автореферат диссертации по истории, специальность ВАК РФ 07.00.15
диссертация на тему:
Основные направления внешней политики и политики безопасности Иордании при короле Абдалле II

  • Год: 2009
  • Автор научной работы: Никитин, Артем Геннадьевич
  • Ученая cтепень: кандидат исторических наук
  • Место защиты диссертации: Нижний Новгород
  • Код cпециальности ВАК: 07.00.15
Диссертация по истории на тему 'Основные направления внешней политики и политики безопасности Иордании при короле Абдалле II'

Полный текст автореферата диссертации по теме "Основные направления внешней политики и политики безопасности Иордании при короле Абдалле II"

На правах рукописи

НИКИТИН Артем Геннадьевич

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ И ПОЛИТИКИ БЕЗОПАСНОСТИ ИОРДАНИИ ПРИ КОРОЛЕ АБДАЛЛЕ И

Специальность 07.00.15 - история международных отношений и внешней

политики

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Нижний Новгород 2009

003462231

Работа выполнена на кафедре регионоведения факультета международных отношений Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского.

Научный руководитель -

доктор исторических наук, профессор Корнилов Александр Алексеевич Официальные оппоненты -

доктор исторических наук, профессор Косач Григорий Григорьевич кандидат исторических наук, доцент Грачёв Сергей Иванович

Ведущая организация -

Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина

Защита состоится « /7» марта 2009 г. в 41 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.166.10 при Нижегородском государственном университете им. Н.И. Лобачевского по адресу: 603005, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, д.2, ауд. 315.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Нижегородского государственного университета по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, пр.Гагарина, 23, корпус 1.

Автореферат разослан « < О » сСЧ&С^ _2009 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета доктор исторических наук,

профессор Браницкий А.Г.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы диссертационного исследования объясняется несколькими моментами.

Во-первых, 1990-с годы были отмечены значительным ростом роли Ближнего Востока в мировой политике, экономике и энергетике. Выстраивание отношений с ближневосточными странами в этот период как никогда стало рассматриваться в качестве фактора геостратегического позиционирования государств и ориентировало их к принятию адекватных мер по обеспечению своих национальных интересов. Следствием этого стали существенные структурные, а по сути - кризисные, изменения в региональной системе международных отношений в начале 2000-х годов, которые актуализировали борьбу за региональное лидерство при активном вмешательстве великих держав. Вместе с тем, существенный рост уровня глобальной взаимозависимости сделал вопросы обеспечения комплексной безопасности системообразующим компонентом региональной политики ближневосточных государств, чей статус и стратегический потенциал измерялись способностью адаптироваться к существующей конъюнктуре и выстраивать конструктивные отношения со всеми элементами региональной системы безопасности.

Во-вторых, в рассматриваемый период наметилась эволюция вызовов и угроз безопасности ближневосточных государств в сторону транснационализации и интеграции конвенциональных и неконвенциопальных аспектов. Это объективно актуализировало поиск новых форм и схем противодействия, а также вносило коррективы в систему внешнеполитических приоритетов арабских государств.

В-третьих, приобрела устойчивость тенденция к структурному усложнению и росту взаимосвязи локальных конфликтов на Ближнем Востоке, что привело к диверсификации моделей конфликтного и постконфликтного урегулирования. Поэтому эффективное решение данных проблем мыслилось только через широкую международную кооперацию. Таким образом, динамическая связка внешней политики и политики безопасности ближневосточных государств, включая Иорданию, стала частным, но закономерным проявлением указанной тенденции.

В-четвертых, в целом возникла жизненная потребность в эффективном управлении процессами развития, одним из средств которого стало комплексное

решение вопросов внешней политики и безопасности в контексте единства целей устойчивого внутреннего развития государства.

В-пятых, Иордания традиционно выступала одним из ключевых элементов ближневосточной политики англо-саксонских государств - США и Великобритании. Поэтому реализация внешней политики и политики безопасности Хашимитского королевства может рассматриваться как специфическая модель непрямой проекции силы великих держав на стратегическое пространство Ближнего Востока и фактор динамики региональной системы международных отношений.

В-шестых, приход к власти молодого короля Абдаллы II обозначил качественно новый этап национально-государственного строительства Иордании, характеризующийся концептуализацией идей внутренней стабильности и активной внешней политики как взаимосвязанных компонентов «естественного лидерства» Иордании на Ближнем Востоке.

В-седьмых, иорданское королевство последовательно проводит курс на интеграцию арабо-мусульманской и либерально-демократической ценностных систем в решении задач социально-политической модернизации. В условиях ближневосточных реалий подобный эксперимент, с одной стороны, сопряжен с высоким уровнем риска, а с другой - позволяет говорить об «иорданской модели» как специфической форме национального развития арабских государств в начале XXI вв. Соответственно, речь идет и о качественно новом формате межцивилизационного взаимодействия Востока и Запада, что приобретает самостоятельное концептуально-методологическое значение.

Степень научной разработанности темы.

Необходимо отметить, что в условиях отсутствия целенаправленных исследований институциональных и концептуальных основ внешней политики и политики безопасности Иордании основной акцент делался преимущественно на рассмотрение позиции королевства по узловым событиям региональной политики, что, во-первых, сужало и десистематизировало предметную область аналитических разработок, а во-вторых, объективно препятствовало выявлению механизмов, принципов и закономерностей принятия решений в сфере внешнеполитического и военно-стратегического планирования.

Важный вклад в исследование эволюции внешнеполитического и оборонного курса Иорданского Хашимитского Королевства в контексте

ближневосточного урегулирования и политики великих держав внесли труды А.Р. Аганина, A.B. Демченко, К.А. Капитонова, A.A. Корнилова, O.A. Колобова, Е. Я. Сатановского, З.А. Соловьевой, А.Ж. Хасянова, В.Ф. Щешшкова, А.Д. Эпштейна.

Вопросы развития национальных сил безопасности, антитеррористической деятельности и международного сотрудничества Иордании в этой области получили освещение в работах J1. Данилова, Н.В. Жданова, A.A. Игнатенко, К.А. Капитонова, Г.И. Мирского, С.А. Модестова, К.И. Полякова, М. Фалькова, К.З. Хамзина, Т.А. Шмелевой, А.Д. Эпштейна, В.П. Юрченко.

Проблема развития национальной ядерной программы и сопряженной с ней энергетической безопасности Иордании нашла отражение в аналитических разработках Н.С. Глебовой, В. Пашкова, С.Н. Саруханяна, В.И. Сотникова, P.P. Сулейманова.

Исследование системы государственной власти Иордании, включая институт монархии, а также этноконфессиональной и социально-клановой структуры Иорданского общества как факторов внутренней безопасности и процесса принятия политических решений, наиболее полно раскрыты в трудах А.Р. Аганина, Ахмада Абу Сахйюна, М.А. Сапроновой, З.А. Соловьевой, Ашрафа аль-Халасы, Мухаммеда Али аш-Шабатата.

Анализ международного военно-технического сотрудничества Иордании неоднократно проводился в работах А.Г. Бакланова, В.П. Юрченко.

Отдельные факторы региональной внешней политики Иордании в контексте двусторонних отношений, взаимодействия с ЕС, международными организациями, включая евроатлантические и региональные структуры безопасности, а также конфликтного урегулирования на Ближнем Востоке освещаются в работах Л.Х. Баазовой, У. Вурцеля, А. Дикхоффа, В.А. Заир-Бека, Г.Г. Косача, В.В. Куделева, А.К. Лукоянова, Е.С. Мелкумян, Э. Мёрфи, Ф. Нойгарта, В.П. Панкратова, А.Б. Подцероба, И.В. Рыжова, В.И. Сажина, Й. Сайеха, З.А. Соловьевой, A.M. Тронова, Р. Фридмана, А. М. Хазанова, З.Ш. Хамидова, X. Шикаки, А. Юнеманн. Тема международно-правовой субъектности Иордании и ее представительства в международных отношениях нашла отражение в работе Мухаммеда Хусейна аль-Одеталлы.

Вопросы инвестиционной и внешнеэкономической политики иорданского королевства раскрываются в работах F.JI. Асатряна, A.A. Волович, П.Н. Мамед-

заде, H.B. Селитринниковой, З.А. Соловьевой, Басема ас-Сунны, Ибрагима Мухаммада аль-Абда.

Проблема регулирования миграционных потоков как одного из элементов неконвенциональной безопасности и региональной политики Иордании отражена в работах К.А. Абилова, Махмуда Абдаллаха Мухаммеда аль-Хабиса.

Значительный вклад в анализ этнополитических аспектов национальной безопасности Хашимитского королевства и влияния трансрегиональных связей северокавказской диаспоры Иордании на внешнюю политику, в частности -динамику иордано-российских отношений в 1990-х - 2000-х гг., внесли исследования Ю.А. Балашова, К.И. Полякова. В то время, как генезис и исторические этапы миграции в места компактного проживания черкесской общины в рамках Ближнего Востока получили достаточно подробное освещение в работах Ф. Бадерхана, A.A. Ганич. Вопросы социокультурной адаптации адыгской диаспоры в Иордании нашли отражение в работе Н.Ю. Халаштэ.

До недавнего времени оставался открытым вопрос о концептуальных основах, мотивационно-ценностной и поведенческой специфике Иордании на региональной и международной политической арене. Вместе с тем как в отечественной, так и зарубежной историографии не получили заметного развития вопросы, связанные со структурно-функциональной спецификой органов государственной власти, ответственных за выработку и реализацию внешней политики и политики безопасности, атакже затрагивающие деятельность спецслужб.

В качестве объекта исследования выступают внешняя политика и политика безопасности Иорданского Хашимитского Королевства.

Предметом исследования является выработка и осуществление основных направлений внешней политики и политики безопасности Иорданского Хашимитского Королевства в 1999-2008 гг.

Целью исследования является рассмотрение основных направлений внешней политики и политики безопасности Иордании в период с 1999 по 2008 гг., а также определение степени их соотношения в контексте реализации задач комплексного развития королевства.

Для достижения поставленной цели представляется целесообразным решить следующие задачи:

1) исследовать концептуальные основы внешнеполитического планирования и политики безопасности Иордании и с этой целью - изучить

содержательные аспекты стратегической документации, внешнеполитических инициатив Абдаллы II, а также его мировоззренческую специфику на основе контент-анализа официальных посланий Национальной Ассамблее;

2) рассмотреть институциональные основы формирования внешней политики и политики безопасности Иордании и с этой целью - осуществить структурно-функциональный анализ органов государственной власти, ответственных за реализацию установок в этих областях;

3) проанализировать динамику и основные направления развития двусторонних отношений королевства с великими державами и региональными центрами силы;

4) рассмотреть основные приоритеты иорданского королевства в сфере безопасности, включая антитеррористическую деятельность, развитие национальной ядерной программы, этнический и демографический факторы.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1999 по 2008 гг. Выбор нижней границы объясняется тем, что именно в 1999 г. состоялся переход власти от короля Хусейна Бен Талала к Абдалле II, что обозначило новый этап в развитии Иорданского Хашимитского Королевства. Выбор верхней границы продиктован тем обстоятельством, что в 2008 г. произошла смена высшего политического руководства двух великих держав - России и США,- что в ближайшей перспективе окажет непосредственное влияние как на параметры региональной системы международных отношений, так и на динамику внутренних процессов в Иордании. Это становится тем более очевидно, если принять во внимание весь комплекс политических, военных, экономических, финансовых и торговых отношений, связывающих Хашимитское королевство со странами Запада, и ту роль, которую традиционно играла Иордания в ближневосточной политике великих держав. Кроме того, 7 февраля 2009 г. исполнится десять лет с момента интронизации Абдаллы II. Данный срок является, с нашей точки зрения, достаточным для подведения предварительных итогов развития страны и оценки и деятельности Абдаллы II как политика, правителя и гаранта безопасности общества и государства.

Именно в период с 1999 по 2008 гг. произошли коренные изменения в мировой и региональной политике, оказавшие существенное воздействие на систему стратегического планирования Иордании и предопределившие специфику ее национального развития на современном этапе.

Употребление словосочетания «внешняя политика и политика безопасности» применительно к Иордании не является устоявшимся в отечественной и зарубежной историографии. Однако нам представляется целесообразным и обоснованным его использование с концептуальной точки зрения, поскольку позволяет лучше понять специфику системы международных отношений на Ближнем Востоке в 1999-2008 гг. и особенности стратегического планирования Иордании в данный период в контексте усиления региональной нестабильности, одним из важнейших следствий которой является интеграция вопросов безопасности во внешнеполитическую повестку дня, в то время как ключевые проблемы национальной и региональной стабильности не мыслимы без широкой международной кооперации.

Методологической основой исследования является системный подход, позволяющий, во-первых, рассматривать внешнюю политику и политику безопасности как взаимосвязанные сферы государственного управления в контексте перманентной региональной нестабильности, во-вторых, акцентировать их непосредственную корелляцию с задачами внутреннего комплексного развития страны и выстроить таким образом систему национальных приоритетов Хашимитского королевства, в-третьих, выявить специфику международно-политического позиционирования Иордании в современной системе международных отношений в-четвертых, определить роль конкретных органов государственной власти в реализации указанной системы приоритетов, в-пятых, выявить механизмы, принципы и закономерности выработки внешней политики и политики безопасности, равно как и объяснить качественные параметры стратегического планирования под воздействием объективных и субъективных обстоятельств.

В этой связи представляется целесообразным применение в качестве одной из методологических основ исследования теорию факторов, позволяющую: 1) выявить группы факторов, предопределяющих дифференциацию приоритетов внешней политики и политики безопасности; 2) установить причинно-следственные связи между актуальной международной обстановкой и процессом принятия политических решений; 3) рассматривать в качестве имеющих самостоятельное значение концептуальный, институциональный, структурно-функциональный, внутриполитический и внешнеполитический факторы; 4) рассматривать систему приоритетов внешней политики и политики 8

безопасности как динамичную, что лишний раз подчеркивает ее непосредственную связь с процессами комплексного национального развития.

В диссертации нашли применение такие методы исследования, как анализ и синтез источников и материалов, метод восхождения от абстрактного к конкретному, метод сравнительно-сопоставительного анализа, метод ретроспективного анализа (для определения исторических предпосылок отдельных направлений внешней политики и политики безопасности Иордании), контент-анализ, метод case-studies.

Нсточниковая база исследования состоит из нескольких групп материалов:

1) тронные речи, ежегодные обращения к парламенту и указы короля Абдаллы II, содержащие официальную позицию высшего политического руководства страны по вопросам национального развития, включая внешнюю политику и политику безопасности. Данная категория источников является основополагающей для целей исследования, находится в открытом доступе и обладает высокой степенью надежности и достоверности, с точки зрения анализа приоритетов Иордании в сфере внешней политики и политики безопасности. Вместе с тем, данные документы характеризуются высоким уровнем идеализации и генерализации, что не раскрывает в достаточной мере механизмов практической реализации стратегических установок.

2) заявления и интервью Абдаллы II, позволяющие сформировать представление о личном отношении монарха к актуальным политическим событиям. Данные материалы находятся в свободном доступе и опубликованы в большинстве случаев в официальных источниках правительственной информации Иордании, а потому по степени надежности вполне сопоставимы с первой группой. Их специфика заключается в том, что содержащиеся в них оценки более субъективны, что дает возможность соотносить их с существующими концептуальными разработками и прогнозировать направления политического маневрирования руководства страны.

3) документы, фиксирующие политические взгляды короля Хусейна и бывшего наследного принца Хасана, позволяющие проследить преемственность в эволюции мировоззренческих и идеологических установок короля Абдаллы II.

4) заявления а выступления высокопоставленных государственных деятелей Иордании, отражающие восприятие приоритетов внешней политики и политики безопасности на уровне отдельных ведомств. Данный массив источников также является важным, однако, содержащиеся в нем идеи носят соподчиненный характер по отношению к инициативам короля, хотя и раскрывают некоторые практические аспекты реализации внешнеполитических установок.

5) документы доктринального характера, являющиеся продуктом межведомственного взаимодействия и содержащие концептуальные основы национального развития Иордании, в соотношении с которыми формируется система приоритетов в области внешней политики и политики безопасности. Данный тип источников обладает повышенной теоретической значимостью для целей исследования, поскольку синтезированные в нем идеи носят устойчивый характер и отражают квинтэссенцию стратегического планирования. Соответственно, высокой степенью достоверности обладает содержащаяся в них информация.

6) документы отдельных ведомств, отражающие специфику стратегического планирования на уровне внутренней политики и содержащие внешнеполитический компонент. Данная категория источников носит, по большей части, вспомогательный, разъясняющий характер, поэтому ее теоретическая значимость должна рассматриваться через призму указанных выше материалов.

7) документы, регулирующие внутренний распорядок отдельных ведомств и позволяющие анализировать их структурно-функциональную специфику, равно как и оценить оперативность и эффективность процесса принятия политических решений. Материалы данной группы немногочисленны и не связаны напрямую с реализацией приоритетов внешней политики и политики безопасности, однако дают представление о качественных аспектах данного процесса. Их существенным недостатком является инертность содержащейся информации и замедленная реакция на конъюнктурные колебания.

8) документы российского внешнеполитического ведомства, дающие представление о специфике и структуре двусторонних отношений, а также российском восприятии роли Иордании в региональной политике. Представлены аналитическими записками, сообщениями, докладами об эволюции позиции Иордании по вопросам ближневосточного урегулирования, по проблеме Ирака, Ливана, российско-иорданским отношениям и т.д. Содержащаяся в них инфор-

мация обладает высоким уровнем достоверности, надежности и структурированности. Главным недостатком является фрагм оптированное! ь данных и офаниченность доступа, что объясняется распрострнением режимом секретности на их отдельные группы.

9) иорданское внутреннее законодательство, регулирующее статус и деятельность органон государственной власти, а также вопросы национальной безопасности. Находится в свободном доступе, по большей части на арабском языке. Данная категория источников обладает наивысшей степенью достоверности, сопоставимой с материалами первой и четвертой групп. Недостатком является недостаточная детализация структурно-функциональной специфики соответствующих ведомств. Часть законодательных актов вводится в оборот автором впервые в отечественной историографии, в частности, «Закон о запрещении терроризма» и «Закон об Управлении общей разведки».

10) документы ООН и других международных организаций, характеризующие степень участия Иордании в решении международно-политических проблем. Находятся в свободном доступе и являются объективным критерием внешнеполитической активности Иордании, хотя и не отражают всего круга приоритетов Аммана. Существенная часть инициатив Иордании не институционализирована и носит в силу своей политической неоднозначности неформальный характер.

11) международные двусторонние и многосторонние договоры Иордании и материалы межправительственных конференций по вопросам ближневосточной политики. В целом, совпадают по качественным характеристикам с восьмой и девятой группами источников.

12) материалы специализированных международных выставок вооружений «СОФЕКС», позволяющие отслеживать конъюнктуру регионального рынка вооружений и тенденции военно-технического сотрудничества Иордании. Содержат богатый фактический материал о военно-техническом сотрудничестве Иордании, а потому являются умеренно доступными без ущерба для достоверности и надежности.

13) материалы консультаций с ведугцими российскими экспертами-ближневосточниками и оперативно-дипломатическим составом по вопросам внешней политики и политики безопасности Иордании. Являясь субъективной по своей сути, данная группа источников является одной из наиболее уникальных,

поскольку основана на личном опыте восприятия специалистами иорданской политической действительности сквозь призму профессиональных навыков и знаний. Поэтому данная группа источников содержит аналитический компонент, который позволяет синтезировать закономерности процесса принятия политических решений иорданским руководством и выполнять прогностические функции, что является крайне важным с точки зрения задач исследования.

14) доклады и отчеты международных научно-исследовательских центров и неправительственных организаций по вопросам социально-политического и экономического развития иорданского королевства. Данная категория материалов позволяет сформировать представление о характере стоящих перед руководством страны проблем, которые способны оказывать влияния на отдельные направления внешней политики и политики безопасности. Вместе с тем, необходимо учитывать, что данный источник тесно связан с политическим компонентом, поэтому требует осторожного отношения и взвешенных оценок. Кроме того, документы подобного рода содержат богатый фактический материал, который способен стать основой независимых оценок.

Научная новизна исследования имеет содержательный, методологический и историографический аспекты.

С содержательной точки зрения автором впервые предпринимается попытка комплексного исследования соотношения приоритетов внешней политики и политики безопасности Иордании в контексте перманентной региональной нестабильности, а также производится анализ концептуальных основ сложившейся системы приоритетов и ее генетическая связь с задачами всеобъемлющего внутреннего развития. Устанавливается, что система приоритетов вешней политики и политики безопасности иорданского королевства воспроизводится на уровне системы двусторонних отношений.

Новым для отечественной историографии также является попытка автора исследовать структурно-функциональную специфику органов государственной власти, непосредственно ответственных за реализацию внешней политики и политики безопасности Иордании, - Министерства иностранных дел, Управления общей разведки и вооруженных сил.

В методологическом плане новизна исследования заключается в предложенной автором аналитической модели четырехуровневой международно-

политической идентичности Иордании, которая позволяет эффективно анализировать мотивационные и содержательные аспекты внешней политики и политики безопасности Хашимитского королевства и включает в качестве составных элементов: 1) государствоцентричную идентичность, апеллирующую к идеям гражданственности, этнокультурному плюрализму как источнику национальной специфики иорданского общества и абсолютизирующую политическую независимость государства; 2) приверженность либерально-демократическим ценностям; 3) принадлежность к единой арабской нации; 4) принадлежность к миру ислама.

В целях выявления концептуальной специфики иорданской внешней политики в рассматриваемый период автором впервые вводятся понятия: 1) «рациональный панарабизм», квалифицирующими признаками которого является, во-первых, манипуляция идеей арабского единства перед лицом внешних угроз и стремление к решению вопросов региональной политики в рамках «арабской инициативы», во-вторых, политический прагматизм и абсолютное доминирование национальных интересов над всеми иными видами мотивации, в-третьих, опора на западных союзников и адаптация на уровне стратегического планирования либерально-демократических ценностей; 2) «исламский нормативизм», подразумевающий широкую интеграцию мусульманского религиозно-этического и ценностно-методологического компонента в систему международных отношений в качестве основы для мирного сосуществования и конструктивного взаимодействия государств. Причем оба понятия концептуально соответствуют выделенной автором четырехуровневой струмуре международно-политической идентичности Иордании.

Впервые в научный оборот вводятся «Закон о запрещении терроризма», «Закон об Управлении общей разведки», которые раскрывают стратегические и структурно-функциональные аспекты деятельности Иордании в сфере безопасности, специфическое понимание Амманом термина «террористический акт/деятельность» и его квалифицирующих признаков. Кроме того, впервые подвергаются комплексному анализу доктринадьные документы «Иордания превыше всего» и «Национальная повестка дня для Иордании», содержащие важнейшие концептуальные разработки в сфере национального развития королевства.

Историографический аспект новизны диссертационного исследования заключается в том, что предпринимается попытка рассмотреть качественные

параметры системы приоритетов внешней политики и политики безопасности в указанных хронологических рамках. Это, с нашей точки зрения, вносит вклад в комплексное исследование, систематизацию и периодизацию эволюции внешнеполитического курса и политики безопасности Иорданского Хашимитского Королевства.

Практическая значимость исследования имеет четыре аспекта: методологический, концептуальный, историографический и образовательный.

С методологической точки зрения, представляется возможным использование результатов исследования автора для оперативного и стратегического анализа внешней политики и политики безопасности Иордании с целью оптимизации процесса принятия политических решений и прогнозирования динамики двусторонних отношений.

В концептуальном плане аналитические разработки автора могут использоваться для дальнейшего развития отечественной арабистики, а также исследования внешней политики, политики безопасности и системы государственного управления иорданского королевства.

Историографический аспект практической значимости исследования заключается в том, что данная работа служит целям периодизации и систематизации общественно-политического развития Иордании, а также генезиса институтов внешнеполитического и оборонного планирования.

С образовательной точки зрения результаты научных изысканий автора могут быть интегрированы в образовательный процесс высших учебных заведений и стать основой для разработки лекционных и практических курсов по дисциплинам «История международных отношений на Ближнем Востоке», «Внешняя политика и политика безопасности арабских государств», «История дипломатии арабских государств», «Страноведение» и др.

В качестве основных положений диссертации на защиту выносятся:

1) Доказанное автором утверждение об имманентной взаимосвязи внешней политики и политики безопасности Иорданского Хашимитского Королевства в условиях региональной нестабильности и соподчиненности приоритетов в данных сферах задачам всеобъемлющего внутреннего развития.

2) Предложенный автором тезис о четырехуровневой структуре иорданской национальной идентичности, которая является основой внешнеполитического

позиционирования королевства, а также морально обосновывает существующую систему приоритетов внешней политики и политики безопасности. С учетом этого, автор считает возможным охарактеризовать проводившуюся в 1999-2008 г. внешнюю политику как политику «рационального панарабизма» и «исламского нормативизма».

3) Обоснованное автором утверждение о сочетании динамических и статических факторов в процессе реализации внешней политики и политики безопасности Иордании, что проявляется, с одной стороны, в стремлении эффективно реагировать на изменения стратегической среды и поддерживать реноме регионального лидера, а с другой - в традиционно акцентированном характере внешнеполитических приоритетов, ориентированных на тесное взаимодействие с Западом и арабо-мусульманским миром. Формируемая система преференций является интегральным показателем взаимодействия этих факторов.

4) Развитое автором понимание того, что противодействие новым вызовам и угрозам, включая неконвенциональные аспекты безопасности, является одним из доминирующих факторов международного сотрудничества Иордании и реализации системы внешнеполитических приоритетов.

5) Доказанный автором тезис о том, что взаимодействие со странами Запада, прежде всего США, является ключевым компонентом политики безопасности Иордании, а также оказывает системное воздействие на темпы и тенденции национального развития страны.

Апробация работы. Основные положения диссертации и результаты исследования были представлены в ходе всероссийских и региональных научно-практических конференций и семинаров, проводимых на базе Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, Нижегородского исламского института им. X. Фаизханова, Института мировой экономики и международных отношений РАН в 2006-2009 гг. Некоторые положения диссертации были апробированы в ходе стажировок в Департаменте Ближнего Востока и Северной Африки центрального аппарата МИД РФ, г. Москва. Выводы диссертации нашли отражение в 12 публикациях общим объемом 6 п.л.

Структура диссертации определяется целью и задачами исследования и включает в себя введение, четыре главы, разделенные на параграфы, заключение, список использованных источников и литературы, приложение.

II. СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении указываются актуальность, степень научной разработанности, объект, предмет, цель, задачи, хронологические рамки, методологическая основа, источниковая база, научная новизна, практическая значимость работы, основные положения, выносимые на защиту, апробация и структура диссертационного исследования.

В первой главе «Концептуализация внешнеполитических приоритетов и политики безопасности» исследуются концептуальные основы внешней политики и политики безопасности, для чего производится контент-анализ тронных речей и обращений к парламенту короля Абдаллы И, а также исследование документов доктринального характера и внешнеполитических инициатив короля, формирующих целостное представление о специфике системы приоритетов Иордании в сфере внешней политики и политики безопасности, их идейно-идеологических основах.

На основании этого представляется возможным, во-первых, определить каким именно образом королевство позиционирует себя в региональной и глобальной системах международных отношений, включая арабо-мусульманский компонент, во-вторых, выявить структуру международно-политической идентичности Иордании как мотивационной составляющей национальной дипломатии, в-третьих, установить соотношение целей и задач внешней политики и политики безопасности в контексте решения вопросов внутреннего развития и, в-четвертых, с этих позиций исследовать структуру и содержание двусторонних отношений Иордании и политику безопасности в период с 1999 по 2008 гг.

В первом параграфе производится контент-анализ тронных речей (ежегодных посланий парламенту) короля Абдаллы II как обладающих наивысшей значимостью для формирования государственной политики, включая дипломатию и вопросы безопасности. Исследуются связь арабо-мусульманских и либерально-демократических ценностей в риторике главы государства; выявляется крут идей, составляющих основу мировоззрения Абдаллы II и связанных с, одной стороны, с новым этапом национального строительства в Иордании в 1999-2008 гг., а с другой - со стремлением укрепить статус регионального лидера. Анализируются инициативы и идеи короля по решению задач комплексного развития, с учетом которых становятся более ясными принципы формирования

внешнеполитической повестки дня. а также очерчивается круг угроз безопасности.

Рассматриваются системы внешнеполитических взглядов короля Хусейна бен Талала и наследного принца Хасана бен Талала как безусловно повлиявшие на ценностно-мировоззренческие установки Абдаллы II и подводящие историческую основу под процессы концептуализации внешней политики и политики безопасности в 1999-2008 гг.

Во втором параграфе исследуется корпус стратегической документации (проекты «Иордания превыше всего» и «Национальная повестка дня для Иордании»), позволяющий говорить об обеспечительной функции внешней политики и политики безопасности в контексте долгосрочного внутреннего развития. Анализируется «Амманское послание» Абдаллы II от 2004 г. с точки зрения усиления позиций Иордании на арабо-мусульманском направлении. Рассматривается взаимосвязь внешнеполитического планирования и вопросов безопасности с задачами комплексного внутреннего развития.

Подводя итоги главы, автор делает следующие выводы. Концептуальные основы внешней политики и политики безопасности Иордании не имеют самостоятельного документационного регулирования, а формируются преимущественно в контексте реализации задач «всеобъемлющего» национального развития.

Руководство страны стоит на позициях государственного прагматизма, подчеркивая абсолютный приоритет национальных интересов над всеми другими формами мотивации. На доктринальном уровне последовательно закрепляются идея приверженности иорданской этнокультурной самобытности и национальной независимости, приверженность арабо-мусульманским и либерально-демократическим ценностям, которые в совокупности синтезируют четырехуровневую идентичность Иордании, лежащую в основе ее стратегического планирования и международно-политического позиционирования. Это, в свою очередь, позволяет формировать систему национальных приоритетов, концептуализировать идею регионального лидерства, а также легитимизировать отдельные направления внешней и внутренней политики и политики безопасности.

Арабский и исламский векторы являются одними из главных во внешнеполитическом планировании Иордании, что мотивируется особой истории-

ческой миссией Хашимитской династии, напрямую восходящей к пророку Мухаммеду и являющейся, таким образом, «защитником» ислама и арабского единства. В силу этого официальный Амман стремится поддерживать высокий уровень вовлеченности в урегулирование региональных конфликтов в качестве посредника и модератора. Как следствие, внешнеполитическому планированию королевства присущи такие черты, как гибкость, осторожность, взвешенность и рефлексивность в сочетании с принципиальностью, последовательностью, рационализмом, прагматичностью.

Урегулирование Палестинской проблемы признается иорданским руководством в качестве системообразующего компонента стабилизации и конфликтного урегулирования на Ближнем Востоке. Важным фактором эволюции концептуальных основ внешней политики и политики безопасности в 1999-2008 гг. стал Иракский кризис 2003 г., приведший к необратимым последствиям в структуре региональной безопасности и подтолкнувший Иорданию к поиску эффективных схем самопозиционирования в условиях нового баланса сил.

Позиция Иордании по ключевым вопросам региональной и мировой политики формулируется в контексте «арабской инициативы», что в совокупности с опорой на национальные интересы и поддержку западных государств позволяет идентифицировать внешнюю политику Иордании как политику «рационального панарабизма».

Стремление иорданского королевства интегрировать мусульманский религиозно-этический и ценностно-мировоззренческий компонент в систему международных отношений в качестве основы межгосударственного взаимодействия позволяет говорить об «исламском нормативизме» как об одном из главных квалифицирующих признаков внешней политики и политики безопасности Иордании. Это напрямую, равно как и «рациональный панарабизм», соответствует четырехуровневой структуре иорданской идентичности.

Важнейшее влияние на взгляды Абдаллы II и, соответственно, процесс концептуализации направлений внешней политики и политики безопасности в 1999-2008 гг. сыграли идеи его отца, короля Хусейна бен Талала, и дяди, бывшего наследного принца Хасана бен Талала.

На концептуальном уровне Иордания стремится интегрировать такие противоречивые факторы национального развития, как традиционализм и модернизм, ислам и умеренный светский характер власти, идеи этнокультурной 18

самобытности и западные либерально-демократические ценности с целью реализации «иорданской модели» эффективного развития арабских государств в XXI веке.

Во второй главе «Институциональные основы внешнеполитического курса и политики безопасности Иорданского Хашимнтского Королевства»

проводится анализ основных направлений деятельности Министерства иностранных дел, Королевских Вооруженных Сил и Управления общей разведки в вопросах реализации внешней политики и политики безопасности, что позволяет раскрыть специфику механизмов, принципов и закономерностей процесса принятия политических решений в условиях колебания стратегической среды Ближнего Востока.

В первом параграфе анализируется специфика деятельности Министерства иностранных дел Иордании в контексте реализации внешнеполитических, консульских, экономических, культурно-правовых и административно-организационных функций, а также в осуществлении задач стратегического планирования. Выявляется ведущая роль департаментов по делам Ближнего Востока, Европы и Америки как структурно-функциональное выражение приоритетов внешней политики и политики безопасности периода правления Абдаллы II. Автором приводятся биографические сведения о главах МИД в период с 1999 по 2008 гг., а также всесторонне рассматривается деятельность Иорданского института дипломатии как ведущего мозгового центра и элемента выработки внешнеполитических решений.

Во втором параграфе рассматриваются структурно-функциональные аспекты деятельности Королевских Вооруженных Сил (КВС) в вопросах обеспечения национальной безопасности. Дается широкий ретроспективный анализ основных вех формирования иорданской национальной армии, начиная со времен Трансиордании и британского колониального владычества до 2008 г. Исследуется структурно-функциональная и статусная эволюция армии в контексте актуальной внешнеполитической обстановки и решения задач внутренней безопасности. Восприятие КВС антитеррористических функций рассматривается как проявление институциональной реакции на объективное изменение внешних условий и формирование специфической международно-политической конъюнктуры. Приоритетными направлениями взаимодействия иорданской

армии с ближневосточными и западными странами являются вопросы подготовки офицеров, реализация коллективных военных маневров и участие в миротворческих операциях под эгидой ООН. Важную роль в обеспечении национальной безопасности Иордании играют органы военной юстиции (в том числе и Суд по вопросам национальной безопасности).

В третьем параграфе исследуется роль Управления общей разведки (УОР) в реализации политики безопасности. Отмечается, что в условиях качественной эволюции вызовов и угроз прослеживается тенденция к расширению полномочий УОР и превращению его в системообразующий элемент национальной безопасности. Диссертант раскрывает основные исторические этапы национальных спецслужб Иордании, биографические сведения директоров УОР. Анализируются связи Управления с разведсообществами стран Ближнего Востока, Европы и Америки, фактор информационного обмена в обеспечении превентивных мероприятий. Кроме того, автором исследуются структура и функциональная специфика УОР, включая разведывательную, контрразведывательную и антитеррористическую деятельность, а также роль Управления в процессе принятия политических решений.

Диссертант приходит к следующим выводам. Институциональную основу внешней политики Иордании составляет деятельность Министерства иностранных дел. Анализ его территориальных и функциональных подразделений показывает политическое доминирование департаментов, отвечающих за взаимодействие с арабскими странами, Европой и США, а также международными организациями. Структурно-функциональная специфика МИД определяется: 1) концептуальными основами, зафиксированными с одной стороны в официальных посланиях Абдаллы II, а с другой - в документах доктринального характера, регулирующими стратегические направления развития страны и фактически сопряженного с четырехуровневой структурой международно-политической идентичности Иордании; 2) выстроенной на этой основе системой приоритетов внешней политики и политики безопасности; 3) внутриведомственными стратегическими установками; 4) ситуационными колебаниями стратегической среды и системы международных отношений. Одним из важных следствий функциональной децентрализации МИД является усиление финансово-экономического, энергетического и военно-технического аспектов иорданской дипломатии. Анализ институциональных основ политики безопасности показывает, что ее

ключевым элементом является Управление общей разведки, эффективно выполняющее свои задачи на основе сочетания разведывательных и контрразведывательных мероприятий. УОР обладает мощным административным ресурсом и оказывает прямое воздействие на политические и социальные процессы в стране. УОР является главным гарантом безопасности Хашимитской династии и внутриполитической стабильности, выполняя разведывательную, контрразведывательную и антитеррористическую функции. Особое внимание уделяется превентивным мерам. Военно-техническое сотрудничество с ведущими производителями оружия является одним из главных приоритетов деятельности Управления общей разведки и вооруженных сил. На армию возложено обеспечение внешней безопасности традиционными методами. На структурно-функциональном уровне прослеживается тенденция к вовлечению ВС в противодействие новым вызовам и угрозам, включая терроризм и религиозный экстремизм, что объясняется внутренней эволюцией угроз безопасности и необходимостью комплексных подходов к их урегулированию.

В третьей главе «Приоритетные направления внешней политики Иордании» рассматриваются приоритетные направления внешней политики Иордании в 1999-2008 гг., для чего анализируется двусторонние отношения Иордании с ведущими региональными игроками - Ираком, Турцией, Саудовской Аравией (в контексте взаимодействия с Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива), и великими державами - США и Россией. На основе анализа структуры и содержания двусторонних отношений раскрываются мотивационные и практические аспекты внешней политики Иордании на Ближнем Востоке в контексте реализации концепции лидерства и формирования эффективной системы сдержек и противовесов.

В первом параграфе анализируются иордано-американские отношения в период с 1999 по 2008 гг. Анализируются основные направления военно-технического, финансово-экономического и внешнеполитического сотрудничества двух стран. Соединенные Штаты рассматриваются как основной стратегический партнер Иордании и, соответственно, выступают за широкое участие США в решении региональных проблем. Отношения Аммана с Вашингтоном вышли на качественно новый уровень вследствие участия Иордании в глобальной антитеррористической кампании и реализации плана «Большой Ближний Восток».

Участие Аммана в данных инициативах позиционируется как факгор социально-экономического благополучия и динамичного национально-государственного строительства. В то же время контакты с США ассоциируются с про израильским акцентом внешней политики Иордани и вызывают неоднозначную реакцию в арабо-мусульманском мире, что осложняет завоевание Хашимитским королевством лидерских позиций в регионе. Камнем преткновения иордано-американских отношений выступает с 2003 г. (де факто, с конца 1990-х гг.) проблема Ирака, хотя в целом двусторонние контакты демонстрировали с 1999 по 2008 гг. положительную динамику.

Во втором параграфе анализируются иордано-иракские отношения как до 2003 г., так и в послевоенный период. Отмечается значимость геостратегического, военно-политического и энергетического фактора в отношениях двух региональных государств, чье взаимодействие реализовывалось в контексте борьбы за региональное лидерство и сохранение баланса сил в регионе. Автор отмечает, что события 2003 г. превратили нестабильный Ирак в перманентный источник безопасности, включая угрозу терроризма, религиозиого экстремизма, наркотраффика, неконтролируемых миграционных потоков, контрабанды оружия и т.д. Вследствие этого иракское урегулирование рассматривается как один из главных внешнеполитических приоритетов Иордани и создает почву для широкого международного сотрудничества и глубинной интеграции вопросов безопасности во внешнеполитическую повестку дня.

В третьем параграфе рассматриваются отношения Иордании со странами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Основной акцент сделан на широкое военно-техническое и энергетическое взаимодействие в контексте прозападной ориентации сторон. Отдельным аспектом указанного направления региональной политики Аммана выступает сотрудничество с Саудовской Аравией - главным соперником Хашимитского королевства в борьбе за доминирование в рамках региона и лидерские позиции в арабо-мусульманском сообществе.

В четвертом параграфе изучаются отношения Иордании с Турцией. Отмечается, что доминирующими направлениями двусторонних контактов в период правления Абдаллы II являлись вопросы военно-политического и экономического сотрудничества, в частности противодействие терроризму и решение пограничной иракской проблемы. Вместе с тем, движущей силой иордано-

турецких отношений в указанный период неизменно являлось стремление к завоеванию лидерских позиций в регионе.

В пятом параграфе анализируются иордано-российские отношения, основной акцент которых лежит в области военно-технического сотрудничества и выстраивания системы сдержек и противовесов на Ближнем Востоке. Особое внимание автор уделяет проблеме Чечни как фактора двусторонних отношений. Показывается влияние этноконфессиональной структуры иорданского общества и трансрегиональных связей диаспоральных сообществ (северокавказский этносегмент) на процесс принятия внешнеполитических решений Аммана.

В заключении главы диссертантом делаются следующие выводы. Структура двусторонних отношений развивалась в соответствии с концептуально фиксированными приоритетами «всеобъемлющего» национального развития. Вследствие этого, особый акцент был сделан на вопросах безопасности, военно-технического и антитеррористического сотрудничества, а также финансово-экономических вопросах.

Иордания является одним из ключевых элементов ближневосточной политики США, которые, в свою очередь, выступают крупнейшим донором финансов, вооружения, технологий и международного политического веса для Аммана. Отношения с Российской Федерацией воспринимаются Иорданией в качестве фактора баланса сил в регионе. Этнодиаспоральные структуры иорданского общества являются важным фактором системы национальной безопасности и процесса принятия внешнеполитических решений. Взаимодействие Хашимитского королевства с региональными державами и межгосударственными объединениями в указанный период демонстрировало тенденцию к поддержанию регионального баланса сил и завоеванию лидерских позиций, а также формированию арабского пространства безопасности и поддержанию реноме посредника в конфликтном урегулировании.

Иракское урегулирование воспринимается Амманом как неотъемлемый компонент систем национальной и региональной безопасности. Доминирующее значение в структуре отношений Иордании с арабскими странами Персидского залива занимают вопросы финансов, энергетики и военно-политической стабильности. Турция воспринимается Иорданией как противовес

экспансионистским устремлениям Саудовской Аравии и Ирана в регионе и рассматривается в контексте прозападной политики Аммана.

В четвертой главе «Специфика политики безопасности Иорданского Хашимитского Королевства в 1999-2008 гг.» анализируется система приоритетов политики безопасности в 1999-2008 гг., включая ближневосточное урегулирование, антитеррористическую деятельность и неконвенциональные аспекты -национальную ядерную программу и управление миграционными потоками из мест локальных конфликтов. На основе этого раскрываются: специфика отдельных направлений международного сотрудничества Иордании в сфере противодействия терроризму, взаимосвязь системы национальной безопасности Хашимитского королевства с тенденциями развития региональной системы международных отношений и влияние этнодемографического и ядерного факторов на процесс принятия внешнеполитических решений.

В первом параграфе рассматривается проблема ближневосточного урегулирования в качестве основного фактора региональной стабильности и краеугольного камня региональной политики Иордании. Подчеркивается принципиальная значимость «арабской инициативы», «Дорожной карты», проекта «Большой Ближний Восток» и союзнических отношений с США в контексте формирования иорданской позиции по данному вопросу. Диссертантом также затрагивается широкий спектр вопросов безопасности, связанный с одной стороны нерешенностью палестинской проблемы, а с другой - растущим процентом палестинского этнокомпонента в структуре иорданского общества, который выступает фактором внутренней дестабилизации. Рассматриваются внешнеполитические инициативы Аммана в вопросе ближневосточного урегулирования.

Во втором параграфе анализируется деятельность Иордании по вопросу противодействия терроризму, которая выступает наиболее динамично развивающейся платформой международного сотрудничества ближневосточных государств. Исследуется круг международных контактов и обязательств Аммана в данной сфере, основные направления антитеррористической деятельности, роль спецслужб в данном процессе, а также вопросы борьбы с фундаменталистской исламской оппозицией внутри страны. Особое внимание уделяется влиянию этносоциальной и клановой системы на политику безопасности. Дается оценка

уровню террористической угрозы и Иордании в 1999-2008 гг., анализируются основные факторы роста внутриполитической нестабильности и их взаимосвязь с актуальной международно-политической обстановкой. Исследуется понятие «террористической деятельности/ акта» в иорданском законодательстве.

В третьем параграфе затрагивается вопрос нетрадиционных аспектов безопасности, которые приобрели особую значимость в период правления Абдаллы II. Наиболее существенным из них выступает национальная ядерная программа, меняющая конфигурацию региональной системы безопасности и являющаяся важнейшим элементом процесса принятия решений в области внешней политики и политики безопасности. Среди других нетрадиционных аспектов безопасности Иордании фигурируют проблема миграционных потоков из зон локальных конфликтов, включая Ирак, как оказывающие комплексное воздействие на социально-экономическую и политическую систему королевства и, как правило, не имеющие эффективных механизмов урегулирования.

В заключении главы диссертант приходит к следующим выводам. Первостепенным для Иордании является решение палестинского вопроса как имеющего ключевое значение для системы региональной стабильности. Позиция королевства по этой проблеме формулируется в контексте «арабской инициативы», хотя Иордания также позитивно воспринимает участие «Квартета посредников» в урегулировании вопроса Палестины и поддерживает принципы, зафиксированные в плане «Дорожная карта». Весь спектр локальных конфликтов Иордания стремится решать при широком международном сотрудничестве. Участие в проекте «Большой Ближний Восток» расценивается Хашимитским королевством как способ решения задач «всеобъемлющего» внутреннего развития и расширения платформы взаимодействия с западными союзниками. Сотрудничество в сфере безопасности, включая антитеррористическую деятельность и нетрадиционные аспекты, является одним из ключевых факторов двусторонних отношений и самопозиционирования Иордании в качестве умеренного арабского режима.

Объектом повышенного внимания со стороны иорданских спецслужб является исламская социально-информационная инфраструктура и радикальная исламская оппозиция, в особенности растущий палестинский этносегмент, важной предпосылкой формирования которой служит вопрос ближневосточного урегулирования. Таким образом, можно говорить об устойчивых

этнодемографических аспектах выработки внешней политики и политики безопасности Иордании.

Развитие национальной ядерной программы Иордании рассматривается в качестве неотъемлемого компонента энергетической безопасности страны. Данный шаг призван спровоцировать интеграционные процессы в среде прозападных ближневосточных стран и таким образом сбалансировать гегемонистские устремления Ирана, что неизбежно приведет к формированию качественно новой системы региональной и глобальной безопасности.

В заключении работы приводятся основные выводы автора относительно тенденций, направлений и закономерностей развития внешней политики и политики безопасности Иордании при короле Абдалле И.

Приоритеты внешней политики и безопасности Иордании в 1999-2008 гг. имели под собой широкую, но не консолидированную концептуальную основу и формулировались преимущественно в контексте задач внутреннего развития. Международное позиционирование королевства в рассматриваемый период осуществлялось в рамках концепции четырехуровневой национальной идентичности, синтезированной ira основе идей национально-государственной независимости, а также приверженности либерально-демократическим и арабо-мусульманским ценностям. Это тесно связано, с одной стороны, с новым этапом национально-государственного строительства в Иордании и преемственности курса Абдаллы II начинаниям короля Хусейна бен Талала и наследного принца Хасана бен Талала, а с другой - стремлением продвинуть «иорданскую модель» как эталон эффективного развития арабо-мусульманских стран в XXI веке.

Позиция Иордании по вопросам региональной политики в указанный период при подчеркнутом прагматизме формулировалась в контексте «арабской инициативы», в связи с чем может рассматриваться как политика «рационального панарабизма». В то же время, стремление внедрить исламские ценностно-мировоззренческие установки в сферу межгосударственных отношений позволяет говорить об «исламском нормативизме» как специфической черте иорданской внешней политики. Причем обе модели ориентированы на закрепление за Иорданией статуса «естественного лидера» в арабском и мусульманской мирах.

Взаимодействие Иордании с региональными державами при короле Абдалле II развивалось в контексте борьбы за региональное лидерство и опиралось на поддержку США, которые сохранили статус главного военно-экономического партнера королевства.

Период 1999-2008 гг. отмечен частичной конвергенцией функций МИД, спецслужб и армии в решении вопросов внешней политики и безопасности при сохранении их ведомственной специфики.

Противодействие терроризму сформировало перспективную платформу для международной кооперации стран Ближнего Востока, включая Иорданию, поэтому следует ожидать дальнейшей интеграции вопросов внешней политики и политики безопасности на концептуальном и практическом уровнях.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в периодических изданиях, включенных в «Перечень периодических научных изданий, рекомендуемых для публикации научных работ, отражающих основное научное содержание кандидатских диссертаций» ВАК РФ:

1. Никитин, А.Г. Концептуализация внешней политики и политики безопасности Иордании в 1999-2008 гг./ А.Г. Никитин// Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена № 12 (86). -СПб, 2008.-0,3 п.л.

Статьи:

2. Никитин, А.Г. Некоторые аспекты жизни цыган на Арабском Востоке/ А.Г. Никитин// Регионоведение: теория и практика. Материалы научного семинара. - Н.Новгород, 2003. - 0,4 п.л.

3. Никитин, А.Г. Этнические и конфессиональные меньшинства в мусульманских странах: проблемы развития и взаимодействия с доминирующим населением/ А.Г. Никитин, Ю.А. Балашов, С.Э. Давтян, A.A. Корнилов// Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты. Выпуск №2. - Н.Новгород, 2005. - 0,5 п.л.

4. Никитин, А.Г. Структура субрегиональной безопасности Персидского залива в контексте функциональной специфики ССАГПЗ в условиях посткризисного иракского урегулирования/ А.Г. Никитин// Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты. Выпуск №1. - Н.Новгород, 2005. - 0,7 п.л.

5. Никитин, А.Г. Контртеррористическая деятельность стран ССАГПЗ/ А.Г. Никитин// Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты. Выпуск №1 (3). - Н.Новгород, 2006. - 0,6 п.л.

6. Никитин, А.Г. Военно-политическое сотрудничество арабских монархий Персидского залива/ А.Г. Никитин// Регионоведение: теория и практика. Материалы научного семинара. - Н.Новгород, 2007 - 0,4 п.л.

7. Никитин, А.Г. Система региональной безопасности Иорданского Хашимитского Королевства в контексте обострения военно-политической обстановки на Ближнем Востоке/ А.Г. Никитин, A.A. Корнилов// Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского: Серия Международные отношения. Политология. Регионоведение. - Н.Новгород, 2007. -0,6 п.л.

8. Никитин, А.Г. Турция в системе внешнеполитических приоритетов Иорданского Хашимитского Королевства/ А.Г. Никитин// Актуальные проблемы изучения современной Турции. - Нижний Новгород: ФМО ННГУ, 2007. - 0,5 п.л.

9. Никитин, А.Г. Приоритета политики безопасности Иорданского Хашимитского Королевства на современном этапе/ А.Г. Никитин// Современные проблемы и перспективы развития исламоведения, востоковедения и тюркологии. Сборник материалов. - Н.Новгород'. Изд-во «Медина», 2007. -0,3 п.л.

10. Никитин, А.Г. Управление общей разведки (УОР) как ключевой элемент системы государственной безопасности Иорданского Хашимитского Королевства/ А.Г. Никитин// Форумы российских мусульман. Сборники материалов всероссийских конференций и круглых столов. - Н.Новгород, 2007. -0,3 п.л.

11. Никитин, А.Г. Внешнеполитические приоритеты Иорданского Хашимитского Королевства в период правления Абдаллы II/ А.Г. Никитин// Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты. Выпуск №1 (7). - Н.Новгород, 2007. - 0,7 п.л.

12. Никитин, А.Г. Участие Королевских Вооруженных Сил в реализации интересов безопасности Иордании в 1999-2008 гг./ А.Г. Никитин// Форумы российских мусульман. Ежегодный научно-аналитический бюллетень. Выпуск № 3. - Н. Новгород, 2008. - 0,7 п.л.

Подписано в печать 20.01.2009. Формат 69x84 1/16 Бумага офсетная. Гарнитура Times. Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,5. Заказ №21. Тираж 100.

Отпечатано в типографии 000«Стимул-СТ» г. Нижний Новгород, ул. Трудовая, 6.

 

Оглавление научной работы автор диссертации — кандидат исторических наук Никитин, Артем Геннадьевич

Введение.

Глава 1. Концептуализация внешнеполитических приоритетов и политики безопасности.

1.1 .Тронные речи короля Абдаллы II.

1.2.Документы доктринального характера и внешнеполитические инициативы короля.

Глава 2. Институциональные основы внешнеполитического курса и политики безопасности Иорданского Хашимитского Королевства.

2.1 .Деятельность Министерства иностранных дел в области внешней политики и безопасности.

2.2.Участие Королевских Вооруженных Сил в реализации интересов безопасности Иордании.

2.3.Управление общей разведки как ключевой элемент системы безопасности королевства.

Глава 3. Приоритетные направления внешней политики Иордании.

3.1 .Иордано-американские отношения.

3.2.Иордано-иракские отношения.

3.3.Отношения со странами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива.

3.4.Иордано-турецкие отношения.

3.5.Иордано-российские отношения.

Глава 4. Специфика политики безопасности Иорданского Хашимитского Королевства в 1999-2008 гг.

4.1.Ближневосточное урегулирование.

4.2.Деятельность в сфере противодействия терроризму.

4.3.Нетрадиционные аспекты безопасности: ядерная программа, проблема миграционных потоков и беженцев из зон локальных конфликтов.

 

Введение диссертации2009 год, автореферат по истории, Никитин, Артем Геннадьевич

Актуальность темы диссертационного исследования объясняется несколькими моментами.

Во-первых, 1990-е годы были отмечены значительным ростом роли Ближнего Востока в мировой политике, экономике и энергетике. Выстраивание отношений с ближневосточными странами в этот период как никогда стало рассматриваться в качестве фактора геостратегического позиционирования государств и ориентировало их к принятию адекватных мер по обеспечению своих национальных интересов. Следствием этого стали существенные структурные, а по сути — кризисные, изменения в региональной системе международных отношений в начале 2000-х годов, которые актуализировали борьбу за региональное лидерство при активном вмешательстве великих держав. Вместе с тем, существенный рост уровня глобальной взаимозависимости сделал вопросы обеспечения комплексной безопасности системообразующим компонентом региональной политики ближневосточных государств, чей статус и стратегический потенциал измерялись способностью адаптироваться к существующей конъюнктуре и выстраивать конструктивные отношения со всеми элементами региональной системы безопасности.

Во-вторых, в рассматриваемый период наметилась эволюция вызовов и угроз безопасности ближневосточных государств в сторону транснационализации и интеграции конвенциональных и неконвенциональных аспектов. Это объективно актуализировало поиск новых форм и схем противодействия, а также вносило коррективы в систему внешнеполитических приоритетов арабских государств.

В-третьих, приобрела устойчивость тенденция к структурному усложнению и росту взаимосвязи локальных конфликтов на Ближнем Востоке, что привело к диверсификации моделей конфликтного и постконфликтного урегулирования. Поэтому эффективное решение данных проблем мыслилось только через широкую международную кооперацию. Таким образом, динамическая связка внешней политики и политики безопасности ближневосточных государств, включая Иорданию, стала частным, но закономерным проявлением указанной тенденции.

В-четвертых, в целом возникла жизненная потребность в эффективном управлении процессами развития, одним из средств которого стало комплексное решение вопросов внешней политики и безопасности в контексте единства целей устойчивого внутреннего развития государства.

В-пятых, Иордания традиционно выступала одним из ключевых элементов ближневосточной политики англо-саксонских государств - США и Великобритании. Поэтому реализация внешней политики и политики безопасности Хашимитского королевства может рассматриваться как специфическая модель непрямой проекции силы великих держав на стратегическое пространство Ближнего Востока и фактор динамики региональной системы международных отношений.

В-шестых, приход к власти молодого короля Абдаллы II обозначил качественно новый этап национально-государственного строительства Иордании, характеризующийся концептуализацией идей внутренней стабильности и активной внешней политики как взаимосвязанных компонентов «естественного лидерства» Иордании на Ближнем Востоке.

В-седьмых, иорданское королевство последовательно проводит курс на интеграцию арабо-мусульмапской и либерально-демократической ценностных систем в решении задач социально-политической модернизации. В условиях ближневосточных реалий подобный эксперимент, с одной стороны, сопряжен с высоким уровнем риска, а с другой — позволяет говорить об «иорданской модели» как специфической форме национального развития арабских государств в начале XXI вв. Соотвественно, речь идет и о качественно новом формате межцивилизационного взаимодействия Востока и Запада, что приобретает самостоятельное концептуально-методологическое значение.

Степень научной разработанности темы.

Необходимо отметить, что в условиях отсутствия целенаправленных исследований институциональных и концептуальных основ внешней политики и политики безопасности Иордании, основной акцент делался преимущественно на рассмотрение позиции королевства по узловым событиям региональной политики, что, во-первых, сужало и десистематизировало предметную область аналитических разработок, а во-вторых, объективно препятствовало выявлению механизмов, принципов и закономерностей принятия решений в сфере внешнеполитического и военно-стратегического планирования.

Важный вклад в исследование эволюции внешнеполитического и оборонного курса Иорданского Хашимигского Королевства в контексте ближневосточного урегулирования и политики великих держав внесли труды А.Р. Аганина, А.В. Демченко, К.А. Капитонова, А.А. Корнилова, О.А. Колобова, Е. Я. Сатановского, З.А. Соловьевой, А.Ж. Хасянова, В.Ф. Щенникова, А.Д. Эпштейна.

Вопросы развития национальных сил безопасности, антитеррористической деятельности и международного сотрудничества Иордании в этой области получили освещение в работах JI. Данилова, Н.В. Жданова, А.А. Игнатенко, К.А. Капитонова, Г.И. Мирского, С.А. Модестова, К.И. Полякова, М. Фалькова, К.З. Хамзипа, Т.А. Шмелевой, А.Д. Эпштейна, В.П. Юрченко.

Проблема развития национальной ядерной программы и сопряженной с ней энергетической безопасности Иордании нашла отражение в аналитических разработках Н.С. Глебовой, В. Пашкова, С.Н. Саруханяна, В.И. Сотникова, P.P. Сулсйманова.

Исследование системы государственной власти Иордании, включая институт монархии, а также этноконфессиональной и социально-клановой структуры Иорданского общества как факторов внутренней безопасности и процесса принятия политических решений, наиболее полно раскрыты в трудах А.Р. Аганина, Ахмада Абу Сахйюна, М.А. Сапроновой, З.А. Соловьевой, Ашрафа аль-Халасы, Мухаммеда Али аш-Шабатата.

Анализ международного военно-технического сотрудничества Иордании неоднократно проводился в работах А.Г. Бакланова, В.П. Юрченко.

Отдельные факторы региональной внешней политики Иордании в контексте двусторонних отношений, взаимодействия с ЕС, международными организациями, включая евроатлантические и региональные структуры безопасности, а также конфликтного урегулирования на Ближнем Востоке освещаются в работах JI.X. Баазовой, У. Вурцеля, А. Дикхоффа, В.А. Заир-Бека, Г.Г. Косача, В.В. Куделева, А.К. Лукоянова, Е.С. Мелкумян, Э. Мёрфи, Ф. Нойгарта, В.П. Панкратова, А.Б. Подцероба, И.В. Рыжова, В.И. Сажина, Й. Сайеха, З.А. Соловьевой, A.M. Тронова, Р. Фридмана, А. М. Хазанова, З.Ш. Хамидова, X. Шикаки, А. Юнеманн. Тема международно-правовой субъектности Иордании и ее представительства в международных отношениях нашла отражение в работе Мухаммеда Хусейна аль-Одеталлы.

Вопросы инвестиционной и внешнеэкономической политики иорданского королевства раскрываются в работах Г.Л. Асатряна, А.А. Волович, П.Н. Мамед-задс, Н.В. Селитринниковой, З.А. Соловьевой, Басема ас-Сунны, Ибрагима Мухаммада аль-Абда.

Проблема регулирования миграционных потоков как одного из элементов неконвенциональной безопасности и региональной политики Иордании отражена в работах К.А. Абилова, Махмуда Абдаллаха Мухаммеда аль-Хабиса.

Значительный вклад в анализ этнополитических аспектов национальной безопасности Хашимитского королевства и влияния трансрегиональных связей северокавказской диаспоры Иордании на внешнюю политику, в частности -динамику иордано-российских отношений в 1990-х - 2000-х гг., внесли исследования Ю.А. Балашова, К.И. Полякова. В то время, как генезис и исторические этапы миграции в места компактного проживания черкесской общины в рамках Ближнего Востока получили достаточно подробное освещение в работах Ф. Бадерхана, А.А. Ганич. Вопросы социокультурной адаптации адыгской диаспоры в Иордании нашли отражение в работе НЛО. Халаштэ.

До недавнего времени оставался открытым вопрос о концептуальных основах, мотивационно-ценностной и поведенческой специфике Иордании на региональной и международной политической арене. Вместе с тем как в отечественной, так и зарубежной историографии не получили заметного развития вопросы, связанные со структурно-функциональной спецификой органов государственной власти, ответственных за выработку и реализацию внешней политики и политики безопасности, а также затрагивающие деятельность спецслужб.

В качестве объекта исследования выступают внешняя политика и политика безопасности Иорданского Хашимитского Королевства.

Предметом исследования является выработка и осуществление основных направлений внешней политики и политики безопасности Иорданского Хашимитского Королевства в 1999-2008 гг.

Целью исследования является рассмотрение основных направлений внешней политики и политики безопасности Иордании в период с 1999 по 2008 гг., а также определение степени их соотношения в контексте реализации задач комплексного развития королевства.

Для достижения поставленной цели представляется целесообразным решить следующие задачи:

1) исследовать концептуальные основы внешнеполитического планирования и политики безопасности Иордании и с этой целью - изучить содержательные аспекты стратегической документации, внешнеполитических инициатив Абдаллы II, а также его мировоззренческую специфику на основе контепт-аиализа официальных посланий Национальной Ассамблее;

2) рассмотреть институциональные основы формирования внешней политики и политики безопасности Иордании и с этой целью - осуществить структурно-функциональный анализ органов государственной власти, ответственных за реализацию установок в этих областях;

3) проанализировать динамику и основные направления развития двусторонних отношений королевства с великими державами и региональными центрами силы;

4) рассмотреть основные приоритеты иорданского королевства в сфере безопасности, включая антитеррористическую деятельность, развитие национальной ядерной программы, этнический и демографический факторы.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1999 по 2008 гг. Выбор нижней границы объясняется тем, что именно в 1999 г. состоялся переход власти от короля Хуссйна бсп Талала к Абдалле II, что обозначило новый этап в развитии Иорданского Хашимитского Королевства. Выбор верхней границы продиктован тем обстоятельством, что в 2008 г. произошла смена высшего политического руководства двух великих держав — России и США,— что в ближайшей перспективе окажет непосредственное влияние как па параметры региональной системы международных отношений, так и на динамику внутренних процессов в Иордании. Это становится тем более очевидно, если принять во внимание весь комплекс политических, военных, экономических, финансовых и торговых отношений, связывающих Хашимитское королевство со странами Запада, и ту роль, которую традиционно играла Иордания в ближневосточной политике великих держав. Кроме того, 7 февраля 2009 г. исполнится десять лет с момента интронизации Абдаллы II. Данный срок является, с пашей точки зрения, достаточным для подведения предварительных итогов развития страны и оценки и деятельности Абдаллы II как политика, правителя и гаранта безопасности общества и государства.

Именно в период с 1999 по 2008 гг. произошли коренные изменения в мировой и региональной политике, оказавшие существенное воздействие на систему стратегического планирования Иордании и предопределившие специфику ее национального развития на современном этапе.

Употребление словосочетания «внешняя политика и политика безопасности» применительно к Иордании не является устоявшимся в отечественной и зарубежной историографии. Однако нам представляется целесообразным и обоснованным его использование с концептуальной точки зрения, поскольку позволяет лучше понять специфику системы международных отношений на Ближнем Востоке в 1999-2008 гг. и особенности стратегического планирования Иордании в данный период в контексте усиления региональной нестабильности, одним из важнейших следствий которой является интеграция вопросов безопасности во внешнеполитическую повестку дня, в то время как ключевые проблемы национальной и региональной стабильности не мыслимы без широкой междуародной кооперации. Кроме того, большинство населения королевства составляют палестинцы - наиболее обширная группа риска в общей структуре населения, - политическая лояльность и поведение которых необычайно подвижиы под воздействием арабо-израильского конфликта и мирного процесса.

Методологической основой исследования является системный подход, позволяющий, во-первых, рассматривать внешнюю политику и политику безопасности как взаимосвязанные сферы государственного управления в контексте перманентной региональной нестабильности, во-вторых, акцентировать их непосредственную корелляцию с задачами внутреннего комплексного развития страны и выстроить таким образом систему национальных приоритетов Хашимитского королевства, в-третьих, выявить специфику международно-политического позиционирования Иордании в современной системе международных отношений в-четвертых, определить роль конкретных органов государственной власти в реализации указанной системы приоритетов, в-пятых, выявить механизмы, принципы и закономерности выработки внешней политики и политики безопасности, равно как и объяснить качественные параметры стратегического планирования под воздействием объективных и субъективных обстоятельств.

В этой связи представляется целесообразным применение в качестве одной из методологических основ исследования теорию факторов, позволяющую: 1) выявить группы факторов, предопределяющих дифференциацию приоритетов внешней политики и политики безопасности; 2) установить причинно-следственные связи между актуальной международной обстановкой и процессом принятия политических решений; 3) рассматривать в качестве имеющих самостоятельное значение концептуальный, институциональный, структурно-функциональный, внутриполитический и внешнеполитический факторы; 4) рассматривать систему приоритетов внешней политики и политики безопасности как динамичную, что лишний раз подчеркивает ее непосредственную связь с процессами комплексного национального развития.

В диссертации нашли применение такие методы исследования, как анализ и синтез источников и материалов, метод восхождения от абстрактного к конкретному, метод сравнительно-сопоставительного анализа, метод ретроспективного анализа (для определения исторических предпосылок отдельных направлений внешней политики и политики безопасности Иордании), коптент-анализ, метод case-studies.

Источниковая база исследования состоит из нескольких групп материалов:

1) тронные речи, ежегодные обращения к парламенту и указы короля Абдаллы II, содержащие официальную позицию высшего политического руководства страны по вопросам национального развития, включая внешнюю политику и политику безопасности. Данная категория источников является основополагающей для целей исследования, находится в открытом доступе и обладает высокой степенью надежности и достоверности, с точки зрения анализа приоритетов Иордании в сфере внешней политики и политики безопасности. Вместе с тем, данные документы характеризуются высоким уровнем идеализации и генерализации, что не раскрывает в достаточной мере механизмов практической реализации стратегических установок.

2) заявления и интервью Абдаллы II, позволяющие сформировать представление о личном отношении монарха к актуальным политическим событиям. Данные материалы находятся в свободном доступе и опубликованы в большинстве случаев в официальных источниках правительственной информации Иордании, а потому по степени надежности вполне сопоставимы с первой группой. Их специфика заключается в том, что содержащиеся в них оценки более субъективны, что даст возможность соотносить их с существующими концептуальными разработками и прогнозировать направления политического маневрирования руководства страны.

3) документы, фиксирующие политические взгляды короля Хусейна и бывшего наследного принца Хасана, позволяющие проследить преемственность в эволюции мировоззренческих и идеологических установок короля Абдаллы II.

4) заявления и выступления высокопоставленных государственных деятелей Иордании, отражающие восприятие приоритетов внешней политики и политики безопасности на уровне отдельных ведомств. Данный массив источников также является важным, однако, содержащиеся в нем идеи носят соподчиненный характер по отношению к инициативам короля, хотя и раскрывают некоторые практические аспекты реализации внешнеполитических установок.

5) документы доктрнналъного характера, являющиеся продуктом межведомственного взаимодействия и содержащие концептуальные основы национального развития Иордании, в соотношении с которыми формируется система приоритетов в области внешней политики и политики безопасности. Данный тип источников обладает повышенной теоретической значимостью для целей исследования, поскольку синтезированные в нем идеи носят устойчивый характер и отражают квинтэссенцию стратегического планирования. Соответсвенно, высокой степенью достоверности обладает содержащаяся в них информация. Материалы также находятся в свободном доступе.

6) документы отдельных ведомств, отражающие специфику стратегического планирования на уровне внутренней политики и содержащие внешнеполитический компонент. Данная категория источников носит, по большей части, вспомогательный, разъясняющий характер, поэтому ее теоретическая значимость должна рассматриваться через призму указанных выше материалов.

7) документы, регулирующие внутренний распорядок отдельных ведомств и позволяющие анализировать их структурно-функциональную специфику, равно как и оценить оперативность и эффективность процесса принятия политических решений. Материалы данной группы немногочисленны и не связаны напрямую с реализацией приоритетов внешней политики и политики безопасности, однако дают представление о качественных аспектах данного процесса. Их существенным недостатком является инертность содержащейся информации и замедленная реакция на конъюнктурные колебания.

8) документы российского внешнеполитического ведомства, дающие представление о специфике и структуре двусторонних отношений, а также российском восприятии роли Иордании в региональной политике. Представлены аналитическими записками, сообщениями, докладами об эволюции позиции Иордании по вопросам ближневосточного урегулирования, по проблеме Ирака, Ливана, российско-иорданским отношениям и т.д. Содержащаяся в них информация обладает высоким уровнем достоверности, надежности и структурированности. Главным недостатком является фрагментированность данных и ограниченность доступа, что объясняется распрострнением режимом секретности на их отдельные группы.

9) иорданское внутреннее законодательство, регулирующее статус и деятельность органов государственной власти, а также вопросы национальной безопасности. Находится в свободном доступе, по большей части иа арабском языке. Данная категория источников обладает наивысшей степенью достоверности, сопоставимой с материалами первой и четвертой групп. Недостатком является недостаточная детализация структурно-функциональной специфики соответствующих ведомств. Часть законодательных актов вводится в оборот автором впервые в отечественной историографии. В частности, «Закон о запрещении терроризма», «Закон об Управлении общей разведки».

10) документы ООН и других международных организаций, характеризующие степень участия Иордании в решении международно-политических проблем. Находятся в свободном доступе и являются объективным критерием внешнеполитической активности Иордании, хотя и не отражают всего круга приоритетов Аммана. Существенная часть инициатив Иордании не институционализирована и носит в силу своей политической неоднозначности неформальный характер.

11) международные двусторонние и многосторонние договоры Иордании и материалы межправительственных конференций по вопросам ближневосточной политики. В целом, совпадают по качественным характеристикам с восьмой и девятой группами источников.

12) материалы специализированных международных выставок вооружений «СОФЕКС», позволяющие отслеживать конъюнктуру регионального рынка вооружений и тенденции военно-технического сотрудничества Иордании. Содержат богатый фактический материал о военно-техническом сотрудничестве Иордании, а потому являются умеренно доступными без ущерба для достоверности и надежности.

13) материалы консультаций с ведущими российскими экспертами-блиэгсневосточниками и оперативно-дипломатическгш составом по вопросам внешней политики и политики безопасности Иордании. Являясь субъективной по своей сути, данная группа источников является одной из наиболее уникальных, поскольку основана на личном опыте восприятия специалистами иорданской политической действительности сквозь призму профессиональных навыков и знаний. Поэтому данная группа источников содержит аналитический компонент, который позволяет синтезировать закономерноси процесса принятия политических решений иорданским руководством и выполнять прогностические функции, что является крайне важным с точки зрения задач исследования.

14) доклады и отчеты международных научно-исследовательских центров и неправительственных организаций по вопросам социально-политического и экономического развития иорданского королевства. Данная категория материалов позволяет сформировать представление о характере стоящих перед руководством страны проблем, которые способны оказывать влияния на отдельные направления внешней политики и политики безопасности. Вместе с тем, необходимо учитывать, что данный источник тесно связан с политическим компонентом, поэтому требует осторожного отношения и взвешенных оценок. Кроме того, документы подобного рода содержат богатый фактический материал, который способен стать основой независимых оценок.

Научная новизна исследования имеет содержательный, методологический и историографический аспекты.

С содержательной точки зрения автором впервые предпринимается попытка комплексного исследования соотношения приоритетов внешней политики и политики безопасности Иордании в контексте перманентной региональной нестабильности, а также производится анализ концептуальных основ сложившейся системы приоритетов и ее генетическая связь с задачами всеобъемлющего внутреннего развития. Устанавливается, что система приоритетов вешней политики и политики безопасности иорданского королевства воспроизводится на уровне системы двусторонних отношений.

Новым для отечественной историографии также является попытка автора исследовать структурно-функциональную специфику органов государственной власти, непосредственно ответственных за реализацию внешней политики и политики безопасности Иордании, — Министерства иностранных дел, Управления общей разведки и вооруженных сил.

В методологическом плане новизна исследования заключается в предложенной автором аналитической модели четырехуровневой международно-политической идентичности Иордании, которая позволяет эффективно анализировать мотивационные и содержательные аспекты внешней политики и политики безопасности Хашимитского королевства и включает в качестве составных элементов: 1) государствоцентричную идентичность, апеллирующую к идеям гражданственности, этнокультурному плюрализму как источнику национальной специфики иорданского общества и абсолютизирующую политическую независимость государства; 2) приверженность либерально-демократическим ценностям; 3) принадлежность к единой арабской нации; 4) принадлежность миру ислама.

Также в целях выявления концептуальной специфики иорданской внешней политики в рассматриваемый период автором впервые вводятся понятия: 1) «рациональный панарабизм», квалифицирующими признаками которого является, во-первых, манипуляция идеей арабского единства перед лицом внешних угроз и стремление к решению вопросов региональной политики в рамках «арабской инициативы», во-вторых, политический прагматизм и абсолютное доминирование национальных интересов над всеми иными видами мотивации, в-третьих, опора на западных союзников и адаптация на уровне стратегического планирования либерально-демократических ценностей; 2) «исламский нормативизм», подразумевающий широкую интеграцию мусульманского религиозно-этического и ценностно-методологического компонента в систему международных отношений в качестве основы для мирного сосуществования и конструктивного взаимодействия государств. Причем оба понятия концептуально соответствуют выделенной автором четырехуровневой структуре международно-политической идентичности Иордании.

Впервые в научный оборот вводятся «Закон о запрещении терроризма», «Закон об Управлении общей разведки», которые раскрывают стратегические и структурно-функциональные аспекты деятельности Иордании в сфере безопасности, специфическое понимание Амманом термина «террористический акт/деятельность» и его квалифицирующих признаков. Кроме того, впервые подвергаются комплексному анализу доктрипальные документы «Иордания превыше всего» и «Национальная повестка дня для Иордании», содержащие важнейшие концептуальные разработки в сфере национального развития королевства.

Историографический аспект новизны диссертационного исследования заключается в том, что предпринимается попытка рассмотреть качественные параметры системы приоритетов внешней политики и политики безопасности в указанных хронологических рамках. Это, с нашей точки зрения, вносит вклад в комплексное исследование, систематизацию и периодизацию эволюции внешнеполитического курса и политики безопасности Иорданского Хашимитского Королевства.

Практическая значимость исследования имеет четыре аспекта: методологический, концептуальный, историографический и образовательный.

С методологической точки зрения, представляется возможным использование результатов исследования автора для оперативного и стратегического анализа внешней политики и политики безопасности Иордании с целью оптимизации процесса принятия политических решений и прогнозирования динамики двусторонних отношений.

В концептуальном плане аналитические разработки автора могут использоваться для дальнейшего развития отечественной арабистики, а также исследования внешней политики, политики безопасности и системы государственного управления иорданского королевства.

Историографический аспект практической значимости исследования заключается в том, что данная работа служит целям периодизации и систематизации общественно-политического развития Иордании, а также генезиса институтов внешнеполитического и оборонного планирования.

С образовательной точки зрения результаты научных изысканий автора могут быть интегрированы в образовательный процесс высших учебных заведений и стать основой для разработки лекционных и практических курсов по дисциплинам «История международных отношений на Ближнем Востоке», «Внешняя политика и политика безопасности арабских государств», «История дипломатии арабских государств», «Страноведение» и др.

В качестве основных положений диссертации па защиту выносятся:

1) Доказанное автором утверждение об внутренней взаимосвязи внешней политики и политики безопасности Иорданского Хашимитского Королевства в условиях перманентной региональной нестабильности и соподчинснности приоритетов в данных сферах задачам всеобъемлющего внутреннего развития.

2) Предложенный автором тезис о четырехуровневой структуре иорданской национальной идентичности, которая является основой внешнеполитического позиционирования королевства, а также морально обосновывает существующую систему приоритетов внешней политики и политики безопасности. С учетом этого, автор считает возможным охарактеризовать проводившуюся в 1999-2008 г. внешнюю политику как политику рационального панарабизма и исламского нормативизма.

3) Обоснованное автором утверждение о сочетании динамических и статических факторов в процессе реализации внешней политики и политики безопасности Иордании, что проявляется, с одной стороны, в стремлении эффективно реагировать на изменения стратегической среды и поддерживать реноме регионального лидера, а с другой - в традиционно акцентированном характере внешнеполитических приоритетов, ориентированных на тесное взаимодействие с Западом и арабо-мусульманским миром. Формируемая система преференций является интегральным показателем взаимодействия этих факторов.

4) Развитое автором понимание того, что противодействие новым вызовам и угрозам, включая неконвенциональные аспекты безопасности, является одним из доминирующих факторов международного сотрудничества Иордании и реализации системы внешнеполитических приоритетов.

5) Доказанный автором тезис о том, что взаимодействие со странами Запада, прежде всего США, является долговременным компонентом политики безопасности Иордании, а также оказывает системное воздействие на темпы и тенденции национального развития страны.

Апробация работы. Основные положения диссертации и результаты исследования были представлены в ходе всероссийских и региональных научно-практических конференций и семинаров, проводимых на базе Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, Нижегородского исламского института им. X. Фаизханова, Института мировой экономики и международных отношений РАН в 2006-2008 гг. Отдельные положения диссертационного исследования обсуждались и уточнялись в ходе стажировок в Департаменте Ближнего Востока и Северной Африки центрального аппарата МИД РФ, г. Москва.

Структура диссертации определяется целью и задачами исследования и включает в себя введение, четыре главы, разделенные на параграфы, заключение, список использованных источников и литературы, приложение.

 

Заключение научной работыдиссертация на тему "Основные направления внешней политики и политики безопасности Иордании при короле Абдалле II"

Анализ приоритетов политики безопасности Иордании в 1999-2008 гг. показывает, что первостепенным для Иордании является решение Палестинского вопроса как имеющего ключевое значение для системы региональной стабильности. Позиция королевства по этой проблеме формулируется в контексте «арабской инициативы» и подразумевает создание независимого палестинского государства со столицей в Иерусалиме.

Иордания позитивно воспринимает участие мирового сообщества, в частности «Квартетапосредников», в урегулировании Палестинского вопроса и поддерживает принципы, зафиксированные в плане «Дорожная карта». Иордано-израильские отношения продолжают характеризоваться как отношения «холодного мира». Хашимитское королевство упрекает израильскую сторону в отсутствии стратегического мышления и возлагает на нее основную ответственность за неэффективность переговорного процесса.

Прослеживается тенденция к объединению объективной стороны Палестинской, Иракской и Ливанской проблем в рамках единого проблемного поля, что ориентирует Иорданию на выработку комплексного подхода к урегулированию региональных конфликтов при широком международном

1 Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (23 - 29 июля 2007 года) // http:// www.iimes.ru — Институт изучения Ближнего Востока. участии. При этом функции инициатора консолидации миротворческих усилий, в том числе и в арабо-мусульманской среде, органично вписываются в концепцию «естественного лидерства» иорданского королевства.

Участие в разработанном США проекте «Большой Ближний Восток» расценивается Иорданией как способ решения задач «всеобъемлющего» внутреннего развития и расширения платформы взаимодействия с западными союзниками. Вместе с тем, прозападные позиции Иордании вызывают неоднозначную реакцию в арабо-мусульманской среде, что, с пашей точки зрения, ставит под сомнение лидерские возможности Хашимитского королевства.

Угроза терроризма воспринимается как комплексная проблема, требующая в условиях перманентной региональной нестабильности и внутренней эволюции угроз безопасности тесного межведомственного и международного взаимодействия. Данное обстоятельство соответствующим образом влияет на структурно-функциональные аспекты деятельности органов государственной власти, обеспечивая интеграцию вопросов безопасности во внешнеполитическую повестку дня.

Сотрудничество в сфере противодействия новым вызовам и угрозам обладает для Иордании высоким потенциалом с точки зрения развития двусторонних отношений и самопозиционирования в качестве умеренного арабского режима, способного эффективно совмещать мусульманские и либерально-демократические ценности.

Взаимодействие с США рамках международной антитеррористической коалиции, сформированной после событий 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке, является центральным элементом политики безопасности Иордании, поскольку подразумевает наличие целого комплекса положительных последствий для системы двусторонних отношений и государственного управления, включая получение значительной финансово-экономической и военно-технической помощи. В конечном итоге, это служит задачам комплексного национального развития страны, которое на уровне концептуальных разработок провозглашается главным приоритетом.

Объектом повышегшого внимания со стороны иорданских спецслужб является исламская социально-информационная инфраструктура и радикальная исламская оппозиция, важной предпосылкой формирования которой служит вопрос ближневосточного урегулирования. Это приобретает особую ак1уальность в контексте увеличения в структуре иорданского общества палестинского этносегмента, который устойчиво ассоциируется с террористической деятельностью.

Застывшая кланово-племенная система иорданского общества напрямую связана с вопросами этностатусности и в зависимости от этого детерминирует политическое поведение различных этнических групп и их восприимчивость к антиправительственной пропаганде. При этом чем выше этносоциальный статус, тем ярче выражено преобладание трайбалистского мышления над политическим. Это наиболее ярко демонстрируют бедуины и черкесы, формирующие этническую, политическую, экономическую и управленческую элиту Иордании и являющиеся надежной опорой трона. Вместе с тем, в некоторых района (прежде в сего, в приграничной с Саудовской Аравией зоне) прослеживается экстраполяция исламоценгричной идеологии на клановую специфику мест компактного проживания. В результате формируется особый тип идентичности, при котором политическое сознание и поведения являются продоллсением этнического сознания. Как следствие, конфликт с режимом приобретает антагонистический характер, демонстрируя тенденцию к эскалации.

В свете этого представляется целесообразным говорить об этнодемографических аспектах выработки внешней политики и политики безопасности Иордании, которые могут оказывать па развитие страны как позитивное, так и негативное влияние. В свою очередь, политическая составляющая межэтнических коммуникаций также находится в динамической зависимости от процесса принятия решений руководством страны.

Террористическая угроза в королевстве, будучи тесно связанной с исламистской оппозицие режиму и имеющей устойчивую этносоциальную основу, является системным феноменом по своему характеру и антисистемным по содержанию, поскольку объективно представляет угрозу существующему режиму.

Нетрадиционные аспекты безопасности, включая национальную ядерную программу, регулирование миграционных потоков и беженцев из зон локальных конфликтов обладают для Иордании высоким потенциалом с точки зрения развития конструктивного международного сотрудничества, как на уровне региональной политики, так и в мировом масштабе. В рассматриваемый период данный тип проблем не обрел должного концептуального оформления, в то время как па институциональном уровне прослеживается ощутимый прогресс. Решение многих вопросов упирается в причины как внутреннего, так и внешнего характера и свидетельствует об отсутствии механизмов их эффективного урегулирования.

Развитие национальной ядерной программы Иордании рассматривается в качестве неотъемлемого компонента энергетической безопасности страны. Однако есть основания полагать, что данный шаг призван спровоцировать интеграционные процессы в среде прозападных ближневосточных стран и таким образом сбалансировать гегемонистские устремления Ирана, что неизбежно приведет к формированию качественно новой системы региональной и глобальной безопасности.

Заключение

В результате проведенного исследования автор пришел к следующим выводам.

Приоритеты внешней политики и политики безопасности Иордании имеют широкую концептуальную основу, но в условиях отсутствия самостоятельного документационного оформления формулируются в контексте задач «всеобъемлющего» внутреннего развития и выполняют обеспечительные функции. Основополагающее теоретическое и идейно-идеологическое значение для принятия решений в данных областях имеют ежегодные послания короля Абдаллы II парламенту, а также универсальные доктринальные документы, являющиеся продуктом стратегического межведомственного анализа и внутренне сбалансированы в соответствии с позицией главы государства.

Наметившаяся в 1999-2008 гг. эволюция внешнеполитического и оборонного курса неразрывно связана со сдвигами в системе международного позиционирования Иордании, центральным элементом которой стала четырехуровневая национальная идентичность, синтезированная па основе идей государственной независимости и национально-культурной самобытности иорданского общества, приверженности либерально-демократическим ценностям, а также принадлежности арабскому и мусульманскому миру. По замыслу высшего руководства, это должно было, во-первых, концептуально увязать такие оппозиционные парадигматические тенденции развития, как модернизм и традиционализм; ислам, либерально-демократические ценности и умеренно-светский характер власти; во-вторых, утвердить превосходство национальных интересов над всеми иными видами мотивации в процессе принятия политических решений, в-третьих, продемонстрировать эффективность «иорданской модели» комплексного развития и стать примером для других арабо-мусульманских государств.

Таким образом, Иордания на концептуальном уровне акцентировала и легитимизировала отдельные направления внутренней и внешней политики, мотивированные e позиций государственного прагматизма и закрепления лидерских позиций в регионе.

Взаимодействие с арабо-мусульманским миром изначально расценивалось Иорданией как один из главных внешнеполитических приоритетов и развивалось под воздействием автостереотипов этнополитической элиты. В их основе лежит представление об особой исторической миссии Хашимигской династии, напрямую восходящей к пророку Мухаммаду и в силу этого позиционирующей себя в качестве защитника ислама и арабской нации. По этой причине Иордания стремится к широкой интеграции мусульманского религиозно-этического и ценностно-методологического компонентов в систему международных отношений в качестве основы межгосударственного взаимодействия, что позволяет идентифицировать ее деятельность на данном направлении как политику «исламского нормативизма». Это, в свою очередь, ориентирует официальный Амман на поддержание высокого уровня вовлеченности в урегулирование локальных конфликтов на правах посредника и модератора, что достаточно органично вписывается в существующую концепцию регионального лидерства. Как следствие, иорданскому внешнеполитическому планированию имманентно присущи такие черты, как гибкость, осторожность, взвешенность, умеренность, контролируемая дистанцированность и рефлексивность в сочетании с принципиальностью, рационализмом и прагматичностью.

Последовательно проводимая Иорданией идея арабского единства в сочетании с подчеркнутой ориентацией на национальные интересы и опорой на западных союзников, позволяют говорить о таком квалифицирующем признаке иорданской внешней политики как «рациональный панарабизм». Именно в этом ключе следует трактовать стремление Иордании к решению вопросов региональной политики в рамках «арабской инициативы» и призывы к формированию единого пространства безопасности арабских стран на основе единой ценностно-мировоззренческой системы.

Вместе с тем, очевидная противоречивость указанных компонентов внешнеполитического планирования Иордании, не взирая на их концептуальную проработку на уровне национальной стратегии, вызывает неоднозначную реакцию в арабо-муеульманекой среде и объективно ослабляет лидерские позиции королевства.

В целом прозападный уклон политики Абдаллы 11 в рассматриваемый период следует оценивать в контексте преемственности начинаний его отца, короля Хусейна, и дяди, Хасана бен Талала, а также последующей эволюции под воздействием индивидуальных мировоззренческих установок и актуальной международной политической конъюнктуры. В этом смысле, одним из важнейших факторов стал Иракский кризис 2003 г., обозначивший стремительный рост напряженности на Ближнем Востоке и спровоцировавший необратимые изменения в расстановке сил в регионе. Одним из его следствий стало замыкание регионального политического дискурса на вопросы всеобъемлющей безопасности, что на уровне стратегического планирования Иордании ускорило их интеграцию во внешнеполитическую повестку дня.

В то же время стало очевидно, что угрозы безопасности приобретают комплексный характер, структурно эволюционируют в сторону системных связей со всеми сферами жизни региональных сообществ, транснационализации и актуализации неконвенциональных аспектов. Это, с одной стороны, объективно требовало дипломатической поддержки в обеспечении региональной и национальной стабильности, а с другой - подчеркивало тот факт, что вопросы безопасности создают платформу для широкой международной кооперации.

Терроризм и религиозно мотивированное насилие стали позиционироваться как главная угроза существованию королевства, имеющая кумулятивный характер и связанная тесной атрибутивной связью с палестинским этнокомпонентом. Иорданское руководство неоднократно подчеркивало ключевое значение Палестинской проблемы для всей системы региональной стабильности, в силу чего ближневосточное направление стало одним из приоритетов внешней политики и политики безопасности Иордании. Кроме того, позиция Аммана по этому вопросу стала основой формирования исламистской оппозиции и внутреннего давления па режим. Значение данного обстоятельства существенно возрасло в контексте увеличения в иорданском обществе доли палестинцев, обладающих низким этносоциальным статусом и являющихся носителями иной политико-культурной традиции. Вследствие этого они объективно представляют угрозу правящему Хашимитскому режиму.

Другим важным аспектом международного взаимодействия стала проблема управления миграционными потоками и беженцами из зон локальных конфликтов. Анализ усилий Иордании в данном направлении свидетельствует об отсутствии эффективных механизмов решения данного вопроса, как на концептуальном, так и на институциональном уровнях. Большинство препятствий имеет внутригосударственное происхождение. Основными дестабилизирующими аспектами миграционных потоков выступают их непрерывность, неконтролируемость, высокая плотность, отсутствие внутренней организации и деструктивное воздействие на социально-экономическую и трудовую сферу.

В свете всего вышеизложенного необходимо констатировать актуализацию этнодсмографических факторов в процессе принятия решений в сфере внешней политики и политики безопасности, которые будут приобретать повышенное политическое значение по мере роста региональной нестабильности и отсутствия эффективных схем урегулирования.

Указанный перечень проблем является частным проявлением тенденции комплексного рассмотрения Иорданией всех локальных конфликтов в рамках единого проблемного поля, что лишний раз подтверждает правомерность утверждений о динамической связке вопросов внешней политики и политики безопасности в контексте кризисного урегулирования на Ближнем Востоке.

Таким образом, можно сделать вывод, что развитие внешней политики и политики безопасности Иорданского Хашимитского Королевтва в 1999-2008 гг. протекало под воздействием динамических и статических факторов, что проявилось, с обной стороны, в стремлении эффективно реагировать на колебания стратегической среды и поддерживать реноме регионального лидера, а с другой - в традиционной ориентации на взаимодействие с западным и арабо-мусульманским мирами. Сформировавшаяся при этом система преференций стала интегральным показателем взаимодействия указанных категорий факторов.

С институциональной точки зрения, реализация внешней политики в рассматриваемый период была сосредоточена в руках Министерства иностранных дел, чья структурно-функциональная специфика служила отражением сложившейся системы внешнеполитических приоритетов. Как следствие, наибольший политический вес был сосредоточен на уровне департаментов, отвечающих за: а) взаимодействие с арабо-мусульманскими странами, б) странами ЕС и США, в) международными организациями, включая ЛАГ, ОИК и свроатлаптические структуры безопасности. Вместе с тем, по мере развития национальной ядерной программы следует ожидать повышения значимости департамента МИД, ответственного за ядерное нераспространение, а также появления подразделений по неконвенциональным аспектам безопасности.

Наличие департамента, курирующего права человека, свидетельствует, во-первых, о высокой степени восприятия иорданским руководством либерально-демократических ценностей, а во-вторых, о наличии общей связи концептуального и институционального уровней в процессе реализации стратегии национального развития, включая внешнюю политику.

Диверсификации вызовов и угроз послужила импульсом к структурно-функциональная эволюции национальных сил безопасности Иордании, проявившейся, с одной стороны, в практически неограниченном расширении полномочий спецслужб, прежде всего Управления общей разведки, ставших активно оказывать влияние па социально-политические процессы в стране, а с другой — в возложении части контртеррористических функций на Королевские Вооруженные Силы и Министерство внутренних дел. В силу этого, следует ожидать, что основными формами адаптации институтов государственной власти Иордании к особенностям внешней среды станут: 1) внутреннее структурное усложнение ведомств, отвечающих за осуществление внешней политики и политики безопасности; 2) частичная обоюдная конвергенция функций МИД, Министерства обороны и Управления общей разведки в сфере реализации внешней политики и политики безопасности с сохранением их ведомственной специфики; 3) эволюция государственного аппарата в сторону появления качественно новых ведомств, чья структурно-функциональная специфика будет формироваться под воздействием актуальной международно-политической реальности и угроз безопасности, в том числе неконвенциональных.

Анализ двусторонних отношений Иордани в 1999-2008 гг. свидетельствует об их тесной корелляции со стратегическими аспектами развития страны, в силу чего они приобретают избирательный и акцентированный характер. На основании этого представляется возможным дифференцировать систему внешнеполитических приоритетов в порядке «убывания» стратегической значимости: отношения с США, Ираком, Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива, Турцией, Россией. Данная система, с точки зрения авторов, с одной стороны, отражает специфику существующего положение вещей, а с другой - предопледеляег сущностную специфику международных отношений Иордании.

Ключевым внерегиональным военно-политическим и экономическим союзником королевства являются США, которые рассматривают Иорданию в качестве ключевого элемента ближневосточной политики и проекции силы в стратегическое пространство региона. Еще большему сближению двух стран способствовало участие Иордании в инициированной Вашингтоном международной антитеррористической кампании и предоставление для этих целей своей внутренней инфраструктуры. Оба государства демонстрируют сходство взглядов по широкому кругу вопросов, свидетельством чего является поддержка Хашимитским королевством плана «Большой Ближний Восток» и других инициатив Вашингтона.

Отношения с Российской Федерацией развиваются в рамках реализации схемы баланса сил великих держав и воспринимаются как противовес экспансионистским устремлениям США. Для России Иордания интересна, прежде всего, с точки зрения вхождения на региональный рынок вооружений, обладающий высокой емкостью и практически монополизированный США.

Активизация отношений Аммана с Москвой началась при В.Путине протекала под воздействием фактора личных симпатий глав государств. Есть основания полагать, что двусторонние отношения будут демонстрировать положительную динамику по мере укрепления великодержавного статуса России.

Взаимодействие Иордании с региональными державами в указанный период развивалось в контексте борьбы за региональное лидерство, которая существенно обострилась вследствие удаления Ирака из системы безопасности Ближнего Востока. В структуре отношений с арабскими государствами Персидского залива преобладали военно-политические, финансовые и энергетические аспекты, что повышало уровень манипулятивности в контексте союзнических отношений с США.

Контакты с Ираком демонстрировали в 1999-2008 гг. неоднородную динамику. Постсаддамовский Ирак является для Иордании источником перманентной нестабильности, в частности распространения террористической угрозы и террористической инфраструктуры, что требует от Аммана адекватных мер безопасности и побуждает к активному международному сотрудничеству по вопросу иракского урегулирования. В целом, во второй половине 2000-х гг. двусторонние отношения Иордании с этой страной стали развиваться в рамках довоенных схем и фокусировались на поставках энергоресурсов. Контакты с Турецкой Республикой также приобрели в рассматриваемый период повышенное значение, поскольку Амман рассматривал Анкару в качестве естественного противовеса региональному экспансионизму Саудовской Аравии и Ирана, а до 2003 г. — Ирака. Со стратегической точки зрения активизация иордано-турецкого партнерства означала дополнительное смещение центра тяжести иорданской внешней политики в сторону Запада.

Тесно связано с вопросами энергетической безопасности развитие Иорданией национальной ядерной программы. Данные инициативы не получили в рассматриваемый период должного концептуального оформления, однако являются одной из наиболее перспективных сфер международного сотрудничества как в региональном, так и мировом масштабах.

Кроме того, сфера ядерной энергетики способна стать одним из факторов региональной интеграции прозападных стран, включая Израиль, и составить таким образом противовес гегемонистским амбициям Ирана. Соответственно, следует ожидать существенных изменений параметров региональной системы безопасности в контексте углубляющейся конвергенции вопросов внешней политики и политики безопасности ближневосточных государств.

 

Список научной литературыНикитин, Артем Геннадьевич, диссертация по теме "История международных отношений и внешней политики"

1. Дустур аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя/ Мукафахат аль-Hpxa6//http:// www.moi.gov.jo Уазарат ад-дахилийя. Аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.б) Законы и нормативно-правовые акты Иордании:

2. Канун аль-джейш аш-шаабий/ Ат-ташриат// http://wvvvv.jaf.mil.jo/index.php?option=comcontent&task=vievv&id=88&Itemid=:86 -Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя.

3. Канун аль-укубат аль-аскарий/ Ат-ташриат// http:// www.iaf.mil.io/index.php?option=com content&task=view&id=89&Itemid=87 -Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя.

4. Канун ташкиль аль-махаким аль-аскарийя ракм 23 ли-сана 2006/ Ат-ташриат// http://www. jaf mil . jo/index.php?option=comcontent&task=view&id=90&Itemid=88 -Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя.

5. Канун хидмат аль-афрад фи-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя ракм 2 ли-сапа 1972/ Ат-ташриат//Ьир://wvvw.iaf.mil.jo/index.php?option=comcontent&task=vievv&id=91&ltemid=:89 -Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя.

6. Канун хидмат ад-дуббат фи-ль-кувват аль-мусалляха аль-урдунийя ракм 35ли-сапа 1966/ Ат-ташриат//Ы1р://www.iaf.mil.io/index.php?option=com content&task=view&id=93&Itemid=91 -Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя.

7. Канун хидмат аль-ильм уа-ль-хидма аль-ихтиятыйя ракм 23 ли-амм 1986/ Ат-ташриатУ/ИЦр://wwvv.iaf.mil.io/index.phpVoption^com content&task=vievv&id=95&Itemid=93 -Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя.

8. Канун затийя аль-аскарийин фи-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя ракм 23 ли-амм 1982/Ат-ташриат//Ьйр://w^yw.iaf.mil.io/index.php'?oplion=com content&task=view&id=96&ltemid=94 -Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдупийя.

9. Канун сундук аль-аскан аль-аскарий ракм 22 ли-амм 1979/ Ат-ташриат/Zhttp://wrww.iar.mil.io/index.php?option=com contcnt&task=vievv&id=97&Itemidr=95 -Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя.

10. Канун сундук шухада' аль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя ракм 1 ли-амм 1972/ Ат-ташриат/Лтр://www.jaf.mil.io/index.php?option=corn content&task=view&id=98&Itemid=96 -Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя.

11. Канун махкамат амн ад-дауля ракм 17 ли-амм 1959/ Ат-ташриат/ЛШр:// www.iaf.mil.jo/index.php?option=com conlenl&task^view&id^g&Ilemid^? -Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя.

12. Канун манаа аль-ирхаб ракм (55) ли сана 2006/ Мукафахат аль-Ирхаб // http://vvvvw.moi.gov.io/Default.aspx?tabid=83 Уизарат ад-дахилийя. Аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

13. Канун аль-мухабарат аль-амма ракм 24 ли-сана 1964// http://www.lob.gov.jo/ui/laws/search no.jsp?vear= 1964&no=24 Ат-ташриат аль-урдунийя.

14. Низам аль-хидма аль-кадаийя ли-ль-када аль-аскарийин уа-ль-аляуатхум ракм 45 ли-сана 2004/ Ат-ташриатУ/Ийр://vwvv.jaf.rnil.io/index.php?option=comcontent&task=vievv&id-100&Itemid=98 Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя.

15. Низам аль-муассаса 1973/ Ат-ташриат//11йр:// vvww.jaf.mil.jo/index.php?option=com content&task=view&id= 102&ltemid=84 Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя.в) Официальные послания, обращения и заявления короля Абдаллы II:

16. Хытаб джаляля аль-каид аль-ааля амама аль-кунгрес аль-амирикий// http://www.jaf. mi l.jo/index.php?option=com content&task-view&id=5&Itemid =5 Аль-кыйяда аль-амма ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя.

17. Speech from the Throne opening the third session of the 13th Parliament/ 1 November, 1999/ Royal Speeches and Letters// http:// www.kingabdullah.jo -King Abdullah II Official Website King of the Hashemite Kingdom of Jordan.

18. Speech from the Throne opening the fourth session of the 13th Parliament/ 25 November, 2000/ Royal Speeches and Letters//http:// w ww.ki ngabdul lah.jо -King Abdallah II Official Website King of the Hashemite Kingdom of Jordan.

19. Speech from the Throne opening the first session of the 14th Parliament/ 1 December, 2003/ Royal Speeches and Letters// http://.www.kingabdullah.jo -King Abdullah II Official Website King of the Hashemite Kingdom of Jordan.

20. Arab Unity/ Views on Selected Subjects// http://www.kinghussein.gov.jo/views.html The Office of King Hussein I of Jordan.

21. Defending the Faith/ Views on Selected Subjects// http://www.kinghussein.gov. jo/views.html The Office of King Hussein I of Jordan.

22. The United Nations/ Views on Selected Subjects// http://www.kinghussein.gov.io/views.html The Office of King Hussein I of Jordan.

23. The United States/ Views on Selected Subjects// http://ww4v.kinghussein.gov.io/views.html The Office of King Hussein I of Jordan.д) Документы концептуального характера:

24. Уасикат аль-урдун ауалян/ Мубадират/ 18 шавваль 2002 // http://www.kingabdu 11 ah. jо Джалялят аль-малик абд алла ас-саний. Малик аль-мамаляка аль-урдунийя аль-хашимийя. Аль-маукыа ар-расмий.

25. Рисалят Амман// http://www.aminanmessage.com The Official Website of the Amman Message.

26. The Islamic International Conference. July 4-6, 2005/ Islamic Initiatives/Initiatives// http:// www.kingabdullah.io King Abdullah II Official Website - King of the Hashemite Kingdom of Jordan.

27. National Agenda 2006-2015: Jordan We Strive for. P. 4/Initiatives // http:// www.kingabdullah.jo King Abdullah II Official Website - King of the Hashemite Kingdom of Jordan.

28. USAID/ Jordan Strategy 2004-2009: Gateway to the Future/ December, 2003. -48 p.е) Документы Министерства иностранных дел Иордании:

29. Аль-хутта аль-истратиджийя/ Уизарат аль-хариджийя// http:// www.mfa.gov.jo Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

30. Ахам ахдаф аль-хутта аль-истратиджийя/ Аль-хутта аль-истратиджийя// http:// www.mfa. go v. i о Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

31. Аль-хайкаль ат-танзымий/Уизара аль-хариджийя// http:// www.mfa.gov.jo -Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

32. Аль-мактаб аль-хасс/ Дауаир аль-уизара // http:// www.mfa.gov.jо Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

33. Dahabi named GID Chief/ Jordan Times. 2005. - December, 21// http://www.iordanembassvus.org/12212005003.htm - Embassy of Jordan, Washington, D.C.

34. Мактаб аль-муфаттыш аль-амм/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.gov.jo -Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

35. Мактаб аль-иалян уа-ль-алякат аль-амма ад-дууалийя/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.gov.jo Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

36. Мактаб аль-мутабаа уа-т-тахтыт уа-д-дирасат/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.gov.jo Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

37. My кабалят джаляля аль-малик абд алла ас-саний маа маджалят аль-экспрссс аль-фарансийя/ 28.08.08/ Мукабалят/ Аль-мактаб аль-иалямийй/Лшр:// www.mfa.gov.io Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

38. Идарат аль-марасим/ Дауаир аль-уизара/ Уизарат аль-хариджийя// http:// www.mla.gov.jo Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

39. Идарат аш-шуун аль-мугтарибин/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.gov.io Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

40. Идарат аш-шуун аль-идарийя/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.gov.io -Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

41. Идарат аш-шуун аль-малийя/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.gov.io -Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

42. Аль-идара аль-капупийя/ Дауаир аль-уизара/ Уизарат аль-хариджийя// http:// www, m fa. go v.j о Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

43. Аль-урдуп уа-ль-имарат аль-мутаххида аль-амирикийя //http:// www.mfa.gov.jo Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

44. Идарат хукук аль-инсан уа-ль-амн аль-инсаний/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.20v.j0 Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

45. Идарат шуун аль-хидмат аль-кунсулийя/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.gov.jo Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

46. Идарат шуун аль-канасыль аль-фахриин/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.gov.jo Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

47. Уахдат аш-шуун аль-иктисадийя ад-дууалийя/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.oov.jo Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

48. Уахдат ат-татуир аль-идарий уа-танмийят аль-кууа аль-башарийя/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.gov.jo Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

49. Идарат аш-шуун аль-арабийя уа-ш-шарк аусатыйя/ Дауаир аль-уизара// http:// wwvv.mfa.gov,jо Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

50. Идарат аш-шуун аль-уропийя уа-ль-амирикийя/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.gov.jo Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

51. Идарат аш-шуун аль-асияуийя уа-ль-ифрикийя уа-ль-устралийя/ Дауаир аль-уизара// http:// www, m fa. gov. j о Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

52. Идарат аль-алякат ад-дууалийя уа-ль-муназзамат/ Дауаир аль-уизара// http:// www.mfa.gov.jo Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

53. Мактаб аль-амин аль-амм/ Дауаир аль-уизара/ Уизарат аль-хариджийя// http:// www.mfa.gov.jo Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

54. Низам ас-силыс ад-диблумасий аль-урдуний// http:// www.mfa.gov.jo -Уизарат хариджийят аль-мамляка аль-урдунийя аль-хашимийя.

55. Greater Middle East Initiative// http:// www.mfa.gov.jo Foreign Ministry of The Hashemite Kingdom of Jordan.

56. Jordan's Position at the 16th Arab Summit .Tunis, May 22-23, 2004/ Greater Middle East Initiative// http:// www.mfa.gov. j о — Foreign Ministry of The Hashemite Kingdom of Jordan.

57. Haaretz interview with His Majesty/ 18-01-2007// http://www.mfa.gov.jo -Foreign Ministry of The Hashemite Kingdom of Jordan.

58. Military Office // http://vvvvw.iordanembassvus.org/new/military.shtml -Embassy of the Hashemite Kingdom of Jordan.

59. Jordan's Position on G8 Support for Reform in the Arab World. G8 Support for Reform in the Arab World/ June, 2004/ Greater Middle East Initiative// http:// www.mfa.gov.jo Foreign Ministry of The Hashemite Kingdom of Jordan.

60. Kheir entrusted to set up national security agency/ Jordan Times. 2005. - May, 6// http://www.iordanembassvus.org/05062005001 .htm - Embassy of Jordan, Washington, D.C.ж) Документы Генштаба Королевских Вооруженных Сил Иордании:

61. Аль-кыяда аль-амма лиль-кувват аль-мусалляха аль-урдунийя// http:// www.jar.mil.io JAF — Jordan Armed Forces.

62. Ад-даур аль-уатаний уа-ль-каумий ли-ль-кууат аль-мусалляха аль-урдунийя (аль-джейш аль-арабий)//http://vvww.iaf.mil.jo/index.php?option=com content&task=view&id=4&Itemid =4 JAF - Jordan Armed Forces.

63. Джаляля аль-каид аль-ааля ли-ль-кууат аль-мусалляха/ Нубза ан аль-кыйяда// http://wvvw.iaf.mil.io/index.php?option=:com content&task=view&id=129&Itemid=l 2 3 JAF - Jordan Armed Forces.

64. Раис хайат аль-аркан аль-муштарака/ Нубза ан аль-кйяда// http://vw\rw.iaf.mil.io/index.php?option:=com content&task^iew&id^^H&Item id— 124 JAF - Jordan Armed Forces.

65. Pyaca' хайат аль-аркан ас-сабикин/ Нубза ан аль-кыйяда// http://www.iaf.mil.io/index.php?option=com content&task=view&id=6&ltemid = 125 JAF - Jordan Armed Forces.

66. Мудирийят ат-тахтыт уа-т-тазуид уа-ль-луджисти аль-муштарак/ Мудирийят/ Ташкилят аль-кууат альмycaлляxa//http://www■iaf.mil■io/index.php?option=com content&task=view&i d=67 JAF - Jordan Armed Forces.

67. Мудирийят аг-тахтыт аль-истратиджий/ Мудирийят/ Ташкилят аль-кууат аль-мусалляха//http://www.iarmil.io/index.php?option=com content&task=view&id=68 JAF- Jordan Armed Forces.

68. Мудирийят ат-тауджих аль-маанауий/ Мудирийят/ Ташкилят аль-кууат аль-мусалляха/ЛпАр^Л^у^у.jaf.mil.jo/index.php?option=com content&task^view&i d=69 JAF - Jordan Armed Forces.

69. Мудирийят ат-таалим уа-с-сакафа аль-аскарийя/ Мудирийят/ Ташкилят аль-кууат аль-мусалляха//http://www.jaf.mil.io/index.php?option=com conlcnt&task=view&id=70 JAF1. Jordan Armed Forces.

70. Мудирийят тикнулоджия аль-маалюмат/ Мудирийят/ Ташкилят аль-кууат аль-мусалляха//http://www.jaf.mihio/index.php?option=comcontent&task=viewf&id=::71 JAF -Jordan Armed Forces.

71. Мудирийят аль-када' аль-аскарий/ Мудирийят/ Ташкилят аль-кууат аль-мусалляха//http://www.iaf.mil.jo/index.php?option=com contcnt&task=vicw&id=85&Itemi d=82 JAF - Jordan Armed Forces.

72. Мудирийят силях аль-хандиса аль-маликий/ Мудирийят/ Ташкилят аль-кууат аль-мусалляха//htlp://vvww.iaf.mil.io/index.php?option=com content&task=rview&id=86&ltemi d=83 JAF - Jordan Armed Forces.

73. Аль-кулийят уа-ль-маахид уа-ль-мадарис аль-акадимийя/ Ташкилят аль-кууат аль-мусалляха//http.V/www.jaf.mil.io/index.php?option=com content&task=vicw&idr-11 &Itcmi d=14 — JAF Jordan Armed Forces.з) Документы Управления общей разведки (УОР):

74. Алиййят амль аль-мухабарат// http://wvvw.gid.gov.io — Даират аль-мухабарат аль-амма.

75. Аль-урдун уа-ль-ирхаб// http://www.gid.gov.jо Даират аль-мухабарат аль-амма.

76. Калима тархибийя мин утуфа мудир аль-мухабараг аль-амма// http://wvvw.gid.gov.jо Даират аль-мухабарат аль-амма.

77. Канун аль-мухабарат аль-амма уа-таасисха// http://www.gid.gov.io Даират аль-мухабарат аль-амма.

78. Мауадиу уа-араа// http://www.gid.gov, jo Даират аль-мухабарат аль-амма.

79. Мин акуаль джаляля аль-малик// http://www.gid.gov.iо Даират аль-мухабарат аль-амма.

80. Нубза ан аль-мухабараг// http://www.gid.gov.io/ar/GIDInroar.html Даират аль-мухабарат аль-амма.

81. Руайя аль-мухабарат аль-амма // http://www.gid.gov.io Даират аль-мухабарат аль-амма.

82. У аджибат аль-Мухабарат аль-Амма/ Даират аль-Мухабарат аль-Амма// http://www.gid.gov.jo Даират аль-мухабарат аль-амма.

83. Шиар аль-мухабарат аль-амма уа-длялятуху// http ://www. gid. go v. j о — Даират аль-мухабарат аль-амма.

84. Jordan General Intelligence Department//http:// www.photius.com/countries/iordan/national security/jordannational security g eneralintelligence~358.html Jordan General Intelligence Department.и) Документы Государственного департамента США:

85. Country Reports: Middle East and North Africa Overview/ Country Reports on Terrorism/April 30, 2008/ Released by the Office of the Coordinator for Counterterrorism// http://www.state.gOv/s/ct/rls/crt/2007/103708.htm U.S. Department of State.

86. National Security Language Initiative/ List of Programs/ Youth Programs Division/ Program Offices//http://exchanges.staging3.getusinfo.com/vouth/programs/nsli.html U.S. Department of State. Bureau of Educational and Cultural Affairs.

87. Report of the Hashemite Kingdom of Jordan to the Counter-Terrorism Committee established pursuant to paragraph 6 of Security Council resolution 1373 (2001 )/S/2002/127/ 29 January 2002//http://www.un.org Организация Объединенных Наций (ООН).

88. Report of the Hashemite Kingdom of Jordan to the Counter-Terrorism Committee established pursuant to paragraph 6 of Security Council resolution 1373 (2001)/ S/2003/8 January 2003//http://www.un.org Организация Объединенных Наций (ООН).

89. Report of the Hashemite Kingdom of Jordan to the Counter-Terrorism Committee established pursuant to paragraph 6 of Security Council resolution 1373 (200l)/S/2005/l 62/15 March 2005//http://vvww.un.org Организация Объединенных Наций (ООН).

90. Резолюция 1373 (2001) СБ ООН. S/RES/1373 (2001)/2 October 2001// http://wvvw.un.org - Организация Объединенных Наций (ООН).л) Документы Организации Исламская конференция (ОИК):

91. Кодекс поведения стран-членов Организации Исламская конференция в борьбе с международным терроризмом/ Жданов, Н.В. Исламская концепция миропорядка/ Н.В. Жданов. — М.: Международные отношения, 2003. -С.464-466.

92. Мисак аль-муназзама/ Ан аль-муназзама// http://www.oic-oci.org -Organisation of The Islamic Conference.

93. Муахадат муназзама аль-муатамар аль-ислямий ли-мукафахат аль-ирхаб/ Ал ь-итти ф аки й я r//http: // www.oicoci.org/oicnevv/arabic/conventions/terrorism.htm Organisation of The Islamic Conference.

94. Convention of the Organisation of The Islamic Conference on Combating International Terrorism// http://www.oicoci.org/oicnew/english/convenion/terrorism convention.htm Organisation of The Islamic Conference.м) Документы неправительственных организаций:

95. Иатикалят муриба. Даират аль-мухабарат аль-амма уа-мушкилят сиядат аль-канун фи-ль-урдун/ Сиптембар-айлюль 2006// http://hrw.org -Муракабат хукук аль-инсан.

96. Jordan: End Abuses by General Intelligence Department. Government Must Investigate Torture Allegations/ September 19, 2006//http://hrw.org/english/docs/2006/09/19/iordanl4205.htm Human Rights Watch.

97. Suspicious Sweeps: The General Intelligence Department and Jordan's Rule of Law Problem/ Volume 18, No. 6 (E)/ September, 2006// http://hnv.org Human Rights Watch.н) Документы Центра стратегических и международных исследований:

98. Cordesman, А.Н. US Strategic Interests in the Middle East and the Proccss of Regional Change/ A.H. Cordesman// Center for Strategic and International Studies. Washington, D.C., 1996. - 50 p.

99. Cordesman, A.H. US and USCENCOM Strategy and Plans for Regional Warfare/ A.H. Cordesman// Center for Strategic and International Studies. -Washington, D.C., 1998.-52p.

100. Cordesman, A.H. The Military Balance in the Middle East. The Arab-Israeli Balance/ A.H. Cordesman// Center for Strategic and International Studies. -Washington, D.C., 2004. 89 p.

101. Cordesman, A.H. The Gulf Military Forces in an Era of Asymmetric War: Oman / A.H. Cordesman, K.R. Al-Rodhan// Center for Strategic and International Studies. Washington, D.C., 2006. - 31 p.

102. Cordesman, A.H. The Middle East Military Balance: Definition, Regional Developments and Trends/ A.H. Cordesman, K.R. Al-Rodhan// Center for Strategic and International Studies. Washington, D.C., 2005. - 50 p.1.. Исследования и монографии:

103. Bennett, G. Iraq's Security and Intelligence Structures: More Problems/ G. Bennett// Defence Academy of the United kingdom (Conflict Studies Research Center). London, 2003. - 30 p. - ISBN 1-905058-68-3.

104. Cordesman, A.H. The Gulf Military Forces in an Era of Asymmetric War: Saudi Arabia/ A.FI. Cordesman, K.R. AI-Rodhan// Center for Strategic and International Studies. Washington, D.C., 2006. - 118 p.

105. Cordesman, A.H. The Lessons of International Cooperation in Counterterrorism. Address to the RUSI Conference on Transnational Terrorism. A Global Approach/ATI. Cordesman//Center for Strategic and International Studies. -Washington, D.C., 2006. 48 p.

106. Shearman, P. The Superpowers, Central Amcrica and the Middle East/ P. Shearman, P.Williams. London: Brassey's Defence Publishers Ltd. - 240 P. -ISBN 0-08-035814-4.

107. Sirfy, M. L. The Iraq War Reader: History, Documents, Opinions/M.L.Sirfy, Christopher Cerf. New York: Touchstone Rockefeller Center, 2003. - 716 p. -ISBN 0-7432-5347-7.

108. Wilson, R. The Economies of the Middle East/ R. Wilson. London: Redwood Burn Limited, 1979. - 203 p. - ISBN 0-333-22043-9.

109. Аганин, А.Р. Современная Иордания/ А.Р. Аганин, З.А. Соловьева. М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2003. - 426 с. - ISBN 589394-105-5.

110. Александров, И.А. Монархии Персидского залива: этап модернизации/ И.А. Александров. М.: Изд-во «Дело и Сервис», 2000. - 544 с. - ISBN 5-80180073-5.

111. Бадерхан, Ф. Северокавказская диаспора в Турции, Сирии и Иордании (вторая половина XIX первая половина XX века)/ Ф. Бадерхан. - М.: Институт востоковедения РАН, 2001. - 120 с. - ISBN 5-89282-171-4.

112. Бакланов, А.Г. Ближний Восток на рубеже XXI века: к созданию системы региональной безопасности/ А.Г. Бакланов. М.: МГИМО, 2001. - 169 с. -ISBN 5-9228-0025-6.

113. Большой Ближний Восток: стимулы и предварительные итоги демократизации/ В. Гусейнов, А. Денисов, Н. Савкин, С. Демиденко. М.: ОЛМЛ Медиа Групп, 2007. - 592 с. - ISBN 978-5-373-01705-3.

114. Гавршшн, Ю.В. Современный терроризм. Сущность, типология, проблемы противодействия. Учебное пособие/ Ю.В. Гаврилин, Л.В. Смирнов. М.: ЮИ МВД России, Книжный мир, 2003. - 66 с. - ISBN 5-8041-0144-7.

115. Дроздов, Ю.И. Наглый орел-2007 (Разведка и война в системе США)/ Ю.И. Дроздов, А.Г. Маркин. М.: Изд-во ООО «Артстиль-полиграфия», 2007. -416 с. - ISBN 978-9900610-3-3.

116. Жданов, Н.В. Исламская концепция миропорядка/ Н.В. Жданов. — М.: Международные отношения, 2003. 568 с. - ISBN 5-7133-1168-6.

117. Керимов, Г.М. Шариат. Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности/ Г.М. Керимов. СПб.: Изд-во «ДИЛЯ», 2007. -512 с. - ISBN 5-88503-578-2.

118. Колобов, О.А. Политика США по отношению к Израилю и арабским странам на рубеже 80-90 годов XX века/ О.А. Колобов. П.Новгород: Изд-во Нижегородского университета, 1995. - 220 с. - ISBN 5-230-04280-Х.

119. Корнилов, А.А. Безопасность превыше всего. Концепции внешней политики и национальной безопасности государства Израиль: Монография/ А.А. Корнилов. Н.Новгород: Изд-во НИГУ, 2005. - 140 с. - ISBN 5-85746833-7.

120. Косач, Г.Г. Внешняя политика Саудовской Аравии/ Г.Г. Косач, Е.С. Мелкумян. М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2003. -236 с. - ISBN 5-89394-092-Х.

121. Международные отношения на Ближнем Востоке в XX веке: учебное пособие/ Ю.А. Балашов, М.В. Вагин, А.А. Колобов, А.А. Корнилов. -Н.Новгород: Изд-во Нижегородского госупиверситета, 2003. — 236 с.

122. Мирский, Г.И. Международный терроризм. Исламизм и палестинская проблема/ Г.И. Мирский. М.: ИМЭМО РАН, 2003. - 70 с. - ISBN 5-95350016-5.

123. Модестов, С.А. Геополитика ислама/ С.А. Модестов. М.: Молодая гвардия, 2003. - 192 с. - ISBN 5-235-02593-8.

124. Новиков, И.А. Оружие массового поражения на Ближнем Востоке/ И.А. Новиков. -М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004. -144 с. ISBN 5-89394-118-7.

125. Поляков, К.И. Арабский Восток и Россия: проблема исламского фундаментализма/ К.И. Поляков. М.: Едиториал УРСС, 2003. - 160 с. -ISBN 5-354-00382-2.

126. Поляков, К.И. Палестинское движение сопротивления и формирование палестинской государственности (80-90-е гг.)/ К.И. Поляков, А.Ж. Хасянов.- М.: ИВ РАН, 2001. 304 с. - ISBN 5-89282-1920-7.

127. Ражбадинов, М.З. Умеренный исламизм в Египте на примере деятельности организации «Братья-мусульмане»/ М.З. Ражбадинов. М.: Изд-во «Русский язык», 2006. - 432 С. - ISBN 5-200-03285-7.

128. Республика Ирак в системе международных отношений (80-е годы XX в. — начало XXI в.)/ В.А Заир-Бек, A.M. Хазанов, З.Ш. Хамидов, В.П. Панкратьев. М.: Институт востоковедения РАН, 2002. - 261 с. - ISBN 594425-010-0.

129. Руденко, JI.H. Лига арабских государств и интеграционные процессы в араском мире/ Л.Н. Руденко, З.А. Соловьева. М.: Институт-востоковедения РАН, Институт изучения Ближнего Востока, 2007. — 192 с.- ISBN 978-5-89282-329-6. ISBN 978-5-89394-185-2.

130. Сапронова, М.А. Правительство и парламент в арабских странах/ М.А. Сапронова. М.: Институт изучения Ближнего Востока, 2008. - 248 с. — ISBN 978-5-89394-194-4.

131. Сваранц, А. Пантюркизм в геостратегии Турции на Кавказе/ А. Сваранц. — М.: Изд-во «Гуманитарий», 2002. 600 с. - ISBN 5.89221-022-7.

132. Эпштейн, А.Д. Хамас в региональной политике. Израиль, Иордания и Палестинская национальная администрация перед вызовом исламского фундаментализма/ А.Д. Эпштсйп. М.: Институт изучения Ближнего Востока, 2007.- 192 с.-ISBN 978-5-89394-194-4.1.I. Статьи:

133. Alpher, J. The Oslo Process: Failures, Lessons, Alternatives/ J. Alpher// Europe's Emerging Foreign Policy and the Middle Eastern Challenge. Munich, 2002. -P.125-137.

134. Alterman, J.B. Not in My Backyard: Iraq's Neighbor's Interests/ J.B. Alterman// The Washington Quarterly. 2003. - Summer, - p. 148-160.

135. Cordesman, A.H. Arms Sales, Arms Control, and Regional Security in the Middle East/ A.H. Cordesman// Center for Strategic and International Studies. -Washington, D.C., 2001. 17 p.

136. Cordesman, A.H. The Zarqawi Attack on Jordan: A Single Point Does Not Make a Trend/ A.H. Cordesman//Center for Strategic and International Studies. -Washington, D.C., 2005. 2 p.

137. Cordesman, A.H. Zarqawi's Death: Temporary "Victory" or Lasting Impact/ A.H. Cordesman // Center for Strategic and International Studies. Washington, D.C., 2006.- 14 p.

138. Dieckhoff, A. The European Union and the Israeli-Palestinian Conflict/ A. Dieckhoff// Europe's Emerging Foreign Policy and the Middle Eastern Challenge. Munich, 2002. - P. 147-161.

139. Freedman, R.O. The Bush Administration, the European Union, and the Arab-Israeli Conflict: Is a Euro-Atlantic Partnership possible?/ R.O. Freedman// Europe's Emerging Foreign Policy and the Middle Eastern Challenge. Munich,2002. -P.161-189.

140. Jordan's former spy chief sentenced to 8 years in fraud case/ Jordan Times.2003. July, 11// http://www.menafn.com/qnnews story s.asp?StorvId==23526 - MENA FN.com.

141. Jordan, Turkey conclude fourth round of talks on free trade agreement/ 20.07.2006// http:// www.bilaterals.org/article.php37id articled 12 -Bilaterals.com.

142. Juenemann, A. Six Years After: Reinvigorating the Euro-Mediterranean Partnership/ A. Juenemann// Europe's Emerging Foreign Policy and the Middle Eastern Challenge. Munich, 2002. - P.59-79.

143. Murphy, E.C. Navigating the Economic Reform Process in the Arsb World: Social Responses, Political Structures and Dilemmas for the European Union/ E.C. Murphy//Europe's Emerging Foreign Policy and the Middle Eastern Challenge. Munich, 2002. - P.37-59.

144. Sayigh, Y. The Middle East in Comparative Perspective/ Y. Sayigh// Europe's Emerging Foreign Policy and the Middle Eastern Challenge. Munich, 2002. -P.25-37.

145. Turkey, Jordan carry out military exercises// http:// www.arabicncws.com -Arabic News.com.

146. Turkey not to sabotage ties with Israel for the sake of Arabs/ 15.06.1998 // http://www.arabicnevvs.com/ansub/Dailv/Day/980615/1998061506.html Arabic News.com.

147. Turkish parliament cuts defense budget, examines key programs/ U. Cakirozer/March.2004//http://fmdarticles.com/p/articles/mi go2581/is 200403/a i n9759704 Find Articles .

148. Turkish president to visit Jordan before year's end// http://www.arabicnews.com/ansub/Dailv/Dav/980814/1998081439.html Arabic News.com.

149. Абилов, К.А. Позиция Иордании по вопросу правового статуса палестинцев/ К.А. Абилов// Востоковедный сборник. Выпуск 8. М., 2007. -С. 34-41.

150. Ахмедов, В.М. Армия и традиционное общество на Ближнем Востоке в условиях глобализации и демократических реформ/ В.М. Ахмедов// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 33. М, 2007. -С. 5-29.

151. Ахмедов, В.М. Армия и поли гика на Ближнем Востоке/ В.М. Ахмедов// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 33. М, 2007. -С. 29-52.

152. Ахмедов, В.М. Некоторые аспекты политики России на Ближнем Востоке (российско-сирийские отношения)/ В.М. Ахмедов// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 8. М., 1999. - С. 26-33.

153. Баазова, J1.X. Новый король Иордании Абдалла и израильско-иорданские отношения/ JI.X. Баазова// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 8. М„ 1999. - С. 33-45.

154. Балашов, Ю.А. Проблемы межрегионального взаимодействия исламских стран в ссрединс-второй половине XX века/ Ю.А. Балашов// Регионовсдение: теория и практика. Материалы научного семинара. -Н.Новгород: ИД «Медина», 2003. С. 70-80.

155. Балашов, Ю.А. Социокультурные особенности развития разделенных этнических групп: опыт пародов Европы и Ближнего Востока/ Ю.А. Балашов// Регионоведение: теория и практика. Материалы научного семинара. Н.Новгород: ИД «Медина», 2007. - С.63-69.

156. Беленькая, М.Б. палестино-израильское урегулирование сквозь призму общественного мнения/ М.Б. Беленькая// Востоковедный сборник. Выпуск 8.-М., 2007.-С. 261-276.

157. Бондаренко, С.В. Ближний, Средний Восток и Северная Африка в начале XXI века: политика государства в области развития нефтегазового комплекса/ С.В. Бондаренко// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 34. М., 2008. - С. 34-51.

158. Глебова, Н.С. Нефть и безопасность в странах Ближнего Востока/ Н.С. Глебова// http:// www.iimes.ru — Институт изучения Ближнего Востока.

159. Глебова, Н.С. ООН о гуманитарном развитии стран арабского Магриба (2002-2004 гг.)/ Н.С. Глебова// Востоковедный сборник. Выпуск 8. М., 2007.-С. 227-237.

160. Гусаров, В.И. Социально-политические последствия для арабского мира терактов 11 сентября 2001 г. (некоторые аспектв)/ В.И. Гусаров// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 15. М., 2002. — С.28-46.

161. Гусев, М.Н. Об источниках финансирования исламского терроризма/ М.Н. Гусев// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 19. — М., 2003. С.45-51.

162. Данилов, Л.И. Трайбализм в социально-политическом развитии Иордании/ Л.И. Данилов// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 8.-М., 1999.-С. 75-90.

163. Дружиловский, С.Б. О возможностях борьбы с проявлениями исламского радикализма в современном мире/ С.Б. Дружиловский// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 19. М., 2003. - С.75-81.

164. Дымарский, В. От меня прячут парашют. Король Иордании Абдалла II старается держаться поближе к народу и подальше от лошадей/ В. Дымарский/ Российская газета. 2003. - 16 октября// http://www.rg.ru/2003/10/16/abdalla.html - Российская газета.

165. Иванова, И.И. Турецко-арабские отношения на современном этапе/ И.И. Иванова// Международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке и политика России на рубеже XXI века. М.: Изд-во «Немыкин&Шулек Ко", 2000.-С. 189-212.

166. Капитонов, К.А. О спецслужбах некоторых арабских государств/ К.А. Капитонов// http:// www.iimes.ru Институт изучения Ближнего Востока.

167. Киташов, В.К. Посредничество СШа в урегулировании ближневосточного конфликта/ В.К. Киташов// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 15. М., 2002. - С.83-102.

168. Кожевников, М.В. Некоторые аспекты внешнеэкономической стратегии США на современном этапе/ М.В. Кожевников// Регионоведение: теория и практика. Материалы научного семинара. Н.Новгород: ИД «Медина», 2007. - С.282-287.

169. Корнилов, А.А. Война в Ираке и проблемы безопасности на Ближнем Востоке/ А.А. Корнилов// Регионоведение: теория и практика. Материалы научного семинара. Н.Новгород: ИД «Медина», 2003. - С. 132-138.

170. Косач, Г. Г. Арабские страны и независимость Косова/ Г.Г. Косач// http:// www.iimes.ru — Институт изучения Ближнего Востока.

171. Косач, Г.Г. Американский президент в регионе Персидского залива/ Г.Г. Косач// http:// www.iimes.ru — Институт изучения Ближнего Востока.

172. Косач, Г.Г. Организация Исламская конференция/ Г.Г. Косач// Региональные организации. Современные тенденции развития. -М.: Изд-во «Гуманитарий», 2003. С.156-184.

173. Крайнев, И.А. О некоторых аспектах политической деятельности Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива/ И.А. Крайнев//

174. Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 8. М., 1999. — С. 112-119.

175. Куделев, В.В. Ближневосточная политика Н. Саркози: первые итоги/ В.В. Куделев// http:// vvww.iimes.ru — Институт изучения Ближнего Востока.

176. Кулагина, J1.M. Внешняя политика ИРИ после войны в Ираке/ JI.M. Кулагина// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 19. -М., 2003. С.162-170.

177. Кхошайш, Фуад Дли. У.розы и вызовы для Ближнего Востока/ Фуад али Кхошайш// Международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке и политика России на рубеже XXI века. М.: Изд-во «Немыкин&Шулек Ко", 2000.-С. 49-58.

178. Лазарев, М.С. «Двойной стандарт» в ближневосточной политике США/ М.С. Лазарев// Международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке и политика России на рубеже XXI века. М.: Изд-во «Немыкин&Шулек Ко", 2000.-С. 58-67.

179. Ланда, Р.Г. Политический ислам и социальная революция/ Р.Г. Лайда// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 18. М., 2003. - С.3-15.

180. Мамед-заде, П.Н. Всемирный экономический форум в Иордании: некоторые итоги и комментарии/ П.Н. Мамед-заде// http:// www.iimes.ru -Институт изучения Ближнего Востока.

181. Мелкумян, Е.С. Выступление иорданского короля на саммите ЛАГ/ Е.С. Мелкумян// http:// www.iimes.ru Институт изучения Ближнего Востока.

182. Мелкумян, Е.С. Зона Персидского залива: особенности развития политической ситуации в 90-е годы и роль России/ Е.С. Мелкумян// Международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке и политика

183. России на рубеже XXI века. М.: Изд-во «Немыкин&Шулек Ко", 2000. -76-95.

184. Мелкумян, Е.С. Мирная инициатива Саудовской Аравии в контексте ее внешней политики/ Е.С. Мелкумян// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 15. М., 2002. - С.148-156.

185. Мелкумян, Е.С. Подходы арабо-мусульманского сообщества к процессам демократизации/ Е.С. Мелкумян// Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты. Выпуск 56. Н.Новгород: ИД «Медина», 2006. - С. 101-106.

186. Мелкумян, Е.С. Региональные организации и глобализация системы международных отношений/ Е.С. Мелкумян// Региональные организации. Современные тенденции развития. М.: Изд-во «Гуманитарий», 2003. -С.8-17.

187. Минаев, Н.А. Смерть Арафата и ситуация на Ближнем Востоке/ Н.А. Минаев// Регионоведение: теория и практика. Материалы научного семинара. Н.Новгород: ИД «Медина», 2007. - С.212-215.

188. Никитин, А.Г. Военно-политическое сотрудничество арабских монархий Персидского залива/ А.Г. Никитин// Регионоведение: теория и практика. Материалы научного семинара. Н.Новгород: ИД «Медина», 2007. - С.207-212.

189. Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (23 29 июля 2007 года) // http:// www.iimes.ru - Институт изучения Ближнего Востока.

190. Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (7-13 июля 2008 года) // http:// www.iimes.ru Институт изучения Ближнего Востока.

191. Перспелкин, JI.C. Современный терроризм и его религиозные обоснования/ J1.C. Перепелкин// Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты. Выпуск 5-6. — Н.Новгород: ИД «Медина», 2006.-С. 92-101.

192. Петухов, М.В. Военно-техническое сотрудничество России и Иордании/ М.В. Петухов/ 02.04.08// http:// www.fsvts.gov.ru. Федеральная служба по ВТС.

193. Поляков, К.И. Ислам и региональные международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке/ К.И. Поляков// Международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке и политика России па рубеже XXI века. — М.: Изд-во «Немыкин&Шулек Ко", 2000. С. 248-266.

194. Прозорова, Г.К. Движение неприсоединения сегодня: платформа, роль, перспективы/ Г.К. Прозорова// Региональные организации. Современные тенденции развития. М.: Изд-во «Гуманитарий», 2003. - С.133-156.

195. Ражбадинов, М.З. Новые формы экстремистской деятельности радикальных исламистских группировок суннитского толка/ М.З. Ражбадинов// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 18. М., 2003. - С. 15-24.

196. Рыжов, И.В. Некоторые особенности Мадридской конференции по урегулированию арабо-израильского конфликта/И.В. Рыжов, А.А. Интяков// Нижегородский журнал международных исследований. -П.Новгород: Изд-во ННГУ, 2007. С. 59-79.

197. Рыков, А.Г. Дипломатическая борьба вокруг ядерной программы Ирана/ А.Г. Рыков// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 34. -М., 2008.-С. 252-267.

198. Рыков, А.Г. Региональные амбиции иранской дипломатии/ А.Г. Рыков// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 33. М, 2007. -С. 326-335.

199. Саруханян, С.В. Ядерная программа и политическое развитие Иордании/ С.В. Саруханян// http:// www.iimes.ru Институт изучения Ближнего Востока.

200. Сконич, О.А. Вынужденная миграция па Ближнем и Среднем Востоке и ее конфликтогенность. Основные тенденции/ О.А. Скопич// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 33. М, 2007. - С. 335-348.

201. Соловьев, Э.Г. Исламистская террористическая сеть и проблемы борьбы с терроризмом/ Э.Г. Соловьев// Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты. Выпуск 56. Н.Новгород: ИД «Медина», 2006. - С. 80-89.

202. Соловьева, З.А. Проблемы экономического сотрудничества арабских стран с Европейским Союзом в рамках Барселонского процесса (на примере Иордании)/ З.А. Соловьева// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 34. М., 2008. - С. 305-327.

203. Толкачев, В.В. Основные направления военной политики Франции в районе Персидского залива/ В.В. Толкачев// Регионоведение: теория и практика. Материалы научного семинара. Н.Новгород: ИД «Медина», 2003. - С. 153-165.

204. Хазанов, A.M. Политика России на Ближнем и Среднем Востоке/ A.M. Хазанов// Международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке и политика России на рубеже XXI века. М.: Изд-во «Немыкии&Шулек Ко", 2000.-С. 37-49.

205. Хамзин, К.З. Армия, власть и общество в Иордании/ К.З Хамзин// Армия и власть на Ближнем Востоке: от авторитаризма к демократии. Сборник статей. М., 2003. - С. 25-47.

206. Хамзин, К.З. Иорданский офицерский корпус/ К.З. Хамзин, В.П. Юрченко// Офицерский корпус ближневосточных государств. Сборник статей. М., 2004.-С. 111-138.

207. Хамзин, К.З. События в Мане в контексте внутренней иорданской и региональной ситуации/ К.З. Хамзин// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 18. М., 2003. - С. 367-387.

208. Хамзин, К.З. К итогам парламентских выборов в Иордании/ К.З. Хамзигг// http:// www.iimes.ru Институт изучения Ближнего Востока.

209. Шилин, А.А. Об иракской и палестинской проблемах в повестке дня Движения неприсоединения/ А.А. Шилин// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 18. М., 2003. - С. 209-216.

210. Шмелева, Т.А. Саммиты в Шарм эш-Шейхе и Акабе: мнение арабских стран/ Т.А. Шмелёва// http:// www.iimes.ru — Институт изучения Ближнего Востока.

211. Щенников, В. Ф. Последствия возможных действий США против Ирака для России, прилегающих к Ираку регионов и всего мира/ В.Ф. Щенников// http:// wvvw.iimes.ru Институт изучения Ближнего Востока.

212. Щенников, В.Ф. Внутриполитическое развитие Иордании и сё внешняя политика/ В.Ф. Щеппиков// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 18.-М., 2003.-С. 356-367.

213. Щенников, В.Ф. Последствия возможных действий США против Ирака для России, прилегающих к Ираку регионов и всего мира/ В.Ф. Щенников// http:// www.iimes.ru — Институт изучения Ближнего Востока.

214. Эпштейн, А. Д. В заложниках у терроризма: полувековой ближневосточный опыт и выводы из него/ А.Д. Эпштейн// http:// www.iimes.ru Институт изучения Ближнего Востока.

215. Юрченко, В.П. Военно-политическая обстановка в Ираке (октябрь 2005 года)/ В.П. Юрченко// http:// www.iimes.ru Институт изучения Ближнего Востока.

216. Юрченко, В.П. Военно-политическая обстановка в Ираке (февраль 2008 года)/ В.П. Юрченко// http:// www.iimes.ru Институт изучения Ближнего Востока.

217. Юрченко, В.П. Военно-политическая обстановка в Ираке (июль 2008 г.)/ В.П. Юрченко// http:// www.iimes.ru — Институт изучения Ближнего Востока.

218. Юрченко, В.П. Военное сотрудничество аравийских монархий: намерения и реальность/ В.П. Юрченко// http:// www.iimes.ru Институт изучения Ближнего Востока.

219. Юрченко, В.П. Военно-техническое сотрудничество России с арабскими странами: состояние и перспективы/ В.П. Юрченко// http:// \\4vw.iimes.ru — Институт изучения Ближнего Востока.

220. Юрченко, В.П. Военно-техническое сотрудничество США с арабскими странами/ В.П. Юрченко// http:// www.iimes.ru Институт изучения Ближнего Востока.

221. Юрченко, В.П. Военно-техническое сотрудничество США с арабскими странами (конец XX начало XXI вв.)/ В.П. Юрченко// Ближний Восток и современность. Сборник статей. Выпуск 18. — М., 2003. — С.246-267.1.. Авторефераты диссертаций:

222. Ас-Сунна, Б. Правовое регулирование иностранных инвестиций в Иордании: автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.03/ Ас-Сунна Басем. — Москва, 2004. 24 с.

223. Аш-Шабатат, М.А. Становление и развитие независимого государства Иордании в XX веке: автореф. дис. . канд. юрид. наук: 12.00.01/ Аш-Шабатат Мухаммед Али. Москва, 2004. - 21 с.

224. Балашов, Ю.А. Проблемы разделенных народов и вариан ты их решения в международно-политическом континууме: автореф. дис. докт. ист. наук: 07.00.15/ Балашов Юрий Алексеевич. Н.Новгород, 2008. - 66 с.

225. Демченко, А.В. Политика Иордании в контексте ближневосточного конфликта: 1947-1967 гг.: автореф. дис. . канд. ист.наук : 07.00.15 / Демченко Александр Владимирович.- Москва, 2007. 23 с.

226. Зайцев, Г.М. Стратегия и основные направления внешней политики премьер-министра Государства Израиль Беньямина Нетаньяху (1996-1999 гг.): автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.15/ Зайцев Георгий Михайлович. Н.Новгород, 2007. - 25 с.

227. Казак, В.В. Ближний Восток: проблема экспансии терроризма и исламского экстремизма: 70-е 90-е гг. XX в.: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.03/ Казак Владимир Владимирович. - Владимир, 2006. - 26 с.

228. Корнилов, А.А. Роль Давида Бен-Гуриона в разработке и осуществлении внешней политики Государства Израиль: автореф. дис. докт. ист. наук: 07.00.03/ Корнилов Александр Алексеевич. Н.Новгород, 2008. - 35 с.

229. Мотовилов, Ю.В. Особенности выработки и осуществления региональной политики Исламской Республики Иран в условиях глобализации: автореф. дис. канд. полит, паук: 23.00.04/ Мотовилов Юрий Васильевич. Нижний Новгород, 2005. - 31 с.

230. Невенченой, В.В. Ирак во внешнеполитической стратегии США на Ближнем и Среднем Востоке (1991-2003 гг.): автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.03/ Невенченой Виталий Валентинович. Майкоп, 2005. - 35 с.

231. Панин, В.П. Политический процесс на Ближнем Востоке: влияние Российской Федерации и США: автореф. дис. докт. полит, наук: 23.00.02/ Панин Виктор Николаевич. Краснодар, 2004. - 43 с.

232. Сслитринникова, П. В. Влияние внешнеэкономических связей Иордании на хозяйственное развитие страны в 1990-е годы: автореф. дис. канд. экон. наук: 08.00.14/ Сслитринникова Наталья Валерьевна. Москва, 2003. - 20 с.

233. Халаштэ, Н.Ю. Социокультурная адаптация адыгской диаспоры в Иордании: автореф. дис. канд. социол. наук: 22.00.06/ Халаштэ Нафсэг Юсуфовна. Майкоп, 2006. - 22 с.

234. Countcrterrorism Working Group Recommendations/09.02.2005// http:// vvww.saudinf.com/main/yyl O.htm The Saudi Arabian Information Resource.

235. Jordan, Intelligence and Security/http:// www.answcrs.com/topic/iordan-intelligence-and-security Answers.com.

236. King Receives Condoleezza Rice/21.02.2007// http:// www.pm.gov.io/english/index.php?page tvpe=ncws&part=:l&id=2558 Prime Ministry of The Hashemite Kingdom of Jordan.

237. В оборонительных проектах НАТО растет доля оборонной промышленности Турции/ 26.03.2007//http://www.rn cds.ru/default.asp?vYear=2007&vMonth=3 — Межрегиональный центр делового сотрудничества.

238. Военный бюджет Турции/ ВПК. 2004. - 24-30 ноября. - №45(62)// http://vww.vpk-news.ru/default.asp7pr sign=archive.2004.62.news - ВПК. Военно-промышленный курьер.

239. Делегация ФСВТС России посетит выставку «COOEKC-2008»//http:// www.ariTis-expo.ru — Оружие России федеральный электронный справочник вооружений и военной техники.

240. Иордания. Более 340 видов военной техники/ 31.3.2008//http://www.iordan.polpred.ru/news.html?section=20&id=97815&type =paid&country=::60 Polpred.ru. Академия креативных технологий.

241. Иордания на шестой международной выставке сил специального назначения «SOFEX 2006»/ 27.3.2006//http://www.iordan.polpred.ni/news.html?section=20&id::=103732&tvpc=paid&co untry-60 Polpred.ru. Академия креативных технологий.

242. Иордания. Объединенная промышленная корпорация (ОПК)/ 23.3.2006// http://vv\\4v.iordan.polpred.ru/nevvs.html?section=20&id=103786&type=paid&co unlry=60 Polpred.ru. Академия креативных технологий.

243. Минобороны Турции разрабатывает план военного вторжения на север Ирака// http://wwav.regnum.ru/news/675709.html REGNUM. Информационное агентство.

244. По оборонным расходам Турция 5-я в Европе и 4-я на Ближнем Востоке// http://www.rcgnuin.ru/news/675288.html - REGNUM. Информационное агентство.

245. Против Ирана сколочен неожиданный альянс/ Выпуск 296 (2425)// http:// wwvv.utro.ru/articles/2006/10/23/594865.shtml Утро.ги.

246. Саудовская Аравия предлагает создать мировой антитеррористический центр/16.09.2005 // http://www.podrobnosti.ua/power/secunty/2005/09/16/243801.html Podrobnosti.ua .

247. Турция опережает США по расходу средств на закупку военной техники/04.01.2007//http://turkey.report.ru/default.asp?pagebegin=l&pageno=l 4 Report.ru. Сообщество экспертов.1. VI. Справочные издания:

248. English Dictionary for advanced Learners. Glasgow: Harper Collins Publishers, 2001.- 1824.-ISBN 0-00-710201-1.

249. The Oxford Russian Dictionary. Madrid: Oxford University Press, 1997. -1340 p. - ISBN 0-19-860153-0.

250. Александренко, M.A. Русско-арабский арабско-русский словарь лексики средств массовой информации/ М.А. Александренко. М.: ACT: Восток-Запад, 2007. - 544 с. - ISBN 5-17-039481-0.

251. Баранов, Х.К. Большой арабско-русский словарь: в 2-х тт. Том 1/ Х.К. Баранов. М.: Изд-во «Русский язык». - 456 с. - ISBN 5-200-02823-Х.

252. Баранов, Х.К. Большой арабско-русский словарь: в 2-х тт. Том 2/ Х.К. Баранов. М.: Изд-во «Русский язык». - 480 с. - ISBN 5-200-02824-8.

253. Борисов, В.М. Русско-арабский словарь/ В.М. Борисов. М.: Сам Интернэшнл, 1993. - 1120 с. - ISBN 5-85631-002-0.

254. Данилов, JL Кто есть кто в Иорданском Хашимитском Королевстве/ Л.Данилов. М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 1998. -302 с. - ISBN 5-89394-015-6.

255. Юрченко, В.П. Военная политика и военное строительство в странах арабского Востока (конец XX начало XXI века). Часть 1/ В.П. Юрченко. -М.: Институт изучения Ближнего Востока, 2007. - 492 с. - ISBN 978-589394-189-0.

256. Юрченко, В.П. Военная политика и военное строительство в странах арабского Востока (конец XX — начало XXI века). Часть 2/ В.П. Юрченко. -М.: Институт изучения Ближнего Востока, 2008. 472 с. - ISBN 978-589394-188-3.