автореферат диссертации по истории, специальность ВАК РФ 07.00.02
диссертация на тему:
История становления и развития государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации X–XX вв.

  • Год: 2012
  • Автор научной работы: Аблаев, Юрий Михайлович
  • Ученая cтепень: доктор исторических наук
  • Место защиты диссертации: Санкт-Петербург
  • Код cпециальности ВАК: 07.00.02
Автореферат по истории на тему 'История становления и развития государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации X–XX вв.'

Полный текст автореферата диссертации по теме "История становления и развития государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации X–XX вв."

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

005007453

Аблаев Юрий Михайлович

История становления и развития государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации Х-ХХ вв.

Специальность 07.00.02. - Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук

Санкт-Петербург - 2011

005007453

Работа выполнена на кафедре истории Автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ленинградский государственный университет имени А.С.Пушкина»

Научный консультант: доктор исторических наук, доцент

Лапина Ирина Юрьевна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор,

профессор кафедры новейшей истории России исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Иванов Виктор Александрович

доктор исторических наук, профессор, директор Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи МО РФ Крылов Валерий Михайлович

доктор исторических наук, профессор, научный сотрудник научно-исследовательского отдела Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Военный университет» Воронов Виталий Николаевич

Ведущая организация: Пограничная академия ФСБ России

Защита состоится у^г» ^/¿¡К^&уС&ИЪУ! года в «/Л часов на заседании совета Д 212.232.57 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, В. О., Менделеевская линия, д. 5, исторический факультет, ауд. 70.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени А. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета

Автореферат разослан \ года.

Ученый секретарь диссертационного совета / /

доктор исторических наук, профессор С^Л^^шЪ Петров

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Проблема территориального разграничения занимала и занимает чрезвычайно важное место в отношениях между государствами на протяжении столетий. Предмет первостепенной заботы племен, наций, народов всегда составляли среда обитания человека, принадлежность недр, суши, прилегающих к ней вод. Территория с оформленными и оборудованными границами - неотъемлемый атрибут государства, его материальная основа. В международном праве государственная территория определена как часть земного шара, которая принадлежит конкретному государству и в пределах которой оно осуществляет территориальное верховенство. А поскольку территория является материальной основой жизни людей, то она нередко становится и «яблоком раздора». Споры возникают, как правило, не просто из-за конкретного участка земли как такового, а в большинстве своем имеют экономические, политические и военно-стратегические причины.

Геополитическая катастрофа, постигшая СССР в 1991 г., привела к тому, что сегодня у Российской Федерации нет ни одного пограничного государства, которое не имело бы к ней территориальных претензий. Порождают серьезные политические проблемы незавершенность правового оформления границы с Эстонией, жесткая позиция в пограничных вопросах Украины, вооруженные конфликты на Кавказе. Не могут не вызывать беспокойство незатухающие споры по освоению Каспия, недружественное поведение монгольских пограничников в отношении граждан России, продолжающаяся «тихая» экспансия Китаем приграничных территорий на российско-китайском участке границы, открытые притязания Японии на Сахалин и Курилы. Пограничные споры сами по себе опасны, так как очень часто несут в себе зачатки вооруженных конфликтов и даже войн.

Такая ситуация требует от российского руководства корректировки политических взглядов в построении взаимоотношений с сопредельными государствами, усиления охраны собственной государственной границы.

Актуальность рассматриваемой темы определяется:

Во-первых, изменением государственных границ, не оформленных по настоящее время в договорно-правовом отношении, в регионе, объединяющем Северо-Запад России в 90-е годы XX столетия, несмотря на процессы европейской интеграции.

Во-вторых, наличием в отношениях Латвии и Эстонии с Россией территориально-пограничных проблем и активизацией деятельности на этой волне общественных организаций в Финляндии по возвращению утраченных карельских земель.

В-третьих, особой значимостью и необходимостью научных исследований истории формирования территории Российского государства с тем, чтобы аргументированно опровергать противоречащие действительности взгля-

ды зарубежных политиков и историков на вопросы истории принадлежности спорных территорий.

В-четвертых, недостаточной изученностью отечественными и зарубежными историками последовательности и особенностей образования северозападного участка государственной границы Российской Федерации и необходимостью создания теоретической основы в разработке оптимальных решений по ее эффективной защите в сложившейся экономической и военно-политической обстановке.

В-пятых, одной из тенденций современной отечественной исторической науки, характеризуемой увеличением исследований истории малых стран. Настоящая диссертация рассматривает отношения «великой державы» СССР с «малыми государствами»: Латвией, Норвегией, Финляндией и Эстонией.

Цель и задачи исследования. Целью данной работы является комплексный анализ становления и развития территории и участка государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации.

Поставленная цель определила следующие задачи:

- проанализировать возникновение и развитие всех имеющихся научных взглядов по вопросам межгосударственных взаимоотношений и проблемам территориального разграничения России с государствами Северной Европы и Балтии;

- на основе источников определить первоначальную принадлежность спорных территорий и установить исходную линию разграничения с сопредельными государствами на Северо-Западе Русского государства;

- исследуя опубликованные и неопубликованные архивные материалы, актовые документы, изучить последовательность и историко-правовые основы изменения северо-западных рубежей Российской империи, порядок и организацию зарождения ее системной охраны;

- выявить правомерность образования и последующего изменения северо-западного участка государственной границы СССР;

- определить исторические особенности возникновения конфликто-об-разующей основы в разграничении с сопредельными государствами на Северо-Западе Российской Федерации.

Методологическую основу диссертации составил научный диалектический метод познания, который включает в себя следующие общеисторические методы исследования: историко-генетический, историко-сравнитель-ный, историко-типологический и историко-системный.

Специфика применения каждого из этих методов зависела от сущности поставленных задач, а их комплексное применение позволило интерпретировать конкретно-исторический материал, упорядочить факты, выявленные эмпирическим путем, сконструировать из них целостную картину становления и развития территории и участка государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации, определить исторический аспект возникно-

вения территориальных претензий со стороны сопредельных государств в рассматриваемом регионе.

Объектом исследования являются межгосударственные отношения в различных общественно-экономических формациях и их воздействие на образование Северо-Западной территории и участка государственной границы Российской Федерации.

Предметом исследования является последовательность формирования государственной границы России с Латвией, Эстонией, Финляндией, Норвегией и ее легитимность, а также эволюция возникновения локальных территориальных претензий со стороны сопредельных государств.

Выбор историко-хронологических рамок исследования определяется тем, что рассматриваемый период охватывает историческую составляющую формирования территории и государственной границы в Северо-Западном регионе.

Начальная точка исследования X в., время, когда Новгород Великий, вслед за Киевом приняв христианство, становится надежной крепостью и на протяжении столетий защищает западные и северные границы русских земель. До наших дней не сохранилось ни одного документа, точно определяющего прохождение границы на рассматриваемом участке. Проведенное исследование позволило автору с достаточной точностью определить начальную линию разграничения именно с конца X в. между Псковскими землями и землями Летгол, Чуди.

Конечная точка исследования - 1 апреля 1993 года. Несмотря на то, что окончательный договор о границах России с Латвией подписан лишь в 2007 году, а с Эстонией не подписан вовсе, 1 апреля 1993 г. принимается закон «О Государственной границе Российской Федерации». Этот нормативный акт закрепил суверенное право России на свою государственную территорию по принципу взаимного уважения суверенитета, территориальной целостности государств и нерушимости государственной границы по линиям прежних административных границ союзных республик СССР.

Территориальные рамки исследования представлены Северо-Западным регионом Российской Федерации: Ленинградской, Мурманской, Псковской областями и Республикой Карелия, в пределах которых выдвигаются территориальные притязания со стороны руководства Эстонской и Латвийской республик, отдельных политических движений в Финляндии, и смешанным участком в Баренцевом море с Норвегией, а также соседними землями в разное время, входившими в состав Российской империи.

Степень научной разработанности. Проблема формирования государственной границы Российской Федерации в Северо-Западном регионе как единого процесса в прямой постановке осталась неизученной, несмотря на то, что в научной литературе встречаются работы, посвященные межгосударственным взаимоотношениям России с Эстонией, Латвией, Швецией,

Финляндией и Норвегией. Историографический анализ данных работ представлен в первой главе диссертации.

Источниковую базу диссертационного исследования составляют опубликованные и неопубликованные архивные документы, летописи, договоры, актовый и картографический материалы, в которых содержатся сведения об истории процесса формирования территории и границы Российской Федерации. Весь этот массив автором условно разделен на девять групп. Подробный анализ источниковой базы проведен в первой главе исследования.

Научная новизна исследования состоит в том, что настоящая работа представляет собой первое комплексное исследование непрерывного и целостного процесса формирования территории, становления и развития государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации начиная с X в. В работе впервые проанализирована историко-правовая основа территориальных изменений и линий разграничения; выделены проблемы в практической деятельности государства по совершенствованию системы охраны границы; определены причины и условия, вынудившие молодую Советскую Республику пойти на значительные территориальные уступки на северо-западе страны при заключении мирных договоров; исследованы действия Советского правительства в условиях обострения военно-политической обстановки по вынесению на запад своих границ и их укреплению путем воссоединения территорий, отторгнутых у России в результате событий 1917-1920 гг.; сформулированы выводы о необходимости цивилизованного, взаимовыгодного сотрудничества сопредельных государств на основе международных соглашений и двусторонних договоров, в том числе и в решении любых возникающих на границе проблем с использованием пограничной дипломатии.

Основные положения, выносимые на защиту:

- территории, на которые предъявили свои претензии Латвийская республика (Пыталовский район Псковской области - уезд Абрене) и Эстонская Республика (Печорский район Псковской области и правобережье реки Наровы с Ивангородом), с конца IX в. принадлежали Великому Новгороду;

- Великому Новгороду принадлежало всё Приладожье и восточная часть Карельского перешейка, западная часть перешейка с конца XIII в. находилась под шведским владением, для защиты которого в 1293 году был основан Выборг и что закреплялось Ореховским мирным договором 1323 г.;

- в ходе Ливонских войн с конца XIII в. и до Ништадтского мирного договора 1721 г. территории современных Пыталовского и Печорского районов, правобережье реки Наровы с Ивангородом никогда не принадлежали Ливонскому ордену, в то же время Приладожье, восточная часть Карельского перешейка, Ингерманландия некоторое время находились в составе Шведского королевства;

- линия разграничения, сложившаяся у РСФСР с Латвией, Эстонией и Финляндией после заключения мирных договоров в 1920 г., не является ис-

торико-правовой точкой отсчета для предъявления территориальных претензий;

- последовательность послевоенного устройства государственной границы СССР с Финляндией и найденный компромисс по разграничению морского пространства с Норвегией в Баренцевом море - пример цивилизованного, взаимовыгодного сотрудничества сопредельных государств на основе международных соглашений и двусторонних договоров, в том числе и в решении любых возникающих на границе проблем с использованием пограничной дипломатии;

- Латвийская и Эстонская республики не имеют ни исторических, ни международно-правовых оснований для предъявления территориальных претензий Российской Федерации, Российская Федерация соблюдает принципы нерушимости европейских границ и взаимоотношений мирного сосуществования, провозглашенные в Заключительном акте Хельсинкской декларации 1975 г.

Теоретическая и практическая значимость исследования

заключается в том, что в работе впервые исследован историко-правовой процесс формирования государственной территории и государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации. Кроме того, данное исследование вносит определенный вклад в обоснование необходимости обеспечения территориальной целостности России, что является весьма важным в деятельности органов государственной, законодательной и исполнительной власти. Политические деятели могут опираться на результаты исследования при формировании внешнеполитического курса Российской Федерации, при решении территориальных споров с сопредельными государствами, что позволит в настоящем и будущем исключить провалы и просчеты в деятельности по формированию государственной границы.

Выводы, положения и рекомендации, содержащиеся в диссертации, представляют новое направление в развитии исторической науки, а также значительный интерес в плане утверждения территориального сознания, выбора механизмов интеграции Российской Федерации с соседними государствами.

Научные результаты диссертационного исследования могут быть использованы при написании обобщающих трудов по истории международных отношений на глобальном, региональном и локальном уровнях, в лекционных курсах при подготовке историков, в институтах ФСБ России пограничной направленности, территориальных пограничных управлениях Северо-Запада России, а также при подготовке справочного материала специалистами различного профиля.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась и была одобрена на заседании кафедры истории Ленинградского государственного университета имени A.C. Пушкина. Основное содержание исследования, его главные положения и выводы получили апробацию на международных, всероссийских, региональных научно-практических конференциях, а также в

Пограничной академии ФСБ России, Московском военном пограничном институте. Автор с докладами и научными сообщениями выступал на научно-теоретической конференции руководящего состава пограничной службы ФСБ России, на научно-методических сборах офицеров территориального пограничного управления ФСБ России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Первого пограничного кадетского корпуса ФСБ России. Основные положения диссертации опубликованы в двух монографиях автора, а также в статьях в научных изданиях, в том числе в четырнадцати статьях в журналах, включенных в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации. За монографию «Государственная граница Северо-Запада России: исторический аспект» автору присвоено звание лауреата литературно-художественного конкурса «Золотое перо границы».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка источников и литературы, а также приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы, ее актуальность и практическая значимость, объект, предмет, методология исследования, анализируется степень ее научной разработанности, хронологические рамки, раскрываются цели и задачи работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Государственная граница России как объект исторического исследования» посвящена описанию методов и приемов, применявшихся в данном диссертационном исследовании, исследованию работ наших предшественников и современников по рассматриваемой проблеме, анализу ис-точниковой базы.

В параграфе 1.1 «Методология и методы исследования» раскрываются теоретические основы работы над темой. В ходе сбора, систематизации и обработки материалов по теме автор диссертации использовал общепризнанную методологическую основу - научный диалектический метод познания, который включает в себя следующие общеисторические методы исследования: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологи-ческий и историко-системный.

В качестве одного из основных использовался принцип историзма, который позволил изучить начало формирования государственных территорий и государственных границ в соответствии с их изменениями во времени, то есть в развитии, синхронно с процессами, происходившими в государствах в различных общественно-экономических формациях.

Применение историко-типологического метода, по мнению диссертанта, имеет свою объективную основу в изучении исторического аспекта становления государственной границы Российской Федерации с Прибалтийскими государствами. Выступая как средство упорядочивания и систематизации

конкретных данных об исторических объектах, явлениях и процессах, типо-логизация событий способствовала определению принадлежности земель, на которые претендовали Эстонская и Латвийская стороны. Применение исто-рико-типологического метода позволило рассматривать дальнейшее изменение принадлежности территорий как непрерывный динамический процесс, представляющий собой не простое последовательное течение событий, а имевший свои существенные отличительные стадии. Выделение этих стадий явилось важной задачей в определении исторически сложившейся линии разграничения.

Историко-генетический метод как наиболее универсальный и доступный метод исторического исследования позволил показать причинно-следственные связи и неправомерность возникновения территориальных претензий Латвии и Эстонии к Российской Федерации, выявить историческое развитие основ выдвижения территориальных притязаний со стороны политических движений в Финляндии и изучить историю возникновения неразрешенное™ вопроса по смешанному участку в Баренцевом море с Норвегией.

Наиболее продуктивным методом в исследовательской работе оказался историко-системный. Данный метод способствовал объективному представлению историко-правовых оценок мирных договоров и дал возможность подробно проанализировать последовательность принадлежности спорных территорий на различных системных уровнях.

Также применялись и другие общенаучные методы, такие как: сопоставления и объяснения, исторического и логического, синтеза и анализа, дедукции и индукции, описания и измерения.

От сущности исследовательской задачи зависела специфика применения каждого из этих методов, а их комплексное применение и предлагаемый новый концептуальный подход к проблеме становления и развития государственной территории и государственной границы позволили диссертанту реконструировать масштабную картину формирования государственной территории и государственной границы именно на Северо-Западе России, подчеркнуть сложность этого процесса, показать особенности борьбы за те или иные территории, раскрыть различные формы этой борьбы (мирные и немирные), обосновать роль объективных условий (географическое положение, наличие природных ресурсов, климатические условия и др.) и субъективных факторов (например, умение органов власти на разумной основе решать возникающие проблемы) в процессе формирования государственной границы и сделать выводы о значении этого процесса и его итогов для государственной безопасности.

В параграфе 1.2 «Источники сведений о становлении и развитии государственной границы на Северо-Западе России» исследована существующая в настоящее время основная источниковая база по истории становления и развития государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации. Следует отметить, что характер предпринятого исследования предоп-

ределил специфику источниковой базы, включающей как опубликованные, так и неопубликованные материалы, которые диссертант условно разделил на девять групп.

Первую группу источников составляют законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации о государственной границе, действующие в настоящее время. Документом высшей юридической силы является Закон от 01 апреля 1993 г. № 4730-1 «О Государственной границе Российской Федерации»1. Настоящий Закон определяет основы и организацию охраны государственной границы, ее установления и изменения. К нормативным правовым актам относятся указы и распоряжения Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, соглашения с сопредельными странами о принципах разграничения морских пространств. Следует отметить, что названное законодательство развивалось достаточно бессистемно и хаотично, было направлено в основном на фрагментарное совершенствование отдельных нормативных предписаний, что было обусловлено необходимостью принятия срочных мер на законодательном уровне в силу специфики возникающей проблемы. Так, только Закон «О Государственной границе Российской Федерации» изменялся и дополнялся более 10 раз.

Вторую группу источников составляют документы федеральных, региональных, ведомственных и иностранных архивов. В процессе работы автором изучены и проанализированы документы 324 дел из 42 фондов. Среди них фонды Российского государственного архива древних актов, Российского государственного военно-исторического архива, Архива внешней политики Российской Федерации, Центрального государственного архива Советской Армии, Государственного архива Псковской области, Государственного архива новейшей истории Псковской области, Национального архива Республики Карелия, Отдела рукописей Российской национальной библиотеки, Государственного архива Эстонии. Многие архивные документы, использованные диссертантом, ранее не публиковались и не были известны широкой научной общественности.

Третью группу источников составляют письменные памятники оригинального характера, исключительные по своему историческому значению и важности в определении первоначальной принадлежности территорий - летописи. Они позволяют привлечь дополнительные данные для освещения картины расселения прибалтийско-финских племен чуди (эстов), ливов и литовцев; предоставляют сведения о характере взаимоотношений племен Прибалтики и Древней Руси. Диссертант приходит к выводу об исключи-

1 Закон Российской Федерации от 01 апреля 1993 г. № 4730-1 «О Государственной граиице Российской Федерации» // Информационно-правовой портал ГАРАНТ. [Электронный ресурс]. URL: http:// base.garant.ru>10103372.

тельности и оригинальности этих источников и поэтому выделяет их в самостоятельную группу.

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что летописцы прежде всего отражали события политической истории русско-прибалтийских и русско-скандинавских отношений, оставляя без пристального внимания известия о конкретном прохождении линии границы.

К четвертой группе источников следует отнести литературные произведения, как древнерусские, так и иностранные. Для анализа процесса становления государственной границы в домосковский период значительный интерес представляют оригинальные произведения гражданской литературы Киевской Руси.

Дополнением к русским источникам по рассматриваемому вопросу служат сочинения иностранцев. Диссертант отобрал наиболее ценные иностранные источники по историй стран Восточной Прибалтики с конца XII до начала XVIII вв. Среди них «Хроника Ливонии» Генриха Латвийского2. Она написана очевидцем и участником событий. Следует подчеркнуть, что в хронике события описаны чрезвычайно детально и в подробностях. Это один из основных источников сведений о народах Ливонии в период появления их на европейском историческом горизонте. Представляет интерес и один из древнейших шведских литературных памятников - «Хроника Эрика»3. Она является основным источником для изучения истории Швеции конца XIII -начала XIV в., так как средневековая Швеция не создала исторических памятников, подобных русским летописям и наиболее известным западноевропейским хроникам.

Анализ этой группы источников дает основание утверждать, что литературные произведения более политизированы, чем летописи, но, тем не менее, помогают существенно уточнить сведения о разграничении территорий в описываемый в них период.

В пятую группу целесообразно выделить берестяные грамоты, содержащие тексты договоров, актов, соглашений между соседними землями. Это одновременно вещественные (археологические) и письменные источники. Особый интерес представляют Новгородские берестяные грамоты. Они дают исследователю информацию о военных конфликтах и внешней политике Новгорода, о сборе дани с покорённых земель. По описанию грамот № 133, 248, 249, 260 определяется линия разграничения между Новгородской Русью и Шведским государством в XII в.

Следует подчеркнуть, что берестяные грамоты помогают раскрыть систему двойного подчинения окраинных территорий после ряда военных стол-

2 Латвийский Г. Хроника Ливонии. - 2-е изд. - М.-Л., 1938.

3 Хроника Эрика / сост., отв. ред. и редактор перевода А. А. Сванидзе; пер. со старо-швед. А. Ю. Желтухипа; ком. А. 10. Желтухипа и А. А. Сванидзе. - Изд. 2-е, испр. и доп. -М„ 1999.

кновений и в совокупности с летописями, хрониками и другими письменными источниками дают возможность проследить историю становления границы на Северо-Западе России.

Шестую группу источников составляют документы, опубликованные в сборниках в разное время. Критический анализ документов из Полного собрания законов Российской империи4 дал возможность диссертанту извлечь материалы, имеющие исключительную научную ценность по вопросу формирования границ на Северо-Западе Руси.

Законодательные акты советской эпохи использовались автором по официальным изданиям, таким как «Ведомости Верховного Совета СССР»5, сборникам документов о внешней политике СССР. Некоторые договоры и нормативные акты, относящиеся к избранной теме, вошли в состав фундаментальных публикаций «Декреты Советской власти»6, «Документы внешней политики СССР»7, специальных изданий «Документы международных отношений»8, «Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях»9.

Конкретная реализация действующего законодательства обычно связана с ведомственными регламентирующими документами (приказами, распоряжениями, директивами и т. д.). Автор исследования обращается к нормативно-правовым актам из сборника юридического информационного агентства «ШТКАЬЕХ» и сборника Федеральной пограничной службы Российской Федерации «Безопасность. Оборона. Государственная граница»10.

В седьмой группе собраны картографические материалы, как опубликованные в отечественных и иностранных изданиях, так и извлеченные автором из архивохранилищ. Историки практически не обращаются к этому виду источников, в то время как именно топографические карты наглядно показывают пределы государств.

Заслуживают внимания материалы, хранящиеся в фондах Отдела рукописей Российской национальной библиотеки. Сохранившиеся там межевые карты и планы позволяют оценить результаты Генерального межевания в Российской империи второй половины XVIII - начале XIX в., уточнить принадлежность земель по генеральным планам административных единиц и линию формирующейся государственной границы.

4 Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. Собр. 1. СПб., 1830.

5 Ведомости Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик. - М., 1938-1991.

6 Декреты Советской власти. - Т. 1-14. - М„ 1957-1997.

7 За мир и безопасность пародов: Документы внешней политики СССР 1967 г.: В 2 кн. -М.: Политиздат, 1984.

8 Документы международных отношений (1917-1945 гг.). М.: Анкил, 1999. - 148 с.

9 Ключников 10. В. и Андрей Сабанин. Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. - М.: Литиздат НКИД, 1925-1929.

10 Сборник нормативных правовых актов. Вып.VII. «Безопасность. Оборона. Государственная граница». - М., 2002.

Именно картографические источники позволяют ученым наиболее полно представить линию разграничения территорий соседних государств. В то же время масштаб топографических карт по интересующему автора региону настолько велик, что не представляется возможным определить принадлежность территории без привлечения источников иного вида.

Восьмую группу источников составили материалы периодической печати. Автором использованы материалы таких специализированных изданий, как «Вестник границы», «Пограничник», «Порубежье», «Ветеран границы». Несмотря на то, что содержащиеся в них публикации в основном представляют собой краткие сообщения с мест о текущих событиях, диссертант, используя опыт своей практической службы, сумел извлечь крайне важную информацию по вопросам формирования государственной границы на Северо-Западе России.

В девятую группу источников вошли документы из личного архива автора. Диссертант проходил военную службу в пограничных формированиях на территории Балтийских государств, принимал непосредственное участие в обустройстве государственной границы Российской Федерации на новых рубежах. Им собрана коллекция документов, непосредственно отражающая организацию охраны границы с Латвией и Эстонией, раскрывающая ход событий по определению линии разграничения, действий областных и районных администраций, общественных организаций и отдельных граждан в ходе урегулирования пограничных конфликтов и инцидентов.

В целом, проведенный анализ источниковой базы позволяет утверждать, что только совокупность используемых источников дает возможность конструктивно проанализировать изучаемую проблему, представить позитивный и негативный опыт решения вопросов спорных территорий, граничащих с Россией.

В параграфе 1.3 «Проблема становления и развития государственной границы на Северо-Западе России в работах отечественных и зарубежных исследователей: этапы, научные подходы, влияние идеологического фактора» рассматривается историография темы.

В исследовании выделяется четыре основных периода изучения вопросов русско-прибалтийских и русско-скандинавских отношений в целом и проблемы территориального разграничения между государствами на Северо-Западе России, в частности. Первый период: конец XVII в. - первая половина XIX в., характеризуется изысканием исторических материалов. Второй - со второй половины XIX в. до 1917 г. - связан с качественным методологическим и инструментальным обновлением российской исторической науки под влиянием общемировой научной революции, с появлением фундаментальных исследований русско-прибалтийских и русско-скандинавских отношений. Третий - советский - с 1917 г. по 1991 г. Это период, отражающий позицию советского руководства с ортодоксально марксистских позиций в условиях жесткой цензуры. Четвертый - с 1991 года по настоящее время. Период, когда у историков появилась возможность писать о русско-при-

балтийских и русско-скандинавских отношениях объективно, без политических спекуляций и искажений.

Приступая к рассмотрению первого периода, необходимо отметить, что научным изысканиям исторических материалов об истории России, в том числе и взаимоотношений ее со странами Скандинавии, положил начало ученый-энциклопедист, выдающийся государственный и общественный деятель России первой половины XVIII в. В. Н. Татищев11.

Первые исследования, посвященные истории внешнеполитических связей России в эпоху Петра I, были изданы еще при его жизни12. Данные работы лишены научной объективности и мо1ут расцениваться современными исследователями как исключительно патриотические и пропагандистские произведения.

Вопросы русско-шведских и русско-датских отношений без какого-либо критического анализа освещались Н. М Карамзиным13, И. И. Голиковым14. Началом публикации источников по рассматриваемой теме можно считать издание в 1788 г. «Хождения во Флоренцию 1437-1440 г.»15.

Первыми историками Восточной Прибалтики хронологически были ученые и публицисты из прибалтийских немцев. В прибалтийско-немецкой историографии господствующее направление представляли защитники экономических и политических интересов местного дворянства. И. Г. Юнг-Штиллинг16, принадлежащий к этому направлению, в своих исторических работах неизменно и последовательно отстаивал классовое господство немецких феодалов, дворянства, их права на эксплуатацию латышского и эстонского крестьянства.

Отметим, что системное изучение вопросов русско-прибалтийских и русско-скандинавских отношений начинается во второй четверти XIX в. с вовлечения в научный оборот местных и скандинавских источников. Заслуживает внимания творчество Ф. Г. Бунге17, Г. Гильдебранда18, Э. Боннеля19, из

11 Татищев В. Н. История Российская / Под ред. А. И. Андреева, С. Н. Валка, М. Н. Тихомирова. В 7 т. - М.-Л., 1962-1968.

12 Шафиров П. П. Рассуждения, какие.... Законные причины его царское величество Петр Великий... к начатию войны... против... Карола 12 имел. - СПб., 1717.; его же Рассуждения, какие законные причины император Петр Великий к начатию войны против короля шведского Карла XII в 1700 году имел. - СПб., 1722.

13 Карамзин Н. М. История государства Российского. - Т. 1-12. - СПб., 1816-1829.

14 Голиков И. И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам. - Изд. 2-е. - М., 1837-1843.

15 Древняя Российская вифлиофика. - Ч. VI. - Изд. 2-е. - М., 1788. - С. 27-48.

16 Юнг-Штиллинг И. Г. Тоска по отчизне. Сочинение Генриха Штиллинга. Ч. 1-2 / Пер. с нем. Ф. Лубяновского. - СПб., 1806.

17 Bunge F. Liv - Est und Kurlandisches Urkundenbuch nebst Regosten. Bd. I. № 492; Bd. -IV №1483; Bd. VI, №№ 2924, 3010, 3031, 3033, 3036, 3037, 3045, 3051, 3056, 3057-3059, 3062, 3076.

18 Gildebrand G. Esth - und Livlandische Brieflade. Hrsg. v.V.G.v. Bunge. - Reval, 1854.

19 BonnelE. Russisch - Livlandische Chronographie von des Mitte des neunten Jahrhunderts bis zum Jahre 1410. - St-Petersburg, 1862.

отечественной историографии - исследования К. Э. Напьерского , П. Г. Бут-кова21, И. И. Срезневского22. Их научные публикации позволили познакомиться с интересными документами по истории отношений России и Лиф-ляндии, связанными с городами Псковом, Новгородом, Москвой, Полоцком и другими.

Недостатками этих собраний является то, что в период подготовки было принято при издании старинных документов приводить их в «удобопонятную» форму, не уничтожая первоначального смысла. Слишком большая свобода и последовательность в этом случае повлекли за собой неточности при критической оценке старинных документов.

Таким образом, к числу безусловных заслуг отечественных и немецких историков прибалтийского происхождения первого периода следует отнести организацию целенаправленной работы по поиску, систематизации, научной обработке и публикации источников по русской истории, особенно по древнейшему периоду. Именно их усилиями и началось введение в научный оборот ценнейших материалов летописного и актового характера. Впоследствии издаются важнейшие отечественные источники, касающиеся интересующей нас темы: это новгородские, псковские, софийские летописи, вышедшие в составе первых томов «Полного собрания русских летописей»23, писцовые книги Водской пятины24.

Благодаря указанным публикациям, в научный оборот был введен огромный фонд источников, на основе которого со второй половины XIX в. начинается второй период изучения русско-прибалтийских и русско-скандинавских отношений. Развитие образования и науки в стране стимулировали реформы 60-70-х гг. XIX в. и бурный экономический рост, выведшие Россию на новый этап развития. В научную жизнь входят десятки новых хорошо подготовленных историков, наука функционирует как целостная система, в которой сосуществуют и взаимодействуют различные направления, увеличивается количество и качество исследований. В эти годы вопросами взаимоотношений соседних государств успешно занимаются Е. В. Чешихин25,

20 Напъерский К. Э. Грамоты, касающиеся до сношений северо-западной России с Ригою и ганзейскими городами, в XII, XIII и XIV веке. Найдены в Рижском Архиве К. Э. Напьерс-ким и изданы Археографическою Коммиссисю. - СПб., 1857; Он же. Русско-ливонскиеакты, собранные К. Э. Напьерским, изданы Археографическою комиссиею. - СПб., 1868.

21 Бутков П. Г. Три древних договора руссов с норвежцами и шведами // Журнал Министерства внутренних дел. - 1837. - Ч. XXIII. - С. 327-340.

22 Срезневский И. И. Древние договорные грамоты Новгорода с немцами // ИОРЯС (Известия Отделения русского языка и словесности АН). - Т. 5,- СПб., 1855.

23 Полное собрание русских летописей. Т. 1-5. - СПб., 1846-1851.

2< Временник Московского общества истории и древностей российских. - Кн.6. - М., 1850.; Кн. 11,12. - М., 1851.

25 Чешихин Е. В. История Ливонии с древнейших времен. Т. 1-3. - Рига, 1884-1887; Он же. Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Том 1-4. - Рига, 1877-1883.

М. Н. Бережков26, А. Сапутов27, Д. П. Европеус28, Ю. Ю. Трусман29, Н. Н. Бан-тыш-Каменский30, Я. К. Грот31.

Началу фундаментального изучения истории взаимоотношений скандинавских стран и России положил Г. В. Форстен. Его самые значительные работы являются важнейшим этапом в изучении Скандинавии и русско-скандинавских связей32.

Работая над своим главным трудом, Г. В. Форстен тщательно изучил всю имевшуюся немногочисленную, но разрозненную русскую историческую литературу, хотя бы косвенно относящуюся к его теме - балтийских славян и их отношений с другими народами Балтики. Широко использовал Г. В. Форстен обширную иностранную литературу, в том числе не только на немецком, французском, шведском и датском языках, но и на финском, польском и голландском. В этом отношении Г. В. Форстен намного опередил других русских историков.

Новая волна в разработке вопросов истории русско-прибалтийских отношений в начале XX в. была связана с 200-летием присоединения Прибалтийского края к России. Это событие положило началу монографического изучения и освещения истории объединения Прибалтики с Россией. С крупными исследованиями выступили Г. Писаревский33, В. Т. Болдырев34, И. К. Высоцкий35, П. Т. Пшеничников38, И. К. Рогозников37, С. Н. Сивицкий38,

2Ь Бережков М. Н. О торговли Руси с Ганзой до конца XV века. - СПб., 1879.

27 Сапутов А. Окончание первоначального русского владычества в Прибалтийском крае в XIII столетии. - СПб., 1898.

28 Европеус Д. П. Об угорском народе, обитавшем в средней и северной части Скандинавии до прибытия туда нынешних их жителей. - СПб., 1874. - С. 5.

29 Трусман 10.10. Финские элементы в Гдовском уезде Санкт-Петербургской губернии. - СПб., 1885; Он же. Этимология местных названий Псковского уезда. - Ревель, 1897; Он же. Чудско-литовские элементы в Новгородских пятинах Ч. 1. (Пятины Водская, Де-ревская и Шелонская). - Ревель, 1898; Он же. Исакские полуверцы в Эстляндской губернии. - Ревель, 1895.

30 Бантыш-Камепский II. II. Обзор внешних сношений России. Ч. 3. - М., 1897.

31 Грот Я. К. Сочинения в 5 томах. - СПб., 1898.

32 Форстен Г. В. Балтийский вопрос в XVI и XVII столетиях 1544-1648. Борьба из-за Ливонии. Т. 1. - СПб., - 1893; Он же. Балтийский вопрос в XVI и XVII столетиях 1544 -1648. Борьба Швеции с Польшей и Габсбургским домом. Т. 2. - СПб., 1894; Он же. Борьба из-за господства на Балтийском море в XV и XVI столетиях. Записки историко-филологического факультета императорского Санкт-Петербургского университета. Т. 14. - СПб., 1884.

33 Писаревский Г. Из истории иностранной колонизации в России в XVIII в. Записки Московского археологического института. - М., 1909.

34 Болдырев В. Т. Осада и взятие Риги в 1709-1710 гг.- Рига, 1910.

35 Высоцкий И. К. Очерки по истории объединения Прибалтики с Россией. - Рига, 1910.

36 Пшеничников П. Т. Русские в Прибалтийском крае. - Рига, 1910.

37 Рогозников И. К. К двухсотлетию присоединения Эстляндии к России. - Ревель, 1910.

38 Сивицкий С. Н. Прибалтийский край под русской властью. - Рига, 1910.

П. М. Токарев39. Исследователи стремились показать историю завоевания Прибалтики немцами в начале XIII в., затем, в течение почти пяти веков, беспрерывные внутренние смуты и войны Ливонского Ордена с соседями, а после распада Ордена - борьбу соседних держав за его наследие.

Таким образом, во втором периоде историки на основе географических и этнографических сведений начинают исследовать процесс расселения латышей и эстов, финских народностей в рассматриваемом регионе. Все больше исследователей продолжают работы по сбору и публикации официальных актов, памятников истории и письменности, архивных материалов. На этой основе начинается исследование вопросов истории русско-прибалтийских и русско-скандинавских взаимоотношений.

После бурных внутриполитических потрясений в России первого десятилетия XX в. начинается третий этап системного изучения отечественной историографией вопросов русско-прибалтийских и русско-скандинавских отношений - советский. Необходимо отметить, что в первые десятилетия советской власти в исторической науке совсем не уделялось внимание изучению истории взаимоотношений нашего государства со скандинавскими странами. Не было ни одного обобщающего труда на эту тему за исключением отдельных работ М. М. Богословского40, Б. Тельпуховского41 и С. С. Гад-зяцкого42. В начальный период советского этапа затормозился процесс изучения и русско-прибалтийских отношений. До 40-х годов в свет выходит только одна работа X. X. Крууса13.

Во второй половине 1950-х - начале 1960-х гг. произошло возрождение интереса к прибалтийским и скандинавским исследованиям. Период «оттепели» благотворно отразился на развитии упомянутой области научных знаний. С 1956 г. по инициативе одного из ведущих историков-скандинавистов В. В. Похлебкина начинают издаваться специализированные «Скандинавские сборники», объединившие усилия ученых самого разного профиля: лингвистов, историков, экономистов, искусствоведов с целью комплексного изучения Скандинавских стран. На страницах упомянутых сборников советские читатели имели возможность познакомиться с новинками историографии северных стран, а скандинавские исследователи - с советской историографией. Редакторы направляли работу специалистов на исследование «белых пятен» и дискуссионных вопросов истории Скандинавских стран и Финляндии. >

39 Токарев П. М. Балтийский вопрос. - Рига, 1910; Он же. Краткая история латышского народа. - Рига, 1914.

40 Богословский М. М. Петр Великий и его реформы. - М., 1920.

41 Телъпуховский Б. Древнейшие договоры русских князей с норвежскими и шведскими королями // Военно-исторический журнал. - 1940. - №. 3. - С. 128-133.

42 Гадзяцкий С. С. Карелы и Карелия в новгородское время. - Петрозаводск, 1941.

43 Крусс XX. Русско-Ливонская война (1558 - 1561 гг.). - Тарту, 1924.

За период с 1956 г. по 1990 г. было издано тридцать три выпуска. Это привело к усилению внимания к скандинавской проблематике и активизации исследований в этой области. Производилось широкое обследование архивов Москвы, Ленинграда и Прибалтики по выявлению в них источников, относящихся к истории сношений России со Скандинавией, отечественными, финскими и шведскими учеными. В результате обнаружена обширная и разнообразная документация, а сами фонды, содержащие подобные материалы, подверглись описанию и частичному архивоведческому изучению.

Возобновились публикации, главным образом, по истории русско-шведских отношений4,1. Ряд ценных дипломатических материалов и соглашений по истории русско-шведских отношений помещен в очередных томах «Писем и бумаг Петра Великого»45, в сборнике договоров России с другими государствами за 1856-1917 гг.4С и в серийном издании документов внешней политики России XIX - начала XX вв.47 Указанные источники представляют собой не только ценное дополнение, позволяющее сопоставлять с данными, почерпнутыми из скандинавских архивов, но подчас имеют и самостоятельное значение, являясь незаменимыми уникальными документами.

В это время начинается напряженная работа в архивах Риги, Тарту, Таллина, Ленинграда, Москвы, Могилева, Минска, Вильнюса. Повсюду выявляются новые материалы, многие из которых еще не были использованы исследователями. В работах Н. Д. Боголюбовой и Л. И. Таубенберга48, А. Л. Хо-рошкевича49, С. Н. Валка50, С. П. Обнорского и С. Г. Бархударова5', В. Л. Янина52, публикуются источники, содержащие известия о русско-ли-

" Грамоты Великого Новгорода и Пскова со Швецией и Готландом ХП-Х1У вв. / под ред. С. Н. Валка. - М.-Л., - 1949; Путешествие русских послов ХУ1-ХУП вв. Статейные списки (серия «Литературные памятники»).- М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1954; Русско-шведские экономические отношения в XVII в.: Сб. документов / сост. М. Б. Давыдова, И. П. Шаскольский, А. И. Юхт. - М.-Л., 1960.

45 См.: Письма и бумаги Петра Великого. Т. УП-Х1. - М.-Л., 1946-1964.

46 См.: Сбориик договоров России с другими государствами. 1856-1917. - М.: Госполитиздат, 1952.

47 См.: Внешняя политика России XIX и начала XX века. Серия первая: 1801-1815. Т.1-УП. - М„ 1960-1969.

48 Боголюбова Н. Д., Таубенберг Л. И. О древнерусских памятниках ХИ1-Х1У вв. Рижского городского архива. Т. XXXVI // Ученые записки Латв. гос. ун-та, 1960. - С. 7-22; Они же. Смоленские грамоты ХШ-Х1У вв. - М., 1963.

49 Хорошкевич А. Л. Новые новгородские грамоты XIV-XV вв. // Археографический ежегодник за 1963 г. М„ 1964. - С. 272-274; Он же. Русские грамоты 60-70-х годов XV в. из бывшего Рижского городского архива // Археографический ежегодник за 1965 г. М., 1966.-С. 331-341.

50 Валк С. Н. Две грамоты о новгородско-псковских отношениях с Прибалтикой в XV в. // Исторический архив. - 1956. - № 1. - С. 232-234.

51 Обнорский С. П., Бархударов С. Г. Хрестоматия по истории русского языка. Ч. 1. -. М„ 1952, № 20, 21, 35-40.

52 Янин В. Л. Две неизданные новгородские грамоты XV в. // Археографический ежегодник за 1959 г. М„ 1960. - С. 337-339.

вонских отношениях. Выходят очередные тома «Полного собрания русских летописей», включающие ранее не издававшиеся московские летописные своды53, новые издания псковских летописей и Новгородской первой летописи54, новгородские и псковские грамоты, в состав которых входят и договоры с Ливонией, а также грамоты Новгорода и Пскова с ганзейскими и ливонскими городами55.

Интенсивно исследуются политические, военные и дипломатические отношения ХУ1-ХУН вв. (Ливонская война, шведская интервенция в Россию в начале XVII вв., Столбовский мирный договор, тридцатилетняя война и проблема русско-шведского союза, взаимоотношения России со Швецией в середине XVII в.) в работах А. С. Кана56, Г. А. Замятина57, Б. Ф. Поршнева58, X. X. Крууса59, Ю. В. Курскова60, А. А. Арзыматова61, О. Л. Вайнштейна62, В. А. Фигаровского63, И. П. Шаскольского64.

53 Полное собрание русских летописей. Т. XXV. - М.-Л., 1949; Т. XXVII. - М.-Л., 1962; Т. XXVIII. - М.-Л., 1963.

54 Псковские летописи. Вып. I. - М.-Л., 1941; Вып. II. - М., 1955; Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. - М.-Л., 1950.

55 Грамоты Великого Новгорода и Пскова. - М,- Л., 1949, - № 28-30,34-36,46, 57,58, 65, 332, 336.

56 КанА. С. Стокгольмский договор 1649 г. // Скандинавский сборник. - Вып. I. - Таллин, 1956. - С. 101-117.

57 Замятин Г. А. Два документа к истории Земского собора 1616 г.// Труды Воронежского гос. ун-та. Т. 1. - 1925. - С. 299-310.

58 Поршнев Б. Ф. Борьба вокруг шведско-русского союза в 1631-1632 гг. // Скандинавский сборник. Вып. I.- Таллин, 1956. - С.11-71.

59 Круус X. X. Балтийский вопрос в XVI в. в зарубежной исторической литературе // Вопросы истории. - 1959. - № 6. - С. 108-119.

60 Курское 10. В. Русско-шведские отношения в 40-50-х годах XVII века (Межевые съезды 1642,1652,1654 гг.) //Скандинавский сборник. Вып. III. - Таллин, 1958. - С. 149-163.

61 Арзыматов А. А. К вопросу о русско-шведских отношениях в 1618-1648 гг. (по материалам ЦГАДА) // Скандинавский сборник. Вып. I. - Таллин, 1956. - С. 72-100; Опоке. Шведско-французский план Восточной коалиции и русская дипломатия // Ученые записки исторического факультета Киргизского ун-та. Вып. 5. - 1958. - С. 107-134.

62 Вайнштейи О. Л. Россия и Тридцатилетия война 1618-1648 гг. Очерки из истории внешней политики Московского государства в первой половине XVII в. - М., 1947; Он же. Средние века. Лекции профессора О. Л. Вайнштейна. 45 лекций. 1936-1937.

63 Фигаровский В. А. Отпор шведским интервентам в Новгороде (в начале XVII в.) // Новгородский исторический сборник. Вып. 3-4. - Новгород, 1938. - С. 58-85; Он же. Шведская политика па Новгородской земле в 1611-1613 гг. (по материалам микрофильмов Новгородского архива 1611-1616 гг., хранящегося в Стокгольме) // Тез. Докл. третьей науч. конф. скандинавистов. - Тарту, 1966. - С. 110-114.

64 Шасколъский И. П. Была ли Россия после Ливонской войны отрезана от Балтийского моря? // Исторические записки. - 1950. - № 35. - С. 294-303; Он же. Шведская интервенция в Карелии в начале XVII в. - Петрозаводск, 1950; Он же. Столбовской мир 1617 г. и торговые отношения России со Шведским государством. - М.-Л., 1964; Он же. Русские мастера-кожевники в Швеции в XVII в. // История СССР. - 1963. - № 2. - С. 215-217.

Проблемные аспекты и этапность Северной войны 1700-1721 гг. разрабатывались В. Е. Шутым65, Л. А. Никифоровым66, Б. Б. Кафенгаузом67, Е. В. Тарле68, В. Э. Грабарем69, Т. К. Крыловой70, В. Д. Королюком7', С. А. Фей-гиной72, А. П. Маркевичем73.

Глубоким научным подходом к многим проблемам двухсторонних отношений России и зарубежных стран отличаются монографии и статьи И. П. Шаскольского74, Б. Ф. Поршнева75, Н. А. Казаковой76.

6j Шутой В. Е. Борьба народных масс против нашествия армии Карла XII. 1700-1709 гг.

- М.: Соцэкгиз. - 1958.

66 Никифоров Л. А. Внешняя политика России в последние годы Северной войны. Ниш-тадтский мир. - М., 1959.

67 Кафенгауз Б. Б. Внешняя политика России при Петре I. - М.: ОГИЗ., 1942; Он же. Северная война и Ништадтский мир (1700-1721). - М.-Л., 1944. (В качестве приложения дан текст Ништадтского мирного договора 1721г. История 14-16 в); Он же. Древний Псков. Очерки по истории феодальной республики. - М.: Наука, 1969.

68 Тарле Е. В. Карл XII в 1708-1709 годах// Вопросы истории. -1950. - № 6. - С. 22-56; Он же. Роль русского военно-морского флота во внешней политике России при Петре I // Морской сборник. - 1946. - № 10-12; Он же. Русский флот и внешняя политика Петра I. -М., 1949; Он же. После Полтавы // Новая и новейшая история. - 1957. - № 1. - С. 60-74.

69 Грабар, В. Э. Первая русская книга по международному праву (Рассуждение П.П.Ша-фирова) // Вестник Московского ун-та. - 1950. - № 7. Серия общественных наук. Вып. 3.

- С. 101-110; Он же. Материалы к истории литературы международного права в России (1647-1917). - М.: Изд-во. Акад. Наук СССР, 1958.

70 Крылова Т. К. Россия и «Великий Союз» // Исторические записки. -1942. - № 13. -С. 84-129; Она же. Дипломатическая подготовка вступления русской армии в Померанию в 1711 г. // Исторические записки. - 1946. - № 19. - С. 17-62.

71 Королюк В. Д. Начало шведской агрессии против Речи Посполитой в ходе Северной войны (1701-1702 гг.) // Ученые записки Института славяноведения. T.VI. - 1952. -С. 208-283.

72 Фейгина С. А. Аландский конгресс. Внешняя политика России в конце Северной войны. - М., 1959.

73 Маркевич А. П. Разгром Карла ХП. - Киев, 1946.

74 Шаскольский И. П. Борьба русского народа за невские берега. - М.: Воениздат, 1940; Он же. Шведская интервенция а Карелии в начале XVII в. - Петрозаводск, 1950; Он же. Столбовский мир 1617 г. и торговые отношения России со Шведским государством. - М,-Л.: Наука, 1964; Он же. Псков. Очерки истории. - Л.: Лениздат, 1971; Он же. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII-XIII вв. - Л., 1978; Он же. Борьба Руси против шведской экспансии в Карелии. Конец XIII - начало XIV в. - Петрозаводск, 1987; Он же. Борьба Руси за сохранение выхода к Балтийскому морю в XIV веке. - Л., 1987.

75 Поршнев Б. Ф. Московское государство и вступление Швеции в Тридцатилетнюю войну // Исторический журнал. - 1945. - № 3. - С. 3-20; Он же. Густав-Адольф и подготовка Смоленской войны//Вопросы истории. - 1947. -№ 1. - С. 53-82; Он же. Русские субсидии Швеции во время Тридцатилетней войны // Известия АН СССР. Серия истории и философии. - 1945. - № 5; On же. Борьба вокруг шведско-русского союза в 16311632 гг. // Скандинавский сборник. I. - Таллин, 1956. - С. 11-71; Он же. Швеция и Вестфальский мир // Скандинавский сборник, И. - Таллин, 1957; Он же. Московское «Великое посольство» в Швецию в 1633 году// Скандинавский сборник, XVII. - Таллин, 1972.

76 Казакова II. А. Западная Европа в Русской письменности XV-XVI веков. - Л., 1980.

Повышение исследовательского уровня указанных и других работ отечественных историков второй половины 1950 - 1970-х гг. объясняется, прежде всего, широким привлечением ими материалов зарубежных архивов, что стало возможным благодаря как расширению интернациональных научных связей (в том числе практике обмена копиями архивных материалов), так и многочисленным публикациям источников в послевоенный период.

В 80-е годы работу по выявлению источников по истории нашей страны в архивах Скандинавии продолжили О. А. Князевская77, Е. А. Еронина78, В. Е. Возгрин79, Ю. Н. Беспятых80, которые совместно сучеными Финляндии начали готовить совместные публикации. Первым таким опытом стало издание документов по истории Карелии ХУ1-ХУП вв., подготовленное историками Петрозаводска и Йоэнсуу81.

Таким образом, в третьем периоде отечественной историографии исследование становления и развития территории и государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации фактически не определилось как одно из направлений. Предпринимались попытки изучения отдельных аспектов проблемы, продолжалась работа по поиску и публикации источников, главным образом, по истории русско-шведских отношений. Доминирующей тематикой оставалась внешняя политика Швеции.

Политические перемены в СССР в конце 1980-х - начале 1990-х гг., связанные с горбачевской перестройкой, признанием Советским Союзом существования секретных протоколов к советско-германскому договору 1939 г., выход из состава СССР Эстонии, Латвии и Литвы сопровождались ростом интереса к проблемам русско-прибалтийских и русско-скандинавских отношений. С 1991 года начинается четвертый период.

В периодической печати появляется множество публикаций по вопросу о спорных территориях на Северо-Западе России. Публикуемый материал

77 Князевская О. А., Шеберг А. П. Древнерусские пергаментные рукописи Швеции // Археографический ежегодник. - 1980. - С. 167-171.

78 Еронипа Е. А. Россия и Швеция: документы и материалы 1809-1818. - М., 1985.

79 Возгрин В. Е. Сведения о России ХУ1-ХУШ вв. в переписке датских послов // Археографический ежегодник. - 1981. - С. 148-151; Он же. Источники по русско-скандинавским отношениям ХУ1-ХУШ вв. // Рукописные источники по истории Западной Европы в Архиве ЛОИИ АН СССР. - Л., 1982. - С. 124; Онже. Россия и Европейские страны в годы Северной войны. История дипломатических отношений в 1697-1710 гг. / отв. ред. Е. В. Анисимов. - Л., 1986.

80 Беспятых 10. Н. Сочинение Л. 10. Эренмальма «Состояние России при Петре I // История СССР. - 1984. - № 5. С. 141-150; Он же. Карелия при Петре I. - Петрозаводск: Карелия, 1988; Онже. Западноевропейские источники по истории России первой четверти XVIII в.: автореф. дис.... д-ра ист. наук, 1990; Он же. Петербург Петра I в иностранных описаниях: Введение. Тексты. Комментарии. - Л., 1991; Онже. Тревожные годы Архангельска 1700-1721: Документы по истории Беломорья в эпоху Петра Великого. - Архангельск, 1993; Онже. Петербург Анны Иоанновиы в иностранных описаниях: Введение. Тексты. Комментарии. - СПб., 1997.

81 История Карелии ХУ1-ХУП вв. в документах.- Петрозаводск; Йоэнсуу, 1987.

носит поверхностный, популистский историко-этнографический характер и интереса по рассматриваемой теме не представляет.

Иное значение имеет монография «Границы России в ХУН-ХХ веках» Н. А. Дьяковой и М. А. Чепелкина82. В работе на основе документального материала рассмотрена история образования государственной территории и сухопутной границы Российской империи начиная с середины XVII в. и до 1991 г. 12-вековой истории русско-шведских отношений посвящена работа А. С. Кана, написанная с привлечением шведских и российских источников.

Описать историю образования российско-эстонской границы в выгодном для эстонской стороны свете попытался эстонский исследователь Э. Матти-сен83. В монографии предпринимается попытка доказать непрерывность законного действия российско-эстонской границы, установленной Тартуским Мирным договором, по настоящее время, а также подробно освещаются, по мнению автора, противоправные изменения границы Эстонии в 1944-1957 гг.

Попытку исследовать историю образования границы между Эстонией и Россией предпринимает и эстонский исследователь П. Варес84. Недостатком его работы является то, что отправная точка в исследовании (эпоха Петра I) выбрана неверно, так как корни проблемы лежат гораздо глубже.

Заслуживает внимания монография, подготовленная большим авторским коллективом под редакцией А. В. Гадло85. В монографии впервые сделана попытка обобщить материалы по исторической этнографии Псковской области. В основе лежит большой фактический материал, накопленный за два столетия изучения края, представлены материалы экспедиционных исследований последних лет. Авторы использовали документы центральных архивов, музейные собрания, археологические раскопки. Однако точного прохождения линии границы на спорном участке они не дают, а приведенная историческая карта-схема Псковского края, перепечатанная из Псковского областного словаря86, не совсем точно определяет линию границы.

В целом, с началом преобразований в СССР появилась возможность писать об истории становления и развития территории и государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации более объективно. Этим воспользовались эстонские исследователи и предприняли попытки доказать правомерность территориальных претензий. Отечественные историки ком-

82 Дьякова Н. А., Чепелкин М. А. Границы России в ХУП-ХХ веках. Центр военно-стратегических и военно-технологических исследований Института США и Канады РАН. -М., 1995 '

83 Маттисен Э. Эстония и Россия,- история границы и ее проблемы'. - Таллин: Ило, 1995.

84 Эстония и Россия, эстонцы и русские - диалог: Международный центр Улофа Пальме (Швеция), Институт международных и социальных исследований (Эстония), Центр изучения сознания и человеческих взаимоотношений (Вирджинский университет, США). / Под ред. О. Журьяри. - Таллин, 1998.

85 Историко-этпографические очерки Псковского края. Под ред. А. В. Гадло - Псков, 1998.

86 Псковский областной словарь с историческими данными. - Вып.1. - Л., 1967. - С. 7.

плексного исследования вопросов территориального разграничения не проводили, ограничившись лишь рассмотрением отдельных аспектов исторической этнографии регионов.

Вторая глава «Исторический аспект формирования территории и государственной границы на Северо-Западе Русского государства» посвящена исследованию формирования территории на северо-западе Древнерусского и Московского государств и определению исторического процесса оформления государственных границ.

В параграфе 2.1 «История возникновения спорных территорий на прибалтийских землях» рассматривается историческая основа формирования государств и их территорий на прибалтийском направлении, дается анализ возникновения спорных территорий и последовательность их договорного оформления.

Исследование документов и материалов, критическое осмысление научных публикаций позволяют автору утверждать, что с начала создания русской государственности киевские князья объединили десятки различных племен - от прибалтийских на северо-западе до тюркоязычных на юго-западе и приняли на себя внешнеполитические функции всей русской земли.

Развитие ремесел и сельского хозяйства, широкая международная торговля делали страну сильной и независимой. Государство проводило самостоятельную внешнюю политику, формировало свои границы, успешно отражая агрессии неспокойных соседей.

В данный период государственные границы в полной мере еще не были установлены, так как не все народы достигли в своем развитии государственных форм. При этом большинство этих народов находились в той или иной форме политической зависимости от Руси. Отношения Руси с подвластными ей неславянскими народами оказывали существенное влияние на ее внешнюю политику. Это было связано, прежде всего, с тем, что земли Прибалтики (ижо-ры, води, эстов, ливов, латов) отделяли Русь от прусско-польского Поморья и Германии; земли финнов, карел, лопарей - от Норвегии и Швеции. В то же время во времена князя Владимира Святого (980-1015) граница Руси была по-настоящему государственной, поскольку отделяла Русь от других самостоятельных государств, а именно от Польши, Венгрии, Болгарии и Чехии.

Не подлежит сомнению то, что народы Прибалтики с первобытных времен, сохраняя свое этническое своеобразие, находились в «умеренно-дружественных» или «умеренно-союзных» связях с соседними славянскими и у1ро-финскими народами Новгородской Руси, т. е. с руссами, словенами, кривичами, а также с ижорцами, вожанами и весью.

Исследуя Псковские летописи, можно сделать вывод о том, что псковские земли с древних времен принадлежали Великому Новгороду. Первое упоминание о городе Пскове относится к 854 г.87 Постройка города была

87 См.: Псковские летописи. Псковская первая летопись. Вып.1. - М.-Л., 1941. - С. 8.

вызвана необходимостью оберегать новгородские владения на юго-западе от племен летгол, ливов и чуди. Исходя из своего исторического значения, псковские земли представляли собой оборонительную линию, вытянутую вдоль границы с финно-угорскими и балтскими племенами.

До наших дней не сохранилось ни одного документа, точно определяющего прохождение границы на интересующем нас участке. Однако проведенное исследование, представленный картографический материал позволили автору с достаточной точностью определить прохождение линии разграничения между Псковскими землями и землями летгол и чуди в конце X в.

В 1224 г. завершилось немецкое завоевание Прибалтики. Немецкий рыцарский орден превратился в непосредственного соседа коренных Новгородских земель и совместно со шведами и датчанами продолжил свои завоевания за счет русских земель. В 1241 г. они захватили города Изборск и Псков88.

Борьбу против немцев возглавил Александр Невский. Он несколькими ударами вернул Псков и вошел в Ливонию. 5 апреля 1242 г. новгородские войска нанесли тяжелое поражение военным силам Ливонского ордена в битве на льду Чудского озера, тем самым приостановив навсегда их продвижение на Восток.

Впоследствии военные столкновения между Псковом с одной стороны Ливонией и Великим княжеством Литовским с другой продолжались, заключались мирные договоры, тексты которых до наших дней не сохранились.

Очередным мирным договором между Псковом и Орденом стал договор 1417 г. Условия этого мира оставались прежними и изложены в псковском проекте мирного договора. Данный акт имеет важное значение в истории взаимоотношений соседних народов, так как является первым сохранившимся документом, определяющим принадлежность земель, и подтверждает, что та территория, на которую сегодня претендуют эстонская и латвийская стороны, как минимум уже с начала XV в. входила в состав псковских земель. А исторически сложившаяся линия разграничения в данном регионе проходила гораздо западнее существующих в настоящее время государственных границ с Латвией и Эстонией.

В параграфе 2.2 «Начальный этап формирования государственной границы со скандинавскими государствами» дается анализ исторической основы возникновения территориальных разногласий Российской Федерации с Финляндией и Норвегией.

В XII в. в Финляндию вторглись шведы. Им удалось прочно утвердиться на юго-западе Финляндии и учредить там свою колонию, названную Ню-ландией. Утвердившись в Нюландии, шведы стали все дальше и дальше распространять свои завоевания и вошли в территориальное'соприкосновение с новгородцами. Ни шведские, ни русские источники, доступные нам в настоящее время, не представляют возможности установить подлинную дату

88 См.: НПЛ старшего извода. - С. 78.

начала фиксирования русско-шведской границы. Вместе с тем, проведенное автором исследование имеющихся документов позволило определить первоначальную линию этой границы.

Стараясь обезопасить свои северо-западные рубежи, Александру Невскому в 1251 г. удается подписать мирный договор с Норвегией. По условиям договора устанавливалась общая (двоеданная) земля между Норвегией и Новгородом шириной в 300 км, которая простиралась от Тана-фьорда и Тана-эльв, где заканчивались норвежские земли, до Кольской губы, откуда начинались собственно новгородские земли. Договор юридически не устанавливал границы государственных территорий, а определял пределы районов, с населения которых взималась дань новгородским князем и норвежским конунгом.

В течение пяти веков норвежцы постепенно осваивали двоеданные земли, так что фактически норвежская граница все время двигалась на северо-восток, пока не дошла до Варангер фьорда к началу XIX в. Но формально эти земли еще не считались абсолютно норвежскими. Они были объявлены таковыми лишь в 1814 г. в связи с отделением Норвегии от Дании и присоединением ее к Швеции.

Угроза вторжения шведов, экономические связи способствовали сближению политических интересов карел и Новгорода. В XII в. карелы входят в состав населения Новгородских земель. С этого времени русские летописи и скандинавские хроники многократно отмечают совместную борьбу новгородцев и карел против шведской агрессии. Многочисленные военные столкновения привели обе стороны к миру, который был заключен в городе Орехове в 1323 г.

Этот первый договор, устанавливающий северо-западную границу России, был подписан, когда Финляндия входила в состав Шведского королевства на правах провинции. Он имеет важное историческое значение, так как впервые провел официальную границу между Швецией-Финляндией и Русью и явился основанием для всех последующих соглашений о границе с выгодными для Швеции условиями территориального разделения, так как Новгородом были сделаны значительные территориальные уступки шведской стороне.

Договор действовал в общей сложности, продлеваясь на разные сроки, в течение 272 лет. Сначала как постоянно действующее соглашение Новгородской республики и Шведского королевства в течение фактически 155 лет (1323-1478 гг.). Затем был признан как сохраняющий силу мирный договор между Московским княжеством (Русским государством) и Швецией еще в течение 117 лет (1478-1595 гг.).

В диссертации на фоне международных отношений и исторических событий исследуется процесс формирования территории нашего государства в рассматриваемом регионе, восстанавливаются и в динамике показываются исторические основы изменения линии разграничения начиная с 1323 г. между Швецией и Новгородом. Обращено внимание на условия заключения не имеющего аналогов в русской дипломатической практике особой правовой формы Выборгского трактата в 1609 г., продиктованного чрезвычайными истори-

ческими обстоятельствами, в которых оказались Россия и ее совершенно ослабленная в тот момент государственная власть, фактически находившаяся в таком положении, когда она лишалась международного кредита доверия.

Подробно рассмотрены обстоятельства, предшествующие подписанию в 1617г. Столбовского мира и его условия, так как данный договор один из редчайших в истории дипломатии случаев, когда действие одного и того же акта о перемирии имело различные сроки для каждой из подписавших его сторон.

Третья глава «Северо-западные рубежи Российской империи в XVIII— XIX вв.» раскрывает историю международных отношений и особенности формирования территории на Северо-западных рубежах Российской империи.

В параграфе 3.1 «Борьба русского народа за северо-западные рубежи Российской империи» отмечено, что с укреплением России как централизованного государства к концу XVII в. остро назрела необходимость создания благоприятных условий для экономического развития страны. Это потребовало от Петра I активизировать во внешней политике борьбу за выход к Балтийскому морю и возвращение русских земель в Прибалтике. Данное обстоятельство неминуемо приводило Россию к войне со Швецией.

Согласно реконструируемой хронологии очередная война между Россией и Швецией началась в начале XVIII в., длилась 21 год, вошла в историю под названием Северной войны и закончилась подписанием Нииггадтского мирного договора в 1721 г.

По условиям договора Швеция уступала России в полное, неотрешаемое, вечное владение завоеванные русским оружием территории: Ингерманлан-дию, Эстляндию, Лифляндию, Карельский перешеек, Моонзундские острова, крепость Выборг с Выборгской губернией как часть древних новгородских владений.

В соответствии с договором Россия должна была уплатить Швеции 2 млн талеров (ефимков) за утрату Выборгской губернии. Фактически получилось так, что Россия не только завоевала эти земли, оформила их Принадлежность в правовом поле принятых международных отношений, но еще и купила их, уплатив побежденной стране своего рода «контрибуцию».

В целом, первые десятилетия XVIII в. ознаменовались тем, что Россия уверенно вышла на побережье Балтики, укрепила позиции на Белом и Баренцевом морях.

Во второй половине 20-х и в 30-е гг. XVIII в. на российском престоле менялись невыразительные, слабые монархи, неспособные контролировать течение дел в империи. Данное обстоятельство не позволило осуществить полную демаркацию русско-шведской 1раницы, а желание взять реванш за «коронную землю» заставляло правящие круги Швеции при поддержке дворянства в течение XVIII в. трижды начинать войну за Финляндию. Это противостояние завершилось последней русско-шведской войной 1808-1809 гг., в ходе которой к Российской империи была полностью присоединена территория Финляндии (герцогство Финляндское).

В параграфе представлены историко-правовая оценка мирных договоров, заключенных Россией со Швецией по территориальным вопросам, и подробный анализ последовательности новых размежеваний на русско-шведской границе.

На фоне межгосударственных отношений исследуется процесс окончательного завершения оформления государственной территории и государственной границы на Северо-Западе России.

В параграфе 3.2 «Пограничная служба в охране и защите северо-западных рубежей России» исследуются важнейшие преобразования, осуществленные государством по укреплению охраны государственной границы России в ХУШ-Х1Х вв.

Расширение территориальных владений России, увеличение протяженности границы в начале XVIII в. потребовали новых подходов по защите на границах державы военно-политических и экономических интересов. Именно в это время начинается государственный поиск и оформление наиболее экономичных, эффективных мер организации пограничной охраны, ее структуры, управления и целесообразного использования в различных условиях как мирного, так и военного времени.

Значительное внимание в параграфе сосредоточено на анализе практической деятельности Петра I, Екатерины II по введению систематического надзора и совершенствованию системы охраны границы, в том числе и на северозападных рубежах России. В результате их деятельности и многочисленных поисков в 1782 г. вводится особая таможенная пограничная цепь и стража.

В первой половине XIX в. задачи по охране и защите российских рубежей реализовывались в основном Военным министерством и Министерством финансов, в ведение которого в 1802 г. была передана таможенная пограничная стража. Министерство финансов с помощью таможенных структур осуществляло таможенный контроль в пунктах пропуска через государственную границу, а военное ведомство прикрывало границу в случае боевых действий. В большинстве регионов России границу по-прежнему охраняли армейские части и казачьи формирования.

Начало XIX в. ознаменовано принятием ряда указов и таможенных уставов, четко определивших структуру таможенной стражи, права и обязанности должностных лиц, систему подчинения и т. д. Вся ответственность за безопасность рубежей и пограничных пространств России была возложена на Министерство финансов, а это означало, что руководство охраной границы стало осуществляться централизованно.

Особое место в параграфе отведено рассмотрению следующих шагов по созданию надежной пограничной стражи и укреплению правовых основ охраны государственной границы России: указу 1822 г., согласно которому таможенная пограничная стража стала располагаться на первой линии охраны границы, и указу Александра III от 15 (27) октября 1893 г., по которому из состава Департамента таможенных сборов был выделен Отдельный корпус пограничной стражи (ОКПС). В соответствии с данными указами погранич-

ная стража получила окончательное военно-юридическое устройство как государственная структура.

Октябрьская революция 1917 г. положила начало советскому периоду в истории пограничных войск. Радикальные политические, социальные, экономические и идеологические преобразования, осуществленные советской властью, а также изменение международного положения страны оказали непосредственное влияние на правовое положение, социальное назначение, принципы строительства, утверждение новой концепции охраны границы. Этот период хронологически охватывает 1917-1991 гг., то есть время существования Советского государства.

Знаковым событием в этот период стало учреждение погранохраны декретом Совнаркома 28 мая 1918 г. Положения декрета были целиком или в несколько измененном виде заимствованы из Правил об Отдельном корпусе пограничной стражи 1910 г. и Инструкции службы чинов ОКПС 1912 г. Это наглядно свидетельствует о том, что погранохрана РСФСР стала преемницей дореволюционной пограничной стражи в использовании её положительного опыта в охране границы Советской России. Вместе с тем в декрете отмечалось, что пограничная охрана создавалась для защиты пограничных интересов социалистического государства. Таким образом, определялась ее новая социальная природа.

24 ноября 1920 г. Совет Труда и Обороны принял постановление, которым юридически передал охрану всех границ РСФСР в ведение особого отдела ВЧК по охране границ. Это означало, что отныне пограничные войска становились одним из важнейших звеньев системы государственной безопасности Советской республики.

Таким образом, в начальный период существования Советского государства правительство страны осуществило ряд мероприятий по юридическому оформлению и организационному строительству погранохраны.

В четвертой главе «Северо-западная граница в системе международных отношений в начале XX века» исследуется последовательность формирования Северо-западного участка государственной границы Советской России в определенный хронологический период.

В параграфе 4.1 «Образование государственной границы Советской республики со странами Северной Европы» подчеркивается, что после Октябрьской революции в российской государственности начинается новый период - советский. Ведущим принципом во внешней политике молодого государства определяется мирное сосуществование государств. Мирное сосуществование предполагало, прежде всего, международно-правовое решение спорных вопросов и отказ от войны как средства их достижения, уважение суверенитета и территориальной целостности, полное равноправие в отношениях между странами. ;

Исходя из провозглашенного принципа, первым важным внешнеполитическим актом молодого государства становится декрет о мире, вторым «Дек-

ларация прав народов России». В этих документах провозглашалось право всех народов России на национальную независимость и свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств.

Начальный этап формирования государственной границы Советского государства был длительным и самым сложным, с целым рядом своих особенностей. Прежде всего, это наследие, доставшееся Советской власти от царской России с точки зрения решения национального вопроса. Начало формирования границ проходило в условиях мировой войны, затем интервенции и гражданской войны; западной границы, как таковой, не существовало; одновременно формировались и образовались независимые финляндское, эстонское и латвийское государства. Кроме того, к 1918-1920 гг. относится процесс воссоздания польской и литовской государственности.

Диссертантом подробно изучены и убедительно реконструированы основные события, приведшие к подписанию 1 июля 1922 г. в г. Хельсинки Соглашения между РСФСР и Финляндской Республикой. В соглашении, в развитие положений Юрьевского мирного договора 1920 г., определялись мероприятия обеих сторон по реализации предусмотренных договором положений по обеспечению надлежащей безопасности государственной границы.

Сложно и напряженно в начале XX в. складывались межгосударственные отношения с северным соседом Советской России - Норвегией. Еще в ходе Первой мировой войны Норвегия провозгласила нейтралитет. Однако политика этой страны по существу носила проантантовский характер. Поэтому при послевоенном переделе мира правящие круга Норвегии рассчитывали на возмещение своих потерь, на вознаграждение со стороны держав-победительниц. Свои притязания на получение новых владений Норвегия собиралась удовлетворить за счет необитаемой земли на севере - в арктических областях и на юге - в Антарктике. В первую очередь норвежское правительство сосредоточило свои усилия на получении «ничьей» земли - архипелага Шпицбергена.

В параграфе особое внимание уделено анализу истории возникновения основ в решении вопроса по определению принадлежности и статуса Шпицбергена и острова Медвежий, признанию за Советской Россией особых экономических интересов на Шпицбергене.

Заключение Российской Федерацией международных договоров и соглашений, нормализация отношений со всеми соседними странами на северо-западе означал включение страны в систему мировых отношений. Существовавшая единая система «кулачного права» была прорвана. Принятые документы способствовали упрочению Советской России, росту ее авторитета. Конечно, не все документы, заключенные в этой серии, носили по отношению к России справедливый характер. В дальнейшем они были отвергнуты самой жизнью.

В параграфе 4.2 «Исторический аспект становления и разграничения государственной границы Советской республики с Прибалтийскими государствами» акцентируется внимание на том, что падение российской монархии

стимулировало резкий взрыв националистических тенденций среди латышей и эстонцев. При Временном правительстве различные группы латышских и эстонских буржуазных националистов в основном стремились к достижению автономии в рамках Российского государства. Кроме этого, все латышские политические силы выступали за воссоединение латвийских земель, а эстонские националисты - за расширение территории.

Известно, какую важную военно-стратегическую роль играли эти страны на Балтийском море. Кроме того, все они длительное время были тесно связаны со всеми другими частями России, находились в рамках единого государства и имели сложившиеся определенным образом экономические, социально-политические, духовные связи, интересы и цели.

Несмотря на все специфические особенности прибалтийских стран, объективный анализ показывает их большое тяготение к Восточной Европе. Интересы европейских государств в этом регионе ограничивались чисто военными задачами. Главная из них заключалась в том, чтобы, закрепившись в этом районе, создать здесь плацдарм для угрозы молодой Советской республике. В одном направлении с ними действовала внутренняя контрреволюция. Во многом именно благодаря их совместным действиям была уничтожена советская власть в Эстонии, Латвии и Литве.

Давая анализ международной обстановке, гражданской войне, в параграфе подробно рассматриваются вопросы подготовки договоров о мире в 1920 г., раскрыты причины территориальных уступок Эстонской и Латвийской республикам со стороны РСФСР, сделанные при подписании договоров. Договоры больше отвечали латвийским и эстонским интересам, чем Советской России, так как демаркационная стратегическая линия, установленная договорами, проходила значительно восточнее российско-эстонской и российско-латвийской границ, исторически сложившихся на протяжении многих веков. Тем не менее, РСФСР безоговорочно «признала независимость, самостоятельность и суверенность» Латвийского и Эстонского государств, исходя из права всех народов на свободное самоопределение и «ввиду определенно выраженной воли латвийского и эстонского народов к самостоятельному государственному существованию».

Таким образом, было достигнуто главное - закончен процесс оформления территории и границы Советского государства на Северо-Западе страны.

С 1922 по 1939 гг. во внешней политике СССР по отношению к Латвии и Эстонии вопрос пересмотра границ не только не затрагивался, но, напротив, Советский Союз подтверждал их неизменность заключением договоров о ненападении и мирном разрешении конфликтов в 1932 г.

В пятой главе «Государственная граница и территория СССР в конце XX века» исследуется последовательность формирования государственной границы и территории СССР накануне и после Великой Отечественной войны.

В параграфе 5.1 «Объективные и субъективные условия процесса изменения северо-западного участка государственной границы и территории

СССР накануне Великой Отечественной войны» указывается, что данный процесс нельзя рассматривать вне контекста мирового развития.

С приходом к власти национал-социалистического режима Германия стала проводить политику, направленную на дестабилизацию мира в Европе и развязывание новой мировой войны с целью завоевания мирового господства. В конце 1938 - начале 1939 гг. усиливается интерес со стороны Германии к прибалтийским странам. Гитлер серьезно прорабатывает вопрос о вводе германских войск на территорию прибалтийских стран.

Необходимо напомнить, что северо-западная государственная граница СССР проходила в 32 км от Ленинграда и 50 км от Минска, выход страны к Балтийскому морю был значительно ограничен. Не все договоры, которыми определялась государственная граница в этом регионе, носили справедливый характер, а ряд крупных территорий, ранее входивших в состав России, став самостоятельными суверенными государствами, не всегда дружелюбно относился к Советскому Союзу. Кроме того, изменения международного положения в Европе в 1938-1939 гг. привели к ситуации, в которой интересы безопасности СССР вышли за пределы ее границ.

В этих условиях необходимо было обеспечить безопасность северо-западной границы страны, а при возможности и улучшить её, как в ближайшее время, так и на перспективу.

В параграфе изложены причины и условия подписания советско-германского пакта о ненападении и секретного дополнительного протокола к нему.

Заключенные с Германией договоры позволили СССР начать урегулирование территориальных проблем с Прибалтийскими государствами и Финляндией. В результате непростых переговоров 28 сентября 1939 г. подписывается Пакт о взаимной помощи с Эстонией, 5 октября с Латвией и 10 октября с Литвой. Ведущей основой этих договоров было признание независимости сторон, невмешательство во внутренние дела друг друга. Они предусматривали оказание взаимной помощи, вплоть до военной, в случае нападения или угрозы нападения на одну из этих стран. В целях обеспечения безопасности границ этих стран предусматривалось размещение на правах аренды на их территории военных баз в строго ограниченном составе.

Таким образом, войска Советского Союза были введены в Прибалтийские государства не в результате войны, а на договорной основе, поэтому данный акт с точки зрения международного права никак нельзя трактовать как оккупацию или аннексию Латвии и Эстонии, поскольку сам по себе ввод войск на их территорию осуществлялся с согласия правительств, что не влекло за собой перехода суверенитета над территориями к Советскому Союзу.

Обострение военно-политической обстановки первого полугодия 1940 г. потребовало от Советского правительства форсированных действий по укреплению своих границ.

Стремление вьшести на запад стратегический фронт путем воссоединения территорий, отторгнутыху России в результате событий 1917-1920 гг. и

при этом упрочить безопасность страны, как показали последующие события, было вполне оправданно. Сожаление вызывает тот факт, что в урегулировании этой ситуации по дипломатическим каналам отсутствовал такт, соблюдение норм международного права. Выдвигаемые в адрес этих стран требования, по сути дела, нарушали их суверенитет и являлись вмешательством во внутренние дела. Отдельные же положения по форме носили характер ультиматума. Однако в этот период стратегические приоритеты отодвигали на второй план правовые нормы.

Введение дополнительных советских войск летом 1940 г. в Прибалтийские государства в конечном итоге привело к смене руководства, политического курса этих стран и вступлению их в августе 1940 г. в состав СССР.

В предвоенные годы к Советскому Союзу настороженно, а порой и просто враждебно относилось правительство Финляндии. Подстрекаемая правительствами Англии, Франции и других стран Финляндия могла предоставить свою территорию как плацдарм для провокации против Советского Союза, тем более что государственная граница проходила так близко от Ленинграда. Чтобы обезопасить Ленинград, Советское руководство предлагало правительству Финляндии различные правовые варианты решения территориальных проблем. Однако, амбициозность политических руководителей Финляндии и СССР привела к военному столкновению двух государств. Советско-финляндская война 1939-1940 гг. продолжалась 105 дней, закончилась подписанием мирного договора в 1940 г. По его условиям устанавливалась новая государственная граница, которая была отодвинута от Ленинграда на значительное расстояние.

В параграфе на базе ставшей доступной архивной документации более детально рассмотрены объективные и субъективные условия процесса изменения северо-западного участка государственной границы и территории СССР накануне Великой Отечественной войны, а также определено, какое место этот процесс занимал в общем европейском контексте и что реально означал для нашей страны.

В параграфе 5.2 «Исторические особенности оформления государственной границы и территории СССР в военные и послевоенные годы» отмечено, что Латвия, Литва и Эстония с момента вхождения в 1940 г. в состав СССР на правах союзных республик, более не являлись субъектами международного права, границы между ними и РСФСР перешли в разряд республиканских, оформлялись впоследствии согласно процедурам, предусмотренным законодательством СССР.

Так, в 1944 и 1945 гг., в соответствии с указами Президиумов Верховных Советов Эстонии, Латвии и РСФСР, вновь образованной Псковской области возвращаются уезды, потерянные в 1920 г., а в 1957 г. происходит частичное изменение границы между Эстонской ССР и РСФСР «по фактически сложившемуся землепользованию».

В 1941 г. в финских официальных кругах появляется понятие «стратегические границы» Финляндии, которые должны были проходить по реке Неве, южному берегу Онежского озера и далее к Белому морю с включением Кольского полуострова. Вступление во вторую мировую войну Финляндии на стороне Германии объяснялось желанием финского правительства вернуть потерянные в 1940 г. территории.

В результате успешно проведенных в 1944 г. частями Красной Армии наступательных операций: Выборгской (10-20 июня), Свирско-Петрозаводс-кой (21 июня - 9 августа), Петсамо-Киркенесской (7-29 октября) - Финляндия капитулировала. 19 сентября 1944 г. между СССР и Финляндией подписывается соглашение о перемирии, по которому государственная граница была изменена. Советскому Союзу возвращалась область Петсамо (Пе-ченга) площадью 10000 кв.км. СССР отказывается от своих прав на аренду полуострова Ханко, но приобретает на условиях 50-летней аренды за 50 миллионов финских марок ежегодно территорию в районе Порккала-Удд для создания военно-морской базы. Все эти условия перемирия вошли в текст окончательного мирного договора. С передачей СССР Печенгской области (Петсамо) снова появилась общая советско-норвежская граница.

В параграфе подробно исследован ряд документов, позволивших принять важные международно-правовые решения о границе СССР с Норвегией и Финляндией. В них, кроме территориальных вопросов, глубоко и детально рассматривались проблемы поддержания режима границы, разрешения различного рода пограничных инцидентов, взаимоотношений по1раничных властей на границе. Данные соглашения и договоры дали возможность в дальнейшем цивилизованно, используя пограничную дипломатию, решать любые возникающие на границе проблемы, в том числе, искать компромисс по разграничению морского пространства в Баренцевом море.

В целом в параграфе на фоне исторических событий, связанных с распадом СССР, проанализирован переговорный процесс по урегулированию межгосударственных отношений, решению спорных вопросов по пограничным аспектам мирными средствами между Россией с одной стороны и Балтийскими странами с другой, что обеспечило неприкосновенность государственных границ, поддержание установленного порядка на границе, позволило организовать борьбу с незаконной миграцией, наркобизнесом, контрабандой оружия, другой противоправной подрывной деятельностью.

В заключении подводятся основные итоги исследования и делаются соответствующие выводы.

Во-первых, исследование научных взглядов по вопросам межгосударственных взаимоотношений и проблемам территориального разграничения России с государствами Северной Европы и Балтии позволило определить, что в обобщающих трудах по истории взаимоотношений сопредельных государств на Северо-Западе России имеются незначительные сведения, которые не дают нам цельной беспристрастной картины истории формирования

территорий и линий разграничения; дореволюционные историки создали только задел для последующего изучения проблем разграничения, опубликовав исторические источники; в советский период изучения темы историки не были свободны от идеологического фактора и не смогли создать цельных комплексных работ по истории становления и развития территорий и границ, не изменилась ситуация и в постсоветский период.

Во-вторых, диссертанту впервые удалось установить государственную принадлежность ряда территорий, в том числе русской рыболовецкой деревни Же-лачки на южном берегу о. Перисаар Чудского озера и с достаточной точностью определить прохождение линии разграничения между Псковскими землями и землями Летгол и Чуди к югу от Чудского озера, начиная с IX в., от Чудского озера до Финского залива с середины XI в., с 1323 г. линии разграничения с территорией современной Финляндии и с 1326 г. современной Норвегией.

В-третьих, на основе анализа историко-правовых основ изменения северо-западных рубежей Российской империи автор выявил, что территория, на которую сегодня претендуют эстонская и латвийская стороны, как минимум уже с начала XV в. по мирному договору между Псковом и Орденом 1417 г. входила в состав псковских земель. А исторически сложившаяся линия разграничения в данном регионе проходила гораздо западнее существующей в настоящее время государственной границы Российской Федерации с Латвией и Эстонией.

Значительные территориальные уступки шведской стороне были сделаны и при подписании Ореховского мира в 1323 г. - первого мирного договора, подписанного между Швецией и Новгородом, когда Финляндия входила в состав Шведского королевства на правах провинции. Положения договора, действовавшего в общей сложности в течение 272 лет, стали основанием для всех последующих соглашений о границе.

В-четвертых, автор раскрыл практическую деятельность государства по совершенствованию системы охраны границ. Установил противоречия, накопившиеся в пограничной страже к началу 90-х гг. XIX в,, вызванные нахождением ее в двойственном положении и отсутствием нормативно-правовой базы, обосновал необходимость реорганизации пограничной стражи на началах полного военного устройства и управления с преобразованием в Отдельный корпус пограничной стражи.

В-пятых, показал причины и условия, вынудившие молодую Советскую Республику пойти на значительные территориальные уступки на северо-западе страны при заключении мирных договоров. По Тартускому мирному договору 1920 г. Советская Россия уступила Эстонии территорию общей площадью около 2 тыс. кв. км с населением 50-60 тыс. человек, преимущественно русских. По Рижскому мирному договору 1920 г. произошло отчуждение от России в пользу Латвии исконно русской территории: всего Пыталовского района и части Палкинского района Псковской области площадью 1,6 тыс. кв. км с населением около 30 тыс. человек. По Юрьевскому мерному договору

1920 г. Финляндии передавалась Печенгская область. В феврале 1924 г. Правительство РСФСР признало норвежский суверенитет над Шпицбергеном.

В-шестых, определил исторические особенности возникновения конф-ликтообразующей основы в разграничении с сопредельными государствами на Северо-Западе Российской Федерации, доказал, что с момента вступления на правах союзных республик в СССР Латвия и Эстония более не являлись субъектами международного права, границы с РСФСР перешли в разряд республиканских и впоследствии оформлялись согласно процедурам, предусмотренным законодательством СССР.

Латвийская и Эстонская республики не имеют ни исторических, ни международно-правовых оснований для предъявления территориальных претензий Российской Федерации. Российская Федерация соблюдает принципы нерушимости европейских границ и взаимоотношений мирного сосуществования, провозглашенные в Заключительном акте Хельсинкской декларации 1975 г.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

Монографии:

1 .Аблаев, Ю. М. Государственная граница Северо-Запада России: исторический аспект / Ю. М. Аблаев. - СПб.: ООО «СПб СРП «Павел ВОГ», 2008.-330 с.-20,75 п. л.

2. Аблаев, Ю. М. Формирование территорий и границы Северо-Запада России. Историография/ Ю. М. Аблаев, Э. М. Филиппов. - СПб.: Издательство Санкт-Петербургского военно-морского инженерного института, 2002. -163 с. - 9 п. л. (Авторский вклад: 7 п. л.).

Публикации в журналах, включенных в Перечень ведущих рецензируемых

научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

3. Аблаев, Ю. М. «Тартуский мир: разумный компромисс, вынужденный результат или «премия» за первый мир» / Ю. М. Аблаев // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. - 2005. -№ 2 (13). - С. 53-56. - 0,4 п. л.

4. Аблаев, Ю. М. Особенности формирования северо-западного участка Государственной границы СССР в предвоенные и военные годы и влияние этого процесса на безопасность страны / Ю. М. Аблаев //Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. - 2005. -№2 (13). - С. 60-62.- 0,3 п. л.

5. Аблаев, Ю. М. Россия-Норвегия: архипелаг Шпицберген в истории возникновения спорных территорий / Ю. М. Аблаев // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. - 2006. - № 1 (16). -С. 69-71.-0,3 п. л.

6. Аблаев, Ю. М. Территориальное разграничение псковских земель в X -XV вв. / Ю. М. Аблаев // Вопросы истории. - 2010. - № 12. - С. 139-143. -0,6 п. л.

7. Аблаев, Ю. М. Исторический аспект создания пограничной стражи в России XVII - XIX вв. / Ю. М. Аблаев // Клио. - 2011. - № 1 (52). - С. 3740. - 0,6 п. л.

8. Аблаев, Ю. М. Деятельность пограничных войск по защите национальных интересов на Северо-Западе России после распада СССР / Ю. М. Аблаев // Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые 1уманитарные исследования. - 2011. - № 1 (15). - С. 82-85. -0,8 п. л.

9. Аблаев, Ю. М. Последовательность возникновения спорных территорий с Латвийской Республикой на Псковских землях / Ю. М. Аблаев // Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые гуманитарные исследования. - 2011. - № 2 (16). - С. 35-38. - 0,8 п. л.

10. Аблаев, Ю. М. Исторический аспект формирования государственной границы России с Эстонией в правобережье реки Наровы / Ю. М. Аблаев // Военно-исторический журнал. - 2011. - № 5. - С. 43-48. - 0,8 п. л.

И. Аблаев, Ю. М. Особенности оформления государственной границы между Российской Федерацией и Латвийской Республикой в конце XX -начале XXI в. / Ю. М. Аблаев // Клио. - 2011. - № 3 (54). - С. 85-87. -0,5 п.л.

12. Аблаев, Ю. М. Образование советской границы в 1918-1922 гг. / Ю. М. Аблаев // Вопросы истории. - 2011. - № 8. - С. 137-143. - 0,6 п. л.

13. Аблаев, Ю. М. Хронология получения независимости Эстонской Республикой и влияние этого процесса на охрану границы / Ю. М. Аблаев // Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые гуманитарные исследования. - 2011. - № 4 (18). - С. 39-42. - 0,6 п. л.

14. Аблаев, Ю. М. Методология и основные методы исследования становления и развития государственной границы на Северо-западе России / Ю. М. Аблаев // Клио. - 2011. - № 6 (57). - С. 3-6. - 0,8 п. л.

15.Аблаев, Ю. М. История формирования русско-норвежской государственной границы / Ю. М. Аблаев // Вестник гражданских инженеров. -2011. - № 3 (28). - С. 128-134. - 0,9 п. л.

16.Аблаев, Ю. М. Источники сведений о становлении и развитии государственной границы на Северо-Западе России / Ю. М. Аблаев // Клио. -2011. - № 7 (58). - С. 33-36. - 0,7 п. л.

Другие публикации:

17. Аблаев, Ю. М. Пограничная политика: история восстановления государственной границы между Россией и Эстонией / Ю. М. Аблаев // Материалы военно-исторической конференции. - СПб.: Нестор, 2002. - С. 4144. - 0,3 п. л.

18. Аблаев, Ю. М. Советско-финляндская государственная граница в обеспечении безопасности города Ленинграда перед началом Великой Отечественной войны / Ю. М. Аблаев // Материалы международной конференции «60 лет со дня снятия блокады Ленинграда и освобождения Ленинградской области. - СПб.: ЛГУ им.Пушкина, 2004. - С. 33-36. - 0,25 п. л.

19. Аблаев, Ю. М. Организация пограничной охраны России в XVIII веке / 10. М. Аблаев // VIII Вишняковские чтения. Материалы международной научной конференции. - СПб., 2005. - 0,25 п. л.

20. Аблаев, Ю. М. Особенности формирования Государственной границы СССР в Заполярье в военные и послевоенные годы / Ю. М. Аблаев // Великая Отечественная война: дискуссионные страницы истории: материалы Международной научно-практической конференции, 5 мая 2005 года. СПб.: СПбГУП, 2005.-0,25 п. л.

21. Аблаев, Ю. М. Международные отношения в Европе как предпосылки подписания пакта Молотова-Риббентропа / Ю. М. Аблаев // Материалы международной научной конференции «Победа советского народа в Великой Отечественной войне: итоги и уроки». - СПб.: ЛГУ им. Пушкина, 2010. -С. 90-96. - 0,5 п. л.

22. Аблаев, Ю. М. К вопросу об истории возникновения спорных территорий на Северо-Западе России. Русско-эстонские отношения в IX—XIII вв. / Ю. М. Аблаев // Вестник гражданских инженеров. - 2010. - № 2 (23). -С. 198-202.- 0,9 п. л.

23. Аблаев, Ю. М. Дипломатическая борьба СССР за изменение государственной границы с Финляндией накануне Великой Отечественной войны / Ю. М. Аблаев // Материалы Всероссийской научно-практической «Боевые подвиги защитников Отечества и их роль в патриотическом воспитании подрастающего поколения». - СПб.: ООО «СПб СРП «Павел ВОГ», 2011. - С. 3-10.-0,6 п. л.

24. Аблаев, Ю. М. Организация охраны государственной границы России на рубеже XIX-XX вв. Создание отдельного корпуса пограничной стражи / Ю. М. Аблаев // Материалы межвузовской научной военно-исторической конференции. - СПб.: ВАТТ, 2011. - С. 23-28. - 0,5 п. л.

25. Аблаев, Ю. М. Стратегические приоритеты и правовые нормы восстановления государственной границы на Северо-Западе СССР в предвоенные годы/ Ю. М. Аблаев // Вестник гражданских инженеров. - 2010. - № 4 (25). -С. 164-169. - 0,9 п. л.

26. Аблаев, Ю. М. Начальный этап формирования русско-финской государственной границы / Ю. М. Аблаев // Научное мнение. - 2011. - № 4. -С. 23-28.- 0,8 п. л.

Аблаев Юрий Михайлович

История становления и развития государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации Х-ХХ вв.

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук

Издательство «Полторак». 195220, Санкт-Петербург, Гражданский пр., 11. Телефон (факс): 534-28-28. E-mail: poltorak2006@yandex.ru; nestorklio@mail.ru www.poltorak.spb.ru

Подписано в печать 25.11.2011. Формат 60x90/16. Бумага офсетная. Гарнитура «PetersburgC». Печать офсетная. Объем 2,5 п. л. Тираж 120 экз. Заказ 40.

 

Оглавление научной работы автор диссертации — доктор исторических наук Аблаев, Юрий Михайлович

 

Введение диссертации2012 год, автореферат по истории, Аблаев, Юрий Михайлович

 

Заключение научной работыдиссертация на тему "История становления и развития государственной границы на Северо-Западе Российской Федерации X–XX вв."

 

Список научной литературыАблаев, Юрий Михайлович, диссертация по теме "Отечественная история"