления имен категории экспрессивной оценки, определяя их роль в организации частушечного текста.

9- Выявить особенности репрезентации и функционирования эпитетов и сравнений в частушках, описать их типы в зависимости от экспрессивно-оценочной характеристики имени-

МЕТОДЫ И ПРИЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1 Методами исследования послужили обгцегносеологичее-кие методы познания — наблюдение, сравнение, эксперимент, которые использовались в форме следующих приемов анализа языкового материала: аналитико-описательного с применением иллюстративного материала н выявлением лексико-слово-

образовательных характеристик стержневых компонентов Словообразовательных типов; контекстуального анализа име» на денотативном и прагматическом уровнях; функционально-семантического анализа, предполагающего изучение образований в неразрывном единстве означаемого и означающего, дающего возможность раскрыть взаимные связи элементов языка; дефинитивного, словообразовательного, стилистического, а также элементов трансформационного анализа.:

Метод сравнения необходим для сопоставления анализируемых имен в частушках, общенародном языке и в других фольклорных жанрах- Такое сопоставление позволило, с одной стороны, не только выявить особенности образования и функционирования имен экспрессивной оценки, составляющих специ фику языка частушек, но и в рамках одной категории показать творческую лабораторию частушечников, а с другой — показать общие закономерности, свойственные языку исследуемого жанра, общенародному языку и языку фольклора в целом.

2- В зависимости от конкретных целей исследования в работе используются как ономасиологический, так и семасиологи' ческий подходы,

3. В русле сказанного предлагается для исследования именных образовании категории экспрессивной оценки принцип двуплановости. Он заключается в проекции данного материала н,а две разные, но сопряженные интерпретационные плоскости: формальную и функциональную- Формальная часть ориентируется на языковую традицию и тяготеет к плану выражения — статике (синхронии), слово- и формообразованию. Функциональная, более подвижная часть — к плану содержания, к актуализированному в речи, к динамике (диахронии).

4- Наш анализ ориентирован на словообразовательные типы, которые позволяют учесть все многообразие форм бытования и взаимодействия словообразующих элементов. Близкая друг другу трактовка этого понятия морфемного словопроизводства дается в ряде работ. Семантический словообразовательный тип разработан в трудах ученых Казанской школы (Марков В. М., Еселевич И- Э., Балалыкина Э. А., Николаев Г- А-и др-Ь

Значительная часть описываемых типов имен, категории субъективной оценки принадлежит к числу редких, малоупотребительных- Далеко не всегда некоторые образования зафиксированы в лексикографических источниках (в этой связи

следует указать и на отсутствие словаря языка фольклора! — в силу чего в работе приводится необходимый иллюстративный материал- Привлечение частушечного контекста обусловлено еще и тем фактом, что категория экспрессивной оценки понимается нами как широкая категория, находящая свое выражение не только на сегме^ном, но и на суперсегментном уровне,, Наряду со словообразовательными, категория экспрессивной оценки имеет и функционально-стилистические средства выражения (синонимы, антонимы, эпитеты и «равнения).

5 Йаше исследование в силу специфики изучаемых имен соприкасается с рядом проблем, которые еще нельзя считать окончательно решенными в современном языкознании- К числу таковых можно отнести вопросы категории оценочности, эмоциональности, их взаимоотношений с коннотацией в поэтической речи, проблемы семантического и субъективно-оценочного (как разновидности морфемного) способов образования; словообразовательных пары, гнезда, типа, парадигмы; словообразовательной ступени, моделей и др. В силу сказанного в диссертации излагаются основные положения, которыми руководствуется автор.

6. Во всех случаях количественные характеристики понимаются нами как вспомогательные, подчиненные по отношению к содержательным.!

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ПОЛУЧЕННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ определяется новизной цели и задач, направленных на выяв" ление особенностей репрезентации именных образовании экспрессивно-оценочных форм в языке русских частушек-

1- Впервые выделено обширное лексико-деривационное поле, охватывающее слова со значением «интересуемого» человека, его характеристики, прямой или косвенной оценки его поступков-

Предпринята попытка определить место данного поля в лек-сикохловообразовательной подсистеме языка частушек, а также в общей системе разноуровневых средств выражения понятия «человек»; выявлены общие и частные закономерности в производстве имен экспрессивной оценки.

2. В работе прослеживается взаимодействие словообразовательных типов имен экспрессивной оценки и их контекстуальным окружением и влиянием последнего на некоторые словообразовательные процессы,)

3- Экспрессивно-оценочные образования рассматриваются впервые не как лексико-семантическая группа, а как особая категория, являющая себя на лексико-словообразовательном и функционально-стилистическом уровнях в языке неисследованного фольклорного текста, который характеризуется композиционной и смысловой завершенностью идейной целостностью, единством образов и спецификой художественного метода«

4- Функционально-стилистические характеристики именных образований экспрессивно-оценочных форм рассматриваются как их вторичные параметры, обусловленные особенностями употребления в тексте-

5- Обосновываются впервые теоретические понятия субъективна-оценочной синонимии морфемного и неморфе.много производства, определяются базовые ее критерии; проводится комплексный анализ частушечных словообразовательных синонимов и отмечаются факты других смежных явлений.)

6. Сделана попытка дифференцированно рассмотреть жанровые и стилевые «разрешения» и «запреты» на использование имеющихся в арсенале системы средств выражения имен категории субъективной оценки-

7. Традиционные стилистические троны, эпитеты и сравнения рассматриваются не только в функционально-стилистическом аспекте, но и как средства образования именной категории экспрессивной оценки^

8. На материале, извлеченном из текстов различных фоль" клорных жанров, прослеживается формирование и особенности функционирования грамматического рода суффиксальных объективно-оценочных имен? и в связи с этим определяется его место в кругу других категорий.

9. Определяется и теоретически обосновывается статус суффиксальных субъективно-оценочных именных образований-

10. На основе анализа конкретного фактического материала разрешаются некоторые проблемы семантического и субъек тивногоценочного (как разновидности морфемного) способон образования, в частности: словообразовательной пары, гнез да, типа, парадигмы, словообразовательной ступени, моделей И др.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ РАБОТЫ

Результаты исследования могут быть использованы в опь сании деривационных процессов, при чтении вузовских курсов

по словообразованию, стилистике, лингвистическому анализу текста, при проведении спецкурсов и спецсеминаров по названным курсам, языку фольклора, для написания курсовых и дин ломных работ, а также при составлении Словаря русского фольклора.

Материал диссертации, теоретический и иллюстративным, может быть использован в исследованиях по дериватологип художественной !речи, по проблемам межуровневых отношении и соотношений.

Кроме того, тексты частушек, записанные автором, могут привлекаться при составлении сборников частушек-

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Концепция и результаты диссер тации докладывались и обсуждались на международных, общесоюзных и республиканских конференциях — Кокчетав 1978; Ижевск 1978, 1980; Горловка 1990, 1994; на Всесоюзном семинаре заведующих кафедр русского языка — Пенза, 1981; на заседаниях кафедры русского языка Удмуртского государственного университета — Ижевск, 1989, 1990; на заседаниях научно-методического объединения по русскому языку и общему языкознанию — Горловка, 1989, 1990, 1992, 1994.,

Идеи и многие положения диссертации лежат в основе теоретического материала в спецкурсах «Лексическая и грамматическая деривация имен существительных категории субъективной оценки в языке фольклора» (пособие вышло в свет в 1990 г.), «Актуальные проблемы словообразования»- (Методические указания к самостоятельной работе по разделу современного русского языка «Морфемика. Словообразование» опубликованы в 1991 г.).>

ПОЛОЖЕНИЯ. ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ:

1- Подход к языку частушек как к многоуровневой сложной системе, явившейся следствием ее функционирования и обусловленной художественным методом, позволяет объяснить закономерности использования различных компонентов лекси-ко-деривацнонного поля со значением «интересуемый человек». Последнее не только репрезентует особый функционально-стилистический уровень, но и организует структуру художественного текста. Указанные закономерности выясняются особо ввиду того, что именные образования экспрессивно- оце ночных форм имеют одинаковые элементы в структуре различ-

ных словообразовательных типов и обладают схожими фуик ционально-стнлистическими характеристиками.

2. Категория экспрессивной оценки имен, со значением лица, будучи «языковой доминантой» исследуемого текста, одновременно является основой художественного метода частушки.

3. В исследуемом языке экспрессивно'оценочные формы именного образования имеют эксплицитное и имплицитное выражения. Совпадая в существенных чертах со словообразовательными моделями в общенародном языке, они обладают своей спецификой, обусловленной своеобразием самого частушечного жанра и традициями фольклора-

4. Структурным костяком категории экспрессивной оценки имен существительных являются словоообразовательные оце ночные аффиксы. Имплицитная ее часть представлена «внутренней формой» слова, различными типами геминации, функционально-стилистическими средства,ми (синонимами, антонимами, эпитетами и сравнениями).

5. Использование различных моделей морфемного и неморфемного словопроизводства имеет стилеобразующий характер, поскольку структура и семантика различных словообразовательных типов обусловливают их неодинаковое участие в организации элементов лексико-деривационного поля-

6. Мы исходим из того, что категория экспрессивной оценки — это особая категория, являющая себя на различных языковых уровнях: лекспко-словообразовательном, грамматическом и функционально-стилистическом-

В языке исследуемого жанра фолькора под оценкой, положительной или отрицательной, скрывается целая гамма человеческих чувств, эмоций, переживании.

Экспрессивность как категория шире оценочной, хотя в ряде случаев они совпадают- В частушках обе категории взаимосвязаны и иногда взаимообусловлены.

7- При общности в функционировании словообразовательных ,моделей, равноизвестных частушкам и художественной поэзии, для языка исследуемого жанра характерны более интенсивные процессы в системе семантического и аффиксального субъективно-оценочного образования, практически не имеющего какие-либо ограничения и «запреты». Характерной особенностью исследуемого материала является его эмоцио-

нально-оценочная и экспрессивно-стилистическая насыщенность-

8. Особую роль в организации лексико-деривационного поля лекснко (семантических и суффиксальных оценочных образований играет синонимия ввиду наличия системы повторяющихся элементов, которые имеют одинаковую или близкую структуру.

9., Разработанная теоретическая модель п определение критериев частушечной синонимики могут служить базой аналогичных исследований для других синонимических рядов (со значенном нелица) в языке других фольклорных жанров и художественной поэзии.

ОБЪЕМ И СТРУКТУРА РАБОТЫ. В композиционном от ношении диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка цитированной литературы, двух приложений и имеет общий объем 435 машинописных страниц,

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Именные образования экспрессивно'оце-ночных форм в языке русских частушек., Семантическая деривация» коротко освещаются вопросы сущности языка фольклора, его взаимоотношений с диалектами, для которых харак терны концептуальные расхождения и названные проблемы остаются остро дискутируемыми, несмотря на усилие современных исследователей.

Язык частушек — это своеобразное сложное соединение различных речевых стихий: фольклорных, литературно-разго ворных, интердиалектных и просторечных, иноязычных и жаргонных, — объединенных спецификой художественного метода, который и определяет отбор н обобщение наиболее существенных элементов общенародного языка.

Словообразовательные возможности частушечной речи на современном этапе существования расширяются, вочтервых, в связи с использованием типичных словообразовательных моделей, в переносе слов и формантов из литературного языка и диалектов, во-вторых, в связи с появлением новых имен, неизвестных ни литературному языку, ни диалектам, ни традиционным жанрам фольклора, образуемых под влиянием со седних слов, ритма, рифмы, аналогии и др. и, в-третьих, в

результате сохранения прежних словообразовательных моде лей, утративших свою активность в разговорной речи.

Исследуемые имена семантического и морфемного словопро нзводства заключают в себе качественно-оценочную характеристику лица, предмета, являются особым средством выра зителыюсти и, выполняя роль необычного словесного образа, способствуют раскрытию художественного своеобразия частушки-

Спецификой частушки объясняется наличие значительного количества именных окказионализмов. Будучи словом «для случая», они возможны в языке, так как не противоречат ег< продуктивным моделям, но тем не менге не являются общеупотребительными- Небольшая по объему форма частушки требует лаконичности в изложении. При создании образа «интересуемого» человека, автор зачастую одним-двумя словами дает ему качественную характеристику, смеется над ним, хвалит себя или осуждает соперницу. Поэтому многие хпракте-рологическпе имена рождаются «на ходу», в определенно.1! контексте в зависимости от соседних слов.. Важен здесь и ритм, требующий краткости, подчиняющий многие изменения и на словообразовательном уровне.

Творческое начало, характерное для частушечной речи с сближающее се с поэзией, отражает процесс номинации лиц, предметов на основе установлении ассоциативных связей между предметами, отражающими процесс познания новых объектов.

Анализу словообразовательных типов имен экспрессивной оценки, образованных с помощью метафоры и метонимии, посвящены последующие параграфы первой главы.

Описывая семантическое словопроизводство на основе метафорического способа образования, мы стремимся учитывать целый ряд факторов: во-первых, факторы грамматического порядка — исследуем метафары имен существительных и частично прилагательных, входящих в именное сочетание слов; во-вторых, факторы лексико-семантического порядка — прежде всего изучаются имена существительные со значением ли ца, имена же предметного значения привлекаются лишь в той мере, в какой они участвуют при характеристике личного имени (принадлежность слова к его предметно-тематическом группе, характер изменений, мотивировка метафорического образования) и, в-третьих, факторы логического и психологического порядка (общее направление, перенос названий и i

одной сферы в другую, образная основа, характер ассоциаций " г. и.).

Наш анализ ориентирован на словообразовательные тины, позволяющие учесть многообразные фор мы взаимодействия производных и производящих.

Поскольку наше исследование является первой попыткой описания словообразовательных типов семантических производных в частушечной речи, постольку мы останавливаемся на анализе некоторых, на наш взгляд, наиболее продуктивных, как-то: 1) лицо — по названию особей живого мира, растительного и животного (ковылинка, яблочко, сокол, те-леиечек); 2) лицо — по предмету (шаньга, каланча); 3) лицо — по отвлеченному действию (засуха, привожа).

I- Среди словообразовательных типов на первый план выступают названия лица, производящие основы у которых связаны с понятиями растительного и животного мира.

В частушках на базе родовых слов: деревьев, травы, кустарников, цветов, плодов п ягод и их видовых понятий (трава-ковыль, осока, крапива и др.; цветы и кустарники — роза, аленький цветочек, георгин, герань, незабудка, сирень и др.; ягоды и плоды — яблочко, малинка, малинушка, земляннчень-ка, клюквинка, вншенька и др ) — с помощью метафоры создаются новые слова — названия предмета любви.

Образованию подобных слов способствует родовая семантика н процесс аналогии — метафорически-оценочные имена, употребляемые в частушках в значении «милый (ая)» и выступающие в качестве родовых, переносят указанное значение и на видовые понятия- Эти названия любви помогают нарисовать, как и в пссне, идеализированные портреты влюбленных, ярче выразить чувства.

Процесс метафорической аналогии характерен, для всей «растительной» группы: милый (ая) — ландыш, ковылнночка, гопоболиика, калнночка, малиночка, клюквинка, яблочек (садовый), виноградинка, роза (алая), незабудка(очка) ц мн ДР

Лично-обобщенные имена, названия которых заимствованы из мира природы, сохранили значительную долю своей экспрессивности, несмотря на почти повсеместное употребление Таковы ягодка, ягодинка, ягодок, ягоденочек, ягодиночка; цветочек; земляннченька; ковылинка-ковылиночка и др- Эти имена, употребляемые в значении лица, имеют соответствующие параллели в сравнениях, указывающих на происхождение первых.

Круг образов традиционной лирической песни, как отмечают исследователи, довольно ограничен, они переходят из од' ной песни в другую, выражая при этом не какие-то неповто римые чувства, а общие, свойственные «всем» девушкам, юношам, Рисуются не конкретные портреты персонажей, а используется своеобразный эталон мужской/женской красоты. Поэтому лексика, используемая в качестве производящей базы и в песнях, и в подобных частушках, взята из «идеального мира» (Милый — лебедь, сокол, голубь, садовый яблочек и др.; девушка — лебедушка, серая утушка, белая березош/ ка, алый цветочек, роза алая и др.)-

Однако употребление традиционных образов в частушке в качестве объекта сравнения при образовании новых слов обусловлено лишь тем, что частушка описывает сюжеты и ситуации традиционные, известные народным лирическим пес ням- Новообразования на основе традиционной лексики, как правило, омонимичны- Отношения между омонимами могут быть независимыми и зависимыми, в последнем случае образуется двух- или трехступенчатая словообразовательная цепь. Такова словообразовательная соотнесенность между личными именами и производящими, означающими названия различных растений, злаков, ягод и под- Например, цветок —цветок «ли цо» — цветок «красивый» — цветок, «милый, любимый».

Наибольшее количество омонимов при одной фонетической оболочке характерно для имен со значением лица, образуемых от слов — названий птиц. Таковы сокол, лебедь., Причем, от ношения мотивации не зависят друг от друга и омонимы могут входить в одну словообразовательную парадигму-

Благодаря наличию различной оценки, позитивной и негативной, некоторые омонимы имеют прямо противополЬжное значение- Так, имена со значением лица, семантически производные от названий мифических существ, имели, как правило, отрицательную оценку, образовывая ряд негативно-оценочных производных:

— черт «злой», «недобрый» черт «немилый» черт черт — черт «с резко отрицательными

моральными качествами» «мифичес «лицо» — черт «некрасивый» — старый кое существо»

— черт «непостоянный в любви» — черт «легкомысленный, глупый»

Одако под влиянием положительной оценки возникли следующие образования:

— черт «ловкий, проворный, умелый»

черт — черт «смелый»

«лицо» — черт «сильный»

Омонимичные имена фиксируются и в лексикографические источниках-

Наиболее часто в исследуемых материалах встречается одно из распространенных и в художественной литературе словообразовательное средство — метафора или метафорическая разновидность семантического1 способа образования. Суть ее заключается в том, что новое контекстуально"речевое слово образуется на основании приблизительного сходства некото" рых, выбранных зачастую произвольно признаков двух предметов, один из которых уже обозначен, а второй получает обозначение в данном конкретном случае..

Исследователи павловской лаборатории физиологии высшей нервной деятельности доказали несостоятельность мета форы как сознательного «переноса» значений- «Метафора есть одномоментное (подчеркнуто Р- Р.) сочетание очень отдаленных и возникших в разное время впечатлении внешнего мира.

Для семантической деривации данный вывод важен, во-первых, тем, что образование нового слова не длительный процесс переноса значений, а одномоментный словообразователь* ный акт. И, во-вторых, в основе метафоры лежит довольно приблизительное, «едва уловимое» сходство-

Одномоментен не только процесс образования нового слова с помощью метафоры, но и его восприятие.

Исследованный материал показывает, что слова, образованные семантическим способом, возникают на базе аналогичных типовых отношений, но представлены рядом моделей, как-то: однословной метафорой (таракан, лягушка, ягодка н др.); творительным сравнением (пташечкой, петухом, лебедушкой и др.); бинарной конструкцией: подлежащее — сказуемое (милый-дьявол, милый-черт,/милый-черт, чертеночек);

геминациси земляничка.ягодка «милый», свекр-дьявол, свекровь-сатана, дроля-сокололек и др.).

Производящая база у подобных образований постоянно расширяется за счет введения лексики самых различных тематических пластов: названий птиц и животных, растений и злаков, ягод и цветов, мифических существ и др., а словообразовательный тип характеризуется незамкнутой открытой структурой.

II. Сказанное характерно и для отирсдметных названий лица, где в качестве производящих при метафорическом способе выступают следующие предметно-тематические группы:

Названия продуктов питания, а также их остатков. Производные личные имена неоднородны по своей оценочной характеристике. Большинство семантически производных отрицательно-оценочные и подчеркивают основной признак «вялый, нерасторопный человек» (блин, оладь, квашня, кисель, каша, сочень и др.-), при положительной оценке «желанный, дорогой» (сахар, сахарный песок, мед, булочка (сдобная), карамелппка и др.

Явления природы: ветер, ураган, буря, огонь, — характеризующие боевого, смелого человека; зима, лстушко, солнышко (ясное, красное), сухота в значении «любимый, желай-Ный» и др.

Названия предметов обихода, объектов быта, домашней утвори и т. п.: трепало, ступа, пугало (огородное), помело ложка, лохань, поварежка и др. в зн- «соперница» или «предмет любви».

Взаимодействие морфемного и семантического способов образования осуществляют субъективно-оценочные имена, объединяемые в один словообразовательный тип по модели «отвлеченное действие, состояние — личное имя». Таковы засуха, высуха, присуха; залета, отлет, перелет, налет, приважя (привожа); забава, боля (боль)¡и др.

Как и при морфемном, так и три семантическом словообразовании в качестве производящей основы может выступать и словосочетание.

Продуктивна в представленных материалах модель существительное-прилагательное, выступающее в функции метафорического эпитета. Если в последнем случае перенести ударение со слова эпитет на метафорический, то в словооб-

разовательном отношении нопое семантической производной будет представлять слова особого словообразовательного тп на, где в качестве производящей базы выступает сочетание сущ.!-]-прилаг. Яркой иллюстрацией этому является бытование в частушечной речи именных сочетаний с прилагательными золотой, серебряный, железный, каменный и др.

Образы иного содержания возникают в тех случаях, когда нужно выразить ироническую оценку, дать отрицательную портретную характеристику. Если в первой группе внешность милого (ой) сравнивается с такими предметами, качества которых общепризнаны и не вызывают никаких сомнений, а образ наделяется признаком, который присущ ряду лиц, предметов, то в большей части частушек представлено ке обобщение, подобно песне, а индивидуализация и конкретизация портрета, внутренней и внешней реакции лица. В силу сказанного различающиеся ранее определения — эпитеты определительные, изобразительные и выразителыю-оценоч-ные — нарушают привычные взаимоотношения, происходит их взаимосвязь, оценочный план выдвигается па первое место, а остальные помогают «расцвечивать» портретную характе-рнстику. Пели в группе положительно-оценочных характеристик сопоставление осуществлялось с традиционными образами —■ символами (цветы, ягоды, растения, деревья), то во второй группе сравнение строится на базе либо животного мира, либо предметов быта окружающих героев, либо взяты из производственной сферы. В большей части таких сочетании метафора отражает сугубо авторские представления, н новые слова могут возникнуть на ходу, в данной ситуации Вес это вызывает определенные трудности не только в выявлении какого-либо одного значения, но и их обобщении, сведении в кдассьт.

Образная характеристика возникает в частушках н в результате ассоциативного представления о каком-либо предмете, лице и признаке, который этому предмету, лицу не свойствен- Это, как правило, субъективно-оценочное представление автора и воплощается главным образом в модели существительного (лицо, предмет, черта внешности либо характера) в сочетании с прилагательным-

Особенно продуктивна в исследуемых материалах модель, где определение выражено прилагательным притяжательным, образованным от названии особей животного мира. Подоб-

ный вид образований принято считать в разговорной речи и продуктивным, и регулярным, ибо используются они для характеристики человека. Основанием для образования в исследуемом жанре является не столько внешнее сходство, хотя и оно имеет место, сколько ассоциативные физические и психические качества, приписываемые этим животным.

Особый словообразовательный тип имен семантического производства представляют существительные местоименного типа склонения- Сам факт их образования при изменении грамматических форм при обобщенно-личном (хороший, до рогой), обобщенно-собирательном (родные, старые), отвлеченно-собирательном (новое, родное) значениях рассматривается в научной литературе как семантическое словопроизводство. Подобные имена продуктивны и в былинах (конный, пе ший) и в; частушках1

Употребительны имена существительные обобщенно-личного значения, характеризующие лицо по какому-либо ясно выраженному (признаку, названному в основе. Распространены образования в форме мужского-женского рода, причем последние производны от соответствующих мужских параллелен-

Слово алименты, имея основное значение «средства на содержание, которые обязаны предоставлять по закону одни лица другим», сочетаясь со словами несочетаемой группы, придает частушке иронический оттенок, в то же время может персонифицироваться, означая не только средства на содержание, а объект, кому они выплачиваются.»

В частушках сосуществуют метонимические сочетания п существительные местоименного типа склонения, построенные н,а, базе одинакового лексического материала. Например, в именах существительных обобщенно-,личного значения (чернобровый, чернобровый мальчишка, черные брови и по_ добн,,)

В таком случае мы наблюдаем явления прямой и обратной соотнесенности, опосредованной и неединственной мотивации.

черные брови чернобровенький (мальчишка)

к ^ чернобровенькии

Сосуществование одних и тех же значений, воплощаемых в различных моделях — метонимическое сочетание / сущест вительное местоименного типа склонения — еще раз подчер кивает, во-первых, что,один и тот же факт либо понятие находят различное языковое выражение и, во-вторых, многие имена местоименного типа склонения являются результатом мето-

мимического типа образования в соответствующем грамматическом оформлении- В качестве основных причин такого бытования можно назвать экономию лексических средств языка и обобщение в одном слове разнообразных явлений окружающей действительности.

Имена местоименного типа склонения типа безрукий, безногий и др. могут выступать в качестве производящих и образовывать новые слова- Причем, омонимы, в таком случае находятся в зависимых словообразовательных отношениях.

Так, слово безрукий, помимо основного значения «лишенный руки или рук», имеет омоним «неловкий, неумелый в работе».

Безногий. В словарях зафиксировано лишь одно значение «Без ног» (СРЯ, Т. I, С. 78). Омоним «неповоротливый(ая/, неуклюжий (ая), употребляемое в наших материалах наряду с первым, словарями не фиксируется^

Таким образом, лексико-семантические производные в частушечной речи возникают в результате «одномоментного-л, единичного акта образования. Для них, как и для слов морфемного словопроизводства, характерны те же самые словообразовательные отношения и словообразовательные единицы (словообразовательные тип, цепь, парадигма, гнездо). ЛСП определенного словообразовательного типа имеют словообразовательное значение и словообразовательное средство.

Проблеме семантического формообразования посвящен шестой параграф первой главы, где, вопреки трактовке, излагаемой в школьных и некоторых вузовских учебных пособиях по русскому языку о так называемых сущ. общего рода, утверждается забытый тезис А., А. Потебнн. Великий ученый, вслед за К. С. Аксаковым и Ф. И. Буслаевым, выяснил прин-цнпы и основные способы образования (метафорический и метонимический) слов мужского рода от женского-

Исследованный материал показывает, что образование мужского рода от соответствующих женских параллелей носит типовой характер среди личных имен. Нами зафиксиро вано сосуществование мужских и женских параллелей в следующих словообразовательных типах: 1) в лично-нулевых отглагольных именах на-а типа забава, залета и др,; 2) в именах на -ух-а, отглагольных и отыменных со значением лица типа милуха; 3) в именах на'к-а личных, отглагольных и

отыменных, пша дролька; 4) в аналогичных именах на -ин.я типа залетина.

Как и при лексической деривации, при семантическом формообразовании продуктивен, наряду с метафорическим, метонимический способ.

В исследуемом жанре образование нового грамматического значения на основе'прежних форм может быть построено и:-. колич:ственных отношениях по модели «одш-цмного» и наоборот. Так, от форм единственного числа с помощью синекдохи образовано значение множественного: елочка_елочкн. военный-военные, немец-«немцы, фашист-фашисты и др.>

Другая разновидность этого же способа — образование форм единственного числа на базе множественного (смех-сме-хи торг-торг«).

Распространен также один, из подтипов метонимического образования словоформ производства собственных существительных от нарицательных и наоборот- Сопоставление личных имен в различных жанрах ■ фольклора, позволяет отметить употребление некоторых из них в функции собственных, в частности, в сказках и былинах. В частушках встречаются лишь соотносительные с ними нарицательные существительные, что можно объяснить спецификой жанра. Если в сказке или былине действующее лицо индивидуализировано, то в частушках выступает зачастую обобщенное название «пред. мета любви» (Шат-шат, Забава забава, Невежа-невежа) и только в частушках — Шура-шура в зн. «милый»-

Во второй главе рассматриваются образования эксарес,-сивно-оценочных форм морфемного производства.

Одна из особенностей частушечной речи заключается в том, что в ней представлены словообразовательные модели, пот тн не нашедшие отражения в литературном языке соответствующего периода времени и являющиеся в нем незначительно Спецификой исследованного материала в области морфемного производства является довольно широкое бытование словообразовательных типов, которые характеризуются отсутствием материально (фонетически) выраженного элемента: тип существительных со значением' лица, мотивированный преимущественно глаголом (залет/а, сопера), тип существительных отвлеченной и собирательной семантики, мотивнро ванный глаголом или прилагательным (ржавь, явь).

Причина данного явления становится очевидной, если учесть- что частушкам присуща динамичность (многие из них

— плясовые), — поэтому максимальное сокращение сложно слоговых имен, в пользу кратких, нулевых, стремление вырав пять имена н на словообразовательном уровне. Суффиксаль но-пулевые имена соответствуют «художественной миниатюре» и позволяют ей быть «совершенной по форме и безупречной по мастерству» (Термин Квятковского А-) з

Словообразовательные отношения лично-нулевых имен (лукав, сопера) отличаются значительной регулярностью — в современном русском языке большая их часть соотносится с глаголом, ряд имен .имеют неедннственную мотивацию- При синхронно-диахроническом анализе названных образований и их лекснко-семантическнх производных мы находим факты прямой и обратной, исходной и неисходной единой и пеединой, опосредствеиной и непосредственной мотиваций Экспрессивно-оценочные нулевые имена употребляются в частушках как синонимы предмета любви / милый (ая), соперник (ца)/.

Разумеется, словообразовательные отношения некоторых личных" имен складываются преимущественно в пользу глаголов при условии обратной соотнесенности, так как имена, исторически послужившие в роли производных глаголу с позиции снпхропного словообразования рассматриваются как суффиксально нулевые; другие имеют прямую соотнесенность н производятся по модели: глагол +0= личное имя. В последнем случае контекст указывает на.подобные словообразовательные отношения: Дроля .женится, /,Разженится — ./ Разженей буду звать...

Имя является носителем качественно-оценочной характе ристики: положительной и отрицательной. Положительно-оценочные имена употребляются и в других жанрах фольклора, однако в количественном отношении это сравнительно небольшая пруппа: забава, надежда, нероба, мила, люба и др

Производные глагольные основы могут быть и литературными и диалектными: заброда «неряха» — забродить «загрязнить», «недотыка» — «недотрога» и др.

Ряд нмец соотносится с глаголами, которые в свою очередь являются ЛСП: засуха, зареза, верт, отлет и др.

Глагольные основы, которые соотносятся с личными именами, могут быть бесприставочными и усложненными приставками: люб—любить, разлюб—разлюбить, :нелюб--не лю-

бить, облюб—облюбить, «выбрать по вкусу, предпочесть», пе-релюб—перелюбнть «полюбить сызнова, иначе» и др.

Анализируемый материал убеждает нас в том, что имена которые соотносятся с префиксальным глаголо.м. отличаются большей детализацией при названии лиц по действию, чем соотносительные бесприставочные.

Основная же масса суффиксально-нулевых имен соотносится с разнокорневыми глаголами различных семантических классов, но имеющими один и тот же'префикс. Популярны приставки за-, по-, пере-, вы-, которые могут присоединяться не только к глагольным основам, но и К именным со значением высшей степени качества, действия: замилашка, по милашка, перемилый, пересуха, яередроля и др-

Многое из ранее сказанного характерно и для суффиксально-нулевых имен абстрактной и собирательной семантики: синь, круть, быстрь, говорь, явь- карь и др- Имена названного типа деривации, употребляемые преимущественно в творчестве «крестьянских» поэтов (многие из них отмечены В. Далем и словарями.народных говоров), достаточно широко употребительны в частушках и сказах- Словообразовательная модель подобных имен зародилась в недрах просторечья в XVIII в. Все эти факты, вместе взятые, не позволяют назвать суффиксально-нулевые имена «новообразованиями» нашич

Модели образования суффиксально-нулевых имен, личных и абстрактно-собирательных, остаются продуктивными в языке частушек, А их динамичность, лапидарность, образности, и экспрессивность позволяют легко включать их в языковую ткань произведения-

Проблемам выявления грамматического статуса субъективно-оценочных суффиксов морфемного производства, их семан-тико-словообразовательной характеристике посвящен другой параграф данной главы.

Вопрос грамматической сущности субъективно-оценочные суффиксов дискутируется и поныне. Точки зрения ученых различны, наиболее распространены две — словообразовательная и формообразовательная. Промежуточное положение занимает концепция С. С- Плямоватой. определяющая названные суффиксы как контаминированные-

Тем не менее анализ фактического материала свидетельствует о том, что суффиксы субъективной оценки — это особые,

специфические аффиксы категории субъективной оценки, которые выделяются на равных правах со слово, и формообразовательными.

Возникнув на базе словообразовательных, в течение столетий они претерпели существенные изменения и выдвинули на первый план семантику оценки, но в ряде случаев, наряду со вторичным эмоционально-оценочным, сохранили и исконное уменьшительно-увеличительное значение.!

Сложным, несмотря на установившееся мнение о неизменности грамматической категории рода, является вопрос о родовой характеристике субъективно)оценочных имен которые бытуют в фольклорных произведениях, где, как и в литературном языке п в диалектах, можно выделить три группы об разования: женского, мужского переднего родов-

Все субъективно-оценочные образования на первом этапе были среднего рода, т. е. категория среднего рода является для вариантов основным, опорным словом и имеет особый фо нетнчеекпй и морфологический облик (мое женушко, мое сы-нишко, зеленое крапивушко и подобные)- Остальные (моя женушко-ка, мой сынншко, зеленая крапнвушко(ка) варианты одного и того же слова, которые появились в результате исторического развития всей категории субъективной оценки имен-Для субъективно-оценочных имен родовые варианты, как правило, соответствуют одному и тому же лицу, предмету, явлению действительности- Отсюда их близость к формам одного и того же слова, а не отдельных лексических единиц,

В истории развития рода имен, названной категории прослеживаются две четко выраженные тенденции: во-первых, четко выраженная грамматическая зависимость категории рода от производящей основы при общей тенденции ослабления среднего рода и, во-вторых, стремление повысить силу морфологического показателя рода за счет суффиксов субъективной оценки, сокращая степень зависимости нового слова от исходного.'

В исследованном материале имеется несколько разновидностей употребления рода субъективно-оценочных имен: изменение рода указанных образований в пределах одного жанра и случаи, когда род меняется в разных жанрах. Более то го, ввиду разновременности и разноплановости записей произведений устного народного поэтического творчества, можно проследить и степень грамматической неоформленности категории рода субъективно-оценочных существительных вплоть

до современности и различные этапы формирования названных категорий-

Общеизвестно, что в древнерусском языке все субъективно-оценочные имена принадлежали среднему роду ti не зависели от рода исходного слова. И, как отмечают исследователи, согласование по роду производящей основы — явление позднейшего времени. А установившееся мнение, будто субъективно-оценочные образования не меняют грамматический род исходного слова, охватывает далеко не все случаи употребления названных имен не только в языке фольклора, но и в диалек-

Однако судьба категории 'рода субъективно-оценочных-образований противоречива и отнюдь не одинакова. В этой связи нам представляется целесообразным рассмотреть пх бытование р зависимости от того или иного суффикса.

На материале, извлеченном из различных фольклорных жан ров. прослеживаются основные этапы формирования рода категории субъективной оценки вплоть до современных частушек, приводится критический обзор литературы rio названному вопросу.

Взаидадействие производящих и производных с течением времени повлияло и на грамматическое оформление последних, т, а„ появилась зависимость категории рода производных имен от рода соответствующей мотивирующей основы. Немаловажным фактором явилось развитие оценочной семантики при уменьшении объективно-размерной;

Исходя из учения А. А. Потебни об исконной недифферен-цированностн частей речи и на основе анализа фактического материала, мы пришли к выводу: в круг экспрессивно-оценочных форм включены имена различной семантической и ча-стеречной принадлежности, и частушка унаследовала прежние словообразовательные отношения, характерные для восточно-славянских языков, сохранив представление о семантической недифференцированное™ частей речи.:Что касается современной литературной нормы, то производство субъективно-оценочных образований характерно лишь для слов с конкретным лексическим значением. 'И в данном случае приходится говорить не о расширении, а о сужении по направлению к современности словообразовательной базы для положительно-оценочных имен.

'Субстантивная и адъективная мотивированность современных частушечных образований-сводится к единой приименной

диффузной соотнесенности подобных образований в древности, а расширение словообразовательной базы того или иного субъективно-оценочного форманта связано с развитием субстан.тив но-адъективных, и глаголыго-именных отношений в русском языке, нашедшем свое отражеие в народно-поэтической речи. Формирование отдельных аффиксов проливает в какой-то мере свет на историю развития экспрессивно-оценочных средств.

1. Субъективно-оценочные образования, представленные в исследуемом материале, распадаются на неравные в количественном отношении и различные с точки зрения словообразовательной соотнесенности группы. К одной из них относятся имена, мотивированные одним словом и явившиеся по своему происхождению производными от них. Например, мама-ма. менька, милый-миляша(аша), винавиночка, обида.обидушкп и др.

Другую группу составляют имена, которые имеют неединственную мотивацию.; В подобном случае одно и то же производное членится по-разному в зависимости от того, с какой производящей основой оно соотносится. Значительную роль в подобных ситуациях в выявлении соотнесенности играет кон. текст, благодаря которому определяется производящая осно ва. Изменение соотнесенности приводит в производном к морфологическому процессу переразложения и одному из его результатов — возникновению различных суффиксов. Например: милочка-милая, милка (милочк-а, мнлк + к-а); мнлушка милая, милуша (мил+ушка, милуш+к-а); болипочка-боля, болина. болинка (бо'л + нночк-а, болин + очк а, болинк + к-а).

В результате переразложения формируются новые произ водные суффиксы- Так, мы можем отметить факты переразложения в словах со значением лица (боевиночка, всселиноч. ка, крутиночка) и в существительных со значением предмета (кариночкп — карие глаза), адиночка (алый цветок), голу-биночка (голубой цветок), ибо производящие для названии.• имен существительных почти не употребляются в речи. В таком случае мы можем говорить об обособлении суффикса -ипочк- в словах боевиночка, веселиночка. кариночки, алиноч-ка, голубиночка прн соотнесенности их с основами боевой, веселый, Kaipufi, алый, голубой. Причем, контекст в ряде случаев содержит прямое указание па подобную мотивировку.

Субъективно-оценочные образования, как и любые морфем ные, могут иметь словообразовательные цепи, т. е. такой ряд слов, в котором каждое из них является производным по ог

ношению к предыдущему и производящим по отношению к последующему слову (звену) данного ряда. Однако, если при обычном морфемном производстве каждое производное в звене отличается словообразовательным значением (учить учп-тель-учительство-учительствовать), то в субъективно-оценочной цепи — степенью оценки (милый-милка милочка; милый-(ая) -милена-миленок-миленочек и др.)-

Некоторые из системных отношений можно проиллюстрировать с помощью словообразовательной субъективно-оценочной парадигмы — это ряд параллельно производных образований, имеющих одну общую производящую основу и находящихся на одной ступени деривации. В субъективно-оцено чную парадигму могут входить ¡производные как с положительной, так и с отрицательной оценкой.

Наиболее ярко иллюстрирует систему субъективно-оценочных имен словообразовательное субъективно-оценочное гнездо, которое включает и субъективно-оценочную парадигму и субъективно-оценочную цепь- Например:

— милушка

— милуха'милуша-милушка;-милушечка милушенька

— миляша-мил яшка-мил яшечка 1 миляшенька

милый — милсна-мнленок-миле'ночек

; миленький ; — милок-милоЧек

— миланя-миланька-мнланечка , —милаша-милашка-милашечка : милашецька

— миланя-миланюшка ! — милка-Милочка

При определении грамматического статуса субъективно-оценочных суффиксов мы исходим из следующих положений: 1- Субъективно-оценочные аффиксы, выделившись из словообразовательных со значением уменьшительности/увеличи-тельности, невзрослости, выдвинули на первый план семантику оценки, сохранив в ряде случаев и исконное значение.

В связи с диффузностью частей речи и недифференцирован-ностью семантических отношений указанные аффиксы утрч тили присущее им четко выраженное значение словообразо вательного типа.

2. Развитие категории рода субъективно-оценочных обра-

зований, употребляемых п фольклорных источниках, отнюдь не столь прямолинейно как в литературном языке.

В исследуемом материале наблюдаются следующие четко выраженные тенденции:-утрата исконной для субъективно-оценочных образований категории среднего рода; согласование производного, как и в кодифицированном языке, по роду про. изводящего слова; приобретение родовой характеристики субъективно оценочного имени по суффиксу-

3. Отсутствие явно выраженного типового значения и уни версальность некоторых субъективно оценочных суффиксов (',ушк-, -к-, -очк- и Др.), способных сочетаться с любыми именными основами, не имеющими семантических ограничений, позволяет обособить все субъективно-оценочные образования в специфическую категорию.,

4'- Анализ имен со значением лица позволяет сделать вывод, что для субъективно-оценочных производных указанной семантики характерны специфические единицы словообразо вательной системы: словообразовательная цепь, компоненты которой различаются степенью оценки; словообразовательная парадигма и словообразовательное гнездо-

Таким образом, субъективно-оценочные суффиксы рассматриваются нами как особые и выделяются наряду со словообразующими и формообразующими.

Глава III. Одним из бесспорных н четких проявлений системности «вторичных» образований следует считать активное формирование однотипных структурно-семантических групп, синонимических рядов, имеющих одно и то же или довольно близкое значение и характеризующихся тождественной субъективно^ оценкой^.

В подобных случаях при одном слове-доминанте нередко выстраивается широкий ряд однословных и описательны -с конструкций, частушечных (контекстуальных) окказиональных синонимов;

Вообще установление синонимических и несинонимическил общности недостаточно. Тот фатк, что в основе нового назва-представляет значительные трудности. Если в литературном языке вопрос о лексической синонимии решен, поскольку основой тождества синонимов считается общность номинативной функции, то в исследуемых именах в частушках указанной общности недостаточно. Тот факт, что в основе нового названия лежит один из ряда представлений о каком-либо признаке, выбранный произвольно, позволяет при решении вопроса

о синонимичности обстрагироваться от частных, специфическим признаков и считать отношения подобных слов либо контеке туально (окказионально) сннонтппгескпми, либо близкими к синонимическим-

Выделяя окказиональные синонимы, мы учитываем не только общее номинативное значение, но и общую оценку, на основе которой возникает синонимизация- Под окказиональным (частушечным, контекстуальным) синонимом мы понимаем частичный синоним какому-либо слову или синонимическом;, ряду литературного языка, появившийся в частушечной речи семантическим путем, т. е. появлением у слова за счет образований на основе «внутренней формы» контекстуального значения, неизвестного или малоизвестного в языке.

Окказиональные синонимы появились в частушках по различным семантико-словообразовательным моделям в резуль тате метафорического, метонимического, ассоциативного и морфемного способов образования как синонимы, образные характеристики с качественно (оценочным или качественно ха. растеризующим значением лица к уже существующим обоз начениям- Они не только называют лицо Или деталь его пор трета, характеризуя внутренние либо внешние признаки, по и выражают определенное, чаще отрицательное, к нему отношение. Причем признак оценки, каторый лежит в основе семан тической структуры производных, зависит не только от семан-тико-тематической отнесенности исходного обозначения предмета, но и зачастую контекстуально обусловлен.

Основными критериями; в определении синонимии имен семантического производства мы считаем, во-первых, общее словообразовательное значение и, во щторых, общую субъективную о истку.

На основании изложенных выше критериев можно условно выделить три лруппы лексико-семантических производных, об разующих семантическую основу различного рода образований слов и раскрывающих их качественное своеобразие, 1} слова — внешние оценки, своеобразный положительный/отрицательный символ (милый — сокол/черт); 2) слова — оценки, индивидуальных качеств человека; 3) слова — характеристи ки оценки портрета персонажей (голова, глаза, нос, походка, фигура, и т- п.).

Окказиональные синонимы, называющие некий положительный/отрицательный символ милого/милой, соперницы, в основе значений которых положены представления об идеальной

красоте действующих персонажей, или, наоборот, их уродливости. физической неполноценности; милый/милая — лебедь, сокол, лебедушка, канарейка, пава, орел, голубь, голубка и др.; отрицательный ряд: ворона, сорока, курица, куропатка, сова.

В ряду сокол, орел, лебедь, голубь (м. р.), лебедь, голубка, пава; канарейка (ж. р.), синонимичном лексемам милый (-ая), дорогой (-ая) и в производных от них субъективно-оценочных именах типа: сокол-соколик, соколенок соколеночек, голубка голубушка голубонька, — содержится положительная оценка. Здесь, как и при морфемном субъективно оценочном образова. нии, основное значение оценочное, хотя оно и прикреплено к денотату. Названные имена объединяются в синонимические ряды (м. р. — ж. р.) на основе общей оценки, общей серий ной группы наименований (названия птиц), выступающей в качестве производящих основ, общего способа образования --• П данном случае метафоры-символы, и общегА словообразовательного значения названия лица (милый, милая).

Однако производные синонимы могут различаться и объемом информации, ц частичными признаками-Так. орел (ми. лып) имеет преимущественное значение «храбрый», что отме чается и в лексико-графическнх источниках: «Орел. О чело веке, отличающемся мужественной красотой или удалью, отвагой, смелостью и т. Иг».

Сокол (милый). Помимо качеств, присущих орлу, наделен, еще и красотой: «О мужчине, юноше, отличающемся удалью, отвагой, красотой».

Особый отрицательно-оценочный ряд составляют новообразования, в качестве производящих основ у которых выступают названия мифологических существ: дьявол, черт, бес, леший, сатана, — символизирующих злое начало, злой дух-враждебный человек. Производные имена имеют общее типовое значение «лицо» (название предмета любви) и выступают в качестве синонимов к словам злой, недобрый. Однако указанные наименования различаются частными признаками.

Словообразовательная семантическая синонимия в ря :у дьявол, черт, бес» сатана строится на базе лексической

Особый синонимический ряд образуют слова и словосочетания, в качестве словообразовательного средства, у которь'к выступают преимущественно метафорические перифразы- Подобные) имена являются качественно-оценочными спнрннмамп

лица, причем прямое наименование (милый-милая) зачастую отсутствуют. Оценка может быть различной — все зависит от целевой установки автора или исполнителя и окружающего данное слово контекста'.

Многочисленный синонимический ряд оценочно-характеризующих производных с общим словообразовательным значе нием «бестолковый, глупый человек» связан с образами «милого», соперницы- В качестве производящих основ выступают названия деревянных предметов или их заготовок.

В отличие от! морфемной синонимии, словообразовательная синонимика семантического способа производства базируется на словах различной предметной соотнесенности. В исследуе мом жа|нр1е синон^шизируются с указанным словообразовательным значением слова дубина, чурка, колода, чурбан, головня,

К этому же синонимическому ряду примыкают слова другого словообразовательного типа «лицо по названию животного» (баран, теленок, телок, телушка) и образованные метонимическим способом (безголовый)., Многие лексико-семантнческие производные омонимичны. В таком случае, как и при лексической синонимии, семантические производные входят в тот или иной синонимический ряд по одно,му из словообразовательных значений. Так, омонимы чудовище имеют два словообразовательных значения- По-первому значению — человек с крайне отрицательными, отталкивающими моральными ;каче ствами (СРЯ, Т. 4, С- 691) — производное чудовище входит в отрицательно-синонимический окказиональный ряд, членами которого являются слова чудовище, змея, гадина (гад).;

Второе образование, объединяющее в один окказиональный синонимический ряд слова: пугало, яучело, паразит, чудище (чудовище), — имеет общее словообразовательное значение «человек, имеющий странный, уродливый внешний вид; нелепо одетый».

Сказанное характерно и для слов теленок, поросенок, паразит благодаря омонимичности входящим в различные синони. мические ряды. Так, теленок в зн. «безвольный, нерешительный человек» входит, кроме указанной выше, в синонимическую параллель наряду с компонентами кисель, сочень, опивки и т- Д.

Таким образом, благодаря синонимии происходит разрушение «многозначности» слова в частушечной речи'—явление, известное еще в древнерусском языке.

Окказиональные синонимические рады лсксико-семантичес-кнх производных могут возникать на базе словообразовательной синонимии, .морфемной и безморфемной. Яркой иллюстрацией этому служит синонимизацпя субъективно-оценочны:,-имен, со значением «выражением какого-либо чувства», обра зованных о помощью метафоры-символа от собирательных имен, связанных в свою очередь отношениями семантической производности с именами, обозначающими цвет, качество, признак. Таковы чернь, чернота, чернина (очка), черное — в зн- «одежда черного цвета» — символ горя, несчастья; аналогичны: бель, белизна, белое символ непорочности; желть, желтое, желтизна — измены; алое, аль;— любви: и т- д.

Лексико-семаптические синонимические ряды, основанные на словообразовательной синонимике, морфе.мной и немор фемной, — это не раз и навсегда данная категория. Они изменяются и пополняются вместе с развитием частушечного творчества., В этой связи уместно назвать синонимический ряд ЛСП, объединенный общим значением «соперница»., В синонимическую параллель с указанным значением широким потоком вливаются новые слова, возникающие на базе самых различных тематических групп.' Вместе с тем становится яс ным, что семантические производные синонимического ряда: соперница, лиходейка, конкурентка, супостатка, литовка (звонкая) , гадина, осока, перекладина (с верху) и др., — не столько разграничивают значения новых слов, сколько усиливают ту либо иную оценку, раскрывают их качественное своеобразие В то жо время они выделяют, обобщают универсальное зпачс пне «соперница» и принципы образования слов, входящие в данный синонимический ряд, которые лежат в основе всей лекснко-словообразовательной системы частушечной речи-

Анализ представленного выше материала показывает, что синонимический ряд с доминантой «соперница» является незамкнутым. постоянно пополняющимся новыми образованиями. Как правило, это в основном имена с отрицательной оценкой В указанный ряд включаются лексемы самых различных ело вообразовательных типов как морфемного — нулевые и материально выраженные (сопера, конкурентка и др-), — так и безморфемного производства (ЛСП от названии лиц, фантастических существ, растений; отпредметных наименований и др.: лиходейка, супостатка, чудовище, осока, перекладина и пр.).

Как показывает исследованный материал, окказиональные синонимы стилистически маркированы и сопровождаются со

ответстпугопшмн пометами в лексикографических источниках.

В пределах одной частушки ряды окказиональных синонимов могут быть как синонимически сближены, так и антоии-мнческн противопоставлены и используются в качестве важнейшего средства речевой характеристики персонажа, создаю; его субъективно-индивидуальный образ.

В частушках синонимы семантического производства выражают, кроме того, различное эмоционально-психическое состояние субъекта- Иногда в рамках одного четверостишия появляются контрастно-оценочные синонимы, характеристики од ного и того же лица- Например: Цветок, нечистый дух, / За чем ты думаешь о двух?..,, — где слова — названия предмета любви — принадлежат к различным стилистическим и оценоч ным рядам: цветок — положительно-оценочное слово, традиционный фольклорный символ красоты, а нечистый дух — отрицательно-оценочное производное, употребляемое с пометкой «бранное». Соединение двух противоположно-оценочных слов, характеризующих одно и то же лицо, создает оценочную антонимию или антонимичную синонимию.

Помимо антонимической оценочной синонимии, нередко встречается прием повтора или ряд контекстуальных синонимов одной оценки, служащий усилению оценочной градации, которая, как и морфемная субъективно-оценочная, может быть

нескольких ступеней чаще IIЛИ Дорогой мой, драгоценный, III IV

/ Дорогой, отрада мой! /' У меня %>олит сердечко, / И ты такой худой (Ч., № 3490, С- 173)\

Как н при' лексической и стилистической градации при оценочной происходит не только нарастание степени оценки и экс прессии, но и своеобразное их понижение., В таких случаях отрицательная оценка постепенно утрачивается и может в ряде случаев нейтрализоваться. Так, в частушке- милый — дьявол, милый — черт, / Милый черт, чертеночек, —снижение степени оценки подчеркнуто не только субъективно-оценочными суф

I. I II

фикса,ми (чартеночек-черт + онок + ек), но и семантическими производными (дьявол, черт).

Оценочно-контрастные синонимы, а также сочетание несочетаемых слов образуют не только иронический или саркастический подтекст, но служат средством создания энантиосемни, оксюморона.

Проблемной остается и суффиксальная синонимия в кругу субъективно-оценочных образований, хотя ученые не раз обращали внимание на это явление. Сложность ее описания заключается в следующем: во-первых, экспрессивное употребление субъективно-оценочных образований «с трудом поддается точному описанию», во-вторых, материалом исследования был литературный язык, в то время как субъективно-оценочные образования являются важнейшим выразительным средством народно-поэтической речи- И, конечно, в литературном языке количество синонимических пар и входящих в них компонентов намного меньше по сравнению с языком фольклора-

Анализ суффиксальной синонимии имен существительных в наших материалах свидетельствует о высокой ее продуктивности в кругу субъективно-оценочных образований. Число суффиксам, присоедененным к нейтральной с точки зрения мирующих тот или иной тиш словообразовательной синонимии, неодинаково и колеблется от 16 до 2.

Такое богатство компонентов суффиксальные синонимов не представлено не только ни в одном из жанров литературных произведений, но и не характерно для традиционных фольклор-пых жанров (былин, песен1). Это специфическая черта частуш кн. ибо последняя стремится вобрать в себя всю гамму оценочных образований, свойственную разговорной речи- Благодари уменьшительно-ласкательным, пренебрежительным и прочим суффиксам, присоединенным к нейтральной с точки зрения оценки основе, выражается положительное или отрицательное отношение лирического героя к названному лицу, дается его меткая характеристика, В этом случае суффиксы субъективной оценки сообщают именам экспрессивный и эмоциональный морактер).

Очень важную роль в выявлении значения суффикса, кроме семантики производящей основы, играет контекст- Обстановка, сопоставление с миром природы позволяет быстро понять, какой оттенок эмоции вносит в частушку слово с оценочным суффиксом, ибо субъективно-оценочное слово спаяно в единое целое со всем контексто.м общим отношением к названному лицу или предмету. И функция суффиксов в этом случае сводится к созданию или усилению той или иной окраски высказывания. Таким образом выражается сочувствие: автора, его симпатии к слабы,м, обиженным, передается фамильярный тон, ласкательность и пренебрежение.

1 В былинах — 2-Е компонента, ъ .инрнчсо их песнях — 4-6.

Употребление такого количества синонимов, характеризующих лиц по заключенной в основе оценке, в пределах одного фольклорного жанра можно объяснить не только характером выраженной оценки, но и ритмикой, рифмой, требованиями созвучия, а также стремлением сохранить определенный размер стихаВ суффиксальном синонимическом ряду типа дролька. дро-лек, дролик, дролечка, дролечек, дроличка, дроленька, дро-люшка, дроленочек, дроленок, дроляшка, дроляшечка, дро-ляшенька, дролюшка, дрошечка, дролюшенька, дролинка, дролиночка — обращает на себя внимание наличие компонентов, занимающих промежуточное положение между производящим и производными и выступающих а свою очередь в качестве производящих-

Однако указанные звенья не распадаются на самостоятельные синонимические ¡ряды, а взаимодействуют друг с другом. Это вызвано, во-первых, характером соотнесенности (во многих случаях производные имеют двойную соотнесенность). Характер соотнесенности обусловливает и различную степень семантической близости синонимов. Во-вторых, указанные компоненты сближаются и па базе общего значения — «характеристика лица по положительной оценке». В качестве доказательств их синонимичности проводятся примеры, где элементы данной суффиксальной субъективно-оценочной параллели называют одно и то же лицо в одном контексте. В таком случае суффиксы субъективной оценки -несут еще и дополнительную, формальную нагрузку: их разнообразие позволяет избежать повторения одного и того же слова.

В нашем материале довольно широкое распространение имеют случаи употребления нейтральных с точек зрения оценки слов и их производных субъективно-оценочных образований в одном контексте для обозначения одного и того же л.та или предмета. Схождение синонимов в подобных ситуациях может быть двояким и возможно, на наш взгляд: а) на базе нейтральной оценки, — в таком случае субъективно-оценочное слово утрачивает свой эмоционально-оценочный оттенок, дессмантнзнруется; б) в силу общего эмоционального освещения произведении фольклора, производящее само получзет дополнительную оценку.

Однако все новые слова как семантического, так и морфемного образования, кроме номинативной, выполняют оценочную функцию, выступают как качественно-характерологические

имена. Причем, субъективно-оценочная функция является дифференциальным признаком, отличающим омонимичные имена-

Имена производные используются в частушках как характеризующее средство. Наряду с этим, исследуемые имена не только называют признак, дают ему объективную характеристику, но и одновременно выражают субъективно-оценочное отношение автора. Подобные слова выражают эмоциональное состояние лирического гороя. Решающим фактором, обусловливающим широкое бытование оценочных имен, является, на наш взгляд, специфика лирической частушки как произведения устного народного творчества, так как она является своеобразным эмоциональным поэтическим откликом отдельной личности на события окружающей ее действительности. Слова, используемые в частушках при описании и оценке того или иного персонажа, чувства заключают в себе любовь, ласку, иронию и легкую насмешку, »презрение и ненависть. В соответствии с вышесказанным мы подразделяем субъективно-оценочные образования на три группы: а) слова, выражающие положительную опенку; б) иронические образования и в) слова, выражающие отрицательное отношение автора к высказываемой мысли, пли порицательные.

Особое внимание следует обратить на имена, заключающие в себе энантиосемшо (внутрисловную антонимию) под которой понимается противоположность значений или их оттенков, создаваемая в определенных контекстах благодаря особой экспрессивно-иронической интонации-

Общепринято считать энантиосемшо как одну из лексико-семантическнх категорий. А между тем энантиосемшо можно обнаружить н па других языковых уровнях. Так, в исследованном материале в качестве эпитетов могут выступать двп типа речевой энантиосемии-лексико-семантнческий и суффиксальный субъективно-оценочный-

При лексиш ¡семантическом типе речевая энантносемия возникает лишь в определенной ситуации и образуется не по прямым значениям слов, а по производным, т. е. когда семантика указанных лексем противопоставлена контексту и сопровождается иронической интонацией- Сопоставление имен в подобном окружении в различных песенных! жанрах фольклора показызает, что особенно ярко представлен подобный тип энантиосемин в частушках. Это объясняется спецификой указанного жанра, т. к. объективная действительность поре-

дается в ней через призму личных переживаний героя. Нередко автор частушки (в большей части это женщина) порицает соперниц, посмеивается над своим возлюбленным, а иногда н восхваляет себя. Так, имена существительные со значением лица с положительной качественной оценкой .попадают и чуждое для них словесное окружение, что приводит к возникновению энантиосемпи. В частности, употребление слов типа «милый», «дорогой», «друг» н подобных в ироническом смысле дает большой эмоционально-экспрессивный эффект, а указанные слова приобретают противоположное значение-

Другую группу слов, включающих в себя энантиосемию, представляют и.мена с суффиксами субъективной оценки.

В этом случае при определении энантиосемпи следует исходить из следующих моментов.

1. В образованиях, содержащих в своей основе различные градации, значение уменьшительности (увелпчительностп) выражается не только уменьшительными (-ок, -ик, -еньк-•ушк ц др.) и увеличительными (-ищ-е, -аг-а, -ил-а, -нн-а и др.) суффиксами, но и конкретизируются контекстом, в частности, эпитетами, лексическое значение которых подчеркивает уменьшительное (увеличительное) значение в имени.

Однако наряду с подобной функцией п в былинах, и и лирических и исторических песнях, и в частушках наблюдается довольно часто явление, когда образования с уменьшительным либо увеличительным суффиксом попадают в явно -противоположный контекет и подчеркиваются особой экспрессивно-иронической интонацией, благодаря чему и возникает энантпосемия.

У миленка моего очень маленький носок (Восемь курочек садится) И девятый петушок!

б) Слова, содержащие оценку обозначаемого лица или явления.

Следует отметить, что за положительной либо отрицательной оценкой скрывается целая гамма трудно различимых от. тенков. Ввиду того, что сама система субъективно-оценочных суффиксов, употребляемых в языке фольклора, не способна дифференцированно выражать определенные человеческие эмоции, последние выступают в самом причудливом переп летении с другими, носят временный характер, а субъективно-оценочные образования в условиях контекста могут выражать ясно противоположные значения: Ему скорую злодейку

бы смертушку (ИС, П, С. 47), Ой, милеЦький мой, косырьь ленький мой!

Явление оценочной энантиосемин продиктовано лексико-семантическнмп производными, производящей базой для которых послужили названия мифических существ: черт, дьявол. сатана и пр. Подобные личные имена, как было сказано ранее, выступают в зависимости от контекста либо с положительной (ловкий, смелый), либо с отрицательной (амо ральный человек; старый; некрасивый) оценкой. Оценочпость в данном случае является основным дифференцирующим признаком антонимичных значений на словообразовательном уровне.

Экспрессивная оценка других личных семантически производных создается благодаря тематическому несоответствию производного олова производящему значению. Таковы от-предметные названия лиц: помело, трепало, квашня, смола, чурбан, лягушонок, филин, столб и мп. др.

Повышенная оценочпость, создаваемая подчеркнутым сближением средств оценки и характеризующего имени, достаточно ярко проявляет себя в словообразовательном типе личных имен, словообразующим средством для которых послужила метафора-символ. Благодаря сложившимся ассоциациям возникают положительно- и отрицательно-оценочные слов1) как в русском, так и в украинском фольклоре. Таким образом, экспрессивная оценка, имея своп формы выражения, выполняет присущие только ей специфические стилистические функции и создает своеобразный лнрико-нроничеекпн частушечный подтекст.

2- Так как оЦеночность рассматривается нами как широкая категория, имеющая свои средства выражения на лексн-ко-словообразовательном и грамматическом уровнях, мы сочли необходимым описать некоторые сугубо стилистические формы ее реализации, ограничивая свою работу эпитетами и сравнениями- Именно в названных тропах проявляется функциональная природа интересующих нас образований, т- е. оценка одного имени другим, преимущественно оценочным именем. Являясь особой формой выражения позиций «автора» частушек, эпитет и сравнения характеризуются при этом своеобразным употреблением в тексте.

Под эпитетом понимается любое определение или краткие характеристики оценочно-экспрессивного характера, опмся-

щиеся к именам со значением лица, предмета, явлений или абстрактных понятий,

Наша классификация эпитетов строится па основании следующих признаков:

1- По отношению автора к изображаемым явлениям действительности (объективные и субъективно-оценочные),

II. По функционально-стилистическим признакам-

III. По составу,

IV. В зависимости от структурной спаянности компонентов.

При анализе частушечных эпитетов для выявления специфики жанра проводится сопоставление с другими жанрами фольклора — песнями, былинами, сказками.

1. Эпитет в частушке используется в качестве характеризующего средства, С его помощью выделяются определенные черты объективно существующей реальности, позволяющие создать конкретное представление.

Однако в частушках объективных эпитетов, как правило, незначительное количество. Большую группу составляют эпитеты, которые не только называют существующий признак, дают ему объективную характеристику, но и одновременно выражают -субъективно-оценочное отношение автора- В этом случае они отображают эмоциональное состояние лирического героя. Решающим фактором, обусловливающим такое широкое бытование оценочных эпитетов, является, на наш взгляд, специфика лирической частушки, так как она является своеобразным эмоциональным поэтическим откликом отдельной личности на события окружающей ее действительности. Зсштеты, используемые в частушках при описании и оценке того или иного персонажа, чувства, как и другие оценочные имена, заключают в себе любовь и ласку, иронию и легкую насмешку, презрение и ненависть. В соответствии с вышесказанным мы подразделяем субъективно-оценочные эпитеты на три группы: а) эпитеты, выражающие положительную оценку; б) иронические эпитеты и в) эпитеты, выражающие отрицательное отношение автора к высказываемой мысли, или порицательные эпитеты.

Значительное количество эпитетов является описательно-изобразительными, благодаря которым выделяются с большей силой и яркостью определенные черты героя.

Частушка, изображая предметы и явления во всем своем многообразии, стремится к новым художественным средствам,

Однако традиция в этом жанре фольклора еще оклеивает заменю влияние. Это замечание относится и к эиитегам, и частности, так называемым постоянным, традиционным эпитетам. Традиционные эпитеты, как правило, известные русской народной -песне, входят в состав частушек. К их числу можно отнести следующие: черный ворон, чисто поле, сине море, серый камень, ветры буйные, думушка тяжелая, горькие слезы, бедная головушка, родная матушка и др.

Однако таких эпитетов то сравнению с народной песней в количественном отношении значительно меньше: на 100 частушек с эпитетами — традиционных 10—15. Дело в том, что на месте традиционного, выражающего общие эмоции, эпитета в современной частушке поставлен неожиданный, новый, непривычный. Это объясняется самим жанром, ибо частушка тесно связана с современностью, тематика ее необычайно широка, а лирическая героиня (герой) стремится запечатлеть свое личное, живое чувство, показать свое своеобразие психологического портрета. И эпитеты, как правило, редкие, новые, неповторимые: У миленка моего / Голова из трех частей/ — Карбюратор, вентилятор,/ И коробка скоростей.

В частушках достигается значительно большая, чем в традиционных лирических песнях, индивидуализация выражаемых мыслей, чувств и настроений, заметно усиливается их реалистическое звучание.

Сочетание существительного с прилагательным позволяет выразить, благодаря отмеченной индивидуальности, тончайшие семантические оттенки. В новых значениях — любовь н ласка, ирония и легкая насмешка,1 презрение и ненависть. Указательное имя в основном называет лицо, чувство либо явление, а прилагательное несет на себе функцию «-отягощения» новым значением- Новое значение появляется чаще в относительных и притяжательных прилагательных, реже в качественных, которые, как правило, больше выполняют оценочную функцию: походка журавлиная, золотая мама, председатель золотой, зелененький мальчишечка, горькая осиночка — горькая сиротиночка, горькая кукушеиька, нос квадратно-гнездовой и мн. др.

Более того, в частушках наблюдается органическое единство символического и метафорического строя- И в этом смысле частушечный эпитет представляет своеобразное объединение традиции и новых образно-выразительных средств

языка, ибо и глубокая традиция устного народного творчества, и .художественная литература оказывают на ее язык заметное влияние. Зачастую в частушках не дастся детального описания портрета лирического героя, а показываются л пни, отдельные штрихи, которые наглядно создают его образ. Большую нагрузку в плане выражения эмоцнон ti J1 ЬНО'ЭКСН-рессивнон характеристики в эпитете несут символы. Использование традиционных символов создает образный, если можно так выразиться, чувственный настрой или лирический подтекст, внутренне связанный с содержанием всего произведения. В качестве эпитета — символа часто выступают прилагательные, называющие цвет: желтый — символ разлуки, черный — печаль, горе; алый и красный — любовь и Т. д.

Эпитеты, зафиксированные в частушках, разнообразны по своему составу. Помимо одночленных, состоящих из одного слова, мы выделяем повторяющиеся, таслогические, многочисленные, усложненные синонимами, антонимами, сравнениями.

Эпитеты могут выполнять роль различных членов предложения и в зависимости от синтаксической функции подразделяются на следующие типы: а) Эпьтет — определение (проклятая любовь, раскосые глаза, милая миленая и др.),

б) Эпитет — приложение (река-матушка, ягодинка-клюк-внпка, ягоднночка-картиночка и Др.);

в) Эпитет, входящий в состав именного сказуемого (Мой мпленоп—редкобай, /Я—частоговорочка),

г) Эпитет — обращение (Нонь тоекнн, холера, сам),

д) Эпитеты, выраженные описательными конструкциям»./ (-..Девки веселитсся/Вам цена — коробка спичек).

Неравноценны эпитеты н с точки зрения спаянности компонентов определяемое — определяющее. Здесь могут быть следующие случаи: 1) определяемое в пре- или постпозиции непосредственно до или после определяющего^ 2) определяемое отделено от определяющего повторяющимися предлогами или другими словами; 3) определяемое и определяющее составляют аппозитивные словосочетания; 4) определяющее выражено фразеологическим оборотом или несвободным словосочетанием.

Заключительный параграф III главы посвящен анализу имен категории субъективной оценки, употребляемых в функции сравнения.

Сравнение рассматривается нами как поэтический оборот речи, который создается образным или логическим сопоставлением (противопоставлением) предметов, лиц, фактов, явлений на основе сходства между ними и выполняет экспрес-сивно.оценочную функцию- В реферируемой диссертации анализируются сравнения в языке частушек на уровне художественной речи — исследуются те тропы, которые выражают определительно-оценочные отношения и выполняют характерологическую функцию. Другие типы сравнений, а также сложные композиционные сравнительно-сопоставительные конструкции, определяющие преимущественно гла-гол-сказусмое, находятся за пределами работы В частушках сравнение-оценка представлено различными формами: а) союзными сравнениями, б) бессоюзными формами сравнения (творительным сравнения или превращения; предложно-па -дежными формами имен; формами степеней сравнения, аффиксами прилагательных и др.).

Различные структурные типы сравнении, включай психологический параллелизм, могут содержать, как и эпитеты, .положительную пли отрицательную оценку. Психологическое состояние лирического героя, его переживание — вот что стоит в центре внимания частушки- И па первый план в ней выступает жизнь души, а окружающий ее мир природы служит своеобразной формой объяснения чувств. Поэтому главным субъектом сравнения является лирический герой, имя, называющее ¿пнтерфуемого» человека. Частушка создает все новые ц новые названия для предмета любви, а следовательно, н для субъекта сравнения.

Заключение содержит в себе обобщение относительно особенностей употребления образовании в частушках.

Именные экспрессивно-оценочные образования, в силу специфики художественного метода частушки, объединяются в семантико-деривацпонное поле, группируемое вокруг понятия «человек». Ключевые ориентиры этого поля составляют имена существительные производные, образованные семантическим и морфемным способом. В ядро поля входят и сочетания сущ.+сущ., сущ.+ прилаг- Периферию поля составляют имена предметного н отвлеченного значения, входящие в состав сравнения, оценивающие человека с позиций автора. Обилие оценочных образований, словообразовательных синонимов "! антонимов значительно расширяет границы данного ''.шли и

практически охватывают всю оценочную именную лексику, представленную в частушках.

Лаконизм формы частушки влечет за собой лапидарность словообразовательных форм, что и объясняет наличие преимущественно одиночных двух-трехсложных субстантнватов при незначительном количестве многосложных образований — частушка намеренно избегает общеупотребительные многосложные слова, утратившие образность и экспрессивность.

Спецификою жанра объясняется наличие большого пласта лексико-семантических производных эмоционально-оценочного плана. Все они являются словами «для случая», хотя и возможны в языке, так как не противоречат его продуктивным моделям и тем не менее не являются общеупотребительными

Многие имена рождаются в частушке «на ходу», в данном контексте, в зависимости от соседних слов, ассоциации автора, ритма и рифмы- Смысл их, как правило, один и тот же — названия «интересуемого» человека. Словообразовательная парадигматика в частушечном контексте »представлена незначительно и в семантическом отношении сводится к понятиям «милый», «верныйшеверный», «соперница». Образования с другими значениями незначительны.

Новые слова почти не возникают, однако каждый раз появляются самые неожиданные, но синтагматически оправданные образования, несущие не просто определенную информацию — их назначения прагматическое: оказать оиреде ленное воздействие на адресата, произвести какое-либо впечатление, апеллировать к чувствам, желаниям, интересам, В этом — сущность творческой лаборатории частушки..

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1- Лексическая и грамматическая деривация имен существительных категорий субъективной оценки в языке фольклора (на материале русских частушек): Спецкурс лекций — Горловка: Донецкий научно-методический центр, 1990—192 с.

2. Имена существительные категории субъективной оценки в языке фольклора /на материале русских частушек/ Де-пон- рук — М. ИНИОН АН СССР, 1989, 37760 от 3.05 1989 г. — 194 с.

3. Имена существительные нулевой суффиксации со значением лица в языке фольклора//Язык жанров русского фольклора Межвузов- сб — Петрозаводск: Петрозавод, госуд, унив, 1983, с. 95-105- '

4. Эпитет в русской часгушке//Язык русского фольклора. Межвузов- сб- — Петрозаводск: Петрозаводск, госуд. унив., 1992, с. 36—555. Стилистические функции субъективно-оценочных слов в романе М. А. Шолохова «Тихий Дон»//Формированне стилистических навыков учащихся в процессе работы над грамматической темой Межвуз сб —Алма-Ата: КазПи им. Абая, 1977, с- 72—77.

6. Суффиксальная синонимия имен существительных со значением лица в произведениях русского фольклора/на материале лирических частушек /// Развитие синонимических отношений в истории русского языка. Межвуз. сб- — Ижевск: Удмуртск. госуд- унив., 1978, с. 57—63.

7- Из наблюдений над субъективно-оценочными образованиями в языке фольклора//Развитие синонимических отношений в истории русского языка. Межвуз. сб. — Ижевск: Удмуртск, госуд. унив., 1980, с. 88—928, Сравнительные конструкции и их стилистические функции и языке частушек Кустапайской области//! 1зученне и преподавание русской поэзии, Межвуз сб- — Алма-Ата; КазПИ им. Абая, 1978, с. 104—112.

9. Отражение диалектных особенностей в языке частушек Кустапайской области//Русское языкознание. Межвузов- гб — Алма-Ата: КазПИ, им. Абая. 1977, с. 103—107.

10. Казахское слово в языке русского фольклора (на материале частушек Кустапайской области) // Казах, филология си- — Межвуз сб. — Алма-Ата. КазПИ им- Абая, 1978, с. 106—112.