автореферат диссертации по филологии, специальность ВАК РФ 10.02.22
диссертация на тему:
Лексико-семантическое поле "Еда/خوراک" в персидском и русском языках

  • Год: 2014
  • Автор научной работы: Косвои, Махдии Мухаммадбегии
  • Ученая cтепень: кандидата филологических наук
  • Место защиты диссертации: Душанбе
  • Код cпециальности ВАК: 10.02.22
450 руб.
Диссертация по филологии на тему 'Лексико-семантическое поле "Еда/خوراک" в персидском и русском языках'

Полный текст автореферата диссертации по теме "Лексико-семантическое поле "Еда/خوراک" в персидском и русском языках"

На правах рукописи

Махдии Мухаммадбегии Косвои

ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ «Еда/ В ПЕРСИДСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ

10.02.22 - Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (персидский язык)

10.02.20 - Сравнительно-историческое, типологическое и

сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

ПЗ АПР 2014

Душанбе-2014

005546739

Работа выполнена на кафедре общего языкознания и сравнительной типологии Таджикского национального университета

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор Нагзибекова Мехриниссо Бозоровна

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

Касимов Олимджон Хабибович

доктор филологических наук, зав. отделом лексикологии и лексикографии Института языка, литературы, востоковедения и письменного наследия им. А.Рудаки АН РТ

Газиева Мавлуда Исламовна кандидат филологических наук, доцент, заведующая кафедрой современного русского языка и общего языкознания Таджикского государственного педагогического университета им.С.Айни

Таджикский государственный институт языков им. С.Улугзаде

Защита состоится «15» мая 2014г. в 1330 часов на разовом заседании диссертационного совета Д 737.004.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук при Таджикском национальном университете (734025, г. Душанбе, проспект Рудаки, 17).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Таджикского национального университета (734025, г. Душанбе, проспект Рудаки, 17).

Автореферат разослан «15» марта 2014 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор

Нагзибекова М.Б.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Современная лингвистика уделяет большое внимание сопоставительному исследованию языков и культур и огромную роль в этом играет контрастивная лингвистика, которая выявляет сходное и различное в языках и культуре различных народов.

Лингвистика последних лет обращена к проблеме соотношения семантики различных языковых единиц и тех структур сознания человека, которые репрезентируются этими языковыми единицами. Специфику работы и ее актуальность обусловливают вопросы, касающиеся способов выражения русских и персидких лексем семантического поля «Еда/«-£Ь>*», имеющих ярко выраженные национал ьные особенности.

Актуальность исследования обусловлена тем, что в работе впервые проводится сравнительно-сопоставительное исследование общих и отличительных черт, а также структурно-компонентный анализ лексических единиц русского и персидского языков, объединенных общим значением «едаЛ-^Ъ-У*».

Объектом данного исследования являются лексические единицы, фразеологизмы, пословицы и поговорки русского и персидского языков лексико-семантического поля «ЕдаЛ-5'_»^», способы и средства их выражения, семантический и структурный анализ, а также выявление лингвокультурологических особенностей данных лексем.

Материалы для исследования были извлечены путем сплошной выборки из одноязычных и двуязычных словарей. В целом было отобрано и проанализировано около 1100 лексических единиц русского и более 700 единиц персидского языков.

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе синхронного сопоставительно-типологического анализа лексических единиц двух генетически и структурно отдаленных языков — русского и персидского -выявить их типологические сходства и различия в системе, плане содержания и выражения. Поставленная цель определяет решение следующих задач:

- выявить лексические единицы с компонентами, относящимися к лексико-семантическому полю «Еда/^Ь-й-» в персидском и русском языках, пользуясь единым исследовательским методом и единой лингвистической терминологией;

- определить объем и состав лексических единиц исследуемого нами лексико-семантического поля в персидском и русском языках;

- сопоставить по основным параметрам лексические единицы двух языков с целью выявления универсального и дифференциального;

- рассмотреть лексические эквиваленты, аналоги и способы перевода слов, фразеологизмов и посоловиц и поговорок с одного языка на другой.

В данном исследовании в качестве методов применяются сравнительно-

сопоставительный анализ: наблюдение, сопоставление, классификация, описание и обобщение. Весьма важным является метод компонентного анализа языкового материала, который, по мнению многих лингвистов, является основным методом при исследовании полей. Анализ лексических единиц с точки зрения семантики позволяет выявить сходство сем, т.е. установить определенное семантическое единство лексических единиц. В работе также был использован метод сплошной выборки и методика количественного подсчета.

Научная новизна заключается в том, что впервые осуществлено сопоставительное описание русских и персидских кулинарных традиций, обусловливающих национально-культурные особенности лексико-семантическое поля «ЕдаА-*1 наименований блюд и напитков национальной кухни; выявлены особенности системных связей в составе лексико-семантического поля «ЕдаА-^_у-^», наименований блюд и напитков национальной кухни, т.е. фонетические, семантические, структурные характеристики наименований блюд и напитков, а также проведен этимологический анализ заимствованной «пищевой» лексики русского и персидского языка; с применением единого исследовательского подхода подвергнуты сопоставительному исследованию лексические единицы лексико-семантического поля «ЕдаА-Я.»»» двух разносистемных, типологически неродственных языков, какими являются русский и персидский языки.

Благодаря применению универсально-дифференциального подхода нам удалось выявить универсальное в лексической систем!; днух языков, а также отличительные признаки, присущие русскому и персидскому языкам; представлены материалы для учебного лингЕОкультурологически ориентированного словаря наименований блюд и напитков русской и иранской кухни, предназначенного для иранских студентов, изучающих русский язык; в работе ставится вопрос о взаимовлиянии русского я персидского языков. Полученные результаты позволяют проследить пути и прсцесс взаимовлияния рассматриваемых языков и заимствования ими лексических единиц.

Теоретическая значимость исследования заключается: в систематизации и анализе компонентов национально-языковой картины мира русского и иранского народов, которые вносят вклад в развитие теории сопоставительной лингвокультурологии и важны для дальнейших научных поисков в этой области.

Прастическая значимость исследования заключается в том, что полученные результаты, материалы, основные положения и выводы диссертации могут быть использованы при написании статей, монографий, учебников и вузовских пособий по лексике и семантике русского и персидского языков, при чтении лекций и спецкурсов по лексика и сематике, при

составлении работ по сравнительному и типологическому исследованию проблем лингвистики, двуязычных учебных словарей, русско-персидских и персидско-русских, а также этимологических словарей по «пищевой» тематике и справочников, направленных на диалог культур, для практики монолингвального и чонтрастипного описания языков и культур; а также могут быть использовшы при выполнении других работ, связанных с сопоставительной пингвокультурологей.

Степень разработанности проблемы. Лингвистами давно предпринимаются попытки разделить лексику на различные категории, классы и разряды. Наибольший интерес вызывает классификация слов, основанная на семантическом принципе. Основы теории поля, возникшие в начале XX века, были разработаны такими учеными, как И. Трир, Г. Ипсен, Л. Вейсгербер, - В. Порциг. В русской лингвистике лексику с точки зрения семантики исследовали A.A. Уфимцева, М.Д. Степанова, В.И. Кодухов, Н.М. Минина и другие; в иранской - Мансур Эхтиёр, Алимохаммад Хакшинас, Дабир Мукаддам, Куруи Сафави, М.Р. Пахлаваннежад, А. Пакатчи, Х.Р. Шаъири, Азита Афраши и другие.

Различные виды полей в русской лингвистике описаны в работах A.B. Бондарко, З.В. Кекетовой, Е.В. Гулыга, Е.И. Шендельс, H.A. Сабуровой и т.д.

Исследованием лексико-'семантнческих полей занимались A.B. Набирухина, MA. Еремина, Е.В. Плахина, С.М. Толстая, М.Э. Рут, E.JI. Березович, Т.Н. луренкова и др.

Положения, выносимые на защиту:

1. СемантикЕ. лексических единиц со значением «еда» в персидском и русском языках представляет сложную структуру, отражающую лингвистические закономерности, свойственные данным языкам.

2. При системном исследовании лексической семантики необходимо опираться на теорию семантических полей и структуру их компонентов, включающих единящ.1 (семемы).

3. Лексик0-с1;мгттическ0е поле «ЕдаМи^ » в персидском и русском языке представляет собой обширную систему, которая включает, как исторически сложившиеся номинации, raie и новые, в том числе и заимствованные, лсксемы и словосочетания.

4. Исследование культуры народа, особенно его языка, невозможно без изучения «пищевей» лексики, т.к. именно сна отражает быт, менталитет и отношение данного этноса к миру, а также его этические и эстетические представления о мире.

5. Лингвокультурная специфика формирования ЛСП » в персидском и русском языках определяется экстралингвистическими факторами, связанными с особенностями материальной и духовной жизни данных народов.

6. В национальных кухнях России и Ирана имеются существенные различия, как в традициях, в наборе основных продуктов питания и способах их приготовления, так и в порядке подачи блюд и напитков.

7. Лингвокультурологический способ описания лексики семантического поля «ЕдаА-^1 j>->-» позволяет выявить наличие большого количества лексических, семантических, ассоциативных, понятийных словоформ, в которых отражаются особенности языковых систем, культуры этноса, а также особенности национального видения и познания окружающего мира.

8. Лингвокультурный аспект проявляется в полной или частичной замене либо параллельном употреблении заимствованной лексики в обоих языках.

Апробация диссертации. Основные положения и результаты диссертационного исследования нашли отражение в докладах на международных научно-практических конференциях: Международной научно-практической конференции «Проблемы функционирования и преподавания русского языка в Центральной Азии», посвященной 20-летию СНГ и 20-летию Независимости РТ (Душанбе, 2011), «Актуальные проблемы филологии, педагогики и методики преподавания языков» (Душанбе, 2012); Международной научно-практической конференции «Роль русского языка в международном диалоге: Россия и персоязычные страны (Афганистан, Иран, Таджикистан) (Душанбе, 2013)». По теме диссертации опубликовано 9 работ, в том числе 3 статьи в научных журналах, включённых в Перечень ВАК Российской Федерации: «Вестник Ленинградского государственного университета имени A.C. Пушкина», «Вестник Нижегородского университета им. Н.И Лобачевского», «Вестник Таджикского национального университета». Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на расширенном заседании кафедры общего языкознания и сопоставительной типологии языков факультета русского языка и литературы ТНУ (протокол № 5 от 04.01.2014г.).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованной литературы и 2 приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, указываются объект и материал настоящего исследования, определяются научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов работы,

формулируются цель и основные задачи диссертации, даётся описание методов исследования.

В Главе 1-диосертации «Теоретические основы системно-структурного изучения лексики», состоящей из 3 разделов, рассматриваются основные подходы к изучению словарного состава языка, делается попытка определить место лексических единиц I: лексико-семантической системе языка.

Отдельные слова, равно как и группы слов, как часть языковой системы, являлись предметом исследования многих русских и зарубежных лингвистов. Во многих работах русских и советских лингвистов рассмотрены системные характеристики языка.

Для того чтобы изучить и исследовать систему языка, необходимо выделить элементы системы и определить отношения, которыми связаны элементы и посредством которых они превращаются в целостную систему.

Как известие, язык находится в постоянном движении, т.е. лексика не является чем-то навсегда застывшим, это живой организм, в котором постоянно происходит перемещение слов из одного пласта в другой, так как в ходе языковой эволюции каждое новое поколения способствует появлению одних и исчезновению другш слов. Смысловое изменение, переосмысление, новое значение, стилистические оценки слов - все это весьма расширяет и обогащает словарный состав языка.

Семантика рассматривает ' отношения внутриязыковых факторов, состоящих в том, что языковые единицы обозначают все, что существует в этом мире. Семантика — это также один из разделов логики, которая дает описание отношений между искусственными формальными выражениями языков и их интерпретацией.

В лингвистике различают понятия лексической и лексико-семантической систем языка. Лексическая система - это система в целом, лексико-семантическая система - это микросистем языка.

Структурный метод изучения словарного состава языка позволил рассмотреть лексические единицы с точки зрения полевой теории.

Теорию поля е своих трудах рассматривали Й. Трир, Л. Вейсгербер.

Наиболее простым семантическим полем считается поле, состоящее из единиц одной части речи, объединенных общей семой. Например, группа слов помидор, огурец, лук, фасоль, майонез может формировать как самостоятельное семантическое поле «еда, пища», так и входит в состав семантического поля «салат». В этом случае лексема «салат» будет служить гиперонимом или родовым понятием для таких лексем, как, оливье, винегрет, мимоза и т.д.

В семантическом поле существуют фундаментально-семантические связи, выявляющиеся в словосочетаниях и деривации слов, способствующие

сочетаемости данных слов: «зуб/кусать», «собака/лаять», «конь/ржать», «хлеб/черствый», «дерево/старое», «собака/бешеная».

Ядром «элементарного семантического поля» могут быть только глагол или прилагательное, так как эти слова теснее связаны с «предикативной функцией» и семантически определеннее, чем имена. Например, и в русском, и в персидском языках глагол лизать - [lis zadan] сочетается лишь со

словом язык - M [zabân], старое масло - J-U .jS [kare-ye faced] бывает горькое -¿2 [tond], молоко -j^ [Sir] кислое - ,Ан [torâ]. Со словом зелень - [sabzi] сочетается глагол портится - [migandad], существительное мясо -

[gust] - с глаголом портится - ^ [fased miSavad], В этих случаях

появляется определенный вид деривации слов.

В семантическом поле глагола «готовить» (жарить, варить, тушить, печь и тд.) признак приготовления пищи и наличие частных, т.е. дифференциальных, признаков, по которым единицы данного поля отличаются друг от друга, - это способ, время, среда и компоненты приготовления.

Семантическое поле глаголов также может быть представлено в виде объединения синонимических рядов (кушать - есть - завтракать - обедать -ужинать - глотать - лизать; готовить - жарить - варить - тушить -печь) и т.д.

В современной лингвистике помимо основных интерпретации семантических полей, лингвистической и экстралингвистической, появляется и этнолингвистическая, одним из направлений, рассматривающих сегодня взаимосвязь языка и культуры, является этнолингвистика, которая изучает язык в его отношении к культуре, взаимодействие языковых, этнокультурных и этнопсихологических факторов, воссоздает культурно-специфическую картину мира, элементы которой передают общенациональные либо индивидуальные представления о реальном или идеальном мире.

Лексико-семантическое поле - «это термин, применяемый в лингвистике чаще всего для обозначения совокупности языковых единиц, объединенных каким-то общим (интегральным) лексико-семантическим признаком; иными словами - имеющих некоторый общий нетривиальный компонент значения.

«Анализ структуры того или иного лексико-семантического поля (далее -ЛСП) позволяет определить закономерности его частеречиой организации, степень его номинативного разнообразии, а также выявить основные сущности, понятия и явления, наименования для которых это поле содержит, то есть позволяет определить основных действующих лиц фрагмента действительности, отраженного в языке, и дать их последующую характеристику » [Базылева 2006:

Современные лингвисты все активнее используют поглои с точки зрения

8

лексико-семантического поля при изучении лексики, так как ЛСП открывает исследователям широкие горизонты в изучении и структурировании самой крупной подсистгмы языка. Полевой подход предоставляет возможность структурировать лексику на основе семантического принципа. Анализ лексем ЛСП дает возможность обнаружить средства выражения, типы и виды семантических связей в каждом отдельном микрополе и во всем Л СП.

Комплексное исследование элементов языковой системы с помощью ЛСГ, ЛСП и СП, как е русской, так и в персидской лингвистике, рассматривали многие ученые: А.А. Уфимцева, Р.В. Агшмпиева, Л.И. Базилевич, Е.Л. Кривченко, А.П, Бабушкин, Л.Д. Мудрова, Т.А. Морохина, О.Н. Анищева, А.Д. Васильев. СМ. Данильченкова, З.В. Поликашина, М.П. Кочерган, Е.С. Яковлева, Е. В. Падучева, В.Н. Денисенко, С.Г. Шафиков, Т.Н. Федотова, Т.Н. Куренкова; Куруш Сафави, Азита Афраши, М.Р. Пахлаваннежад, М. Намвар Фараги , Али Изанлу, М. Мотиь, А. Пакатчи, Б. Намвармутлак, А. Султани, Х.Р. Шаъири и др.

В данном исследовании критерием отбора единиц ЛСП «Еда/^и>^» послужило наличие семантического признака Необходимо

отметить, что само слово «Efla/'-Sljj-i» в персидском и русском языках неоднозначно. Некоторые источники трактуют еду только как что-либо съедобное, исключал напитки, хотя в большинстве определений в первое значение входит совокупность всех продуктов питания, в том числе и напитки. Под понятием «ЕдаА-SUj^» в нашем исследовании мы понимаем еду в значении «обильная и вкусная еда»; «пища - то, что едят и пьют с целью насыщения, что служит для питания» [Большой толковый словарь русского языка 2008].

Лексико-сем£1Нтическое поле, как сложная микросистема, обладающая специфической пеленой структурой и объединяющая слова по семантическому принципу, состоит из микрополей, так как в основе его построения заложен иерархический принцип. Лексико-семантическому полю свойственны важные структурные сзоЯства, т.е. иерархичность, упорядоченность и взаимосвязанность элементов. Помимо этого, лингвистами отмечены свойства, которые отличают ЛСП от других лингвистических систем: в них отсутствуют четкие границы, они не замкнуты и вступают во взаимодействие с другими полями.

Как известно, в процессе изучения языка в современной лингвистике все чаще внимание уделяется анализу взаимосвязи культуры и языка, который, как зеркало национальной культуры, является одним из самобытных её этнических компонентов.

В данном ди:сертационом исследовании полевой подход применяется не только при изучении слов, а также анализу подвергнуты пословицы, поговорки

и фразеологические единицы русского и персидского языков. Сравнительное исследование русских и персидских пословиц, поговорок и фразеологических единиц ЛСП «ЕдаМ* j>» помогает познакомиться с историей и культурой двух народов, их бытом и социальным укладом, верованиями, нравственном опыте, питании, традициях, а также с богатством и образностью, как русской, так и персидской речи, глубже понять структуру двух исследуемых нами

разносистемных языков.

Глава II-« Сопоставительный аиалш лексических единиц ЛСП «ЕдаМЬ_я-» в персидском и русском языках» посвящена сравнительному исследованию лексических единиц русского и персидского языков, входящих в ЛСП «Еда/^Ь^». Глава состоит из 3 параграфов, в которых дается подробный анализ лексем- наименований блюд и напитков, анализ заимствованной лексики ЛСП «ЕдаА-^jj-^», а также рассмотрены фонетико-семантические сходства

заимствованных слов.

В рассматриваемом нами лексико-семантическом псле «ЕдаА-*и>^», важнейшим идентификатором является наличие ядерных сем «Еда/^jj-i, отнесенность к еде». Наименование еды дает понятие об интересах и вкусах того или иного народа. В текстах авторов кулинарных и поваренных книг, философов, культурологов, этнокультурологов, историков, этнографов содержится информация о социокультурных и исторических составляющих, позволяющих выявить не только лингвистические, но и эк.тгралингвистические особенности лексико-семантического поля «ЕдаМЬ>»-

Исследование лексико-семантического поля «ЕдаА-*Ъ^» в русской и персидской лингвокультурах представляет большой интерес и новизну, так как комплексного исследования данной темы в сопоставительном русско-персидском

плане ещё не проводилось.

В данной части диссертационной работы было собрано и проанализировано

более 1300 лексических единиц русского языка, входящих в ЛСП «Еда/^-»», представленных в поваренной книге «Большая Энциклопедия России» (818 слов) Языковой материал был разделен на следующие группы: Первые блюда, Вторые блюда, Холодные блюда, Десерт, Соусы, Напитка. В персидской лингвокультуре традиционная подача блюд и напитков отличается от русской. Лексические единицы персидского языка взяты из повареннэй книги «Мостатаб

ашпази: аз сир та пияз» (484 слов).

В отличие от Ирана, на Руси первыми традиционно называются жидкие блюда русской кухни, приготовленные на основе мясных, рыбных или грибных бульонов; овощных, фруетовых или ягодных отваров; кваса, молока или простокваши. В иранской же кухне к первым блюдам ^ iÁ¡ [p¡§ qaza] A* jj- ^ [pi§ xorâk] помимо жидких блюд: суп и Ji [55] относятся закуски, салаты и

10

различные холодные блюда. В персидской лингвокультуре жидкие, очень густые, блюда называют словом ии' [35], в прошлом означающее всякую еду, пищу.

В понятие «•вторые блюда» входят различные блюда: рыбные, мясные и различные блюда из круп, грибов, овощей, я на молочные и мучные блюда.

В иранской же кухне вторые блюда, называемые [qazá-ye asli]

/jjL-1 jjJ* [xorak-e asli] «основное блюдо», делятся на блюда с рисом и блюда без риса.

Словом [p3lovv] - блюдо, состоящее из риса, приготовленного вместе с другими ингредиентами, например,j^-aJ [lubiyâpolow] (рис с фасолью), [âlbâlupolow] (рис с вишней), [kelmeSpolow] и т.п.

Словом [Cclo'v] называют блюдо, состоящее из риса, приготовленного в отдельности, и подаваемого с различными подливами или с шашлыком.

К холодным блюдам относятся салаты, закуски, кисломолочные продукты, маринады. Слово ссапат» jVU. [sâlâd] (с французского «salade»), используемое как в русском, так и в персидском языке.

Слово «десерт» [deser] с французского «desservir» в значении

«расчищать стол», используется как в персидском, так и в русском языке.

Слово «соус» u*-J [sos] (от фр. sauce.— подливка) употребляется как в русском, так и в персидском языке. В отличие от русского языка в персидском, слово «соус» употребляется не только в значении «подливка», «жидкая приправа к основному блюду и/или гарниру, называемая в персидском языке ^jj* [xoreSt], оно используется в значении «второе блюдо».

Слово «напиток» происходит от на- + пить, далее от др.-русск. нити. В персидском языке слово [nuîidani] образовано от глагола о^Ая [nuSidan] +

ts [i] - «питьё».

Рассмотренный с позиции тематической соотнесённости лексический материал был распределен по следующим тематическим блокам:

1. Названия блюд по основному ингредиенту. Данная группа включает в себя 799 русских и персидских лексем с наименованиями блюд и напитков, что составляет более 61% от общего числа.

2. Названия блюд по географическому названию страны, городов, краёв, областей. В данную группу включены 36 лексем русского и персидского языков, что составило около 3% от общего числа лексических единиц.

3. Названия блюд по месту приготовления. Включает в себя 16 лексем русского и персидского языка, т.е. примерно 1% от общего числа лексических единиц.

4. Названия блюд по способу приготовления. Сюда включены 264 лексемы -примерно 20% от общего числа лексических единиц с наименованиями блюд и

11

напитков как русского, так и персидского языков.

5. Названия блюд по цвету. Данная группа включает в себя 38 русских и персидских лексем с наименованиями блюд и напитков, что составляет более 3% от общего числа.

6. Названия блюд но их основному качеству. В данную группу включены 87 лексем русского и персидского языков, что составляет примерно 7% от общего числа лексических единиц.

7. Названия блюд по форме. В данной группе - 46 лексем, примерно 4% от общего числа лексического матер папа в русском и в персидском языках.

8. Названия блюд по различным событиям и праздникам. Наименьшая группа лексем, куда вошло 4 слова с наименованиями блюд и напитков в русском и в персидском языках, т.е. менее 1% от общего числа лексических единиц.

9. Названия блюд по имени собственному. В данной группе выявлено лишь 5 слов (менее 1%) наименований блюд и напитков.

10. Наименования блюд но социальному статусу потребителя (в названиях пищи находит отражение социальная дифференциация общества). Сюда вошли 6 лексем, т.е. менее 1% от общего числа лексических единиц с наименованиями блюд и напитков в персидском и русском языках.

Анализ лексического материала показал, что в отличие: от персидского в русском языке наблюдается большое количество наименований, образованных от имени лица. В персидском стыке данный способ применяется, в основном, в северной части Ирана. В Иране к названиям блюд имя собственное нередко присоединяется в целях рекламы, либо с целью показа особого способа приготовления: [akbar juje], vWS [kabäb-e hoseyni], iß [ä§-e

mostafa].

В обоих языках наблюдается микросистема терминов, являющихся производными от имён собственных. В отличие от русского языка, в персидском наблюдается большее количество наименований минеральных вод по названиям местности. Так, например, источник воды Славяновская был открыт известным гидрогеологом H.H. Славяновым, Баталинская минеральная вода названа по имени исследователя кавказских минеральных вод Ф.А. Баталина; минеральные воды Jij^ v' [äb-e damävand], [äb-e sabalän], ОЦ^ -н* [äb-e sepidän] и т.п.

названы по названиям тех местностей, где обнаружены их источники.

Таким образом, анализ показал, что еда и напитки наиболее часто получают название по наименованию местности, где они былл изобретены либо приготовлены. Было выяснено, что наибольшую продуктивность имеет способ деривации имени-номинации, основанный на географическом принципе. По тематическому блоку. «Название блюд и напитков по род;/ деятельности лица»,

12

Я русский

как об источнике информации о традиционной культуре этноса в персидском языке данных не выяв лено, в русском языке он оказался самым малочисленным.

В данном параграфе нами были рассмотрены и разделены на 10 лексико-семантических групп названия блюд и напитком в персидском и русском языках. Анализ показал, что большую часть наименований блюд русской и иранской кухни составляют названия по основному ингредиенту, которые.: нами были включены в первую группу тематических блоков.

Диаграммах» 1

□ персидский

Как видно из диаграммы № 1 лексем, представленных в ЛСП «ЕдаЛ-£*_»*■», максимальной представленностью как в русском, так и персидском языках характеризуются лексические единицы с наименованиями блюд и напитков по основному ингреднету (1-ая группа). Второе место в ранговом списке принадлежит наименованиям блюд и напитков по способу приготовления (4-ая группа), причем в русском языковом материале их удельный вес выше, чем в персидском. Наименования блюд и напитков по различным событиям и праздникам (8-ая группа) как в персидском, так и в русском языках составили наименьшую группу лексем. Анализ наименований блюд и напитков, приведенных в вышеуказанных источниках, позволил определить их процентное соотношение названий блюд и нагнтков по имени собственному (9-ая группа), где было выявлено вдвое меньше лексем русского языка по сравнению с персидским языком. В 6-ой фуппе (наименования блюд и напитков по их основному качеству) в количественном отношении русские наименования значительно превосходят

персидскую лексику, что позволяет высказать предположение о большей значимости для русской языковой картины. В рассматриваемом материале в частотном списке лексем лексичесжие единицы 3, 7 и 8-ой групп в обоих языках имеют одинаковый удельный вес. Показательно, что полностью соответствует количественное соотношение русских и персидских единиц.

Сравнительный анализ общего количества лексем рассматриваемых языков показал наличие сходства лексических единиц с наименованиями блюд и напитков.

Далее были рассмотрены заимствованная лексика семантического поля «ЕдаМ1 русского и персидского языков.

Несомненно, заимствование является одним из важных источников пополнения словарного состава языка, являющихся следствием языковых контактов. Большинство иностранных слов, заимствованных, как русским, так и персидским языком, настолько ими усвоены, что их прохождение можно определить лишь с помощью этимологического анализа.

Причины, побуждающие слова переходить из одного языка в другой, изучаются лингвистами с давних пор. Исследованию данной темы посвящены многие общетеоретические и конкретные исследования, рассматривающие лексические заимствования. Анализ лингвистических исследований по данной теме позволяет эти причины разделить как на собственно языковые, так и на внеязыковые (исторические, социальные, психологические).

Заимствованная лексика всегда способствовала пополнению состава лексико-семантического поля «Еда/-*^», она довольно быстро осваивалась носителями языка, иначе говоря, прочно укоренялась в языке и воспринималась как таковая языковым сознанием носителя языка, например, салат, сэндвич,

гамбургер, суп, пюре, какао, гуляш и т.п.

В работе рассмотрен языковой материал из «Этимологического словаря русского языка» (Сост.ГЛ. Крылов), включающий более 4200 слов, из общего числа которых были выделены русские лексемы ЛСП «ЕдаЛ-*^» (более 200 слов), что составило около 5 % от общего количества лексем. Дальнейший анализ показал, что 133 лексемы, т.е. 66,5 % от общего количества единиц ЛСП «ЕдаМЪ»> являются заимствованиями, персидские эквиваленты которых были выявлены в «Персидско-русском словаре» Ю.А. Рубинчика

Анализ лексического материала позволил распределить единицы на следующие микрополя: Ингредиенты, Первые блюда, Вторые блюда,

Холодные блюда, Десерт, Хлеб, Напитки.

Сравнительный анализ собранного лексического материала позволил определить процентное соотношение (см. Диаграмму Ж: 2) заимствованной лексики лексико-семантического поля «ЕдаМи>-»»: в микрополе

14

«Ингредиенты» (58 лексем) вошли наименования продуктов питания, используемых либо в составе блюд и напитков, либо как самостоятельное блюдо (фрукты, овощи, пряности и т.п.), в микрополе «Первые блюда» - 3 лексемы, в микрополе «Холодные блюда» - 10 лексем, в микрополе «Десерты» - 24 лексемы, в микрополе «Соусы» - 2 лексемы, в микрополе «Хлеб» - 6 лексем и в микрополе «Напитки» - 19 лексем.

Диаграмма № 2

Далее были определены фонетико-семантические сходства заимствований ЛСП «ЕдаЛ-^О^» русского и персидского языков.

Одним из аспектов освоения иноязычных слов является их фонетическая адаптация. Процесс освоения заимствований со временем ведет к подчинению произносительным нормам заимствующего языка. Тем не менее, иноязычные слова не всегда принимают законы фонетики заимствующего языка.

Заимствования могут быть непосредственными, из языка в язык, и опосредованными, через языки-посредники (барбекю - из испанского через английский, карамель — из испанского через французский).

Пути проникновения слов из одного языка в другой могут быть прямыми и косвенными, к примеру, слово «авокадо» заимствовано русским языком непосредственно из испанского, а через английский оно вошло в персидский язык.

Этимологический анализ лексем ЛСП «ЕдаА^1 _»»» русского и персидского языков, рассмотренных с точки зрения фонетико-семантических сходств, позволил определить 4 пути заимствований:

- заимствования с общим корнем в заимствующем языке и языке-источнике. Персидский язык (фарси), как и русский, входит в индоевропейскую языковую семью, что объясняет наличие такого рода заимствований в обоих языках: ср.: русское сахар, персидское^*-*! [ёакаг] — ¿агкага (санскр.); русское

Десерт 19%-' Вторые блюда 9%

Холодные блюда, 10

Напитки

Ингредиенты 41%

Первые блюда 2%

перец, персидское ¡Л*1* [felfel], pippalí (др.-инд.);

- прямое заимствование персидским языком лексических единиц русского языка: водка- [vodkä], колбаса [kälbäs], пирожки ■■ ji> [piraSki], сухари - lSJ-^^fsoxari], борщ - ¡jIjj [bors]. Также в диалектной речи носителей северной части Ирана употребляется группа русских заимствований, отсутствующих в официальном языке: щука- [cekä], белуга - [bulke], селёдка - [soludkä], калач - jVtí [qäläc], осётр - U"1 [ästerä], семечко-•^A^jsemeäke];

- прямое заимствование русским языком лексических единиц персидского языка либо косвенное, при помощи языка-посредника: алыча jl'fäluüe], арбуз - J»ß [tarbuz], баклажан - oW-^bfbädemjän], груша - [goläbi] и др.;

- заимствование лексических единиц из других языков, эквивалентных с точки зрения фонетического сходства в персидском и русском языках: из английского, арабского, венгерского, греческого, испанского, итальянского, китайского, латинского, немецкого, турецкого, французского и из других языков:

Таблица № 1

Заимствующий язык (русский) Язык-посредник Оригинальная форма Язык-посредник Заим ствующий язык (персидский)

грейпфрут англ. grapefruit англ. [girpforut]^jj»

кофе араб. "Л3 fqahve] араб. [ghahve]

паприка венг. paprika англ. [ päprikä]

кавьяр укр. XaPiapi fkhaviari] рус. [xävyar]jbjU.

кефаль греч. KouXixi fkefalos] рус. [kefal] JUS

макароны итал. цг)цариса [zymarika] франц. [mäkäroni] cHjj13--

тортилья исп. tortilla исп. ftortiläl^jji

брокколи итал. broccolo итал. [boruklili^j^

чай кит. Ж [ca] кит. [Cay] ts^

шницель нем. schnitzel нем. [shenitsel] J'-'u'-»

долма тюрк. dolma тюрк. [dolme]*-b

желе франц. gelee франц. fzelel<!j

суфле франц. souffle франц. fsuflel^ä^

авокадо исп. aguacate (мекс.) англ. tavocado]j-^j'

какао исп. cacaua (науатль) франц. [käkäu]j^

виски англ. whiskybae (шотл.) англ.

суши англ. Ш |5](ЯП0Н.) англ. [suSi]

кефир кавказ. kefir (сев.-кавказ.}^ англ. [kafir]

кекс англ. cake (скандинав.) англ. [keyklkik] ^

шоколад нем. xocolatl (науатль) франц. [shokolät]^^

в настоящее время в лексическую систему как русского, так и персидского языков, проникает большое количество лексем семантического поля «Еда/^jj^», что обуславливает наличие различных вариантов и их структурного разнообразия. Мы согласны с С.И. Бахтиной в вопросе выделения специфичных разновидностей заимствований в русском языке, соответствующие эквиваленты которых нами были выявлены и в персидском языке: а) транслитерированные заимствования в упрощенной форме (бигмак -[big mag], арбуз - [tarbuz]); б) транслитерированная неизменяемая лексика (фондю - [fundu], суфле- -Uij- [sufle] карамель — перс lUIjK

[kârâmel]).

При переходе в другой язык, как в русский, так и в персидский, заимствования подвергаются обработке, приспосабливаются к нормам и законам заимствующего языка: они подвергаются семантическому и морфологическому, графическому и фонетическому освоению. Чуждые языку звуки либо заменяются другими, либо исчезают. К примеру, в русском языке отсутствует придыхательный звук [h], который наряду с другими есть и в персидском языке. При заимствовании слов с этим звуком он заменяется и передается либо как [г] ([hamburger] .. гамбургер) или как [х] ([halvâ] ^ - халва). В словах

заимствованных из других языков на месте у иногда произносятся два звука [дж]: джем (англ. jam), иногда - один звук [ж]: инжир (перс. [anjir], кунжут

- [konjed]).

В то же время процессу заимствования подвергаются не все лексические единицы, некоторые из них сохраняют свойственные им морфологические и фонетические особенности. Иногда в словах сохраняется произношение твердых согласных перед е, ср. : шербет - ^ [garbat], пюре - ° [pure], коктейль - J£^ l^jS/ [koktel|kokteyl], иногда отсутствует аканье: какао -[kâkâo] j^K , эспрессо

- [esperso] j-jH ; некоторые заимствованные и русским, и персидским языком существительные не изменяются: виски - «Л-и [viski], желе - [zele]43 , вермут-[vermut]^j-jj и др

Иногда при заимствовании происходит изменение грамматических форм числа. К примеру, форма множественного числа слова «пирожки» в персидском языке употребляется в значении единственного числа.

Анализ заимствованной лексики семантического поля «ЕдаМи>^» русского и персидского языков позволил сделать вывод, что наиболее многочисленную группу составляют лексемы, заимствованные из французского и английского языков, абсолютным лидером среди которых являются французские заимствования; второе место занимают заимствования из английского языка. Небольшой процент составляют заимствования из

17

латинского, испанского, итальянского, немецкого, тюркского, греческого и др. языков.

Диаграмма № 3

из франц

34%

из турец. 6%

из других языков

из исп.

3%

из нем

3%

из итал. 10%

Помимо общепринятой заимствованной лексики в обоих языках также существуют сложные заимствования, состоящие из морфем разных языков. Наряду с типичными заимствованиями встречаются и нестандартные, «гибридные», заимствования нового поколения, содержащие в своем составе основы разных языков и возможность сочетания внутри лексем семантического поля «ЕдаЛ-*1 элементов разных языков подчеркивает их между народность.

Обогащаясь за счет заимствований, как русский, так и персидский языки, несомненно, сохраняют своеобразие и неповторимый национальный характер.

Анализ показал, что использование заимствований с той же фонетикой, вопреки мнению некоторых лингвистов, не только приемлемо, но и подтверждает идею о том, что в будущем многие языки могут быть похожими.

В Главе Ш-«Сравнительный анализ пословиц, поговорок и фразеологизмов ЛСП «ЕдаА-*Ъ>» в персидском и русском языках»- рассматриваются пословицы и поговорки, а также фразеологические единицы русского и персидского

языков, входящие в состав ЛСП «ЕдаА-^д^».

Пословицы и поговорки являются истинным воплощением народной мудрости. В них народ «высказывает себя живее и сильнее, нежели все описания сторонних наблюдателей» [Снегирев 18131:3].

Пословицы — краткое, ритмически организованное изречение, вошедшее в речь и носящее поучительный смысл, в которых народ обобщал свой социально-исторический опыт. Поговорки — устоявшееся словосочетание или фраза,

образное, меткое выражение, употребляемые в речи для придания яркой художественной окраски ситуациям, фактам, вещам.

Многие русские и персидские послоиицы и поговорки состоят из двух соразмерных, рифмующихся частей. Им свойственна ритмическая окраска, необычное звуковое оформление, каждое из них несет свою смысловую нагрузку. Часть пословиц и поговорок была заимствована из художественных произведений - сказок, песен, повествований и рассказов. Некоторые из них были взяты из Библии и Корана.

В отличие от поговорок пословицы носят более высокий обобщающий смысл. Часто поговорки являются частью соответствующей пословицы: Дадут хлебца, дадут и дельца - и^ и1^ (букв.: Дай хлеба - и приказывай).

Некоторые из пословиц и поговорок происходят от тех образных моральных советов и устойчивых сравнений, которые идут с древнейших времен (Сам кашу заварил, сам её и расхлёбывай -ср.

Г» .Ы ч и^ (букв. Каждый должен отвечать за

последствия своих поступков).

С течением жизни появлялись новые и забывались старые поговорки, но оставалось наиболее ценное, имеющее значение и для следующих эпох. Широкое распространение и долголетие пословиц способствовало тому, что их часть, теряя свое прямое значение, приобретала переносное: Яблоко от яблони недалеко падает; От яблони - яблочки, а от сосны - шишки - ср.

^ьи ^и— „^ (букв.: Каково семя, таков и порей, каков отец,

таков и Хасан). Часто существует несколько вариантов пословиц с одним и тем же значением: В чужой лодке всегда больше рыбки; В чужих руках кусок больше кажется; В чужих руках калач слаще; В чужих руках пирог велик; Дешева рыба на чужом блюде; Соседская курица гусыней кажется - ср. [тогч-е Ьаишауе цаге]. • оЬ ^ ^^ -ц ^и«»

Пословицы и поговорки являются ключом к правильному восприятию особенностей того или иного языка, следовательно, при исследовании того или иного языка необходимо обращаться к пословицам и поговоркам, как к ценнейшему языковому материалу.

В пословицах и поговорках присутствует много интернациональных мотивов и тем, так как народам разных стран, свойственны схожие стремления и моральные идеалы. Поэтому, исследование русских и персидских пословиц и поговорок дает возможность значительно расширить знание, как русского, так и персидского языков, позволяет ознакомиться с некоторыми фактами и обычаями истории России и Ирана, понять нравственные устои и заповеди, а также приобщиться к общечеловеческим ценностям и научиться понимать народную мудрость.

Персидской пословице ^ ^ Ъ ^ ^ ^ -Н ^ J^' (букв.: Два

повара - и еда пересолена или недосолена) в русском языке было обнаружено соответствие с семантическим значением «безответственность»: у семи нянек дитя без глазу.

Анализ пословиц и поговорок показал, что некоторые известные изречения в оригинале либо были, либо со временем стали не совсем такими, какими они употребляются теперь. Переходя от одного поколения к другому, они могли лишиться какой-то части или измениться семантически: Ни рыба, ни мясо, ни кафтан, ни ряса; Хлеб на стол - и стол престол, а хлеба ни куска -и стол доска; Аппетит приходит во время еды, а счет - после; Чаще аппетит приходит во время отсутствия еды.

Рассмотрев более двух тысяч русских и персидских пословиц и поговорок, мы отобрали пословицы и поговорки, относящиеся к теме «ЕдаУ^Ь^», к которым затем были подобраны пословицы и поговорки с тем же значением в персидском языке. Анализ позволил разделить эти пословицы и поговорки на три группы:

1. Пословицы и поговорки с одинаковым значением, содержащие названия продуктов и напитков в обоих языках:

Голодной курице все просо снится - ср.: ojj

Масло с водой не смешать - cp.:±>ji^ ^ w lAjj j v1;

2. Пословицы и поговорки с одинаковым значением, где названия продуктов питания или напитков присутствуют лишь в русском языке: В поле и жук мясо; Добра снедь и редька, коли нет рыбки - ср. ^ ^ -Я;

От капусты бежал, да на брюкву rionai - ср. ^ »Ц- ^ -Р jl;

3. Пословицы и поговорки с одинаковым значением и наличием наименований продуктов питания или напитков лишь в персидской части: ,-.../■ jiji^iJ. j* (букв.: не всё что круглое - орех) - ср.: Не всё то золото, что блестит; ¿j^^oiji^^ О** ¿SjS^lj^b (букв.: сказав «халва-халва», сладость не почувствуешь) - ср.: Сладки твои речи, да не лизать их; Гляденьем сыт не будешь; ^ (букв.: в драке халву не подают) -ср.: В драке волос не жалеют.

Таким образом, анализ показал, что как в русских, так и персидских пословицах и поговорках наблюдается смысловая близость, и их объединяет сходство процессов мышления и общечеловеческое гуманное начало. Возможно, поэтому у большого количества русских пословиц есть параллели в персидском языке. Более того, некоторые из них совпадают дословно:

Пословица беседу красит - ср. c^l j ^Ч- (букв.: Пословица-приправа языка).

Более трети пословиц и поговорок, рассмотренных нами, содержат

20

наименования продуктов питания и напитков, которые иногда не связаны с темой «ЕдаА-Stjj-i». Очень часто такие пословицы и поговорки носят воспитательный характер: Терпи горе, пей мед - ср. iîJ— Ij ^ ^^ J, (букв.: Если подождать, из кислого винограда можно приготовить xœiev). Огромная часть пословиц содержит в себе советы и пожелания:

vus *Ji. с*- JH tsjli (букв. : Сотвори благое дело, чтоб ни

вертел не сгорел, ни шашлык) - И волки сыты, и овцы целы.

Иногда пословицы и поговорки русского и персидского народов совпадают лишь по смыслу. Но каждая из них содержит свои географические и предметные реалии.

Далее был проведен сравнительный анализ фразеологических единиц ЛСП «ЕдаМи^1-» русского и персидского языков

Как указывает Иаскурова, «в языке любого народа важную функцию выполняет фразеологический корпус, являющийся уникальным материалом, отражающим национальное своеобразие языка, особенности культуры и менталитета народа»[Наскурова 2008 : 86].

Как известно, языки отличаются друг от друга не только лексикой (лексическими и фразеологическими единицами), фонетикой и грамматикой, но и своей национально-культурной спецификой восприятия мира: окружающей среды, явлений, элементов и свойств. Анализ национальных черт и образов, приписываемых наименованиям блюд и напитков в русской и иранской культуре, помогает восприятию языка во взаимосвязи с культурой русского и иранского народов.

Считается, что культурный аспект фразеологизмов, в которых одним либо несколькими компонентами являются наименования предметов национальной культуры, легче понять и объяснить, например: печь как блины (создавать что-либо быстро, в большом количестве и, обычно, плохо) - ср. Jb CiJu. [m§st mâli kardan]; тёртый катч (опытный человек, который всегда найдёт выход из трудного положения) - ср. «J^ J J* ¿.J. [g0rg-e bârân dide],

В отличие от персидских в лексическом составе русских фразеологизмов содержится указание на кулинарно-гастрономический аспект материальной культуры данного народа - блины, калач и т.д. Значения таких фразеологизмов были сформированы с учётом экстралингвистической специфики семантики данных лексем. Так, способ приготовления блинов быстр и прост, чтобы приготовить даже большое их количество, требуется сравнительно мало времени; тёртым калачом называют человека, которого «терла» и «мяла» жизнь, поскольку «тёртый калач - это калач, приготовленный из особого теста, которое долго трут и мнут, чтобы при выпечке получился пористый мякиш» [Фелицына, Мокиенко 1990:61].

Выразительный и самобытный «кулинарно-гастрономический язык», «язык пищи», как русского, так и персидского языков, полон специфических выражений, которые, будучи переосмысленными, получили широкое распространение:

толочь воду в ступе (выполнять бессмысленную работу) - ср. ù^fij5 -Я

каша в голове - ср. ^ :

расхлёбывать кашу - ср. ¿¿у- J*4 ; каши не сваришь - ср. ijj* ^ JJ л» ^ ó1^';

забывать хлеб-соль új^-^1 j »J jj» и др.

Фразеологические единицы, отражающие национальную культуру своими прототипами, рассказывают об особенностях быта народа, описывают определённые обычаи и традиции, передают специфику национального фольклора и художественной литературы и т.д.; живая вода, молочные реки, кисельные берега, задать перцу, демьянова уха, щёлкать как семечки, несолоно хлебавши, пуд соли съесть - ср.:

[tu §b namak xâbândan] ffjf.f

[az âb kare migirad] J. .

[aval beôeS, ba'd begu binamake] Л ** M

[boro kaSke tu besâb] ^ ^f ^

[ta tanur garme nuno beíasbun] új^í J ^

[dasteâ namak nadârad] Jj,'lj.

[sares buye qurme sabzi mide] J-^4--"1 А* oo-

[qure naSode maviz gode ast] "JJ¿.

Формальная возможность передачи русских фразеологизмов на персидскии

определяется характером соотношения между лексическими единицами рассматриваемых языков, что позволяет выделить следующие случаи корреляции фразеологических единиц:

1. Русские фразеологизмы, имеющие равноценный эквивалент, т.е.

сооответствующий фразеологизм.

Ср.: стоячая вода тухнет --^ог« ^ ** v';

голодный сытому не товарищ - ^J- f*- Л"'-

2. Русский фразеологизм не имеет точного соответствия, но возможна его передача на персидский с помощью варианта или аналога, т.е. функционально подобного фразеологизма. Ср.: как сыр в масле - У о

терпи горе, пей мёд - ls3-* ^ »->>• j оН^ ■ ■

3. Русский фразеологизм передаётся нефразеологическими средствами, т.е. не имеет ни эквивалентов, ни аналогов в персидском языке: ср.: как будто воды в рот набрал - будто онемел, лишился дара речи;

.-Oí jùjb Jjj» ь и; •

[goftand : xarbuze mixori yâ hendovâne goft har dovâneh]

22

[ ham Xoda ra mixahid va ham xorma] . u> j ji ^ i j iji ^

Анализ показад, что рассмотренные фразеологические единицы составляют достаточно стройную семантическую систему в структуре русского и персидского языков. Во многих случаях фразеологические единицы русского и персидского языков отличаются образностью, своей внутренней формой, источниками происхождения. Однако, несмотря на это, в рассмотренных фразеологически;; системах наблюдается наличие большого количества аналогий.

Заключение содержит обобщение теоретических и практических результатов диссертационного исследования. Здесь указывается, что при проведении сравнительного анализа языкового материала русского и персидского языков полевой подход нашел свое отражение не только при исследовании лексики, он был применен и при изучении пословиц и поговорок, а также фразеологических единиц, что, как нам кажется, еще раз подтверждает универсальность нолевого подхода при изучении самых разнообразных явлений

языка.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Косвои, М.М. и^раввигельный анаши лексических единиц лексико-семантического поля «Еца» в русском и персадекпм языках / М.М, Косвои // Вестник Ленинградского государственного университета имени A.C. Пушкина. - СПб, 2013, №3. Том 1. Филология. - С. 86-91.

2. Косвои, М.М. Лексико-семантический анализ заимствований тематической группы «еда» в русском языке и их персидские соответствия / М.М. Косвои И Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобаченского, 2013, № 1 (1). - с. 352-355.

3. Косвои, М.М. Пословицы и поговорки о еде в русском и персидском языках: общее и различие / М.М. Косвои // Вестник Таджикского национального университета. Серия гуманитарных наук. - Душанбе-Сино, 2012. - Jfs 4/4 (91). - С. 166-172.

4. Косвои, М.М. Фразеологизмы, обозначающие еду, в русском и персидском языках / М.М. Косвои // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 20-летию СНГ и 20-летию Независимости РТ «Проблемы функционирования и преподавания русского языка в Центральной Азии». Душанбе, 2011. - С. 157-161.

5. Косвои, М.М. К вопросу о лексиксюеманшческом поле «Ела» в русском и персидском языках / М.М. Косвои // Материалы межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы филологии, педагогики и методики преподавания языков». Душанбе, 2012. - С. 187- 192.

6. Косвои, М.М. Семантический анализ лексических единиц поля «еда» русского и персидского языков (этнолингвистический аспект) / М.М. Косвои // Сб. науч.-метод. ст. «Язык. Литература. Культура. Актуальные проблемы изучения и преподавания». - Душанбе, 2013. - С. 1187. Косвои, М.М. Использование русских пословиц и поговорок при обучении

персоязычных учащихся (на материале пословиц и поговорок о еде) / М.М. Косвои // Международная научно-практическая конференция «Роль русского языка в международном диалоге: Россия и персоязычные страны (Афганистан, Иран, Таджикистан)». -Душанбе, 2013. - С.166-169.

8. Косвои, М.М. Лексико-семантический анализ названий блюд, продуктов питания и напитков русского и персидского языков / М.М. Косвои // Материалы международной научно-практической конференции «Подготовка конкурентоспособных специалистов рынка труда в условиях интеграции высших учебных заведений зарубежных стран и республики Таджикистан»

Душанбе, 2013 - С. 268-276.

9. Косвои, М.М. Анализ заимствованной лексики семантического поля «Еда/

русском и персидском языках / М.М. Косвои // Материалы Международной научно-практической конференции «Русский язык и литература в современных реалиях» - Душанбе, 2014. - С. 146-149

Сдано в набор 05.03.2014. Подписано в печать 15 03 ?014 Бумага офсетная. Печать офсетная. Гарнитура литературная Формат 60х84ш6. Услов. печ. л. 1,5 Тираж 100 экз. Заказ № 58.

 

Текст диссертации на тему "Лексико-семантическое поле "Еда/خوراک" в персидском и русском языках"

таджикский национальный университет

На правах рукописи

04201459070 махдии мухаммадбегии косвои

ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ «ЕдаМЦ^» в ПЕРСИДСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ

10.02.22 - Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (персидский язык)

10.02.20 - Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное

языкознание

Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор М.Б. Нагзибекова

Душанбе - 2014

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ..............................................................................................................4

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СИСТЕМНО-СТРУКТУРНОГО ИЗУЧЕНИЯ ЛЕКСИКИ........................................................................................11

1.1. РАЗЛИЧНЫЕ СИСТЕМНО-СТРУКТУРНЫЕ . ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ СЛОВАРНОГО СОСТАВА ЯЗЫКА........................................11

1.2 СТРУКТУРА ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ............................31

1.3 АНАЛИЗ ФРАЗЕОСЕМАТИЧЕСКИХ ПОЛЕЙ..........................................46

ГЛАВА II. СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ ЛСП «ЕДАМ1 В ПЕРСИДСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ......................52

2.1. АНАЛИЗ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ «ЕДАМ*_;>» В ПЕРСИДСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ....................52

2.2 АНАЛИЗ ЗАИМСТВОВАНИЙ ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ «ЕДАМ1 В ПЕРСИДСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ................................67

2.2.1 МИКРОПОЛЕ «ИНГРЕДИЕНТЫ»............................................................70

2.2.2 МИКРОПОЛЕ «ПЕРВЫЕ БЛЮДА»..........................................................75

2.2.3 МИКРОПОЛЕ «ВТОРЫЕ БЛЮДА»..........................................................75

2.2.4 МИКРОПОЛЕ «ХОЛОДНЫЕ БЛЮДА»...................................................77

2.2.5 МИКРОПОЛЕ «ДЕСЕРТЫ»........................................................................78

2.2.6 МИКРОПОЛЕ «СОУСЫ»............................................................................80

2.2.7 МИКРОПОЛЕ «ХЛЕБ»................................................................................81

2.2.8 МИКРОПОЛЕ «НАПИТКИ».......................................................................81

2.3 ФОНЕТИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ СХОДСТВА ЗАИМСТВОВАНИЙ ЛСП «ЕДА/^1 В ПЕРСИДСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ......................84

ГЛАВА III.СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПОСЛОВИЦ, ПОГОВОРОК И ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ ЛСП «ЕДА/^>» В ПЕРСИДСКОМ И РУССКОМ

ЯЗЫКАХ...............................................................................................................114

3.1 СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПОСЛОВИЦ И ПОГОВОРОК ЛСП «ЕДАМ1 В ПЕРСИДСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ..............................114

3.2 СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ ЛСП «ЕДАВ ПЕРСИДСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ..........................................................127

ЗАКЛЮЧЕНИЕ....................................................................................................134

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА..............................................................139

ПРИЛОЖЕНИЕ (1)..............................................................................................158

Введение

Язык как системно-структурное образование является средством общения и взаимопонимания между людьми. Он функционирует при одновременном использовании единиц всех уровней. Определенная категориальная семантика в речи достигается именно взаимодействием разноуровневых средств языка, который является сложной системой, а лексика — одна из его подсистем.

Языковая система состоит из взаиморасположения, взаимоотношения компонентов, образующих структуру данной системы.

Русские языковеды занимались исследованием не только отдельных слов,

но и групп слов как части развивающейся системы языка.

1

Современными исследователями, последователями теории Г. Ипсена, В. Порцига, Й. Трира, используются разнообразные методы и приёмы системно-структурного анализа семантики языка. Одним из ключевых стал термин «поле»

[Ъоу/ге], j [гатте], элементы которого выполняют в языке единую семантическую функцию.

В рассматриваемом нами лексико-семантическом поле «Еда/^1 важнейшим идентификатором является наличие ядерных сем «еда, отнесенность к еде».

Приём пищи регламентируется социальными нормами и обычаями. По тому, как и что человек ест, можно судить о его социальном и культурном уровне.

Название еды дает понятие об интересах и вкусах того или иного народа. В текстах авторов кулинарных и поваренных книг, философов, культурологов, этнокультурологов, историков, этнографов содержится информация о социокультурных и исторических составляющих, позволяющих выявить не только лингвистические, но и экстралингвистические особенности лексико-семантического поля «Еда/^1

Сопоставительный анализ лексических единиц, входящих в лексико-семантическое поле «Еда/^1 в персидском и русском языках» представляет особый интерес с точки зрения разработки общей теории лексикологии,

4

выявления общих и отличительных признаков исследуемых языков. Помимо этого роль таких исследований неоценима для практики обучения иностранным языкам, для теории и практики перевода.

Сравнительно-сопоставительные исследования неоднократно привлекали внимание лингвистов, как русских: Буркова П.П. (2004), Савельева О.Г. (2006), Кирсанова Е.М. (2009), Миронова М.Н. (2009), так и иранских: Мирейла Ахмади (1999), Джахангири Азар Хоссейн (2004), Моаззен задех Зейнаб (2010).

Большая часть работ посвящена лексике питания, которая неоднократно была объектом структурно-семантических, этимологических, семасиологических и этнолингвистических исследований.

Во многих работах выявляются принципы системной организации «пищевой» лексики, проводится ее структурно-семантический или лингвокультурологический анализ. Например, в работе Мироновой И. К. «Концептосфера "Еда" в русском национальном сознании: Базовые когнитивно-пропозициональные структуры и их лексические репрезентации» (2002) наблюдается новый подход к теме: «от СП к концептосфере, которая соответствует ему в сознании человека, когда основной целью является выявление с опорой на компонентный анализ скрытых ментальных представлений о макроситуации еды в русской языковой картине мира, которые находят отражение в ЛСВ и фразеологических единицах, входящих в СП «ЕдаА-^

Киреева И. В. в работе «Лексико-семантические и лингвокультурные особенности русской кухонно-бытовой лексики» (2005) рассматривает лексическую системность, лингвокультурных особенностей и динамики кухонно-бытовой лексики в русском языке.

В своей работе Пьянкова К.В. «Лексика, обозначающая категориальные признаки пищи, в русской языковой традиции: этнолингвистический аспект» (2008) проводит полевой, ономасиологический, идеографический и системный семантический анализ, а также выявляет семантико-мотивационные параллели между русскими языковыми фактами и данными других славянских языковых

традиций и внеязыковых форм культуры.

Целью диссертации Куренковой Т.Н. «Лексйко-семантическое поле «Еда» в произведениях Н.В. Гоголя, А.П. Чехова, М.А. Булгакова» является «описание структуры, состава, свойств, взаимодействия ' лексических единиц лексико-семантического поля «Еда» в произведениях М.А. Булгакова, Н.В. Гоголя и А.П. Чехова, где выявляется набор лексем ЛСП «Еда», производится их систематизация, классификация и внутриполевое структурирование.

Настоящее диссертационное исследование представляет собой один из опытов сопоставительного исследования лексических единиц персидского и русского языков с компонентами, относящимися к лексико-семантическому полю «ЕдаА-£1

Актуальность исследования объясняется тем, что в данном диссертационном исследовании впервые проводится сравнительное исследование лексических единиц лексико-семантического поля «ЕдаА-^персидского и русского языков. При определении актуальности предпринятого нами исследования мы руководствовались двумя критериями: теоретическим и практическим.

В теоретическом плане актуальным представляется синтез методов, используемых в работе, и их доработка при сопоставительном исследовании языкового материала. В данной работе ставится цель установить, как применение определенных средств выражения в одном языке соотносится с использованием аналогичных или сходных средств в другом, а также, каковы механизмы компенсации в случаях структурных расхождений.

В практическом плане изучение лексических единиц двух языков имеет непосредственный выход в практику преподавания персидского и русского языков в современной школе. Результаты исследования могут быть использованы при составлении двуязычных словарей русско-персидского и персидско-русского языков.

Научная новизна заключается в том, что впервые осуществлено

сопоставительное описание персидских и русских кулинарных традиций, обусловливающих национально-культурные особенности лексико-семантического

I

поля «ЕдаМ!наименований блюд и напитков национальной кухни, т.е. фонетические, семантические, структурные характеристики наименований блюд и напитков, а также проведен этимологический анализ заимствованной «пищевой» лексики персидского и русского языка; с применением единого исследовательского подхода подвергнуты сопоставительному исследованию лексические единицы лексико-семантического поля «ЕдаА-^Ь-Р-» двух разносистемных, типологически неродственных языков, какими являются персидский и русский языки.

Благодаря применению универсально-дифференциального подхода нам удалось выявить универсальное в лексической системе двух языков, а также отличительные признаки, присущие персидскому и русскому языкам; представлены материалы для учебного лингвокультурологически ориентированного словаря наименований блюд и напитков русской и иранской кухни, предназначенного для иранских студентов, изучающих русский язык; в

I

работе ставится вопрос о взаимовлиянии персидского и русского языков. Полученные результаты позволяют проследить пути и процесс взаимовлияния рассматриваемых языков и заимствования ими лексических единиц.

Теоретическая значимость исследования заключается: в систематизации и анализе компонентов национально-языковой картины мира русского и иранского народов, которые вносят вклад в развитие теории сопоставительной лингвокультурологии и важны для дальнейших научных поисков в этой области.

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные результаты, материалы, основные положения и выводы диссертации могут быть использованы при написании статей, монографий, учебников и вузовских пособий по лексике и семантике персидского и русского языков, при чтении лекций и спецкурсов по лексике и семантике, при составлении работ по сравнительному и типологическому исследованию проблем лингвистики,

двуязычных учебных словарей, русско-персидских и персидско-русских, а также этимологических словарей по «пищевой» тематике и справочников, направленных на диалог культур, для практики монолингвального и контрастивного описания языков и культур; а также могут быть использованы при выполнении других работ, связанных с сопоставительной лингвокультурологией.

Степень разработанности проблемы. Лингвистами давно предпринимаются попытки разделить лексику на различные категории, классы и разряды. Наибольший интерес вызывает классификация слов, основанная на семантическом принципе. Основы теории поля, возникшие в начале XX века, были разработаны такими учеными, как И. Трир, Г. Ипсен, Л. Вейсгербер, В. Порциг. В русской лингвистике лексику с точки зрения семантики исследовали A.A. Уфимцева, М.Д. Степанова, В.И. Кодухов, Н.М. Минина и другие; в иранской - Мансур Эхтиёр, Алимохаммад Хакшинас, М. Дабир Мукаддам, Куруш Сафави, М.Р. Пахлаваннежад, А. Пакатчи, Х.Р. Шаъири, Азита Афраши и другие.

Различные виды полей в русской лингвистике описаны в работах А.В.Бондарко, З.В. Бекетовой, Е.В. Гулыга, Е.И. Шендельс, H.A. Сабуровой и т.д.

Исследованием лексико-семантических полей занимались A.B. Набирухина, М. А. Еремина, Е. В. Плахина, С. М. Толстая, М. Э. Рут, Е.Л. Березович, Т.Н. Куренкова и др.

Объектом данного исследования являются лексические единицы, фразеологизмы, пословицы и поговорки русского и персидского языков лексико-семантического поля «ЕдаА-^Ь^», способы и средства их выражения, семантический и структурный анализ, а также выявление лингвокультурологических особенностей данных лексем.

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе синхронного сопоставительно-типологического анализа лексических единиц двух генетически и структурно отдаленных языков - персидского и русского выявить их

типологические сходства и различия в системе, в плане содержания и выражения. Поставленная цель определяет решение следующих задач:

- выявить лексические единицы с компонентами, относящимися к лексико-семантическому полю «Еда/*-^^» в персидском и русском языках, пользуясь единым исследовательским методом и единой лингвистической терминологией;

- определить объем и состав лексических единиц исследуемого нами лексико-семантического поля в персидском и русском языках;

- сопоставить по основным параметрам лексические единицы двух языков с целью выявления универсального и дифференциального;

- рассмотреть лексические эквиваленты и аналоги, и способы перевода слов, фразеологизмов и пословиц и поговорок с одного языка на другой.

В данном исследовании в качестве методов применяются наблюдение, описание, сравнение. Синхронное сопоставление — сопоставительный (контрастивный), сопоставительно-типологический, структурный и описательный методы. Весьма важным является метод компонентного анализа языкового материала, который, по мнению многих лингвистов, является основным методом при исследовании полей. Анализ лексических единиц с точки зрения семантики позволяет выявить сходство сем, т.е. установить определенное семантическое единство лексических единиц. В работе также был использован метод сплошной выборки, элементы контекстуального анализа, сопоставления и методика количественного подсчета.

Материалы для исследования были извлечены путем сплошной выборки из одноязычных и двуязычных словарей, В целом было отобрано и проанализировано около 1100 лексических единиц в русском и более 700 единиц в персидском языках.

Апробация диссертации. Основные положения диссертации, результаты исследования представлены в докладах на научных международных конференциях в виде научных докладов и статей. По теме диссертации опубликовано 10 научных статей в научных журналах России, Таджикистана и

Ирана. Общий объем работ, опубликованных автором по данной проблеме, составляет 4 п.л.

Результаты проведённых исследований могут быть широко использованы при написании статей и монографий по лексике, семантике и др. А также настоящую работу можно использовать при типологическом исследовании лексических единиц, как русского, так и персидского языков.

Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографии и приложения.

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СИСТЕМНО-СТРУКТУРНОГО

ИЗУЧЕНИЯ ЛЕКСИКИ

1.1. Различные системно-структурные подходы к изучению словарного состава

языка

«Система (в философском и лингвистическом понимании) - это совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которая образует определённую целостность, единство» [Вендина 2005: 146].

Идея системности в языке была четко разработана в учениях Ф. де Соссюр, вслед за которым Трир утверждал, что язык - это устойчивая и относительно замкнутая система, в которой слова наделены смыслами не изолированно, а постольку, поскольку ими наделены и другие слова. «В системе (ОеШ§е),— неустанно повторяет он,— все получает смысл только из целого. Значит, слова того или иного языка не являются обособленными носителями смысла, каждое из них, напротив, имеет смысл только потому, что его имеют также другие, смежные с ним слова» [Васильев 1971: 106].

Русские языковеды занимались исследованием, как отдельных слов, так и групп слов, являющихся частью системы языка. Современные исследователи-последователи теории И. Трира, В. Порцига, Г. Ипсена, Н.В. Крушевского свидетельствуют о значительности системного подхода к изучению словарного состава языка. Во многих работах русских и советских лингвистов рассмотрены системные характеристики языка.

Как известно, лексическую систему языка образуют разнообразные множества слов, составляющие классы, группы, ряды, поля и т.д. Системность выражается в существовании определённой лексики, объективно выделенной из остального массива элементов лексического состава языка, и в смысловых связях между членами этих лексических единиц.

Для того чтобы изучить и исследовать систему языка, необходимо выделить элементы системы и определить отношения, которыми связаны элементы и

посредством которых они превращаются в целостную систему. Как отмечает Л.В. Щерба, «слова-понятия», т.е. слова, взятые в одном из их значений либо один лексико-семантический вариант слова являются элементами системы языка [Щерба 1974: 291].

М.М. Маковский подчеркивает, понятие «системы» в языке неопределенно и противоречиво, «оно нередко либо уравнивается в своем значении с понятием «схема», либо смешивается с качественно отличным от него понятием «структуры», �