автореферат диссертации по искусствоведению, специальность ВАК РФ 17.00.09
диссертация на тему:
Образ Богоматери в западноевропейской художественной культуре инвариант и эволюционные модификации

  • Год: 2014
  • Автор научной работы: Немкова, Ольга Вячеславовна
  • Ученая cтепень: доктора искусствоведения
  • Место защиты диссертации: Саратов
  • Код cпециальности ВАК: 17.00.09
450 руб.
Диссертация по искусствоведению на тему 'Образ Богоматери в западноевропейской художественной культуре инвариант и эволюционные модификации'

Полный текст автореферата диссертации по теме "Образ Богоматери в западноевропейской художественной культуре инвариант и эволюционные модификации"

На правах рукописи

ОБРАЗ БОГОМАТЕРИ В ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ ИНВАРИАНТ И ЭВОЛЮЦИОННЫЕ МОДИФИКАЦИИ

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени доктора искусствоведения

17.00.09 — Теория и история искусства

1 3 ПАР 2014

Саратов 2014

005545971

005545971

Работа выполнена на кафедре истории музыки Саратовской государственной консерватории (академии) имени Л. В. Собинова

Научный консультант:

Официальные оппоненты:

доктор искусствоведения, профессор

Демченко Александр Иванович

доктор культурологии, профессор

Григорьева Елена Ивановна

доктор искусствоведения, профессор

Кулапина Ольга Ивановна

Ведущая организация:

доктор искусствоведения, профессор

Шак Татьяна Фёдоровна

Новосибирская государственная консерватория (академия)

им. М. И. Глинки

Защита состоится 27 марта 2014 года в 10.00 на заседании диссертационного совета JIM 210.032.01 при Саратовской государственной консерватории (академии) имени J1. В. Собинова по адресу: 410012, Саратов, пр. Кирова С. М., д. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовской государственной консерватории (академии) имени Л. В. Собинова

Автореферат разослан 26 февраля 2014 года

Учёный секретарь диссертационного совета, кандидат искусствоведения, доцент

А. Л. Хохлова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Последняя четверть XX столетия ознаменована в российской культуре нарастанием процессов интенсивного вовлечения искусствоведческой мысли и художественно-практической деятельности в сферу тем, сюжетов и образов, наполненных сакральными смыслами. При этом «гуманитарные знания явственно становились всё более комплексными»1. Ведущая роль в реализации идеи о единстве мира, живой взаимосвязи времён, о взаимообусловленности и взаимозависимости всех граней мироздания принадлежит многовековой христианской традиции, обладающей поистине безграничным потенциалом в претворении категорий «вечного» и «всеобщего».

Осмысление христианского интертекста в общеевропейском художественно-эстетическом универсуме «смыслов, ценностей и норм, облачённых в знаковые формы»2, невозможно без включения в это проблемное пространство такой важной составляющей, как эстетическая мариология. В. А. Бачинин трактует данное понятие как «совокупность художественных свидетельств, указывающих на исключительное место Марии в истории мира и его спасении, на Её особую благодатную миссию, связанную с Богоматерииством<... >;>3.

Обращение в диссертации к проблеме претворения в художественных формах «вечной» богородичной/марианской темы обусловлено прежде всего стремлением к постижению тех поистине безграничных, неуд обозримых4 глубин духовного,

' Якимоеич А. К. Генрих Вёльфлин и другие // вступ. ст. к: Вёльфлин Г. Ренессанс и Барокко. Исследование сущности и становления стиля в Италии // перевод с нем. Е. Г. Лундберга под ред. Е. Н. Козиной. - СПб: Азбука-классика, 2004. - С. 9-47.

2 Бачинин В. А. Интертекст мировой цивилизации: христианская геосоциальная девиантология (методологические проблемы) [Электронный ресурс] URL: http:// www.narcom.ru/publ/info/634

3 Бачинин В. А. Художественно-эстетическая мариология [Электронный ресурс] URL: http://www.gazetaprotestant.ru/2010/08/hudozhestvenno-esteticheskaya-mariologiya (дата обращения: 12.08.2013).

4 В 1-ой стихире Благовещению на «Господи воззвах» («Совет Превечный») Пресвятая Богородица именуется глубино неудобозримая, т. е. глубина, непроницаемая взором.

нравственного, эстетического, философского смыслов, которые раскрываются в образе Матери Христа. В истории более чем 2000-летнего существования христианства не было ни одной эпохи, которая не запечатлела бы своего мироощущения сквозь призму восприятия вечного образа. Даже простое перечисление вершинных художественных явлений в многовековом «звучании» темы Богоматери - в литературе и живописи, архитектуре и музыке - явилось бы довольно сложной задачей5.

Многовековое освоение марианской тематики различными видами искусства отмечено множеством родственных черт, определяемых общностью идейно-содержательной наполненности образа и раскрывающих единые положения мариологичес-кого учения (Богоматеринство, Приснодевство, Божественная Предызбранность Марии, Её Заступничество за род человеческий). Одновременно в искусстве зачастую демонстрируются как темпоральные расхождения в художественных воплощениях марианской образности, так и конфессионально обусловленные разночтения (католические догматы о Непорочном Зачатии Пресвятой Девы Марии, телесном Вознесении Её после смерти и Короновании Царицей Небесной).

Актуальность исследования определяется отсутствием целостного знания о столь масштабном и многомерном объекте, получившем пока дифференцированное изучение в плане «отраслевого обособления»: религиоведение, эстетика, культурология, история и теория различных видов искусства и др. Сама логика развития искусствознания указывает на необходимость применения интегративного подхода к рассмотрению художественного преломления образа Богоматери в западноевропейской культуре как темы, имеющей априорно комплексный характер.

При этом необходимо учитывать высокую значимость ма-риологической составляющей в системе христианских ценностей. С одной стороны, образ Пресвятой Девы Марии самодостаточен, понятен и близок каждому человеку. С другой - мариология,

5 Только в запасниках Эрмитажа хранятся свыше 60 шедевров мировой живописи, запечатлевших марианские сюжеты.

«неотделимая от христианского учения в целом, как своего рода его антропологический лейтмотив»6, представляет собой предмет многовекового научного осмысления и неиссякаемый живой источник созидательного вдохновения для самых выдающихся мастеров мирового искусства

Цель диссертации состоит в определении инвариантных («корневых») черт художественных интерпретаций образа Богоматери, сложившихся в творческом прочтении темы, начиная с Раннего Средневековья и заканчивая эпохой Барокко. Избранные хронологические рамки обусловлены концепцией исследования: Средневековье, Возрождение и Барокко формируют единый завершённый цикл в художественной эволюции образа.

Достижению поставленной цели отвечает решение следующих задач:

—выявление путей становления и развития различных форм духовного и творческого постижения марианской образности как важнейшей составляющей христианской культуры;

— соотнесение особенностей художественной трактовки богородичной/марианской образности в каждую из рассматриваемых эпох с эстетическим идеалом, искомым данной эпохой;

— определение причин доминирования отдельных видов искусства на различных этапах художественной эволюции образа;

—формулирование главных принципов, полагаемых в основу художественных трактовок образа на «византийском» и «римском» направлениях его эволюции;

— раскрытие в культурно-историческом контексте восточно-христианского и западно-христианского художественно-эстетического векторов в подходах к интерпретации образа и его специфических качеств;

— обобщение наиболее существенных результатов художественной эволюции образа Пресвятой Девы Марии.

6 Лосский В. Н. Всесвятая // Одноим. ст. книги: В. Н. Лосский. По образу и подобию / перевод с франц. В. А. Рещиковой. - М.: Издательство Свято-Владимирского братства, 1995. - С. 69-75.

Объектом исследования является художественный образ Богоматери, представленный в произведениях словесности, изобразительного и музыкального искусства, а в ряде случаев -и в архитектуре.

В качестве материала выступают произведения литературы, иконографии, гимнографии, а также пространственных видов искусства (архитектура, живопись, пластика) и музыки, претворяющие основные тенденции и этапы в художественном освоении богородичных/марианских тем, образов и сюжетов.

Материал исследования, сосредоточенный преимущественно вокруг образцов западноевропейского художественного творчества, практически не вобрал в себя произведения из бесценной сокровищницы восточно-христианской ветви эстетической мариологии, наследованной от Византии Арменией, Грузией, Хорватией, Сербией, Болгарией, наконец, Россией. Подобное ограничение является вынужденным, поскольку углублённое изучение этапа становления богородичной/марианской художественной традиции и формирования базовых направлений её развития обусловило приоритетную роль в этих процессах византийского православия и римско-латинского католичества.

Предмет исследования составили эволюционные процессы художественных претворений образа Пресвятой Девы Марии, мигрирующих из сферы богослужебного творчества в сферу искусства, становление их глубинного инварианта с последующими метаморфозами и трансформациями в ходе исторического развёртывания марианской темы.

В качестве гипотезы в диссертации выдвинуто следующее положение. Центральным фактором, определяющим инвариантные свойства художественных трактовок образа Богоматери, является Её внутренний метафизический дуализм -осенённость человеческой природы Божественной благодатью [Лк. 1:29-30]. Благодаря этому человечество на разных этапах эволюции находило в этом образе этико-эстетический, духовный ориентир как в своих теоцентристских, так и в антропоцентрист-ских исканиях. В художественных прочтениях различных эпох

образ Девы Марии неизменно предстаёт как носитель «стержневых» основ человеческого духа и остаётся идеалом, соединяющим понятные и близкие материнские качества (Молитвенница, Ходатаица, «Заступница усердная») с умонепостигаемыми (Матерь Господа, Приснодева, «Лестница Небесная», Regina coeli - Царица Небесная).

Эволюционные изменения Образа обусловлены, с одной стороны, общеевропейскими культурно-историческими процессами, с другой - преобразованиями внутри самой Христианской Церкви, что в частности детерминировано «историческим размежеванием» Восточного и Западного христианства, сказавшемся на формировании принципиальных разночтений в художественном толковании марианской идеи. Если православная традиция сформировала взгляд на песнетворчество или иконопись как на аскетические формы «таинственного пути богопознания», то католическая - как на мощный инструмент воздействия на душу человека7, на присущие им эффективные дидактические и просветительские средства.

Основные положения, выносимые на защиту, состоят в следующем.

- Весь временной спектр Средневековья обладает принципиальной значимостью дня развития марианской художественной традиции. Именно в границах этой обширной хронологической зоны были не только заложены основы различных художественных форм культа Богоматери, но и намечены многие из главных направлений многовековой эволюции мариологи-ческой образности в искусстве.

- Развитие образа Матери Христа в искусстве Ренессанса и Барокко указало на возможности «разновекторного» прочтения марианской тематики, напрямую обусловленного духовно-мировоззренческими особенностями той или иной эпохи.

7 Среди факторов, ускоривших процесс обособления западноевропейского искусства, следует в первую очередь назвать появление учения бл. Августина, формирование монашеских орденов, становление католической мистики и схоластики, развитие рыцарской культуры.

- Ключевая значимость в осмыслении марианской тематической сферы европейским творческим сознанием обусловлена отмеченным выше метафизическим дуализмом, априорно присущим центральному образу.

- Различие ипостасей мариологической образности в европейской художественной культуре и искусстве одновременно демонстрирует движение тенденций, определяющих и эволюцию европейского духовного сознания в целом.

Источниковедческую базу исследования составили богословские, уставные, литургические и апокрифические тексты, отражающие этапы и особенности формирования и развития культа Богоматери8, а также литературные произведения соответствующей тематики9 - паралитургические, светские и фольклорные. Источниками для изучения эволюционных процессов в визуальных формах претворения образа Богоматери явились иконописные, мозаичные, витражные, живописные и скульптурные изображения Пресвятой Девы Марии.

С точки зрения комплексного многоуровневого освоения рассматриваемой темы степень изученности её явно недостаточна. При этом следует отметить, что первое (и одновременно вершинное) осмысление проблемы единства теологической, духовной, мировоззренческой, эстетической составляющих религиозного художественного творчества (и естественно входящим

8 В число этих источников вошли образцы патристики (свв. Ириней Лиоиский, Григорий Неокесарийский, Григорий Богослов (Назианзин), Афанасий Великий, Григорий Нисский, Иоанн Златоуст, Иоанн Дамаскин и др.), труды западно-христианских, апологетов, теологов и подвижников (Тертуллиан, Ориген, свв. Беда Достопочтенный, Бернард Клервоский, Бонавентура, Игнатий Лойола, а также Мартин Лютер и др.).

0 Среди них содержатся примеры средневековых литургических и полулитургических драм, мистерий и мираклей («Три Марии», «Плач трёх Марий», «Воскресение Спасителя», «Чудо о Теофиле», «Жонглбр Богоматери» и др.), образцы Восточной и Западной литургической и паралитургической богородичной/марианской гимнографии (прпп. Ефрем Сирин и Роман Сладкопевец, Венаций Фортунах и др.), поэзии миннезингеров, трубадуров и труверов (Рейнмар фон Хагенау, Вальтер фон дер Фогельвейде, Рютбеф и др.), западно-христианской мистической поэзии и прозы (Франциск Ассизский, Хильдегарда Бингенская, Тереза Авильская и др.), произведений духовно-религиозной лирики (Данте Алигьери, Франческа Петрарка, Иоганн Пиркгеймер и др.).

в него мариологическим аспектом), определяемое его сотери-ологической предназначенностью, было дано византийской теорией образа (VIII — первая половина IX вв.). В дальнейшем при изучении вопросов эстетической мариологии в западноевропейской культуре всё более отчётливо проявлялась тенденция к расчленению целостного знания. Важнейший этап на этом пути был сопряжён с развитием мистического и схоластического богословия (Х11-ХШ вв.). Далее, начиная с эпохи Возрождения, наблюдалось интенсивное нарастание внимания к «технологическим» аспектам творчества. И только в XX столетии появление в искусствознании иконологического, семантического, семиотического и др. методов исследования указало на необходимость интегративного подхода к изучению библейской художественной образности. В представленной диссертации, призванной сформировать суммирующий, комплексный взгляд на развитие образа Богоматери в западноевропейской художественной культуре, обобщены и коррелирован^ результаты научного осмысления различных аспектов эстетической мариологии.

Особенности претворения богородичных/марианских идей, сюжетов и образов в пространственных видах искусства отражены в работах Б. Бернсона, X. Бельдинга, П. Бёрка, Я. Бурхардга, Я. Бялостоцки, А. Варбурга, Г. Вёльфлина, Р. Витгковера, Э. Га-рэна, Э. Гомбриха, И. Е. Даниловой, М. Дворжака, Ж. Дюби, Э. Китцингера, Э. Клукерта, Н. П. Кондакова, В. Н. Лазарева, Э. Панофски, Н. В. Покровского, С. М. Стама, О. Е. Этингоф и др.

Развитие образа Богоматери в гимнографических формах прослеживается в исследованиях В. Апеля, Г. Бюлова, В. В. Ва-силика, Э. Веллеша, И. И. Вознесенского, Е. В. Герцмана, Г. Диксона, Ю. К. Евдокимовой, К. Керна, М. Козлова, Т. Н. Ливановой, И. Е. Лозовой, В. И. Мартынова, Ю. В. Москва, Н. Д. Успенского, К. Фелми, Г. П. Чистякова и др.

Вопросы «поэтической мариологии» фрагментарно освещены в трудах С. С. Аверинцева, М. М. Бахтина, А. А. Бердникова, Ю. Б. Виппера, И. И. Гарина, М. Л. Гаспарова, И. Н. Голенищева-Кутузова, В. М. Жирмунского, Г. В. Иванова, А. Д. Михайлова, И. С. Мокулъского, Л. Г. Степановой, А. В. Топоровой, Р. И. Хло-довского и др.

Среди научных работ, рассматривающих жанровые, стилевые, семиотические, эстетико-философские, культурно-исторические и пр. аспекты марианских произведений, направлений и видов художественного творчества, необходимо отметить исследования М. В. Алпатова, А. Н. Баранова, П. М. Бицилли, В. В. Бычкова, С. Н. Гуковой, А. Я. Гуревича, А. Ф. Лосева, И. В. Степановой, В. П. Шестакова, А. Шастеля, Ф. Шаффа,М. Элиаде,Й. Хейзинги.

К настоящему времени довольно подробно изучены вопросы конфессиональной обусловленности в художественных прочтениях марианской образности. Особо ценна позиция тех учёных, чьи личные духовно-религиозные установки—православные (Л. П. Карсавин, А. Ф. Лосев, В. В. Медушевский), католические (Г. Бальтазар, Г. Кюнг, Й. Лортц) или протестантские (Д. Цагер, Ф. Шафф, А. Швейцер) - отнюдь не препятствуют проявлению уважительности и доброжелательности по отношению к проявлениям в искусстве «конфессионального инакомыслия».

Методология работы носит комплексный характер и основывается на совмещении методов религиоведческого, культурологического, историко-типологического, искусствоведческого, эстетического и хронологического исследований.

Семиотический метод, реализуемый посредством обнаружения и декодирования словесных, визуальных, звуковых «знаков», способствует более глубокому и многоуровневому постижению смыслов и логики богородичных/марианских текстов, позволяя полнее осмыслить претворения Образа семантическими средствами различных видов искусства.

Диахронический метод, способствует установлению логики историко-культурных взаимосвязей между рассматриваемыми явлениями в сфере марианской образности. Данный метод дополняется синхронистическим подходом к изучению родственных процессов, протекающих в особых социокультурных условиях. Например, при рассмотрении развития восточно-и западно-христианской художественных традиций наглядно выявляются черты их общности и различия.

Совокупный метод, позволил при соотнесении различных конфессиональных марианских традиций установить, наряду с

повторяемостью отдельных явлений, их самобытность в границах различных исторических эпох и социальных систем.

Контекстуально-аналитический метод способствовал аргументированному и многоплановому раскрытию заявленной проблематики.

Герменевтический подход сыграл важную роль в создании понятийного аспекта диссертации и формировании её терминологического аппарата.

Понятие мариология применено в работе в обобщённом значении, ориентированном прежде всего на универсальные, восгочно-христианские/византийские и западно-христианские/римско-католические положения учения . Церкви о Пресвятой Деве Марии. Искусствоведческая направленность диссертации обусловливает возможность (и необходимость) более широкого толкования данного термина - как слова о Марии, учения о Марии, воспроизведённого посредством апелляции к художественно-эстетической сфере.

Понятие образ - одно из центральных в терминологическом поле представляемой работы - в приложении к явлениям религиозно-художественного творчества и искусства обладает широкой многозначностью и многоплановостью. Проблемный контекст исследования обусловил трактовку данною понятия как системы конкретно-чувственных средств, воплощающих «собственно художественное содержание, то есть художественно освоенную характерность реальной действительности»10. При этом следует подразумевать, что обращение к образам священной истории нацеливает на восприятие материального и метафизического планов бытия как равноценных и равноправных составляющих художественно осваиваемой реальной действительности.

Аппарат диссертации оперирует такими категориями, как религиозное, духовное, сакральное. Не входя в дискуссию об их типологии и соотношении, автор считает необходимым в качестве своего рода «системы координат» представить классификацию этих терминов, положенную в основу их трактовки в работе.

10 Волков И. Ф. Теория литературы. - М.: «Просвещение» - «Владос», 1995. - 256 с.

Профессор Московской Духовной Академии А. И. Осипов указывает на присутствие в понятии религия таких важных значений, как соединение и благоговение11. Исходя из этого, под «религиозным» («церковным») будет пониматься всё, мировоззренчески соотносящееся с богослужебным ритуалом как формой реализации идеи о «таинственном духовном союзе, живом, благоговейном единении человека с Богом»12.

Понятие духовное трактовано адекватно толкованию, данному В. И. Далем, как «<...> всё относящееся к Богу, Церкви, вере, всё относимое к душе человека, все умственные и нравственные силы его, ум и воля»13.

Наконец, сакральное - некое промежуточное понятие между локально «церковным» и всеохватно «духовным», подразумевающее высокую степень концентрированное™ на состоянии «устремлённости» от суетного и преходящего к вечному и бесконечному. Принципиально важной составляющей категории сакральное является включённость в него внутреннего ценностного критерия, определяющего доминантное положение «вертикального» вектора духовной сосредоточенности.

Каждый из указанных аспектов, а также особенности их взаимодействия и синтеза на различных этапах движения христианской культуры были отражены в художественной эволюции марианской образности, наблюдаемой в ходе исторического развития человечества.

Теоретическую основу работы формируют труды отечественных и зарубежных учёных и теологов. Основные положения мариологического учения изложены в трудах И. Брянчани-нова, Л.-М. Гриньона де Монфора, П. Дюмулена, В. Н. Лосского, К. Фелми, Г. В. Флоровского, а также в памятниках богословского наследия - Дионисия Ареопагита, Василия Великого (Кеса-рийского), Григория Богослова (Назианзина), Иоанна Златоуста,

" Осипов А. И. Путь разума в поисках истины. - М.: Изд. Сретенского монастыря, 2002. - 147 с.

12 Там же.

" Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. - М.: Рус. яз., 1989. - Т. 1. - С. 503.

Амвросия Медиолаиского, Иоанна Дамаскина, Ефрема Сирина, Григория Нисского и других. Более глубокому осмыслению специфических свойств претворения марианской темы в католическом искусстве способствовало обращение к трудам Тертуллиана, Оригена, Боэция, бл. Августина, Фомы Аквинского, Бонавентуры, Фомы Кемпийского, Иоганна Скотта Эриугены.

В осмыслении особенностей православной и католической церковно-певческой традиции неоценимую помощь оказали исследования В. Апеля, Т. Ф. Геновой, Е. В. Герцмана, Г. Бартосика, П. Вагнера, К. Керна, У. Ланга, В. И. Мартынова, Ю. В. Москва, Д. Паркера, Л. А. Саккетги, М. Н. Скабаллановича, Г. И. Чистякова, Й. Ратцингера, К. Фелми. Разноплановая проблематика в области духовной музыки раскрывается в работах М. В. Браж-никова, Т. Ф. Владышевской, И. И. Вознесенского, Р. И. Грубера, Ю. К. Евдокимовой, Л. В. Кириллиной, М. Н. Лобановой, Ю. В. Келдыша, В. Д. Конен, X. С. Кушнарёва, О. Е. Левашёвой, Т. Н. Ливановой, В. В. Меду1певского, Ю. В. Москва, В. В. Протопопова, Н. А. Симаковой, Н. Д. Успенского.

В выявлении многомерной и целостной картины взаимосвязей между различными видами христианского художественного творчества - труды Дж. Аргана, С. С.'Аверинцева, М. В. Алпатова, В. А. Алымова, Л. М. Баткина, X. Бельдинга, В. Варбурга, Б. Р. Виппера, Р. Виттковера, И. И. Гарина, М. Л. Гаспарова, Е. В. Герцмана, А. Грабара, Л. Гейса, Э. Гомбриха, П. Грейфа, А. И. Демченко, Ф. Кардини, Н. П. Кондакова, В. Н. Лазарева, Л. И. Киселёвой, Г. С. Колпаковой, Д. С. Лихачёва, Ю. М. Лот-мана, М. Мосса, Ц. Г. Нессельштраус, Ю. В. Осокина, Н. В. Покровского, И. В. Степановой, Р. М. Самарина, И. С. Свенцицкой и М. К. Трофимовой, А. С. Шишкова, И. К. Языковой.

При исследовании культурно-исторического контекста, обусловленного историей развития христианской церкви, автор диссертации опирался на работы С. С. Аверинцева, В. Герье, О. А. До-биаш-Рождественской, П. Дюмулена, Й. Лортца, А. де Любака, Н. А. Бердяева, П. М. Бицилли, Л. П. Карсавина, А. В. Кураева, А. И. Осипова, Г. Г. Пикова, М. Э. Поснова, Ю. М. Табака, Р. Тар-наса, Й. Хейзинги, Ф. Шаффа, А. Швейцера и других.

Специфика данной работы потребовала изучения культурологического и общеэстетического аспектов развития христианской цивилизации, которые раскрыты в трудах В. А. Бачинина, М. Бела и Н. Брайсена, П. М. Бицилли, М. Блока, В. В. Бычкова, В. В. Ванслова, Ж. ле Гоффа, Н. К. Гудзия, А. Я. Гуревича, Р. Краутхаймера, Д. С. Лихачёва, Л. Н. Романова, В. П. Шестакова.

Список литературы содержит 542 наименования, из которых 146 -зарубежных авторов: 100 переводных работ, 46 — на языках оригиналов (английском, немецком, польском, чешском)14.

Научная новизна диссертации обусловлена следующими положениями.

1. Впервые предпринята комплексная разработки проблемы художественной эволюции образа Богоматери в совокупности исторического, теологического, философского, художественно-творческого, идейно-семантического и других компонентов эстетической мариологии.

2. Автором предприняты собственные оригинальные изыскания - обнаружены и обоснованы эволюционные модификации в художественной эволюции образа Богоматери, установлены закономерности и выявлены особенности взаимодействия различных форм реализации марианской идеи15.

3. На основе параллельного развёртывания и сопоставления различных христианских традиций прослежено нарастание специфических свойств, определяющих важнейшие «конфессиональные» аспекты в художественных «прочтениях» марианской образности и распространяющих своё влияние на широкую историческую перспективу.

14 В исследовательском процессе был активно задействован электронный ресурс сети Интернет (Рунет), в частности, - «Философская библиотека Средневековья» (littp://antology.rchgi.spb.ru/autor_list.rus.html), «Библиотека Якова Кротова» (http://www.krotov.info), «Античное христианство» (http://christianity.shu.ru) и многие другие. Неоценимое содействие в формировании базы материалов исследования было оказано специализированными сайтами, например, посвященного итальянской живописи (http://www.artitaly.ru/a.php?l=0), или содержащего ценные и многочисленные образцы мирового музыкального наследия (http://ru.scorser.com).

15 Например, рассмотрены такие вопросы, как «эстетическая мариология» соборов Notre Dame, образ Мадонны как эстетический идеал Ренессанса; особенности преломления барочного мироощущения в интерпретациях маринской образности и др.).

Научно-теоретическое значение работы определяется тем вкладом, который диссертация вносит в научное освоение марианского «сектора» христианского искусства, в частности в научную разработку таких позиций, как:

— определение инвариантных черт в трактовках образа Богоматери разными видами искусства с одной стороны и, с другой — осмысление внутреннего ресурса марианской тематической сферы к непрерывным преобразованиям и модификациям;

-дефиниция основных историко-культурных детерминант эволюционных трактовок образа Богоматери на различных этапах его художественной эволюции;

— рассмотрение различных аспектов мариологии как универсальных основ «чтения» марианских текстов литературного, визуального, музыкального генезиса;

- установление важнейших вех и звеньев в цепи диахронического развёртывания «восточной» и «западной» линий в реализации марианского сюжетно-тематического комплекса;

- формулирование главных принципов, положенных в основание художественных прочтений марианской тематики в произведениях православной, католической, протестантской ветвей христианской культуры, выявление в них черт общности и различий.

Практическая ценность исследования состоит в применении полученных данных при изучении широкого спектра явлений культуры и искусства, сопряжённых с проблемами эстетической мариологии. Результаты диссертации мо1уг быть включены в учебные курсы высших и средних образовательных учреждений в качестве междисциплинарной составляющей искусствоведения, истории музыки, культурологии, эстетики, а также использоваться при подготовке исследовательских работ, справочников, учебников, пособий соответствующей тематической направленности.

Важный аспект практической значимости работы определён активной вовлечённостью марианских художественных форм в социокультурные реалии современной жизни. Материалы исследования могут быть применены при установлении исторического, образно-семантического контекста произведений религиозного искусства, а также стилевых особенностей в творческих трактовках произведений марианской образной сферы.

Диссертация прошла апробацию на кафедре истории музыки в Саратовской государственной консерватории (академии) им. JI. В. Собинова. Основные положения работы отражены в докладах многочисленных научных конференций, из которых пятнадцать имеют статус международных: «Искусство на рубежах эпох» - Ростов-на-Дону, 2000; «Музыкальная культура христианского мира» - Ростов-на-Дону, 2001; «Творчество С. В. Рахманинова в контексте мировой музыкальной культуры. Опыт и новые направления исследований на рубеже XX—XXI веков» — Тамбов, 2003; «Музыка в современном мире: наука, педагогика, исполнительство» - Тамбов, 2011, 2012; «Система ценностей современного общества» - Новосибирск, 2013; «Наука в информационном пространстве»-Донецк (Украина), 2013; «Музыкальная семиотика: перспективы и пути развития» - Астрахань, 2013; «Культура и искусство Германии» - Тамбов, 2012, 2013) «Горизонты искусств» - Банска-Бистрица (Словакия), 2013 и др.

Осповные результаты исследования представлены 37 научными публикациями (из них семь статей в журналах, рецензируемых ВАК), в том числе двумя монографиями - «Mater Dei. Эстетическая мариология в европейской художественной культуре Средневековья (Тамбов, 2013) и «Образ Богоматери в европейском музыкальном искусстве. Константы н метаморфозы» (Тамбов, 2013). В тематике опубликованных статей отражён комплексный характер диссертационной работы.

Структура диссертации состоит из Введения, двух основных частей из трёх и четырёх глав, Заключения, Библиографии и трёх Приложений, содержащих нотные примеры, художественные иллюстрации и литературные тексты.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении отмечаются актуальность, цель, задачи, объект и предмет исследования, степень изученности проблемы, методы исследования и методологическая база, гипотеза, научная новизна работы, теоретическая и практическая значимость, положения, выносимые на защиту, апробация результатов исследования, его структура.

Содержание Части I «Средневековье» нацелено на формирование концепции диссертации. От начала нашей эры и до конца XIII в. зародились практически все основные направления многовекового развития марианской образности в искусстве. Основные этапы становления и эволюции эстетической мариологии на этом историческом отрезке сосредоточены вокруг трёх «временных массивов»: I - первая половина V вв. (подготовительный раннехристианский период), вторая половина V - начало XI вв. («византийский», дороманский период), XI-Х1П вв. (романский и готический периоды). Внутри каждого из периодов осуществлялось непрерывное и тесное взаимодействие различных форм средневековой культуры - словесных (устных и письменных), визуальных (архитектурных, пластических, живописных) и музыкальных.

В Главе I «Становление художественных форм почитания Богоматери» рассмотрен подготовительный этап в развитии богородичных художественных форм. Обращенные к Марии произведения христианского творчества ещё не были самостоятельной составляющей, а входили в более широкий богослужебный контекст. Центральный вопрос мариологии - Её Бошматеринство, следующий из богословского осмысления таинства Боговоплощения, бьш актуализирован уже в первые века христианства. Многие из художественно-эстетических «предчув-ствований» раннехристианской цивилизации, не имеющих прямых пересечений с мариологической темой, нашли впоследствии своё наиболее полное воплощение именно в образе Девы Марии.

Практическая реализация мариологической темы в христианской культуре неразделимо связана с формированием теоретической базы идей и понятий, положенных в основу любого вида или явления художественного творчества. Данным обстоятельством определено приоритетное внимание к историко-культурным, духовно-мировоззренческим, церковно-догматическим, эстетическим и другим важным составляющим процесса становления и начальной эволюции художественно-эстетической мариологии Средневековья. Подготовительный характер раннехристианского этапа в художественном творчестве проявился,

прежде всего, в активном поиске адекватных форм для претворения нового мировидения. Серьёзным акцентом в этих исканиях была отмечена их эстетическая составляющая. Уже первые отцы Церкви (Юстин Философ, Ириней Лионский, Киприан и другие), направив немалые усилия на осмысление вопроса о христианском понимании прекрасного в человеке, фактически очертили абрис, в который, спустя время, совершенно естественно вписался лик Богоматери, - идеал, соединивший этическое, духовное и эстетическое начала.

Мощным катализатором активизации марианской апологетики и процессов формирования культа Богоматери явилась необходимость противостоять гностическим, языческим, ортодоксально иудейским и близким к ним учениям, широко распространившимся со П века и отрицавшим или подвергавшим сомнению Богоматеринство Марии, как и Её Приснодевство. Наряду с апологетическим и догматическим направлениями почитания Богоматери, существенную роль в обогащении мариологической сюжетики сыграло развитие апокрифических литературных форм («Протоевангелие от Иакова», «Об Успении Марии»).

Одно из наиболее объективных свидетельств существования марианского аспекта в раннехристианском мировоззрении представлено фресковой живописью римских катакомб, прямо указывающей на факт вовлечённости данной тематики в наглядную «проповедь в красках». Примечательно, что с точки зрения осмысления будущих исторических метаморфоз в формах визуального воплощения мариологических сюжетов сформировавшаяся традиция позволяла «украшать образ Божией Матери всеми чертами оюенской красоты, почти не обязывая никакими типическими признаками»16.

В комплексе религиозно-эстетических средств, воплощающих идею почитания Пресвятой Богородицы, особое место принадлежит гимнографиии и спаянным с ней церковно-певческим

16 Кондаков Н. П. Иконография Богоматери: в 2-х т. - СПб.: Изд. Отделения Русского языка и Словесности Императорской Академии Наук, 1914. - Т. I. - Репринт: Elibron Classics, 2003. — 387 с.

формам как непосредственным «проводникам» Слова. Развитие мариологического направления в песнетворчестве раннехристианской церкви в целом сопряжено с процессом постепенного накопления, расширения богословско-апологетического опыта и кристаллизации догматики. Новые духовно-эстетические ориентиры («небесные хоры» в качестве энергийнош проявления Божественной славы) обусловили соединение разных национально-мелодических начал (иудейского, греческого) в образ пения -осмогласную систему богослужебного пения, призванную стать звуковым отражением Божественного порядка.

Гимнографический период в поэтическо-мелодическом претворении темы Богоматери явился богатейшим средоточием мариологической образности для всего христианского искусства, подготовив её грядущий расцвет в певческих формах и в живописи.

Глава II «Формирование канона в византийской богородичной иконографии» посвящена изучению важнейшего периода в развитии эстетической мариологии. Этап, начало которого хронологически совпало с Эфесским собором, отмечен исключительно высокой интенсивностью догматического насыщения и, соответственно, существенным обогащением богородичной/марианской сюжетно-тематической сферы, а также развитием страстной линии в художественном осмысления темы Богоматери (творчество Романа Сладкопевца). Стабилизации богородичных художественных типов и форм в определяющей степени содействовало оформление ботслужебного Устава при ведущей роли в этом процессе восточного монашества (У1-УШ вв.).

Почитание Богородицы, получившее догматическое обоснование Эфесским собором, вскоре проявилось в художественном творчестве. Вторая половина V столетия ознаменовалась наступлением византийского периода эволюции визуальных форм претворения мариологической темы. Как для восточно-христианского иконописания в целом, так и для его богородичной ветви, решающую роль сыграло становление византийской теории образа, фактически определившего инвариантный базис эстетической мариологии.

Будучи неотъемлемой частью византийской иконописи, «мариолошя в красках» в полной мере отразила особенности и вехи эволюции византийского стиля в целом. Этот стиль с середины IX столетия развивался по трём направлениям - богословско-церковному как основному и сопряжёнными с ним аскетическому (монашескому) и антикизирующему. Одним из важнейших результатов развития византийской богородичной иконописи явилось рождение уникальной изобразительной системы, переориентировавшей «горизонтальную» направленность в восприятии образа Марии (повествовательность, иллюстративность, любование чувственно воспринимаемой красотой) на «вертикальную» (взгляд «с точки зрения вечности»).

Подчинённость канону всех видов церковного творчества при их целостном единстве способствовала установлению более тесных связей между мариологическим направлением в богословии, гимнографии, церковном пении и живописи.

Многие достижения в области литературы, иконографии, певческого искусства Византия V—VIII вв. посредством деятельности монастырей «экспортировала» на Запад, где они, по-новому осмысленные, трансформировались в соответствии с общими процессами историко-культурного развития. По мере обособления в христианстве его латинской ветви «западное» восприятие образа Богоматери наделялось явственно выраженными индивидуальными чертами.

В ряду базовых факторов, детерминировавших наиболее характерные особенности католического мировоззрения и вероисповедания, первоначально должно быть названо теологическое учение Аврелия Августина Блаженного. Отождествление в его учении Римской («первоапостольской») Церкви с земной формой существования Церкви Небесной в конце VII века отчётливо обнаружило препятствия к единству путей развития византийского и римского религиозного искусства. Не признав постановлений Шестого Вселенского собора о богослужебной живописи, Запад (в лице папы Сергия) фактически отринул первые теоретические обоснования иконографического канона.

Важнейшим фактором, во многом обусловившим специфику художественных форм католического культа Богоматери, явилась повсеместная и массовая христианизация варварских народов. В решении миссионерской задачи - «говорить» доступным, образным и убедительным языком - определяющую роль сыграли монашеские ордена, преобразующая деятельность которых сочеталась с открытостью мирским влияниям.

Как в визуальных формах церковного творчества неуклонно расходились пути осмысления образа Богоматери в иконописи и живописи, так и отличия в подходах к марианским песнопениям Византии и Рима со временем становились всё более очевидными. Уже в V-VIII столетиях формировались автономные теоретические основания будущего католического музыкального искусства, которые впоследствии во многом определят его внутреннюю устремлённость, его дух.

Главная причина этих .расхождений крылась в принципиально различном, уже в пору Средневековья, понимании Востоком и Западом природы и задач богослужебного пения. Если Востоком, в лице отцов Церкви, оно осмысливалось как аскетическая дисциплина, «внутреннее сердечное делание», «таинственный путь богопознания», то в западных воззрениях всё в большей мере проявлялась склонность соотносить цершвно-певческое творчество с законами музыки - со «свободной наукой, дающей способность искусного пения» (Беда Достопочтенный). Восприятие музыки как мощного средства воздействия на душу человека со временем приобретёт для католического миропонимания принципиальный характер, «указав» искусству магистральный путь его развития. Эмоциональное начало, априори присущее образу Матери Христа, раскрывало для будущих создателей музыкальных интерпретаций Образа самые широкие творческие возможности.

Таким образом, уже к исходу VIII столетия явственно предощущалась близость времён, которые условно можно обозначить, как «начало юнца» эллино-романского единства, к тому времени заметно пошатнувшегося.

Глава III «Эпоха культа Пресвятой Девы Марии на Западе» посвящена этапу, обладающему ключевой значимостью в эволюции марианских художественных форм. Этот период условно можно подразделить на «фазу накопления» (ГХ-Х1 вв.) и «фазу расцвета» (ХП-ХШ вв.).

«Стратегическая» нацеленность эпохи Карла Великого на объединение и тесное взаимодействие церковной и светской властей явилась мощным фактором влияния на развитие всех форм художественного творчества Западной Церкви. Развитие марианской образности в пространственных видах искусства IX— XI вв. характеризовалось заметным влиянием античной и раннехристианской традиций, повышением экспрессивного начала, усилением сострадательного аспекта в воплощении страстной марианской тематики. Эволюция церковно-певческих и гимног-рафических форм эстетической мариологии также переживала мощный подъём в связи с интенсивным развитием клерикальных жанров латинской литературы (возникновение секвенции, широкое распространение латинского перевода Акафиста), со становлением и развитием ранних форм и жанров полифонического письма, в связи с чем в обращённых к Марии песнопениях усиливалось лирико-индивидуализированное начало.

Рубеж Х1-ХП вв. ознаменовал наступление стадии мощного расцвета культа Богоматери, достигшего своего апогея к середине XIII столетия и определившего впоследствии одну из наиболее характерных черт католицизма.

Ряд обстоятельств в наибольшей степени обозначил как своеобразие западноевропейских форм почитания Девы Марии, так и стратегические духовно-эстетические ориентиры в художественных трактовках Её образа католическим искусством. Среди них - расцвет латинской мистики и схоластики, обновление монашеского движения, формирование рыцарской культуры и связанного с ней особого направления в художественном творчестве (лирика трубадуров, труверов, миннезингеров), тесное взаимодействие клерикальной и мирской культур.

Своё вершинное воплощение представления Позднего Средневековья о таинстве Боговоплощения нашли в новом

архитектурном стиле - готике. «Эстетическая мариология» готического собора рельефно преломила две разнонаправленные и одновременно взаимообусловленные тенденции в семантической интерпретации образа - монументализацшо и «интимизацию» восприятия марианской сюжетики.

Значительное возрастание теологической роли Божией Матери не только существенно расширило сферу Её присутствия в литургическом пространстве латинской Церкви, но и обусловило активный выход марианской образности за стены храмов. Один из наиболее активных «участников» и «двигателей» этого процесса - жанр лауды - совместил в себе церковное (догматическое, назидательное, молитвенное), и мирское (эстетическое, досуговое) начала, вместе с тем сформировав широкое русло для развития светского направления художественных интерпретаций образа Марии в музыке последующих эпох.

В Части второй «Возрождение и Барокко» (от рубежа XIII—XIV вв. до начала XVIII столетия) исследуется эволюция марианской тематики непосредственно в художественной культуре и искусстве, а особенности развития образа Богоматери соотносятся с главными тенденциями, определяющими и эволюцию европейского духовного сознания в целом.

В Главе IV «Образ Богоматери как эстетический идеал Ренессанса» предпринято комплексное рассмотрение особенностей ренессансной художественной трактовки образа Богоматери в аспекте претворения эстетического идеала и духовно-мировоззренческих устремлений эпохи. Революционный характер перемен, отметивших развитие западноевропейской культуры, начиная с рубежа ХП1-ХГ/ вв. и заканчивая XVI столетием, в пределах религиозного искусства едва ли не масштабнее всего (в количественном отношении) проявился в подходах к интерпретациям сюжетов и идей марианской образной сферы.

Дуализм образа оказался чрезвычайно созвучным настроениям и чаяниям эпохи. Этот образ обнимал собой и «дольний», и «горний» планы бытия и при этом располагал огромной долей сугубо земного обаяния; он символизировал наступление евангельской эры, но одновременно принадлежал и ветхозаветной

истории; он гармонично совмещал в своей совершенной целостности духовную и телесную составляющие прекрасного и обладал способностью передавать богоподобную красоту человеческой личности.

Начиная с рубежа ХП1-Х1У столетий, в ходе трансформации в христианском европейском сознании идеи человеческого Богосыновства (имеющего прямое отношение к Марии как «венцу» тварного мира) всё более настойчиво утверждается мысль о величии и красоте человека - «царя» всей природы. В исторической перспективе это открывало прямой путь к идее богора-венства, а далее - к полной самоценности и самодостаточности человека. Теоцентристский вектор художественных трактовок образа Богоматери всё явственнее обретал антропоцентристс-кую направленность.

В процессе прохождения эволюционных стадий внутри самого Возрождения (Раннее, Высокое, Позднее) художественное освоение марианской темы совершалось в формах, более всего соответствующих изменениям социокультурной жизни Европы. Наиболее полно и разнопланово данная образная сфера раскрывается посредством двух видов художественного творчества -изобразительного искусства (до второй половины XVI века) и музыки (с XVI века).

На пути к кульминационной фазе Ренессанса эволюция образа Богоматери была отмечена прежде всего интенсивным поиском новых идей, доходящим до экспериментаторства как в практике овладения новыми техническими приёмами, так и в плане всё большего проявления фантазии, оригинальности и изобретательности художников в «преподнесении» зрителю картин и сцен священной истории.

С XVI столетия прочтения марианской темы в пространственных видах искусства и в музыке обнаруживают усиление мистической (экстатичной) составляющей, всё более отчётливыми становятся проявления трагичности мироощущения. В ряду явлений, отражающих нарастание творческого интереса к мистически окрашенным сюжетам - распространение иконографических типов «Мадонна Розария», «Божественное млекопи-тание», «Непорочное Зачатие Девы Марии».

Непрерывный поток художественных идей, набиравший мощь во второй половине XV столетия, достигнет наивысшей силы у исполинов Возрождения - Леонардо да Винчи, Рафаэля, Тициана, Микеланджело. Появление произведения, выразившего «сокровенную суть эпохи» (И. И. Гарин) - «Сикстинской Мадонны» Рафаэля (предположительно, 1512—1513) —в хронологической близости со столь же «эпохальным» полотном - леонар-довской «Джокондой» (1503-1505) - даёт основания по-новому трактовать этот факт. А именно - как проявление поляризации, двойственности в провозглашаемом эпохой эстетическом идеале. С одной стороны, воплощение чистоты и жертвенной любви, отразившее острую потребность времени в святости, в перемещении «духовного взгляда» от суетного и преходящего бытия к бытию вечному и бесконечному. С другой - женский образ, в чьей загадочной улыбке сосредоточилось «бесконечное многообразие человеческих чувств и желаний, противоборствующих страстей и помыслов, сглаженных и слитых воедино <...>»".

Весь XVI век для западноевропейского эстетического сознания стал веком драматичных глобальных трансформаций, напрямую отразившихся и на развитии марианской образной сферы. Прекрасная ренессансная гармония «равноположенности» земного и Божественного планов мироздания, безграничная вера в силу и красоту человеческой личности неумолимо и безвозвратно рушились.

Усиление «вертикальной» духовно-психологической напряжённости, драматической углублённости, экспрессивности, поворот к «вселенской» патетичности в восприятии образа Богоматери обрели формы целенаправленного движения у Тициана и Микеланджело. Стилистические изменения в прочтениях марианской темы, завершающих жизненный путь художников, указывают на стремление мастеров к достижению полной внутренней одухотворённости материи - холста, красок, камня - даже в ущерб внешне эффектной «красивости».

17 Гращенков В. Н. Портрет в итальянской живописи Раннего Возрождения. - М.: Искусство, 1996.

Схожими процессами нарастания «мистической», драматической, монументализирующей, лирико-психологической тенденций было отмечено развитие марианской образности и в музыкальном искусстве. Обращенные к образу Марии произведения отразили все существенные стилистические особенности, присущие на этом этапе различным ветвям полифонической школы. Сочинения главы римской школы Палестрины (мотеты «Ave Maria» и «Stabat Mater») выдержаны в созерцательно-философском ключе и проникнуты настроением отрешённо-просветлённой сдержанности.

По сравнению с «ангелоподобным» звучанием его музыки произведения Орландо Лассо (нидерландская школа) проникнуты ясным и полнокровным осознанием красоты жизни, которая несёт на себе печать возвышенной чистоты и одухотворённости. Религиозная музыка Лассо, связанная с образом Пресвятой Девы (мотет «Regina coeli»), проникнута мягким лиризмом, сердечностью и теплотой. Притом эти качества не переходят в субъективно-личностную плоскость, а остаются в сфере возвышенно-объективного преломления.

Особенности музыкальной трактовки темы Марии в сочинениях Андреа и Джованни Габриели (венецианская школа) обусловливались художественными установками, сформировавшимися в соборе св. Марка. Музыкальный образ Царицы Небесной отмечен в произведениях венецианцев чертами праздничности и торжественной пышности, что достигается посредством красочного многохорного письма, мастерского владения колоритом хоровых тембров, смелого экспериментирования в области звуковых эффектов.

Обозначившее себя влияние Контрреформации сказалось, с одной стороны, на повышении в католическом богослужениии «статуса» гимна «Ave Maria» и секвенции «Stabat Mater» (Три-дентский собор канонизировал их тексты). С другой - менялся дух церковных песнопений, что выражалось в поляризации сакрального и чувственного начал. Акцентированность на состоянии религиозного самоотречения, возникшая уже в музыке Палестрины, с особой силой и заострённостью обнаруживает себя

в творчестве Викториа и особенно Джезуальдо. Если «тихая» экстатичность музыки Палестрины кроется в светлой и смиренной отрешённости от сует «дольнего» мира, то сочинения «испанского Палестрины» Викториа отмечены особой экспрессией: вознесение молитвы к Богу и Мадонне сопряжено у него с погружением в «бездну» личного духовного опыта и окрашено в более сумрачные тона.

Марианские мадригалы Джезуальдо со всей ясностью отразили одну из существенных черт его искусства - сознательное стремление сблизить музыкальный язык с взволнованной, а порой подчёркнуто аффектированной человеческой речью. Богатство хроматики, смелое экспериментирование с ладогармо-ническими красками, порывистость ритмического пульса - качества, присущие марианским сочинениям композитора, дают повод говорить о выходе музыкальных трактовок образа Девы Марии за пределы эстетических ренессансных норм музыкального мышления с присущей последнему объективной уравновешенностью.

Наблюдая за глобальными метаморфозами в трактовке марианской тематики, произошедшими под влиянием идей Возрождения, было бы ошибочно упустить из вида и тот факт, что далеко не со всех позиций этот мощный взлёт творческих сил человечества может быть расценён как расцвет в духовно-семантической эволюции образа Богоматери. Динамизм, сложность и драматизм общественно-исторических и социокультурных процессов, сопровождавших Возрождение, всё чаще побуждает современных исследователей к дифференцированному восприятию творческой результативности, с одной стороны, и духовной устремлённости религиозно-художественной культуры Ренессанса -с другой. Во многих аспектах эти направления оказываются раз-новекторными.

Особенности художественной эволюции образа Пресвятой Девы, рассмотренные в Главе V «Марианская образная сфера и барочное мирочувствие», убеждают в обусловленности многих эстетических принципов барочного мышления духовно-религиозными нормами и ценностями Средневековья. Бесспорно,

что для католического искусства Барокко образ Матери Христа обрёл значимость отнюдь не меньшую, чем в эпоху мощного позднесредневекового расцвета Её культа. Римско-латинская Европа ХИ-ХШ вв. аккумулировала в себе сложный комплекс потенций эстетической мариологии, который спустя столетия был самобытно реализован в исторических условиях второй половины XVI - середины XVIII вв.

В аллюзивном взаимодействии времени Контрреформации с Поздним Средневековьем в роли главных факторов, определивших наиболее существенные черты художественного преломления образа Богоматери, выступили апологетическая тенденция и расцвет мистицизма. Действием этих сил определилось развитие двух взаимообусловленных направлений в эволюции мариологической линии барочного искусства, которые вызывают прямые аналогии с Поздним Средневековьем и одновременно воспринимаются как полностью «созвучные» своему времени. Первое, нацеленное на утверждение идеи могущества и величия Царицы Небесной, может быть охарактеризовано как тяготение к внешней монументальности и всеохватности. Второе определяется погружённостью творческого сознания в глубины субъективно-личностных «созерцаний» - медитаций. Оно характеризуется стремлением к раскрытию внутреннего динамизирующего ресурса интерпретируемых образов или сюжетов, ко всё большей психологической проработке их скрытого (сокровенного) сакрального плана.

Кроме «католических» интенций, метаморфозы в художественном воплощении марианской образности определялись множеством других факторов, обусловливающих облик барочного искусства и обнаруживающих его магистральную нацеленность на достижение всеобъемлющего синтеза способов «высказывания» (религиозного и мирского, рационального и иррационального, эпического и лирического), на усложнённость образно-содержательной сферы и средств её воплощения. Так, в живописи -это столкновение пространств и масштабов, тяготение к сюжетам, обладающим внутренней конфликтностью и драматизмом, к передаче крайних эмоционально-психологических состояний.

В литературе - пристрастие к гиперболам, антитезам, сложному метафоризму и аллегории. В музыке - ориентированность на «расширение концепции» за счёт взаимодействия уже существующих видов и жанров искусства и создания на их основе новых музыкальных жанров (опера, кантата, оратория).

Рассматривая «наследуемые» от Позднего Средневековья черты влияния храмовой эстетики эпохи Контрреформации на эволюцию образа Богоматери, необходимо, прежде всего, отметить следующие из них:

- тяготение к синтезу искусств как эффективному способу активизации «взаимоотношений» между формой и пространством, образующему эмоциональную среду церковного ансамбля или отдельно взятой композиции («Вознесение Богоматери» Джованни Ланфранко в Sant' Andrea della Valle);

- заострённое внимание к мистически окрашенным сюжетам, находящимся на пересечении литургического и паралитур-гического направлений религиозного искусства — «видёниям», «снам», «чудесам», «явлениям», «деяниям» («Мистическое обручение св. Екатерины» Аннибале Карраччи, «Видение св. Августина» Антониса ван Дейка, «Видёние св. Антония Падуанского» Винченцо Кардуччи);

- значительное повышение интенсивности обращений, с одной стороны, к протоевангельским темам («Обучение Марии» Эстебана Мурильо, «Юность Девы Марии» Гвидо Рени, «Отрочество Богоматери» Франсиско Сурбарана), с другой - к образам страданий и Крестной смерти Христа («Оплакивание Христа» Рембрандта, «Оплакивание мёртвого Христа» Аннибале Карраччи, «Оплакивание Христа» Рубенса, многочисленные композиции «Pieta»);

- формирование в марианских изображениях новых сю-жетно-тематических концепций и моделей, а также разработка и трансформация традиционных иконографических типов (многочисленные и многовариантные композиции «Святых семейств» или «Святых собеседований», «Сошествие Святого Духа» Эль Греко, его поздние «Благовещения»);

- углублённость и усложнённость символического мышления, придание особой значимости аллегории и иносказанию как способу художественного обобщения и формирования композиционного целого («Дева Мария в образе Жены Апокалипсиса» Рубенса).

Одно из важнейших проявлений синтетичности барочного мышления, аккумулирующего в себе «ударную» силу объединённых энергий (цвет, свет, движение линии, взаимодействие объёмов), заключалось в придании принципиально важной роли «звучанию» живописного образа - как эмоционального или риторического, так и «музыкального» («Триумф Церкви над идолослужением» Рубенса, «Отдых на пути в Египет» Караваджо). Данный фактор может быть трактован как свидетельство всё большего возрастания роли музыки на пути её утверждения в качестве главного выразителя сублимирование духовного начала.

Пребывание в иных исторических условиях накладывало на характер преломления «базовых» готических черт отпечаток сугубо барочной неповторимости и самобытности. В качестве «общего знаменателя» здесь выступали новые стратегические ориентиры контрреформационного искусства, во многом определяющие действие таких взаимообусловленных принципов, как:

- направленность усилий творцов искусства к достижению в создаваемом религиозном образе экспансивного характера воздействия на воспринимающую аудиторию (монументальная живопись, плафонная роспись);

- высокая значимость материально-чувственной составляющей в художественном мировосприятии эпохи - «Дева и Дитя» Риберы, «Мадонна Палафреньери» («Мадонна со змеёй») Караваджо, «Мадонна с Младенцем» Рубенса;

- возрастание «риторического пафоса» религиозных изображений и, как следствие, усиление в них элементов театральности - «Благовещение» Й. Янссенса, «Введение Марии во храм» Э. Лесюэра. «Оплакивание мёртвого Христа» и «Вознесение Девы Марии» А. Карраччи;

- утверждение полной свободы в подходах к трактовкам традиционных сюжетов при доминировании среди ценностных

критериев творчества мастерства, фантазии и изобретательности художника - «Поклонение волхвов» Рубенса, «Обручение Марии» Ж. Стелла, «Благовещение» Ф. де Шампаня.

Определяющую значимость для эволюции марианских тем этого времени приобрели два направления психологического познания бытия. Первое — реалистическое — реализовывалось путём намеренного акцентирования в марианских сюжетах «жизненных состояний и господствующих над ними всеобщих и индивидуальных психических предпосылок»™. Сквозь призму второго, получившего наибольшее развитие в католических землях (особенно в Испании и Франции) - благоговение, медитация, духовное возвышение - мир чувств рассматривался как единственный источник истины и высшего жизненного смысла.

Наряду с энергией духовной «вертикали», направляющей художественное развитие образа Мадонны по линии синтеза «нового мистицизма» Контрреформации с идеями Позднего Средневековья, довольно действенно проявляла себя и «горизонтальная» тенденция. Наиболее значимые влияния последней проявились в следующих моментах:

- существенная активизация драматического элемента в формах передачи религиозного сюжета, напрямую обусловленная интенсивным развитием театральных жанров (иезуитский театр);

- усиление в сакральном образе свойств, выявляющих его жизненную достоверность - материально-телесную и психологическую;

- динамизация комплексного взаимодействия всех «материально-физических» компонентов, формирующих атмосферу сакрального пространства (словесного, звукового, визуального).

Совокупное воздействие натуралистической и драматической тенденций с особой силой проявилось в художественных интерпретациях образа Марии, связанных со страстной тематикой (Крестный путь, Распятие, Снятие с креста, Оплакивание, Положение во гроб), высоко востребованной искусством Барокко.

,8 Дворжак М. История искусства как история духа II перевод с нем. А. А. Сидорова, В. С. Сидоровой, А. К. Лепорка, под общей ред. А. К. Лепорка. - СПб.: Гуманитарное агентство «Академический проект», 2001. - С. 312.

Здесь раскрывались поистине беспредельные возможности в передаче живописными средствами сострадательности Матери мукам Сына, тем самым вызывался мощный эмоциональный отклик зрительской аудитории. Арсенал средств выразительности, накопленный за предшествующие века (изображения «обмороков» Богоматери, заламывания рук, мимика страдания и отчаяния), был усовершенствован и расширен за счёт широкого привлечения драматургических приёмов.

В этот период отмечаются грандиозные трансформации не только в пространственных видах искусства, но и в музыке. Магистральный вектор барочного переосмысления религиозных тем и сюжетов, воплощённых «в звуке», определялся всё более настойчивым звучанием «голоса личности». Этот вектор складывался под воздействием процессов формирования гомофонного склада письма при главенствующей роли мелодии, становления и интенсивного развития новых жанров - оперы, кантаты, оратории, а также бурного расцвета инструментальной музыки.

В ещё большей степени чем Ренессанс, Барокко подчеркнуло и усилило «разнонаправленность» в художественном восприятии марианской тематической сферы, определяемой движением по «итальянской» либо по «не-итальянской» (немецко-австрийской, французской, испанской) линиям развития19.

«Итальянский» (горизонтальный) вектор предполагал самое активное привлечение к созданию образа того безграничного потенциала музыки - эстетического, эмоционального, коммуникативного, который всё более раскрывался в профессиональном искусстве. «Альтернативное» направление характеризовалось меньшей приверженностью к радикальным экспериментам со средствами музыкальной выразительности, как и склонностью к внешним эффектам. Основой художественной трактовки священного сюжета оставался его «надмирный» смысл, определяющий в создаваемой интерпретации доминантное положение вертикали духовной устремлённости.

19 Данные обозначения, применённые, в условно-обобщённом смысле, указывают прежде всего не на национальную, а на мировоззренческую составляющую в создаваемых интерпретациях образа Богоматери.

Полюс жизненно полнокровного чувствования Ранним Барокко мира священных образов запёчатлён Клаудио Монте-верди, с одной стороны, целенаправленно внедрявшим в свои религиозные сочинения приёмы stile concitato, с другой - сохранявшим преемственность с возвышенно-благородным многоголосным стилем ренессансных мастеров («Laetaniae della Beata Vergine», «Vespro della Beata Vergine», «Selva morale e spiritual»). Однако уже в творчестве младших современников Монтеверди музыкальные претворения «радостных», «скорбных» или «славных» тайн жизни Марии будут отмечены заметным креном в сторону умилительной чувствительности, сентиментальности, аффектированного драматизма или изысканно-утончённого «любования» красотой переживаемого чувства.

Существенное воздействие на развитие марианской образной сферы Барокко оказало развитие немецкой жанровой модификации магнификата, который вошёл в богослужебную практику протестантов в переводе Мартина Лютера. Кроме специфики, определяемой контекстом восприятия марианской темы в протестантском богослужении, главная черта, которая в целом отличала подход немецких (особенно северо-немецких) композиторов к музыкальной трактовке евангельского сюжета (произведения Г. Шютца, Д. Букстехуде), состояла в тяготении к свободной от обрядовой «запрограммированности» (от канона) внутренней убедительности высказывания. Влияния немецкого протестантизма в общеевропейской художественной эволюции образа Богоматери определялись и в разработке марианской образной сферы инструментальными жанрами (например, фуги на Магнификат И. Пахельбеля).

Барочная тенденция к разрастанию монолитных замкнутых структур в развёрнутые циклические композиции наглядно проявила себя в видоизменениях песнопений «Magnificat» и «Stabat Mater». Можно сказать, что на какое-то время в магни-фикате с его красочной контрастностью и масштабностью сосредоточился «полюс радости» в воплощении темы Марии. Так, в проникнутых сугубо барочным пафосом латинских

Магнификатах А. Вивальди и И. С. Баха реализовано барочное стремление к расширению концепции, к новым грандиозным масштабам в прочтении овеянного веками евангельского сюжета

Наряду с этим, экспрессивность и драматизм в восприятии мира художниками эпохи, их интерес к темам скорби, страдания, смерти оказался созвучным «страстной» линии в претворении образа Мадонны. Трактовка сопереживания скорбящей Богоматери как личного горя отдельного человека инспирировала всё более настойчивое проникновение в формы церковной музыки драматического и лирического элементов («■Stabat Mater» Э. Асторги).

При поистине безграничном многообразии форм, концепций и способов воплощения марианской идейно-тематической линии её развитие было организуемо и движимо единым порывом эпохи, который по сути своей являлся общим духовным порождением католической Контрреформации. Вдохновенное творческое осмысление образа Мадонны мощным потоком влилось в барочную «бесконечную мелодию "земной и небесной хвалы " (Albrecht Goes)»20, призванную выразить «радость вечного блаженства», красогу, величие, истинность и, как следствие, нравственную и эстетическую привлекательность христианской веры.

В Заключении на примерах произведений музыкального искусства последовательно прослеживается дальнейшая эволюция марианской образности, пребывающей в контексте меняющихся исторических условий: от преодоления мировосприятия эпохи Барокко «новым антропоцентризмом» века Разума - к возврату христианских идеалов в романтическом и особенно постромантическом искусстве, от жёсткого «горизонтализма» XX столетия - к новому поиску утраченной святыни.

Локализация объекта исследования при рассмотрении магистральных процессов развития образа Богоматери от XVIII в. к новейшему времени на музыкальных образцах обусловлена

20 Лортц 11. История Церкви, рассмотренная в связи с историей идей II Древность и Средние века / перевод с нем. - М: «Христианская Россия», 1999. - URL: Том I http://krotov.info/history/16/1590/lortzl2.html#p93 (дата обращения: 20.08.2013).

прежде всего ограниченными структурными рамками заключительного раздела, но не только ими. «Прочтения» марианской темы таким видом искусства, который обладает наибольшими возможностями в передаче состояния пребывания человеческого духа в иной, «надмирной» сфере бытия21, в наибольшей же степени позволяют суцить об эволюции главной, духовно-семантической линии в претворении Образа. Кроме того, в силу «программных» возможностей музыки, обусловленных её априорной спаянностью со словом (литургическим, поэтическим) и исторически накопленным ресурсом к созданию визуальных, семантических ассоциаций, а также развитием музыкально-театральных жанров, на указанном временномм этапе, именно она (музыка) сконцентрировала в себе богатый потенциал к синтезу искусств в воплощении марианской идеи.

Даже контурный абрис развития темы Богоматери в XVIII-XX вв. позволяет говорить не просто о востребованности темы в художественной культуре новейшего времени, но и об обретении ею новых уровней осмысления, о формировании оригинальных «мариологических» художественно-философских концепций.

Рассмотрение наиболее существенных особенностей западноевропейской эволюции марианской тематической сферы привело к следующим обобщениям.

1. Образу Богоматери в ряду так называемых «вечных» образов принадлежит одно из центральных мест. Масштаб «звучания» марианской идеи, из века в век творчески осмысливавшейся человечеством, убеждает в её непреходящей значимости.

2. Инвариант образа Богоматери представляет собой совокупность устойчивых признаков, которые, будучи претворёнными в художественных формах, находятся в идейно-эстетическом, содержательно-структурном, духовно-эмоциональном единстве, определяемом значимостью Пресвятой Девы Марии в аксиологической системе христианского мировоззрения и вероучения. Инвариантность художественных трактовок Образа,

21 Араноеский М Г. Психическое и историческое // Процессы музыкального творчества: сб. статей. - М.: РАМ им. Гнесиных, 2005. - Вып. 8. - С. 7-20.

осуществлённых даже в самые отдалённые друг от друга времена и эпохи, в первую очередь детерминирована неотделимостью образа Марии от общего христологического контекста и универсальной основополагающей значимостью христианских ценностей в истории европейской культуры.

3. Парадоксальность образа Матери Бога, образующая ядро, сердцевину всех художественных прочтений богородичной/марианской темы на протяжении огромной временной зоны (около двух тысячелетий), заключена в изначальном и неизменном присутствии в нём «двойной проекции» - с точки зрения Бытия Вечного и с точки зрения бытия преходящего. Данный фактор выступает в качестве системообразующего принципа эстетической мариологии и распространяется на любой из её аспектов. Среди последних центральными являются Богомате-ринство Марии и Её Приснодевство - непостижимая соединённость в Её образе женственного и девственного начал.

4. Метафизический дуализм образа Богоматери обусловил такую важную инвариантную черту художественных прочтений марианской тематики, как постоянная «надсмысловая» соединённость в них двух ключевых семантических аспектов -реально-фактического и сотериологического. В силу данного фактора в трактовках сюжетов, связанных с образом Пресвятой Девы Марии, при всей возможной широте их идейно-эмоционального спектра (от тихого умиления до трагической скорби), неизменно присутствует «идеальная координата» - своего рода внутренний семантический «знак» конечной недостижимости передачи реальными художественными средствами идеального содержания воплощаемого Образа.

5. В качестве важнейшей детерминанты художественной эволюции образа Богоматери, предстаёт априорная активность творческого сознания и в частности действие таких его категорий, как идеализация (раскрытие совершенной сущности образа в соответствии с утверждаемым эпохой высшими эстетическими «критериями»), проблематизация (выявление и заострение в интерпретациях марианских сюжетов внутренних «дисгармоний»), дег\ентризация (отклонение от привычных канонических моделей и норм мышления).

6. Предпринятая в настоящем исследовании попытка синхронизировать процессы развития в музыкальном искусстве православной (богородичной) и католической (марианской) традиций убеждает в том, что во многих своих чертах этот процесс был изначально отмечен родственными тенденциями, отражающими общие, надконфессиональные аспекты существования христианской цивилизации. Особенности интерпретации марианской/богородичной образности в каждую из рассмотренных эпох находятся в диалектическом единстве с утверждаемой данной эпохой системой ценностей и претворяемым художествепно-эс-тетическим идеалом. Главные принципы, изначально сформировавшие «фундамент» художественных трактовок образа на «византийском» и «римском» направлениях его эволюции, даже будучи переосмысленные в новых исторических условиях, всегда сохраняли свою актуальность.

7. Изменения в трактовке образа Богоматери вслед за догматической «фиксацией»'его основных черт (Средневековье) обусловливались процессами обмирщения религиозного художественного творчества, что прогрессировало в отдельные эпохи с особой силой (Ренессанс). Данный фактор приводит к выводу о том, что модификации образа, возникавшие в результате творческого поиска и обретавшие в шедеврах искусства «убеждающую» силу эстетического воздействия, с точки зрения духовно-содержательной составляющей зачастую могут быть трактованы как искажения первообраза. Наиболее существенные деформации в развитии марианской тематики вызывались усилением действия антропоцентристских сил. Наиболее очевидно это проявлялось в монументализации или, напротив, интимиза-ции художественного мышления, в интенсивной психологической «проработке» образа и облечении его в драматургически

«эффектные» формы.

8. Прохождение образом Богоматери различных стадий и направлений художественной эволюции обусловливалось социокультурной потребностью аккумулировать и акцентировать в нём особые, наиболее насущные для определённого исторического периода духовные, идейные, смысловые, этические, эстетические

черты. Этими же процессами во многом инспирировалось выдвижение на лидирующие позиции определённого вида художественного творчества, наиболее адекватно отражающего направления и особенности в реализации духовно-эстетического идеала эпохи (последовательное доминирование на различных временных этапах словесных, архитектурных, живописных/пластических, музыкальных марианских форм и жанровых систем).

9. Колоссальный и вместе с тем априорно не предполагаемый спектр трактовок, приданных образу Богоматери в процессе его исторической эволюции, по мере приближения к концу XX столетия усиливал в художественном восприятии марианских сюжетов и смыслах общечеловеческий аспект. Проявляя активный интерес к духовному наследию минувших веков, художники второй половины XX столетия демонстрировали не снижающуюся потребность в постижении проблем и смысла сегодняшней жизни через приобщение к вечно существующим основам человеческого бытия. При таком подходе сама традиционная марио-логическая «лексика» утрачивала свою узко конфессиональную обусловленность, становясь универсальным языком общения художника с аудиторией.

10. Самые показательные (итоговые) процессы в развитии образа Пресвятой Девы Марии на «выходе» к XXI веку, связаны с такими факторами, как:

- по-новому воспринятая роль состояний мистической отрешённости;

- нарастание философских мотивов;

- претворение марианской тематики через национальную традицию;

- активизация процессов жанровых модификаций;

- существенное возрастание роли идей экуменизма;

- внедрение темы в рок-культуру;

- включение марианской образности в новые для неё контекстуально-тематические условия.

11. Образ Матери Христа как носитель «стержневых» основ человеческого духа в интерпретациях различных художественно-мировоззренческих систем остаётся идеалом (свидетельством

и ориентиром), в котором «двойная проекция» извечных ценностных категорий (любовь и милосердие, мудрость и красота, радость, утешение и свет) даёт возможность человечеству реали-зовывать свой творческий потенциал как в теоцентристских, так и антропоцентристских исканиях. Проведённое исследование убеждает в том, что исторически обусловленное развитие образа Богоматери демонстрирует не только динамику жанрово-сти-левых процессов в локальных рамках марианской тематической сферы, но и всю эволюцию европейского духовного сознания, начиная с раннего христианства и до наших дней.

12. Актуализация сакральной образности, наблюдаемая с момента исхода XX столетия, даёт основания полагать, что и в будущих, развиваемых в русле духовной тематики художественных интерпретациях образа Богоматери будут удерживаться его «корневые», константные смыслы. Вместе с тем, пребывая в контексте новых исторических условий, трактовка образа Богоматери будет, несомненно, получать новые ракурсы, раскрывать новые грани и дополняться новыми нюансами этой вечной и великой темы мировой культуры.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Немкова О. В. Новые аспекты в трактовке католических жанров в отечественной музыке XX века (на примере песнопений «Ave Maria» и «Stabat Mater») [Текст] / О. В. Немкова / Музыкальная Академия, 2008. — № 2. -С. 32-36.

2. Немкова О. В. «Радуйся, глубнно неудобозримая...»: становление гимнографических п церковно-певческих форм почитания Богоматери (I-IV вв.) [Текст] / О. В. Немкова / Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Теория и практика. - Тамбов: Грамота, 2013. - № 9 (35), Часть Т. - С. II3-116.

3. Немкова О. В. Марианская лауда как позднесред-невековыи феномен взаимодействия клерикальной и

мирской культур [Текст] / О. В. Немкова / Проблемы музыкальной науки, 2013. - № 2 (13). - С. 254-259.

4. Немкова О. В. «Латинское» направление марианской гимнографии в культурно-историческом контексте V-VTII вв. [Текст] / О. В. Немкова / Проблемы музыкальной науки, 2013. - № 2 (13). - С. 157-162.

5. Немкова О. В. Художественно-религиозное творчество Позднего Средневековья в аспекте схоластического богословия (на примере марианской образной сферы) [Текст] / О. В. Немкова / Социально-экономические явления и процессы. - № 9. - С. 80-87.

6. Немкова О. В. Эстетическая мариология соборов Notre Dame [Текст] / О. В. Немкова / Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. - № 7 (123). -С. 243-249.

7. Немкова О. В. «Горнее» и «дольнее» в развитии образа Богоматери на исходе Ars Antiqua [Текст] / О. В. Немкова / Исторические, философские, политические и юридические пауки, культурология и искусствоведение. Теория и практика. - Тамбов: Грамота, 2013. - № 12 (38), Часть I. - С. 117-120.

Монографии

8. Немкова О. В. Mater DeL Эстетическая мариология в европейской художественной культуре Средневековья [Текст] / О. В. Немкова. - Тамбов: ТГМПИ, 2013. - 320 с.

9. Немкова О. В. Образ Богоматери в европейском музыкальном искусстве. Константы н метаморфозы [Текст] / О. В. Немкова. — Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2013. - 170 с.

Статьи в сборниках материалов международных и всероссийских научных конференций

10. Немкова О. В. Fin du siècle в духовной музыке Ф. Листа» (в контексте богородичной традиции) [Текст] / О. В. Немкова // Искусство на рубежах эпох: материалы междунар. науч. конф. - Ростов-на-Дону: РГК, 2000. - С. 199-105.

11. Немкова О. В. Образ Богоматери в христианском искусстве Средневековья // Музыкальная культура христианского мира: материалы междунар. науч. конф. - Ростов-на-Дону: РГК, 2001.-С. 201-207.

12. Немкова О. В. «Яко Спаса родила еси душ наших...» [Текст] / О. В. Немкова // Эпоха Сергея Рахманинова: материалы междунар. науч. конф. - Тамбов: ТГТУ, 2003. - С. 83—88.

13. Немкова О. В. Рахманинов и общеевропейские процессы развития духовной музыки [Текст] / О. В. Немкова // Творчество С. В. Рахманинова в контексте мировой музыкальной культуры. Опыт и новые направления исследований на рубеже ХХ-ХХ1 веков: сб. статей по материалам III междунар. науч.-практич. конф. - Тамбов, Ивановка: ТГТУ, 2003. - С. 84-90.

14. Немкова О. В. «Ave Maria» Елены Гохман в контексте отечественной духовной музыки рубежа XX-XXI столетий [Текст] / О. В. Немкова // Традиции художественного образования и воспитания: история и современность: сб. науч. ст. по материалам всерос. науч. конф. «Саратовская государственная консерватория им. JI. В. Собинова в контексте отечественной культуры». - Саратов: СГК, 2004. - С. 35-41.

15. Немкова О. В. Марианская образность в музыке второй половины XIX века: константы и метаморфозы [Текст] / О. В. Немкова // Сб. науч. статей по материалам всерос. науч. конф. «Диссертационный совет Ростовской консерватории: путь в большую науку». - Ростов-н/ Дону: РГК, 2005. - С. 18-24.

1 б. Немкова О. В. Латинский и немецкий Магнификаты в творчестве композиторов Барокко (А. Вивальди, И. С. Бах) [Текст] / О. В. Немкова // Культура и искусство Германии: сб. статей по материалам междунар. науч. Интернет-конф. (19 октября - 2 ноября 2012 г.) / - Тамб. гос. муз.-пед ин-т им. C.B. Рахманинова / отв. ред. О. В. Немкова, ред.-сост. О. В. Генебарт, Е. О. Казьмина. - Тамбов: ТГМПИ, 2013. - С. 23-31.

17. Немкова О. В. Две вершины русского кантатно-ора-ториального творчества начала XX века - два полюса мирочув-ствования эпохи [Текст] / О. В. Немкова // сб. статей по

материалам IX междунар. науч.-практич. конф. «Музыка в современном мире: наука, педагогика, исполнительство» - Тамбов: ТГМПИ, 2013. - С. 28-35.

18. Немкова О. В. «Эпоха византийской гимнографии V-VIII вв. в развитии художественных форм богородичного культа» [Текст] / О. В. Немкова // Сб. статей по материалам XXX междунар. науч.-практич. конфер. «Система ценностей современного общества» // 9 сентября 2013. - Новосибирск: «Центр развития научного сотрудничества», 2013. - С. 55-61.

19. Немкова О. В. Образ Богоматери как эстетический идеал Ренессанса // материалы III междунар. науч. конф. «Общественные науки, социальное развитие и современность» [Текст] / О. В. Немкова И Research Journal of International Studies [Электронный ресурс] URL: http://research-journal.org/ ?p=5477

20. Немкова О. В. Марианское направление римско-латин-ской художественной традиции в аспекте конфессионального «самоопределения» (вторая половина VIII - конец XI вв. [Текст] / О. В. Немкова // материалы VIII междунар. науч.-практич. конфер. «Интегративная психология и педагогика искусства в полиэтническом регионе» (9-10 октября 2013 г.) - Майкоп: Ин-т иск. Адыгейского гос. ун-та, 2013. - С. 100-111.

21. Немкова О. В. Семиотический подход к интерпретации барочных художественных претворений образа Богоматери: некоторые наблюдения [Текст] / О. В. Немкова // сб. статей по материалам III междунар. науч. конфер. «Музыкальная семиотика: перспективы и пути развития» (13-14 ноября 2013) / гл. ред. JI. В. Саввина, ред.-сост. В. О. Петров - Астрахань: Изд. ГАОУ АО ДПО «АИПКП», 2013 г. - С. 84-91.

22. Немкова О. В. Раннехристианская литература как основа художественных форм почитания Богоматери // Материалы Интернет-конференции с международным участием «Горизонты искусств» (10-15 ноября 2013 г.) - Банска- Бистрица (Словакия): Акад. художеств [Электронный ресурс] URL: http:// www. aku.sk/j oom Ia/13 2-horizonty-umenia.html

23. Немкова О. В. Пресвятая Дева Мария в росписях римских катакомб П-ГУ вв.: истоки «мариологии в красках» [Текст] / О. В. Немкова // Материалы IX междунар. науч.-практич. Ин-териет-конфер. «Наука в информационном пространстве» (10-II октября 2013 г.) - Днепропетровск (Украина): Видавець Бита К. О.-С. 7-10.

24. Немкова О. В. Музыкальные претворения образа Богоматери в контексте художественно-религиозного творчества Западной Европы XX в. [Текст] / О. В. Немкова // сб. статей по материаламУТ науч.-практич. конфер. с междунар. участием «Проблемы современной музыки» (1-2 октября 2013 г.) -г. Пермь. - С. 12-23.

25. Немкова О. В. Марианская образная сфера в музыкальных формах лютеранского богослужения XVII в. [Текст] / О. В. Немкова // Культура и искусство Германии: сб. ст. по материалам VI международной научной Интернет-конфер. (18 октября - 20 ноября 2013 г.) / отв. ред. О. В. Немкова. - Тамб. гос. муз.-пед ин-т им. С. В. Рахманинова. - Тамбов: ТГМПИ, 2013.-С. 9-14.

Учебно-методические работы

26. Немкова О. В. Современный хоровой репертуар: Программа для высших учебных заведений по направлению 522501 «Музыкальное искусство» специальность 050100 «Дирижирование академическим хором» [Текст] I О. В. Немкова. - Тамбов: ТГМПИ, 2003. (1,04 п. л.).

27. Немкова О. В. Чтение хоровых партитур: Программа для высших учебных заведений по направлению 070101 «Музыкальное искусство» специальности 070100 «Дирижирование академическим хором» [Текст] / О. В. Немкова. - Тамбов: ТГМПИ, 2004. (0,93 п. л.).

28. Немкова О. В. Хоровой класс: Программа для высших музыкальных учебных заведений по направлению 522501 «Музыкальное искусство» специальность 050100 «Дирижирование академическим хором» [Текст] / О. В. Немкова. - Тамбов: ТГМПИ, 2004. (1,32 п. л.).

Другие научные публикации

29. Немкова О. В. Лики Богородицы в хоровом творчестве С. В. Рахманинова [Текст] / О. В. Немкова // Эпоха Сергея Рахманинова: тезисы докладов Международной научно-прак-тич. конф. - Тамбов, Ивановка, 1998. - С. 15-17.

30. Немкова О. В. К проблеме жанровой стилистики богородичных партесных композиций [Текст]/О. В. Немкова //Музыкальное творчество и исполнительство в культурно-историческом контексте: тезисы докладов научно-практич. конф. -Тамбов: ТГМПИ, 2001. - С. 12-14.

31. Немкова О. В. Партесный стиль - музыкальный репрезентант обновляющейся России XVII века (на примере богородичных композиций) // [Текст] / О. В. Немкова // Музыкальное творчество и исполнительство в культурно-историческом контексте: материалы научно-практич. конф. - Тамбов: ТГМПИ, 2001.-С. 27-36.

32. Немкова О. В. Богородичные произведения композиторов «новой русской школы» в контексте идей «религиозного возрождения» начала XX века [Текст] / О. В. Немкова // Учение Вернадского, музыка Рахманинова - путь в XXI век: тезисы докладов и выступлений научно-практич. конф. - Тамбов - Ивановка, 2000. - С. 25-28.

33. Немкова О. В. О некоторых тенденциях постмодерна (на примере Библейских фресок «Ave Maria» Е. Гохман) [Текст] / О. В. Немкова// Музыкальное произведение: вопросы анализа и исполнительской интерпретации: тезисы научно-практич. конф. -Тамбов: ТГМПИ, 2002. - С. 17-20.

34. Немкова О. В. П. И. Чайковский как композитор-новатор русской духовной музыки [Текст] / О. В. Немкова // Вопросы музыкознания и музыкальной педагогики: тезисы межвуз. научно-практич. конф. - Тамбов: ТГМПИ, 2004. - С. 16-19.

35. Немкова О. В. С. Танеев «По прочтении псалма», С. Рахманинов «Колокола»: на изломе эпохи [Текст] / О. В. Немкова // С. В. Рахманинов и Тамбовский край в аспекте развития региональной культуры: II Рахманиновские чтения / сб. статей. - Тамбов: ГУ Рахманиновский центр, 2005. - С. 17-25.

36. Немкова О. В. Знаменный распев XVI - начала XVII веков - музыкальный провозвестник нового времени (на примере богородичных песнопений) [Текст] / О. В. Немкова// Европейская хоровая культура: традиции и современность: сб. ст. / Научные труды ТГМПИ им. С. В. Рахманинова / Кафедра хорового дирижирования / отв. ред. О. В. Немкова - Вып. 1. - 2008. -С. 3-13.

37. Немкова О. В. Праздник науки в Тамбове [Текст] / О. В. Немкова // статья в газете «Музыкальное обозрение», 2013. — №2-3.-С. 16.

 

Текст диссертации на тему "Образ Богоматери в западноевропейской художественной культуре инвариант и эволюционные модификации"

Саратовская государственная консерватория (академия) им. Л. В. Собинова

На правах рукописи

05201450739

НЕМКОВА Ольга Вячеславовна

ОБРАЗ БОГОМАТЕРИ В ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ ИНВАРИАНТ И ЭВОЛЮЦИОННЫЕ МОДИФИКАЦИИ

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора искусствоведения

17.00.09 — Теория и история искусства

^ Vй

Научный консультант — засл. деятель искусств РФ, доктор искусствоведения, профессор А. И. Демченко

Саратов 2014

% й

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.....................................................................................................................3

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СРЕДНЕВЕКОВЬЕ.....................................................................................................18

Глава I

Становление художественных форм почитания Богоматери............................18

Глава II

Формирование канона в византийский период богородичной

иконографии.................................................................................................................51

Глава III

Эпоха культа Пресвятой Девы Марии на Западе................................................75

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ВОЗРОЖДЕНИЕ И БАРОККО..............................................................................148

Глава IV

Образ Богоматери как эстетический идеал Ренессанса.................................148

Глава V

Марианская образная сфера и барочное мирочувствие................................210

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.........................................................................................................264

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.......................................................................................298

ПРИЛОЖЕНИЯ (том И) Приложение I Нотные примеры Приложение II Иллюстрации Приложение III Тексты

ВВЕДЕНИЕ

Последняя четверть XX столетия в российской культуре ознаменована нарастанием процессов интенсивного вовлечения искусствоведческой мысли и художественно-практической деятельности в сферу тем, сюжетов и образов, наполненных сакральными смыслами. При этом «гуманитарные знания явственно становились всё более комплексными в XX веке» [497, с. 36]. Ведущая роль в реализации идеи о единстве мира, живой взаимосвязи времён, о взаимообусловленности и взаимозависимости всех граней мироздания принадлежит многовековой христианской традиции, обладающей поистине безграничным потенциалом в претворении категорий «вечного» и «всеобщего».

Осмысление христианского интертекста в общеевропейском художественно-эстетическом универсуме «смыслов, ценностей и норм, облачённых в знаковые формы» [40], невозможно без включения в это проблемное пространство такой важной составляющей, как эстетическая мариология. В. А. Бачинин трактует данное понятие как «совокупность художественных свидетельств, указывающих на исключительное место Марии в истории мира и его спасении, на Её особую благодатную миссию, связанную с Богоматеринством< ...>» [45].

Обращение в диссертации к проблеме претворения в художественных формах «вечной» богородичной/марианской темы обусловлено прежде всего стремлением к постижению тех поистине безграничных, неудобозримых глубин духовного, нравственного, эстетического, философского смыслов, которые раскрываются в образе Матери Христа. В истории более чем 2000-летнего существования

' В 1-ой стихире Благовещению на «Господи воззвах» («Совет Превечный») Пресвятая Богородица именуется глубине неудобозримая, т. е. глубина, непронгщаемая взором.

христианства не было ни одной эпохи, которая не запечатлела бы своего мироощущения сквозь призму восприятия вечного образа. Даже простое перечисление вершинных художественных явлений в многовековом «звучании» темы Богоматери — в литературе и живописи, архитектуре и музыке — явилось бы довольно сложной задачей2.

Многовековое освоение марианской тематики различными видами искусства отмечено множеством родственных черт, определяемых общностью идейно-содержательной наполненности образа и раскрывающих единые положения марио-логического учения (Богоматеринство, Приснодевство, Божественная Предызбран-ность Марии, Её Заступничество за род человеческий). Одновременно в искусстве зачастую демонстрируются как темпоральные расхождения в художественных воплощениях марианской образности, так и конфессионально обусловленные разночтения (католические догматы о Непорочном Зачатии Пресвятой Девы Марии, телесном Вознесении Её после смерти и Короновании Царицей Небесной).

Актуальность исследования определяется отсутствием целостного знания о столь масштабном и многомерном объекте, получившем пока дифференцированное изучение в плане «отраслевого обособления»: история и теория различных видов искусства, религиоведение, культурология, эстетика и др. Сама логика развития искусствознания указывает на необходимость применения интегративного подхода к рассмотрению художественного преломления образа Богоматери в западноевропейской культуре как темы, имеющей априорно комплексный характер.

При этом необходимо учитывать высокую значимость мариологической составляющей в системе христианских ценностей. С одной стороны, образ Пресвятой Девы Марии самодостаточен, понятен и близок каждому человеку. С другой — мариология, «неотделимая от христианского учения в целом, как своего рода его антропологический лейтмотив» [270, с. 69], представляет собой предмет многовекового научного осмысления и неиссякаемый живой источник созидательного вдохновения для самых выдающихся мастеров человеческой цивилизации.

2 Только в запасниках Эрмитажа хранятся свыше 60 шедевров мировой живописи, запечатлевших марианские сюжеты.

Цель диссертации состоит в определении инвариантных (константных) черт образа Богоматери, сложившихся в творческом прочтении темы, начиная от Раннего Средневековья и заканчивая эпохой Барокко. Избранные хронологические рамки обусловлены концепцией исследования: Средневековье, Возрождение и Барокко формируют единый завершённый цикл в художественной эволюции образа.

Достижению поставленной цели отвечает решение следующих задач:

- выявление путей становления и развития различных форм духовного и творческого постижения марианской образности как важнейшей составляющей христианской культуры;

- соотнесение особенностей художественной трактовки богородичной/марианской образности в каждую из рассматриваемых эпох с эстетическим идеалом, искомым данной эпохой;

- выявление факторов, обусловливающих доминирование отдельных видов искусства на различных этапах художественной эволюции образа;

- рассмотрение ведущих принципов формирования художественных интерпретаций образа на «византийском» и «римском» направлениях его эволюции;

- раскрытие в культурно-историческом контексте восточно-христианского и западно-христианского художественно-эстетического векторов в подходах к интерпретации образа и его специфических качеств;

- обобщение наиболее существенных результатов художественной эволюции образа Пресвятой Девы Марии.

Объектом исследования является художественный образ Богоматери, представленный в произведениях литературы, изобразительного и музыкального искусства.

В качестве материала выступают произведения литературы, иконографии, гимнографии, а также пространственных видов искусства (архитектура, живопись, пластика) и музыки, претворяющие основные тенденции и этапы в художественном освоении богородичных/марианских тем, образов и сюжетов.

Образ Марии — это одна из главных нитей, напрямую связывающих Ветхий и Новый Заветы. Но все события в Её судьбе и масштаб звучания марианской

темы в христианском искусстве определены тем, что Она — Мать Спасителя. Потому особо волнующими и притягательными с точки зрения их художественного воплощения становятся те эпизоды жизни Богоматери, в которых Её судьба зримо соединяется с судьбой Сына: Благовещение и Голгофа — вот кульминационные, всё предопределяющие вехи в земной судьбе Марии. Повествование о таинстве зарождения жизни Спасителя и драматичный рассказ о страданиях Марии у креста распятого Сына подобны арке, обрамляющей историю земной жизни Христа.

В католицизме вершинным претворением великого мига обручения Марии Святому Духу (Благовещение) стал лаконичный светлый молитвенный образ, который может быть условно назван «Ave Maria» (православный аналог — «Богородице Дево, радуйся»). На противоположном эмоциональном полюсе находится исполненный скорби сюжет Распятия («Stabat Mater», «Pietà»). В римско-латинском искусстве эти полярные, но внутренне нерасторжимые сюжеты, пожалуй, наиболее часто среди других марианских тематических мотивов становились объектами для художественных интерпретаций.

В восточно-христианской, православной культуре, которая установила значительно более чёткую грань между богослужебным творчеством и религиозным искусством, уровень эмоциональной поляризации в восприятии этих сюжетов значительно ниже, нежели в католичестве. Степень интенсивности их разработки на протяжении многих столетий «регулировалась» не художественно-эстетическими приоритетами и вкусами, а задачами богослужебного характера.

Материал исследования, сосредоточенный преимущественно вокруг образцов западноевропейского художественного творчества, практически не вобрал в себя произведения из бесценной сокровищницы восточно-христианской ветви эстетической мариологии, наследованной от Византии Арменией, Грузией, Хорватией, Болгарией, Сербией, наконец, Россией. Подобное ограничение является вынужденным, поскольку углублённое изучение этапа становления богородичной/марианской художественной традиции и формирования базовых направлений её развития обусловило приоритетную роль в этих процессах византийского православия и римско-латинского католичества.

Предмет исследования составили эволюционные процессы художественных претворений образа Пресвятой Девы Марии, мигрирующих из сферы богослужебного творчества в сферу искусства, становление их глубинного инварианта с последующими метаморфозами и трансформациями в ходе исторического развёртывания марианской темы.

В качестве гипотезы в диссертации выдвинуто следующее положение. Центральным фактором, определяющим инвариантные свойства художественных трактовок образа Богоматери, является Её внутренний метафизический дуализм — осенённость человеческой природы Божественной благодатью [Лк. 1:2930]. Благодаря этому человечество на разных этапах эволюции находило этико-эстетический, духовный ориентир как в своих теоцентристских, так и в антропо-центристских исканиях. В художественных прочтениях различных эпох образ Девы Марии неизменно предстаёт как носитель «стержневых» основ человеческого духа и остаётся идеалом, соединяющим понятные и близкие материнские качества (Молитвенница, Ходатаица, «Заступница усердная») с умонепостигае-мыми (Матерь Господа, Приснодева, «Лестница Небесная», Regina coeli — Царица Небесная).

Эволюционные изменения Образа обусловлены, с одной стороны, общеевропейскими культурно-историческими процессами, с другой — преобразованиями внутри самой Христианской Церкви, что в частности детерминировано «историческим размежеванием» Восточного и Западного христианства, сказавшемся на формировании принципиальных разночтений в художественном толковании марианской идеи.

Если православная традиция сформировала взгляд на песнетворчество или иконопись как на аскетические формы «таинственного пути богопознания», «умное делание», то католическая — как на мощный инструмент воздействия на дул

шу человека , эффективные дидактические и просветительские средства.

Основные положения, выносимые на защиту, состоят в следующем.

3 Среди факторов, ускоривших процесс обособления западноевропейского искусства, следует в первую очередь назвать появление учения бл. Августина, формирование монашеских орденов, становление католической мистики и схоластики, развитие рыцарской культуры.

- Весь временной спектр Средневековья обладает принципиальной значимостью для развития марианской художественной традиции. Именно в границах этой обширной хронологической зоны были не только заложены основы различных художественных форм культа Богоматери, но и намечены многие из главных направлений многовековой эволюции мариологической образности в искусстве.

- Развитие образа Матери Христа в искусстве Ренессанса и Барокко указало на возможности «разновекторного» прочтения марианской тематики, напрямую обусловленного духовно-мировоззренческими особенностями той или иной эпохи.

- Ключевая значимость в осмыслении марианской тематической сферы европейским творческим сознанием обусловлена отмеченным выше метафизическим дуализмом, априорно присущим центральному образу.

- Различие ипостасей мариологической образности в европейской художественной культуре и искусстве одновременно демонстрирует движение тенденций, определяющих и эволюцию европейского духовного сознания в целом.

Источниковедческую базу исследования составили богословские, уставные, литургические и апокрифические тексты, отражающие этапы и особенности формирования и развития культа Богоматери4, а также литературные произведения соответствующей тематики5 — паралитургические, светские и фольклорные. Источниками для изучения эволюционных процессов в визуальных формах претворения образа Богоматери явились иконописные, мозаичные, витражные, живописные и скульптурные изображения Пресвятой Девы Марии.

С точки зрения комплексного многоуровневого освоения рассматриваемой темы степень изученности её явно недостаточна. При этом следует отметить, что первое (и одновременно вершинное) осмысление проблемы единства теологиче-

4 В число этих источников вошли образцы патристики (свв. Ириней Лионский, Григорий Неокесарийский, Григорий Богослов (Назианзин), Афанасий Великий, Григорий Нисский, Иоанн Златоуст, Иоанн Дамаскин и др.), труды западно-христианских, апологетов, теологов и подвижников (Тертуллиан, Ориген, свв. Беда Достопочтенный, Бернард Клервоский, Бонавентура, Игнатий Лойола, а также Мартин Лютер и др.).

5 Среди них содержатся примеры средневековых литургических и полулитургических драм, мистерий и мираклей («Три Марии», «Плач трёх Марий», «Воскресение Спасителя», «Чудо о Теофиле», «Жонглёр Богоматери» и др.), образцы Восточной и Западной литургической и паралитургической богородичной/марианской гимнографии (прпп. Ефрем Сирин и Роман Сладкопевец, Венаций Фортунат и др.), поэзии миннезингеров, трубадуров и труверов (Рейнмар фон Хагенау, Вальтер фон дер Фогельвейде, Рютбеф и др.), западно-христианской мистической поэзии и прозы (Франциск Ассизский, Хильдегарда Бингенская, Тереза Авильская и др.), произведений духовно-религиозной лирики (Данте Алигьери, Франческа Петрарка, Иоганн Пиркгеймер и др.).

ской, духовной, мировоззренческой, эстетической составляющих религиозного художественного творчества (с естественно входящим в него мариологическим аспектом), определяемое его сотериологической предназначенностью, было дано византийской теорией образа (VIII — первая половина IX вв.). В дальнейшем при изучении вопросов эстетической мариологии в западноевропейской культуре всё более отчётливо проявлялась тенденция к расчленению целостного знания. Важнейший этап на этом пути был сопряжён с развитием мистического и схоластического богословия (XII-XIII вв.). Далее, начиная с эпохи Возрождения, наблюдалось интенсивное нарастание внимания к «технологическим» аспектам творчества. И только в XX столетии появление в искусствознании иконологического, семантического, семиотического и др. методов исследования указало на необходимость интегративного подхода к изучению библейской художественной образности. В представленной диссертации, призванной сформировать генерализирующий, комплексный взгляд на развитие образа Богоматери в западноевропейской художественной культуре, обобщены и коррелированы результаты научного осмысления различных аспектов эстетической мариологии.

Особенности претворения богородичных/марианских идей, сюжетов и образов в пространственных видах искусства отражены в работах Б. Бернсона, X. Бельдинга, П. Бёрка, Я. Бурхардта, Я. Бялостоцки, А. Варбурга, Г. Вёльфлина, Р. Виттковера, Э. Гарэна, Э. Гомбриха, И. Е. Даниловой, М. Дворжака, Ж. Дюби, Э. Китцингера, Э. Клукерта, Н. П. Кондакова, В. Н. Лазарева, Э. Панофски, Н. В. Покровского, С. М. Стама, О. Е. Этингоф и др.

Развитие образа Богоматери в гимнографических формах прослеживается в исследованиях В. Апеля, Г. Бюлова, В. В. Василика, Э. Веллеша, И. И. Вознесенского, Е. В. Герцмана, Г. Диксона, Ю. К. Евдокимовой, К. Керна, М. Козлова, Т. Н. Ливановой, И. Е. Лозовой, В. И. Мартынова, Ю. В. Москва, Н. Д. Успенского, К. Фелми, Г. П. Чистякова и др.

Вопросы «поэтической мариологии» фрагментарно освещены в трудах С. С. Аверинцева, М. М. Бахтина, А. А. Бердникова, Ю. Б. Виппера, И. И. Гарина, М. Л. Гаспарова, И. Н. Голенищева-Кутузова, В. М. Жирмунского, Г. В. Иван