автореферат диссертации по филологии, специальность ВАК РФ 10.02.04
диссертация на тему:
Семантика и структура немецких гидронимов

  • Год: 2001
  • Автор научной работы: Беляев, Андрей Николаевич
  • Ученая cтепень: кандидат филологических наук
  • Место защиты диссертации: Уфа
  • Код cпециальности ВАК: 10.02.04
Диссертация по филологии на тему 'Семантика и структура немецких гидронимов'

Оглавление научной работы автор диссертации — кандидат филологических наук Беляев, Андрей Николаевич

Введение.3

Глава Лингвистический статус имени собственного .21

1.1 Понятие имени и именования.21

1.2 Связь онимической лексики с именуемым объектом.29

1.3 Способность быть именем собственным.32

1.4 Различие между собственным именем и нарицательным.38

1.5 Семантика имени собственного.48

Глава Семантическая мотивация и стратиграфия немецких гидронимов.62

2.1 Древнеевропейские гидронимы.62

2.1.1 Ареал и языковые истоки гидронимии.62

2.1.2 Семантические поля древней гидронимии.73

2.1.2.1 Семантическое поле «течь, литься».74

2.1.2.2 Семантическое поле «свойство воды».83

2.2 Кельтские гидронимы.90

2.3 Германские и немецкие гидронимы.96

2.3.1 Физико-географические признаки в названиях водных объектов.98

2.3.2 Антропогенные факторы в названиях.105

Глава Морфемная и словообразовательная структура гидронимов.112

3.1 Механизмы топонимообразования.112

3.2 Структура древнеевропейского гидронимического именослова в диахронно-синхронном аспекте.,. 122

3.3 Структурно-деривационные типы немецких гидронимов.129

3.3.1 Простые (корневые) гидронимы.132

3.3.2 Имплицитные гидронимные дериваты.139

3.3.3 Эксплицитно-производные гидронимы.140

3.3.4 Композитные гидронимы.142

3.3.5 Составные гидронимы.149

 

Введение диссертации2001 год, автореферат по филологии, Беляев, Андрей Николаевич

В последние десятилетия обращение к ономастике становится закономерным, поскольку имена собственные образуют промежуточную сферу, в которой лингвистические и экстралингвистические факторы вступают в наиболее тесное взаимодействие. Имена собственные функционируют в качестве своеобразных синхронических и диахронических культурно-исторических и языковых индексов. Лингвистическая ценность ономастического материала заключается в сосуществовании в данной области номинации архаизмов и инноваций, воплощающих важнейшие тенденции языкового развития и отражающих мощное взаимодействие онимов с общеязыковой системой.

Изучение собственных географических имен, составляющих своеобразную и чрезвычайно богатую номинацию в лексической системе языка, имеет большое научно-теоретическое и практическое значение. Названия географических объектов являются носителями не только лингвистической, но и географической, и исторической, и культурологической информации. Изучением этой информации занимается топонимика. Являясь самостоятельной комплексной наукой, она нередко становится важным вспомогательным средством в решении многих вопросов смежных наук.

Изучение топонимики особенно важно для таких языков и территорий, о которых нет или имеется мало сведений в древних письменных источниках. В таких случаях как исторический, географический и лингвистический источник на передний план исследований выступают данные общенародного языка, в частности его диалектов и говоров, и существующие географические названия.

Топонимы отличается необычайной устойчивостью. Топонимические названия как имена собственные особого рода легко заимствуются и усваиваются другими народами и таким образом могут сохраняться в течение тысяч лет. Из всех топонимических образований наиболее устойчивыми оказались имена рек. Многие из них прошли через века, и даже тысячелетия, сохранив основу, хотя в целом они как-то изменились. Однако эту стабильность не следует понимать абсолютно. Время, ход истории отразились и на них. Названия рек, то есть гидронимы (греч. vöcop «вода» + опут «имя»), оказываются самыми трудными для выяснения этимологии. Гидронимия полна загадок: многие гидронимы в мире не имеют надежных и однозначных объяснений, допуская множественность интерпретаций.

Во времена переселения народов названия рек заимствовались народами, пришедшими на новое местожительство. «Гидронимы относятся к самой консервативной группе собственных имен», констатирует В. Шмид, причем этот «догмат веры необходимо иметь в виду при исследовании других типов имен». [Schmid 1981, 3, перевод наш — A.B.] Личные имена более подвержены влиянию моды, названия населенных мест могут быть зачастую переименованы вследствие социальных и исторических изменений. Эти исключения из общего правила ономастикона делают гидронимию исключительно интересной для историка, лингвиста и географа, поскольку позволяют заглянуть в то далекое прошлое, о котором письменные источники молчат. Гидронимы дают исследователю ценнейшие сведения об этнических взаимоотношениях; они являются в самых удаленных уголках Европы самыми ранними свидетелями истории человечества. [Krähe 1954, 46]

Особый интерес представляют гидронимы немецкоязычного ареала, поскольку этническая карта Западной Европы с древних времен представляла собой конгломерат населявших ее племен и народов, оставивших значительные следы в гидронимии. Это позволяет сделать определенные выводы о языковых и культурных контактах западноевропейских этносов.

Современный уровень ономастических исследований требует решения многих теоретических вопросов гидронимии. К их числу, прежде всего, относится вопрос о необходимости систематической обработки самой древней гидронимии немецкоязычного ареала. Мы пока не знаем, какие структурные и семантические типы там преобладали. Дальнейшая обработка материала с инвентаризацией корней и суффиксов, описание материала, структурно организованного в соответствии с классификацией суффиксов и разделенного на семантические подгруппы, позволят воссоздать становление типологических групп гидронимов немецкоязычного ареала. Еще продолжаются споры среди ученых по поводу гидронимов на -ара. Окончательный вопрос происхождения данных гидронимов пока не решен, поэтому отсутствует полная хронологическая картина развития гидронимов немецкоязычного и других ареалов. Эти обстоятельства обусловили выбор темы нашего исследования.

Первые письменные сведения о германских географических названиях можно найти у римских писателей. Среди названий обращают на себя внимание и представляют большую ценность для ономастических исследований названия лесов, гор и территорий: Saltus Teutoburgensis; Hercunia или Hercynia silva; Bacenis silva и др. [Rasch 1950]

До середины XIX столетия все попытки объяснения географических имен носили, в общем, более или менее случайный характер, а в самих объяснениях было много фантастического и неправдоподобного. Отмечается довольно большое количество работ в этой области. Так, Эгли в своей работе «Geschichte der geographischen Namenkunde» насчитывает более 3000 работ, посвященных специально географическим именам, а в другой в своей работе: «Nomina geographica» тот же автор объясняет значение 42117 географических названий. [Egli 1893] Капитальный труд Эгли содержит значительное число географических названий разных стран, при объяснении географических названий он опирается в основном на народную этимологию, что снижает научную ценность работы и в современных топонимических работах ссылки на этого автора практически отсутствуют. [Berger 1993; Koß 1990] К работам такого рода можно отнести этимологический анализ названий рек Ломайера «Beiträge zur Etymologie deutscher Flußnamen», работу Ф. Витта «Beiträge zur Kenntnis der Flußnamen Nordwestdeutschlands». [Witt 1912] Из отечественной литературы по интересующей нас проблеме можно выделить работу А. Орлова «Происхождение названий русских и некоторых западноевропейских рек, городов, племен и местностей». [Орлов 1907] В 1914 г. вышел словарь географических имен А. Ивановского. [Ивановский 1914] Он содержит значительный корпус топонимов, нашедших в основном этимологическое толкование. С другой стороны, в словаре не достает многих слов, объяснение которым автор не мог найти в имевшихся в его распоряжении литературных источниках. Приведем некоторые статьи из его словаря: «Аа — сокращение старого верхненемецкого слова aha, переделанного из латинского aqua — «вода», название многих рек. Арно (итал. Arno) — река (в инд.-евр. языках корень ara, аг для обозначения «река», очень распространен; санскр. arva — быстрый). Везер (нем. Weser, прежде Wisuraha, Wirraha) — западная река. Инн (Inn) — текущая (река). Майн (нем. Main) — текущий. Неккар —река, блестящая река. Эльба — река (сканд. elf— движущаяся вода). Эмс (нем. Ems) — «река». [Ивановский 1914, выделено нами — А.Б.] Как видим, приведенные примеры указывают на низкий уровень исследований речных названий в тот период. Лишь постепенно начинают появляться работы, свидетельствующие о становлении топонимики как особой отрасли знаний, включающей гидронимию.

В развитии топонимики хронологически можно выделить следующие этапы: 1) подготовительный период (вторая половина XIX в.); 2) младограмматический подход (первая половина XX в.); 3) период системного подхода к географическим названиям (с 50-х годов XX в.).

В течение второй половины XIX в. проводится сбор топонимического материала на основе письменных памятников. Основными работами в этот период являются исторические ономастиконы, содержащие все засвидетельствованные формы названий, например, «Древненемецкий ономастикою) Э. Фер-стемана. [Förstemann 1859] Этот ономастикой, содержащий богатый фактический материал, не теряет своего значения и в наше время. Однако во многих деталях этот ономастикой давно уже устарел, а воспроизведение исторических форм некоторых именований не всегда внушает доверие. Третье издание этого ономастикона вышло в 1915 году под редакцией Г. Еллинггаузена, а в 1967 году вышло стереотипное издание. Отдельная монография Е. Ферстемана вышла в 1863 году. [Förstemann 1863] В конце этого периода начинают появляться региональные географические словари [Krieger 1904, Leithaeuser 1901], знаменующие переход к качественно новому этапу топонимических исследований.

Младограмматический период знаменуется появлением разнообразной топонимической литературы. В первой половине XX в. выходят в свет многочисленные описания топонимических ареалов. [Abels 1927; Beck 1907, 1909, 1926; Bach 1927; Bohnenberger 1927; Heilig 1906; Müller, 1937; Reimer 1926; Schwarz 1926; Sturmfels 1928, 1936] В этих работах младограмматизм проявляется, прежде всего, в атомистическом подходе к анализируемому материалу, то есть топонимы рассматриваются разрозненно, в отрыве друг от друга. Все работы этого периода содержат однообразное представление топонимов — этимологизацию географических названий. Основной недостаток этих работ заключается в том, что все неясные топонимы было принято в основном относить к кельтскому субстрату. Несмотря на это, они вполне могут быть использованы как один из источников для исследования гидронимии. В данном случае следует упомянуть работы А. Хольдера по изучению словарного состава древнекельтского языка, который можно использовать при этимологизации гидронимии Германии. [Holder 1896, 1904, 1907] Сведения о кельтах, населявших некогда Вюртемберг, можно найти у К. Биттеля. [Bittet 1934] В. Каперс проанализировал кельтские топонимы на -асит, локализовав их между р. Наэ и Маасом, в верховьях Рейна и в Лотарингии. [Kaspers 1921] Позже появляются работы, посвященные исследованию структуры и значения немецких гидронимов, но они малочисленны и носят в основном региональный характер.

Перечисленные авторы предпринимают попытку на основе полученных этимонов анализировать общественно-исторические явления, например, ход заселения территории в далеком прошлом. Историзм этого периода проявляется также в том, что практически все исследователи в своих изысканиях опираются на работы историка В. Арнольда. [Arnold 1881] Будучи специалистом по германским древностям, В. Арнольд рассматривал географические названия как источник для получения информации по древней истории, особенно истории племенных отношений.

В целом можно выделить следующие положительные стороны в развитии топонимики представителями младограмматического направления: 1) был собран очень богатый топонимический материал, который в настоящее время может быть использован при анализе топонимики в ее различных аспектах; 2) обращение топонимистов к вопросам происхождения географических названий способствовало становлению научной этимологии; 3) были выявлены связи между географическими названиями и фактами общественной жизни. В качестве отрицательных моментов можно назвать следующие: 1) атомистический подход к топонимии, то есть географические названия изучались независимо от других явлений языка, без учета их системных связей в структуре лексикона языка; 2) отсутствие многоаспектного, комплексного рассмотрения онимов.

В конце 50-х — начале 60-х годов прошлого столетия основным центром топонимических исследований в бывшей ГДР становится Лейпцигский университет и Институт языкознания при Академии наук в Берлине. Коллектив секции теоретического и прикладного языкознания Лейпцигского университета, занимался исследованием топонимов юга страны. В основном обе группы исследователей использовали в своих изысканиях материалы географического архива Тюрингии. В качестве основных задач изучения немецких топонимов можно выделить: 1) выявление географических названий славянского прохождения, преимущественно искаженных, переосмысленных или калькированных; 2) разработка и написание словарных статей собственных имен для использования их в иноязычных словарях по некоторым отраслевым специальностям. Лейпцигский коллектив ученых имел задачу проведения фундаментальных исследований южно-немецкой топонимии, которые могли бы пролить свет на малоизученные вопросы сорбско-полабской языковой границы.

В этот период вышли в свет многочисленные публикации и защищены диссертации по немецкой топонимии. В них наряду с фонологическими, морфологическими, семантическими и синтаксическими аспектами исследовались процессы возникновения и исторического развития топонимов с учетом общего развития языка и с привлечением диалектных вариантов. На основе тщательной обработки данных выявлена связь между географическими названиями и историей заселения Тюрингии до IX в. [Walther 1971] Топонимы древне-сорбского происхождения были тщательно исследованы и систематически изложены с учетом особенностей исторической фонетики и фонологии Е. Ейх-лером. [Eichler 1975] Большая работа велась также по сбору и обработке топонимов и в других регионах Германии. Вышли в свет многочисленные исторические ономастиконы [Braun 1963; Dertsch 1953, I960, 1966, 1974; Frank 1975; Pfanner 1965; Puchner 1951; Seitz 1966; Laur 1967], которые содержат ценный сравнительно-сопоставительный материал для выявления семантических закономерностей развития немецких географических названий из апелля-тивов.

Среди обобщающих монографий, прежде всего, следует назвать подробную, систематически составленную «Немецкую ономастику» А. Баха. [Bach 1953-1956] Спустя 50 лет она также служит необходимой основой для дальнейших ономастических исследований, к тому же дает возможность расширить и углубить знания по ономастике с использованием многочисленных библиографических указаний. Общие вопросы ономастики разрабатывались также Э. Шварцем [Schwarz 1950], среди новейших работ можно выделить труды Г. Бауэра [Bauer 1985] и Г. Коса. [Koß 1990]

С 40-х гг. XX в. начинается плановый и системный характер изучения немецкой гидронимии. В это время появились работы, сыгравшие большую роль в дальнейшем исследовании немецкой гидронимии. Прежде всего, следует назвать диссертацию М. Белыпнер, предметом исследования которой явилась историческая гидронимия бассейна реки Майна. [Belschner 1943] Инициатором исследования и научным руководителем диссертанта был X. Краэ, который позже вновь подверг более тщательному этимологическому анализу гидронимию бассейна реки Майна. [Belschner, Krähe 1944-1949] Опубликованные работы X. Краэ закрепляют осознание того, что наряду с хронологией и географией (ареалами) происхождение, смысловое значение, связь с нарицательными словами занимают важное, если не первое место. Другими словами, в анализе всегда присутствует этимология. Анализом гидронимов бассейна реки Майна занимался Р. Шпербер. [Sperber 1970] В отличие от диссертации М. Белыпнер, в работе Р. Шпербера этимологические версии подтверждаются более достоверными историческими документами. Позже внимание М. Белыпнер было вновь неоднократно обращено на гидронимию этого ареала. [Petran-Belschner 1978, 1981, 1990] Выявлением славянского гидронимного субстрата занимался Е.Ейхлер. Для нас представляют интерес его работы: «Die Orts- und Flußnamen der Kreise Delitzsch und Eilenburg» [Eichler 1958], «Zur Etymologie und Struktur der slawischen Orts- und Flußnamen in Nordostbayern» [Eichler 1962], «Alte Gewässernamen zwischen Ostsee und Erzgebirge». [Eichler 1981] Среди интересующих нас работ выделим работу X. Диттмейера, в которой рассматриваются гидронимы на -apa. [Dittmaier 1955] Сложные топонимы с основой -lar, в которых уточнителем часто выступают речные названия, описаны им в работе «Die (h)lar-Namen». [Dittmaier 1963] Проблемой стратификации, этимологизации и выявления структурных типов древних гидронимов немецкоязычного ареала занимались К. Финстервальдер, Т. Гейгер, А. Шмид. [Finsterwalder 1956; Geiger 1963; Schmid 1961 ]

В 1964 году вышла в свет монография «Unsere ältesten Flußnamen» X. Краэ [Krähe 1964], в которой осуществлена реконструкция значительного слоя древнеевропейской гидронимии, распространенной по всей Европе. X. Краэ является создателем теории древнеевропейской гидронимии. Его труд сыграл большую роль в развертывании работ по изучению речных названий в различных областях Европы. Свои исследования X. Краэ проводил, анализируя гидронимы Северной и Центральной Европы, поэтому восточные границы древнеевропейской гидронимии им установлены без учета многих данных: так, он привлекает балтийский материал, но почти не использует материала славянских языков. В результате некоторые его выводы о географической локализации древнеевропейской гидронимии носят достаточно спорный характер.

Реконструкцию древнеевропейской гидронимии продолжили другие немецкие исследователи. [Geiger 1964; Greule 1973, 1981, 1985; Schmid 1981; Koß 1990] В этих работах ставится под сомнение положение X. Краэ о том, что понятие «древнеевропейский» относится к некой промежуточной ступени между общеиндоевропейским и отдельными языками, а ограничивается лишь областью ономастики. В современных исследованиях шире используется балтийский и славянский материал. Так, В. Шмид [Schmid 1981] полагает, что центром древнеевропейской гидронимии можно считать Прибалтику. Отметим работу Д. Бергера «Geographische Namen in Deutschland» [Berger 1993], в которой собран большой фактический материал о происхождении и значении более 1700 немецких топонимов, в том числе гидронимов. Во введении Д. Бергер освещает ряд вопросов, связанных с возникновением топонимов, их ролью в истории заселения и освоения земель в эпоху династии Каролингов. В его словаре объясняются обозначения населенных пунктов, число жителей которых превышает 10000 жителей. Что касается рек, то он анализирует в основном названия крупных рек и их главные притоки. Несомненной заслугой является то, что Д. Бергеру удается показать особо тесную связь между историей края и топонимикой. На наш взгляд, славянский субстрат в немецкой гидронимии представлен здесь не в значительном количестве.

Современные исследования немецкой гидронимии носят, как правило, региональный характер: гидронимию бассейна Тюрингской Заале исследовал Э. Ульбрихт [Ulbricht 1957]; гидронимам бассена реки Лейне посвящена работа Б. Кеттнера [Kettner 1972]; гидронимию юга Германии исследовал Б. Боэш [Boesch], В. Лаур [Laur 1981] предпринял попытку изучения гидронимов севера Германии.

В отечественной германистике интересующими нас вопросами занимаются В. Кузиков [Кузиков 1977, 1985], Р. Мурясов [Мурясов 1986] и др. В последние годы защищены диссертации по немецкой топонимике. [Чижова

1997; Хантъширов 1998] Отечественная гидронимика за последние 20-30 лет также пополнилась работами, в которых можно найти материал по интересующей нас теме. [Зайцев 1989; Откупщиков 1974; Смолицкая 1976; Толстой 1987; Топоров, Трубачев 1962; Трубачев 1968] Особо выделим работу P.A. Агеевой «Происхождение имен рек и озер». [Агеева 1985] P.A. Агеева показывает тесную зависимость названия рек от природных условий — животного и растительного мира, наличия полезных ископаемых, их добычи древним человеком. Используя новые достижения этнографии, фольклористики и мифологии, автор смогла показать культурно-историческое значение названий рек и озер. Интересные данные приводятся о второй жизни гидронимов, когда собственные имена рек переходят в названия других объектов: река Москва — город Москва, река Омь — город Омск. В монографии приводятся в алфавитном порядке названия некоторых крупных рек Европы, которые объясняются из общеиндоевропейского или из отдельных древних языков. В списке приведены наиболее вероятные этимологии названий. Общее количество анализируемых гидронимов составляет 33, из них немецких — 8 (Везер, Заале, Майн, Мозель, Одер, Рейн, Саар, Эльба). P.A. Агеева считает термин «древнеевропейский» не особенно точным, и полагает, что его можно заменить термином «древнеиндоевропейский», так как многие гидронимы объясняются лишь с учетом индоевропейской общности.

Большая заслуга в открытии огромного пласта верхнеднепровской гид-ронимии балтийского происхождения принадлежит В.Н. Топорову и О.Н. Тру-бачеву. [Топоров; Трубачев 1962] Их монография «Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья» явилась блестящим образцом лингвистического исследования географических названий и послужила мощным стимулом для дальнейших изысканий по гидронимии Поднепровья и других соседних территорий, а также позволила более точно установить восточный ареал древнеевропейской гидронимии.

В целом в немецкой и отечественной лингвистике топонимические исследования в области гидронимики представлены довольно широко. О состоянии исследований в данной области и современных направлениях можно судить на основании библиографии по немецкоязычной топонимике «Bibliographie der Ortsnamenbücher des deutschen Spachgebietes in Mitteleuropa». [Bibliographie 1998], а также в серии «Hydronymia Germania», основанной X. Краэ в 1962 г. [Hydronymia 1962-1990]

Однако недостаточно исследованной, на наш взгляд, является группа гидронимов — обозначений крупных рек и их основных притоков, а также некоторое количество малых рек, формирующих ландшафт на территории современной Германии, во всем многообразии взаимодействующих интралингви-стических и экстралингвистических факторов, определяющих их положение и номинативные функции в лексико-семантической системе языка. Этим обусловлена актуальность темы диссертации.

Данное диссертационное исследование являет собой первый опыт монографического описания гидронимов вышеназванной группы в отдельности, то есть, онимов одного типа, имеющих распространение по всей современной Германии в существующих границах с 3 октября 1990 года, с учетом разнообразных аспектов, характеризующих онимы как носителей не только сугубо лингвистической, но и богатой лингвострановедческой информации. Работа представляет комплексное системное лексико-семантическое описание гидронимов, а также их типологическую и структурную характеристику. Такое исследование наименований рек в германистике предпринято впервые. Также впервые описаны структурные типы древнеевропейских гидронимов с привлечением большого славянского материала. Работа может служить составной частью обширного исследования — комплексного описания ономастикона немецкого языка.

Целью предпринятого диссертационного исследования является комплексное изучение гидронимов вышеназванной группы: лингво-историческая стратификация гидронимов, их структурное описание, характеристика семантической типологии, лингвокультурное осмысление.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих исследовательских задач.

1. Выявление отличительных черт имени, связанных с особенностями процесса именования, от других типов языковой номинации.

2. Определение статуса имени собственного в лексико-семантической системе языка.

3. Рассмотрение проблемы языковой стратификации гидронимов догер-манского происхождения.

4. Представление структурно-словообразовательной характеристики и разработка схемы классификации древнеевропейских гидронимов исследуемого ареала по их связи с морфологией известных языков.

5. Разработка семантической классификации гидронимических фактов по их связи с корнями или основами нарицательной лексики.

6. Характеристика лексико-семантических и структурных разрядов гидронимов германского происхождения по степени их продуктивности.

7. Статистическое представление гидронимических фактов исследуемого пространства.

8. Изучение лингвокультурологических аспектов исследуемого материала.

Предметом комплексного исследования является семантический и структурный анализ гидронимов на материале названий крупных немецких рек и их основных притоков; установление хронологии основных гидронимических пластов; описание информационного потенциала, присущего макрогидронимам, и выявление их свойств, способствующих расширению самой ономастической лексики, то есть сферы собственных имен.

Среди географических объектов Земли огромную долю составляют моря, заливы, проливы, бухты, лиманы, болота, озера, реки, ручьи, источники, водохранилища, пруды, колодцы. Все эти природные или искусственно созданные человеком объекты, как правило, носят названия. Безымянных вод гораздо меньше. Скорее одна и та же река, одно и то же озеро или море могут иметь несколько названий: либо они, данные разными народами, племенами или даже жителями соседних деревень, живут и сосуществуют одновременно, либо один и тот же народ менял названия в разные исторические периоды. Так, река Leda в своих верховьях носит название Sagter-Ems; река Rednitz образуется слиянием рек Fränkische и Schwäbische Rezat, а в нижнем течении именуется Regnitz; река Unstrut называлась в VI в., как свидетельствуют источники, Nablis; различные части озера Bodensee именуются как Überlinger See, Zeller See, Obersee, Untersee.

Для обозначения совокупности гидронимов часто в научной литературе используется термин «гидронимия» (нем. Hydronymie/ Gewässernamenschatz). Гидронимика — отрасль ономастики, изучающая гидронимы. Объектом изучения гидронимики могут быть названия водных объектов в целом как специфический вид собственных имен, или именования определенной территории (региональная гидронимика), а также отдельные водные названия.

Гидронимы менее изменчивы, чем, например, антропонимы, так как они связаны со своим объектом, который не изменяется на протяжении тысячелетий. [Koß 1990, 7] В немецкоязычном ареале особую значимость для исследования приобретают названия рек и ручьев, так как количество рек в этом регионе значительно превосходит количество озер и водоемов со стоячей водой.

Если рассматривать современные немецкие гидронимы, то среди них встречаются гидронимы с ясной внутренней формой имени или «прозрачной этимологией»: Schwarzwasser, Grenzbach, Mittelgraben, которые возникли сравнительно недавно. Между тем имеется целый ряд гидронимов, у которых установление связи с апеллятивом представляет большие затруднения: Donau, Elbe, Main, Rhein, Werra и др. Далеко не всегда возможно установить связь гидронима с апеллятивом: Altmühl (< древ. Alemona), Biese, Delme, Eisava, Nette, Pader, Weil. Крупные реки, как правило, носят германские или догер-манские имена. Напротив, небольшие реки и ручьи зачастую носят немецкие имена, возможно, также славянские имена в бывшем славяноязычном ареале восточнее Эльбы и Заале. Морфологический анализ древнейших названий рек

Германии и соседних стран вплоть до Испании, Скандинавских стран, Прибалтики и до Балкан указывает на пласт имен, которые, возможно, возникли до расщепления общего индоевропейского языка на отдельные языки.

Поставленные задачи исследования названий немецких рек возможно осуществить с использованием ряда ономастических методов. Как часть ономастики гидронимика полностью входит в лексикон языка. «Доминирует в ономастике лингвистический компонент не только потому, что каждое имя — это слово, развивающееся по законам языка, но и потому, что информация каждого имени «добывается» с помощью лингвистических средств». [Суперан-ская 1973, 7] Изучение ономастической лексики позволяет лингвисту исследовать историю языка на всех его уровнях: историческую фонетику, морфологию и словообразование, синтаксис, лексикологию, семантику. Современная лингвистика текста — часть семиотики — многие свои выводы строит на анализе собственных имен.

В гидронимике, как и в ономастике в целом, применяют все методы и приемы лингвистического исследования. Прежде всего, это сравнительно-исторический и ареальный методы. Сравнительно-историческое изучение гидронимов с применением этимологического анализа, приемов реконструкции обеспечивает надежную историко-лингвистическую базу для исследования этого разряда лексики языка; с помощью ареального метода названия получают пространственную локализацию. Использование генетического метода позволяет сравнивать гидронимы (или апеллятивы, лежащие в их основе) с гидронимами других языков при условии генетического тождества всех их составных элементов, то есть при наличии закономерных звуковых соответствий. Этот метод применяется для установления родственных связей между разными именами и для выявления закономерной связи с именем-архетипом. Есть, однако, своя специфика у так называемых макрогидронимов, то есть названий наиболее крупных водных объектов, известных, как правило, с глубокой древности. Субстратные макрогидронимы обычно имеют более чем одну этимологию.

Но ведь и многие нарицательные слова в этимологических словарях толкуются по-разному, хотя гораздо легче бывает прослеживать их смысловые и формальные связи и сопоставлять их с другими словами изучаемого и родственных ему языков.

Специфика работы топонимиста заключается в том, что для установления достоверной этимологии каждого без исключения названия требуется специальное и тщательное историческое и лингвистическое исследование. Естественно, что подобный идеальный анализ почти недостижим на практике, и лишь те названия становятся достоянием науки, которые по каким-то причинам попали в сферу научных интересов специалистов.

Используется один из аспектов картографического метода, а именно: применение готовых, специальных карт в качестве источника топонимического материала и для установления закономерностей размещения топонимических явлений.

Метод «малых типов» (название метода условно) способствует выявлению редкостных гидронимов на данной территории и их использованию для углубленного изучения более частотных гидронимов и больших гидронимиче-ских массивов. Входит как составная часть в стратиграфический метод. Изолированные названия вообще трудно поддаются этимологизированию; наложенные на карту и изучаемые в системе, они приобретают преимущества по сравнению с этимологическим анализом.

С помощью стратиграфического метода осуществляется исследование ономастического материала или процессов в их хронологической последовательности при сопоставлении синхронных срезов. Служит, в частности для выявления субстрата и суперстрата путем специально разработанных методик. [См. Матвеев 1986]

Структурный метод позволяет провести исследование морфемной или словообразовательной структуры изучаемого языкового материала. С помощью структурного метода выявляют гидронимические модели и заполняющие их основы и аффиксы. Этот метод может служить для уточнения этимологии гидронима.

Применяется также формантный метод для выявления форманта гидронима и установления гидронимического ряда на основании идентичности формантов в группе гидронимов, имеющих тождественные структуры. Этот метод связан также со структурным методом.

Статистический метод позволяет описать количественные параметры всего разряда гидронимов, его подразрядов и установить закономерности субкатегоризации ономастического материала гидронимии.

Материалом исследования послужили названия крупных рек Германии и их основных притоков. Исследуемый корпус составляет 300 гидронимов. Данный корпус гидронимов составлен нами на основе географических карт, атласов, топонимических и страноведческих справочников. Рассматриваемая группа географических именований водных объектов представляет для исследования особый интерес, так как многие немецкие гидронимы принадлежат к древнеевропейскому субстрату и важно знать то, как они отразились в культуре народов и номенклатуре стран, исторических и природных областей, морей, их заливов и других географических объектов. Продуктивность такого процесса образования вторичных топонимов лишний раз подчеркивает важнейшее значение рек в истории народов.

Теоретическая значимость исследования состоит в представленном обосновании полифункционального характера гидронимов как единиц лексической номинации и установлении морфолого-словообразовательного статуса исследуемой группы гидронимов в синхронии, а также впервые предпринятого в германистике описания энциклопедической информации немецких гидронимов с позиций лингвокультуроведения.

Данное многоаспектное изучение гидронимов — названий крупных рек представляет собой определенный вклад в изучение топонимики немецкоязычного ареала, позволяющий уточнить связь гидронима с исходным апелля-тивом, выявить количество догерманских названий, установить языковые соответствия в других индоевропейских ареалах, а также показать хронологию формирования исконно немецких гидронимов и реконструировать процесс становления морфолого-словообразовательной структуры каждого отдельно взятого гидронима.

Практическая значимость выполненного исследования обусловлена теоретическим осмыслением данной онимической группы в связи с общей теорией имени собственного. Оно может служить одним из источников изучения ономастики студентами-филологами, географами, историками. Результаты работы могут быть использованы в курсах лекций по общему языкознанию, на занятиях в специализированных курсах и семинарах по лексикологии, истории языка, исторической фонетике, ономастике и топонимике, страноведению, а также методике преподавания немецкого языка. Материалы диссертации могут представлять научный интерес для выполнения курсовых и дипломных работ, новых диссертационных исследований.

На защиту выносятся следующие положения.

1. В лексической системе языка гидронимы представляют класс номинативных единиц со специфическими свойствами.

2. На первых стадиях образования гидронимов водные объекты выделялись и именовались по принципу категориальной принадлежности, а не по индивидуальным частным свойствам или особенностям денотата.

3. Самые большие реки носят самые древние названия.

4. Гидронимы как разряд онимов имеют национально-территориально-социальную организацию, и их информационный потенциал полностью раскрывается лишь в рамках данного языка и этносоциума, ограниченного определенной территорией.

Апробация работы. Основные положения диссертации изложены в докладах на межрегиональных и межвузовских конференциях в Башгосуниверси-тете в 1996-2001 гг., на межвузовских научных конференциях в г. Уфе в 19932001 гг. Данная работа обсуждалась и рекомендована к защите на заседании кафедры немецкого языка БГАУ и кафедры немецкой филологии БГУ.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы из 227 наименований, приложения 1 «Немецкий гидронимикон». Последовательность расположения глав обусловлена логикой исследования и поставленными перед диссертацией задачами.

 

Заключение научной работыдиссертация на тему "Семантика и структура немецких гидронимов"

Семантико-стратиграфические и структурные ономастические исследования важны как для лингвистики, так и для истории. Оба направления исследований способствуют теоретическому осмыслению отдельных фактов ономастической номинации и ведут в прикладном аспекте к созданию Немецкого гидронимического атласа. Ономастика, имеющая дело с географическими и историческими реалиями, является научной дисциплиной, связующей лингвистику со смежными науками — географией, историей, археологией, социологией, культурологией.

Представленное в работе исследование гидронимии Германии позволяет с позиций изучения структуры немецкого лексикона, его семантики, стратиграфии, структуры и лингвокультурологии сделать следующие выводы.

1. Имя как номинативная единица языка противостоит словам других типов. Для отличения имени от единиц языковой номинации других типов существуют объективные основания, как внеязыковые, так и внутриязыковые. Внеязыковым основанием служит то, что имя обозначает вещь, предмет в самом широком смысле. Внутриязыковым основанием является то, только имя отражает в его категориях объективные сущности внеязыковых денотатов — сингулятивность/плюративность, биологический пол, субъектно-объектные отношения в синтаксисе.

2. Имя называет вещь и одновременно выражает понятие о вещи. Сущность именования заключается в двойном отношении к вещи и к понятию о ней.

3. Собственное имя как индивидуализирующее название характеризуется способностью включать в свой класс значительно больший круг онимов, чем имя нарицательное как обобщающее название. В состав апеллятивных именований входят кроме существительных и прилагательные, и числительные, и наречия, и глаголы — слова, не входящие в категорию имен собственных. У онимов доминирует связь «имя — объект». Денотат имени собственного — индивидуально выделяемые предмет или лицо определенного ряда, имеющие также свое нарицательное обозначение.

4. Вопрос об окончательном разграничении имен собственных от нарицательных нельзя считать окончательно решенным, так как неоднородность состава имен собственных и взаимопереходы онимов и апеллятивов делают границы между ними размытыми и недостаточно четко выделимыми.

5. Значение собственного имени отлично от значения апеллятива, лежащего в его основе. Значение имени собственного определяется важностью или степенью известности того объекта, который с его помощью именуется. Существенным для имени собственного является выделение культурного компонента в значении имени, представляющего сумму конкретной информации о его денотате и развитии во времени и пространстве.

6. Онимическая лексика развивается в тесной связи с прочими частями словарного состава языка. Она впитывает в себя новые слова, появляющиеся в языке, отражающие социальные и производственные отношения.

7. Гидронимы являются самыми стабильными из всех классов ономасти-кона языка, что обусловлено стабильностью именуемых ими объектов.

8. Современная Гидронимия Германии возникла как результат миграций, в ходе которых пришельцы приносили собственные гидронимические модели, заимствовали и ассимилировали названия предшественников, формируя в результате этого новую гидронимическую систему. Гидронимия любой территории разноязычна и разновозрастна. Однако проявление разноязычия и разновозрастности гидронимов, составляющих часть ономастического пространства конкретного народа, имеет свои специфические особенности.

9. Большинство немецких гидронимов восходят к нарицательным словам-терминам, определяющим физико-географические особенности водных объектов и обозначающим характерные признаки окружающего природного комплекса.

10. Этнически гетерогенная гидронимия Германии включает различные исторические слои названий — древнеевропейский, кельтский, славянский, до-германский, германский, немецкий. Наиболее ранние гидронимы являются лексикой индоевропейского происхождения.

11. Для названий крупных водных объектов Германии установлено 124 гидронима древнеевропейского происхождения. Наблюдается определенная корреляция между размером реки и ее возрастом. Более крупные реки носят более древнее название. Распространение этих имен и закрепление во многих европейских и неевропейских языках в адекватной этноязыковой форме можно объяснить и понимать как результат возникновения онимов в период, предшествующий образованию отдельных индоевропейских языков.

12. Принадлежность гидронимов на территории современной Германии к древнеевропейскому субстратному слою обусловлена следующими лингвистическими причинами: а) невозможностью этимологизировать название, исходя только из немецкого языка или его предшествующего германского состояния; б) отнесенностью гидронимов к семантическому полю «вода», «река» (Wasserwort) или к лексике, отражающей свойства воды; в) наличием соответствующей морфологической структуры в гидронимах и соответствия со сходной семантикой корня и со сходной морфологической структурой.

13. Наиболее продуктивные в древнеевропейской гидронимии корни: *el-/*ol- «течь, литься потоком», *uer-/*uor-/*ur- «вода, дождь, река», *ser-/*sor-«me4b, литься» представлены в исследуемом корпусе неравнозначно. С корнем *el-/*ol- отмечено 15 дериватов: с суффиксом -т- типа Ilm < Ilmina — три деривата, с суффиксом -nt- типа Elz < Alantia — четыре деривата, с суфv/~ фиксом -г- типа Aller < Alara — три гидронима, с суффиксом -s- типа Ilse < Ilsina — два онима, с суффиксом -str- типа Alster < Alstria — три онима. С корнем *ser-Asor- «протекать» отмечен один дериват Saar < Sara. С корнем *иег-Аиог образовано четыре деривата.

14. Среди гидронимов кельтского происхождения отмечается продуктивный гидронимический тип с основой glan «чистый, блестящий». В семантическом плане продуктивный кельтский тип Glan соответствует продуктивному немецкому типу Lauter < дрвн. [h]\uttar «чистый, ясный».

15. Непродуктивными являются славянские макрогидронимы на -itz: Regnitz, Pulsnitz, всего в немецком гидронимиконе шесть дериватов.

16. В отличие от суффиксально-производных гидронимов древнеевро-пейского периода гидронимы германского периода являются в преобладающей мере композитами со вторым компонентом — основой *ahwo «вода» > дрвн. -aha, (-ach, -ig, -а). Семантика уточнителей указывает на физико-географические особенности водных объектов.

17. В хронологическом отношении корневые гидронимы появились в тот же период, что и композиты с -aha. С точки зрения морфолого-словообразовательной структуры данные названия являются субстантивированными прилагательными: Glatt, Braune, Lude, в исследовательном материале они составили пять онимов.

18. Среди сложных гидронимов преобладают детерминативные композиты с основой -bach, тип представлен в материале исследования 21 гидронимом. Уточнители мотивированы указанием на физико-географические характеристики водных объектов: Bogenbach, Iserbach, Erdbach, всего в материале исследования восемь онимов. Затемненная мотивация первого компонента насчитывается у 13 гидронимов.

19. Суффиксально-производные гидронимы немецкого периода встречаются редко, что не свойственно в целом для немецкой топонимии, всего с суффиксом -а типа Eitra, Fulda 16 онимов, с суффиксом -ach типа Aitrach, Schwarzach 11 онимов.

20. Продуктивными структурными типами среди составных гидронимов являются атрибутивные онимические номинации с определяющими и индивидуальными уточнителями, обозначающие размер, пространственное положение и цетообозначение водного объекта Große Aue, Obere Argen, Schwarze/Weiße Regen, всего в исследуемом корпусе 19 онимов.

21. Устойчивый характер носит трансонимизация гидронимов в другие разряды топонимов, которая обусловлена центростремительными силами внутри топонимической системы и лингвоисторической преемственностью национального онимикона, гидроним Gera -> ойконим Gera, гидроним Fulda -> ойконим Fulda.

22. Проведенное исследование семантики и структуры гидронимов — названий крупных водных объектов является вкладом в изучение немецкой топонимики, позволяющим уточнить становление данной категории ономасти-ко-на, выявить наличие разновременных элементов, унаследованных с глубокой древности, их системный характер, способствующий субстратным гидронимам удовлетворять нормам и моделям, принятым и понятым в настоящее время. Многоаспектное изучение гидронимов позволяет уточнить связь гидронима с исходным апеллятивом, выявить количество догерманских названий, установить языковые соответствия в других индоевропейских ареалах, а также показать хронологию формирования исконно немецких гидронимов и реконструировать процесс становления морфолого-словообразовательной структуры каждого отдельно взятого гидронима.

23. Практическая значимость выполненного исследования обусловлена теоретическим осмыслением данной онимической группы с общей теорией имени собственного. Оно может служить одним из источников изучения топонимики студентами-филологами, историками, географами. Полученные практические результаты могут быть использованы в курсах лекций по общему языкознанию, на лекциях и семинарских занятиях по лексикологии немецкого языка, исторической морфологии и исторической фонетике, страноведению.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Ономастика как особая комплексная лингвистическая дисциплина формируется с середины XX века. Ее несколько периферийное положение по отношению к прочим отраслям лингвистики объясняется спецификой изучаемого ею материала, а также большим влиянием на нее экстралингвистических факторов, чем интралингвистических. Ономастика оказывается своеобразным мостом, соединяющим различные науки и разные языки, поскольку она изучает специфический пласт лексики, занимающий особое место в системе каждого языка и имеющий отношение к другим научным дисциплинам — истории, географии, социологии, археологии.

Как часть ономастики гидронимика полностью входит в сферу лексикона языка. В ономастике лингвистический компонент доминирует не только потому, что каждое имя — это слово, развивающееся по законам языка, но и потому, что информация каждого имени добывается с помощью лингвистических средств, однако с учетом данных истории, археологии и социологии. Изучение ономастической лексики позволяет лингвисту исследовать имена собственные на всех уровнях и срезах — этимологии, исторической фонетики, морфологии и словообразования, синтаксиса, лексикологии, семасиологии и ономасиологии, стилистики. Современная лингвистика текста как часть семиотики строит многие свои выводы на анализе собственных имен.

История становления названий водных объектов отражает развитие человеческого познания и эволюцию познания человеком внешнего мира, закрепляющего результаты когниции в даваемых познанным объектам именах. Гидронимы появляются на самом раннем этапе развития общества из потребности назвать реки и озера, важные для жизнедеятельности человека и необходимые для ориентирования в жизненном пространстве, что обусловлено необходимостью взаимопонимания в процессе коммуникации. Из всех топонимических образований наиболее устойчивыми, как свидетельствует топонимический материал, оказались гидронимы. Многие из них имеют тысячелетний возраст,

153 сохранили основу, хотя в целом как-то изменились. Эту стабильность не следует понимать абсолютно. Время, ход истории отразились и на них, вызвав целый ряд изменений в структуре и семантике онимов. Как правило, гидронимы менее всего подвержены эрозии времени, чем другие классы собственных имен. Изучение названий рек и озер вызывает исключительный интерес у лингвиста и историка. Оно проливает свет на этногенез, этнические связи, указывает направление перемещения населения, помогает найти ответы на некоторые вопросы исторической географии и детерминированной социальными причинами миграции самих географических названий. С помощью данных гидронимики часто удается установить современные и реконструировать былые ареалы распространения животных и растений. Именно гидронимы обладают большой информационной емкостью, еще далеко не познанной и не исчерпанной. Их научно обоснованные этимологические исследования оказываются трудным делом, поэтому субстратные макрогидронимы допускают обычно более чем одно этимологическое толкование.

Изучение названий водных объектов дает сведения о том, как они отразились в культуре народов и геогрфической номенклатуре стран, в названиях исторических и природных областей, морей, их заливов и других природных объектов. С точки зрения отражения гидронимии в мифологии, фольклоре и художественной литературе, искусстве эта наука имеет широкую сферу применения в семиотических исследованиях.

Вода играет большую роль в жизни человека и охватывает многие сферы его хозяйственной деятельности. Развитие первых цивилизаций начиналось на речных и морских побережьях. Для древнего земледельца культ земной воды и воды небесной — дождя вполне естественное явление. Отсюда и проистекает связь воды с представлениями о плодородии, о жизненных циклах растений и животных, человека (обряды рождения, свадьбы, смерти); понятна и очистительная и целебная функция проточной воды в источниках, ручьях, реках. Тесное взаимоотношение между культами воды и урожая прослеживается в обрядах всех народов, причем в христианских, мусульманских и других верованиях довольно четко прослеживается их более ранняя языческая основа. Человек, первым пришедший утром за водой, бросал в воду несколько зерен. У многих народов совершались общественные жертвоприношения реке, в которую народ сбрасывал туши животных. В свадебном фольклоре широко распространен мотив свадьбы как переправы через реку. Реку воспринимали как некий рубеж, разделяющий важнейшие этапы жизни человека. В дохристианскую и христианскую эпохи в странах Европы было принято бросать в реку детей, для установления их законнорожденности, испытывать водой ведьм, преступников. В феодальную эпоху в Западной Европе при судебном разбирательстве применяли испытания — так называемые «ордалии». Обвиняемых раздевали и бросали в воду, причем судьи заклинали реку, чтобы она приняла в себя невинных людей. Если человек не тонул, его виновность считалась доказанной. При изучении гидронимии Западной Европы до нас доходят следы древнего культа воды: прослеживается связь святых дев с жизнью рек в бассейнах Рейна. В прошлом можно было видеть, как большие толпы женщин в венках мыли руки в воде Рейна и бормотали при этом молитвы. Этот древний очистительный обычай, завещанный предками, якобы спасает от болезней и бед в течение целого года. Реки казались живыми организмами, наделялись именами, отчествами, эпитетами: Волга-матушка, Vater Rhein.

Реки и озера выступают и как пути сообщения. Они обеспечивали контакты между народами, способствовали развитию торговли и познанию окружающего мира. Многие географические открытия были возможны благодаря продвижению по рекам.

Значительная часть словарного запаса каждого языка создана и непрерывно пополняется за счет гидронимов. Диапазон употребления гидронимов как базы для образования новых слов чрезвычайно широк. Прежде всего, гидронимы способствуют расширению самой ономастической лексики, то есть сферы собственных имен. Прослеживается закономерность от гидронимиче-ского образования оронимов: Rheinische Schiefergebirge, Weser-gebirge. Гидронимы прослеживаются и в номенклатуре городов: »Saar-brucken, Saar-bürg на реке Saar; Fulda на реке Fulda; Chemnitz на реке Chemnitz; Rheinfeld, Rheinhausen на реке Rhein и другие. Гидронимы используются в именованиях земель как средства номинативного закрепления административно-политического устройства немецкого государства: Nordr/tewi-Westfalen, Rheinland-Pfalz, »Saarland.

 

Список научной литературыБеляев, Андрей Николаевич, диссертация по теме "Германские языки"

1. Агеева 1985 Агеева P.A. Происхождение имен рек и озер. — М.: Наука, 1985. — 144 с.

2. Агеева 1989 Агеева P.A. Гидронимия Русского Северо-Запада как источник культурно-исторической информации. — М.: Наука, 1989. — 254 с.

3. Аллендорф 1953 Аллендорф К.А. Проблема имени собственного на материале топонимических наименований Франции: Уч. зап. 1. Т. 5.— М.: МГПИИЯ, 1953.

4. Апресян 1967 Апресян Ю.Д. Экспериментальное исследование семантики русского глагола. — М.: Наука, 1967. — 251 с.

5. Арутюнова 1976 Арутюнова Н.Д. Логические теории значения // Принципы и методы семантических исследований. — М., 1976. — С 92-119.

6. Ахманов 1957 Ахманов A.C. Логические формы и их выражение в языке // Мышление и язык. — М., 1957. — С. 166-212.

7. Беленькая 1969 Беленькая В.Д. Топонимы в составе лексической системы языка. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1969.— 168 с.

8. Беленькая 1977 Беленькая В.Д. Очерки по англоязычной топонимики. — М.: Высш. шк., 1977. — 277 с.

9. Белецкий 1972 Белецкий A.A. Лексикология и теория языкознания: Ономастика. ■— Киев: Изд-во Киевск. ун-та, 1972. — 209 с.

10. Бенвенист 1974 Бенвенист Э. Общая лингвистика. — М.: Прогресс, 1974. — 447 с.

11. Бодуэн де Куртене 1917 Бодуэн де Куртене И.А. Введение в языковедение. — Изд. 5,— Пг., 1917,— 212 с.

12. Божно 1956 Божно Л.И. Артикль в современном немецком языке. — М.: Учпедгиз, 1956. — 120 с.

13. Болотов 1972 Болотов В.И. К вопросу о значении имен собственных // Восточно-славянская ономастика. — М., 1972. — С. 333-346.

14. Васильева 1998 Васильева Н.В. О термине и понятии "древнеевропейские гидронимы" // Ономастика Поволжья. Тезисы докладов VIII международной конференции. — Волгоград, 1998. — С. 58-59.

15. Введенская, Колесников 1995 Введенская JI.A., Колесников Н.П. От названий к именам. —Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. — 544 с.

16. Виноградов 1944 Виноградов В.В. О формах слова // Извест. А.Н. СССР, ОЛЯ, 1944, — Т. 3, — Вып. 1.

17. Виноградов 1953 Виноградов В.В. Основные типы лексических значений слов // Вопросы языкознания. — 1953. — N 5. — С. 3-39.

18. Войшвилло 1967 Войшвилло Е.К. Понятие. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1967. — 268 с.

19. Волоцкая 1966 Волоцкая З.М. К проблеме синхронного словообразования // Лингвистические исследования по общей и славянской типологии. — М., 1966.

20. Воробьева 1996 Воробьева И.А. Новые русские гидронимические модели: По материалам гидронимии Восточной Сибири // Вопросы языкознания и диалектологии Сибири. — Томск, 1996. —Вып. 1. —С. 55-62.

21. Гамкрелидзе, Иванов 1984 Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. — Тбилиси: Изд-во Тбил. ун-та, 1984. — 1328 с.

22. Гарипова 1991 Гарипова Ф.Г. Исследования по гидронимии Татарстана. — М.: Наука, 1991, —294 с.

23. Георгиев 1958 Георгиев В.И. Исследования по сравнительно-историческому языкознанию. — М.: Изд-во иностр. лит., 1958. — 318 с.

24. Горожанкина 1979 Горожанкина Р.В. Проблемы динамики топонимической системы: Автореф. дис. канд. филол. наук. — Минск, 1979. — 22 с.

25. Гухман 1959 Гухман М.М. От языка немецкой народности к немецкому национальному языку. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — Ч. 2. — 204 с.

26. Дуден 1962 Дуден К. Грамматика современного немецкого языка. — Л.: Учпедгиз, Ленинград, отд-ние, 1962. — 699 с.

27. Дьяконов 1982 Дьяконов И.М. О прародине носителей индоевропейских диалектов // Вестник древней истории. — 1982. — N 3. — С. 3-30; N 4. — С. 11-25.

28. Егорова 1987 Егорова Т. П. Англо-скандинавские ономастические параллели: Автореф. дис. канд. филол. наук. — М., 1987. — 24 с.

29. Еремия 1990 Еремия А.И. Географические названия рассказывают. — Кишинев: Штиинца, 1990. — 196 с.

30. Ермакова 1996 Ермакова Д.Ф. Взаимообусловленность семантики и слова и его словообразовательного потенциала: Синхронный и диахронический аспект // Семантика языковых единиц. — М.: Физкультура, образование и наука, 1996. — С. 179-181.

31. Ермаченко 1970 Ермаченко М.Н. Семантико-грамматические особенности собственных имен: На материале французского языка: Автореф. дис. канд. филол. наук. — М., 1970. — 22 с.

32. Есперсен 1958 Есперсен О. Философия грамматики. — М.: Изд-во иностр. лит., 1958.—404 с.

33. Жданов 1963 Жданов O.K. Метонимическое словообразование на основе имен собственных. — Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1963. — 22 с.

34. Жучкевич 1968 Жучкевич В.А. Топонимика Белоруссии. — Минск: Наука и техника, 1968. — 184 с.

35. Жучкевич 1986 Жучкевич В.А. Общая топонимика. — Минск: Высш. шк., 1986, —432 с.

36. Зайцев 1989 Зайцев А.И. Реки индоевропейской прародины // Славяне: Этногенез и этническая история. — Л.: Изд-во Ленинград, ун-та, 1989. — С. 53-56.

37. Зализняк 1967 Зализняк A.A. Русское именное словоизменение. —М.: Наука, 1967.— 370 с.

38. Ивановский 1914 Ивановский A.A. Географические имена. — М.: Типогр. т-ва И.Д.Сытина, 1914.— 118 с.

39. Иванцова 1996 Иванцова Е.В. Семантическая трансформация имени собственного в лексике и фразеологии современного русского языка // Семантика языковых единиц. Доклады УМеж. конф. Т. 1. —М.: МГОПУ, 1996.1. С. 141-143.

40. Караулов 1976 Караулов Ю.Н. Общая и русская идеография. — М.: Наука, 1976, —355 с.

41. Карпенко 1972 Карпенко Ю.А. Топонимическая реконструкция географии и географическая реконструкция топонимии // Congres international des scienes onomastiques: Resumes des communicationes. — Sofia, 1972.

42. Керимбаев 1998 Керимбаев E.A. О новом подходе к этимологизации древнейших гидронимов // Ономастика Поволжья. Тезисы докладов VIII международной конференции. —Волгоград, 1998. — С. 60-62.

43. Ковалев 1982 Ковалев Г.Ф. История русских этнических названий. — Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1982. — 160 с.

44. Козлова 1972 Козлова М.С. Философия и язык: Критический анализ некоторых тенденций эволюции позитивизма XX в. —ТМ.: Мысль, 1972. — 254 с.

45. Колшанский 1976 Колшанский Г.В. Некоторые вопросы семантики языка в гносеологическом аспекте // Принципы и методы семантических исследований. — М., 1976. — С. 5-31.

46. Косериу 1989 Косериу Э. Контрастивная лингвистика и перевод: Их соотношение // Новое в зарубежной лингвистики. — Вып. 25 М.: Радуга, 1989.437 с.

47. Кубрякова 1968 Кубрякова Е.С. О понятиях синхронии и диахронии // Вопросы языкознания. — 1968. — N 3. — С.112-123.

48. Кузиков 1985 Кузиков В.В. Топонимика немецкого языка: Учебное пособие.

49. Уфа: Изд-во Башк. ун-та, 1985. — 80 с.

50. Курилович 1962 Курилович Е. Очерки по лингвистике. — М.: Изд-во иностр. лит., 1962.—456 с.

51. Маркс, Энгельс, т. 23 Маркс К., Энгельс. Соч. 2-е изд., т. 23. Матвеев 1986 Матвеев А.К. Методы топонимических исследований: Учебное пособие. — Свердловск: Изд-во Уральск, ун-та, 1986. — 101 с.

52. Матвеев1977 Матвеев А.К. Образное народное видение и проблемы онома-стологической и этимологической интерпретации топонимов // Вопросы ономастики. Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1977. Вып. 12: Русская топонимия и географическая терминология. С.5-20.

53. Молчанова 1990 Молчанова О.Т. Модели географических имен в тюркских и индоевропейских языках // Вопросы языкознания. — 1990. — N 1. — С. 101-113.

54. Мурзаев 1960 Мурзаев Э.М. Происхождение географических названий // Советская география: Итоги и задачи. —М.: Географгиз, 1960.

55. Мурзаев 1961 Мурзаев Э.М. Гора — лес // Русская речь. — 1961. — N 1. — С. 80-82.

56. Мурзаев 1995 Мурзаев Э.М. Топонимика и география. — М.: Наука, 1995. — 304 с.

57. Мурясов 1983 Мурясов Р.З. Имя собственное в современном немецком языке. — Уфа: Изд-во Башк. ун-та, 1983. — 76 с.

58. Мурясов 1986 Мурясов Р.З. Топонимы в словообразовательной системе современного немецкого языка // Вопросы языкознания. — 1986. — N 4. — С. 70-81.

59. Надеждин 1837 Надеждин Н.И. Опыт исторической географии русского мира. Статья первая // Библиотека для чтения. — Спб., 1973. Т. 22, ч. 2. — отд. 3, —С. 27-79.

60. Надеждин 1844 Надеждин Н.И. Геродотова Скифия, объясненная через сличение с местностями // Зап. Одес. о-ва истории и древностей, 1844. — Т. 1, —С. 3-114.

61. Никонов 1958 Никонов В.А. Закон ряда в географических названиях // ОпошаБйка. — 1958. — Т. 4. — N 1. — С. 57-73.

62. Никонов 1965 Никонов В.А. Введение в топонимику. — М.: Наука, 1965. — 179 с.

63. Никонов 1966 Никонов В.А. Краткий топонимический словарь. — М.: Мысль, 1966.— 509 с.

64. Норк, Милюкова 1977 Норк O.A., Милюкова H.A. Фонетика немецкого языка: Практич. пособие для учителей сред. шк. — М.: Просвещение, 1977. — 143 с.

65. Обедиентова 1983 Обедиентова Г.В. Века и реки. — М.: Недра, 1983. — 120 с.

66. Овчар 1991 Овчар Н.В. Опыт идеографического описания озерных гидронимов Русского Севера // Номинация в ономастике. — Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1991. — С. 60-74.

67. Орел 1986 Орел В.Э. К вопросу о реликтах иранской гидронимии в бассейнах Днепра, Днестра и Южного Буга // Вопросы языкознания. — 1986. — N 5, —С. 107-112.

68. Орлов 1907 Орлов А. Происхождение названий русских и некоторых западноевропейских рек, городов, племен и местностей. Вельск, 1907. — 430 с.

69. Откупщиков 1974 Откупщиков Ю.В. Из древней гидронимики: Реки Березина и Борисфен // Acta lingvistika Acad. Sei. Hung. — 1974. — Т. 24. — N 14. — С. 277-292.

70. Пешковский 1925 Пешковский А.М. Понятие отдельного слова // Методика родного языка, лингвистика, стилистика, поэтика. — JL, 1925.

71. Подольская 1983 Подольская Н.В. Типовые восточнославянские топоосновы: Словообразовательный анализ. — М.: Наука, 1983. — 160 с.

72. Подольская 1988 Подольская Н.В. Словарь русской ономастической терминологии. — М.: Наука, 1988. — 192 с.

73. Подольская 1990 Подольская Н.В. Проблемы ономастического словообразования // Вопросы языкознания. — 1990. — N 3. — С. 40-53.

74. Покровский 1959 Покровский М.М. Избранные работы по языкознанию. — М.: Изд-во Акад. Наук СССР, 1959. — 382 с.

75. Попов 1965 Попов А.И. Географические названия: Введение в топонимику. — М.; Л.: Наука, 1965, — 181 с.

76. Попов 1973 Попов А.И. Названия народов СССР: Введение в этнонимику. — Л.: Наука, 1973, — 170 с.

77. Порциг 1964 Порциг В. Членение индоевропейской языковой области. — М.:

78. Прогресс, 1964. — 332 с. Посохов 1975 Посохов Е.В. Общая гидрохимия. — Л.: Недра, 1975. — 208 с. Поспелов 1996 Поспелов Е.М. Названия городов и сел. — М.: Наука, 1996. — 149 с.

79. Потебня 1959 Потебня A.A. Из записок по русской грамматике. — М.: Учпедгиз, 1959. — Т. 1-2. — 536 с. Рассел 1957 Рассел Б. Человеческое познание, его сфера и границы. — М.:

80. Изд-во иностр. лит., 1957. — 555 с. Реформатский 1996 Реформатский A.A. Введение в языковедение: Учебник для студ. высш. пед. учеб. заведений. — М.: Аспект Пресс, 1996. — 536 с.

81. Рипецкая 1988 Рипецкая О.Ф. Формальная и содержательная структура топонимов: Автореф. дис. др-ра филол. наук. — М., 1998. — 35 с. Роспонд 1972 Роспонд С. Структура и стратиграфия древнерусских топонимов

82. Восточно-славянская ономастика. — М.: Наука, 1972. — С.9-90. Семиотика 1983 Семиотика. / Под ред. Ю.С. Степанова. — М.: Радуга, 1983.636 с.

83. Соболевский 1927 Соболевский А.И. Названия рек и озер русского Севера. —

84. Изв. ОРЯС, 1927, —Т.-32. Соссюр 1933 Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики. — М.: Соцэкгиз, 1933.272 с.

85. Степанов 1985 Степанов Ю.С. В трехмерном пространстве языка: Семиотические проблемы лингвистики, философии, искусства. — М.: Наука, 1985.— 335 с.

86. Степанова 1953 Степанова М.Д. Словообразование современного немецкого языка. — М.: Изд-во лит-ры на иностр. языках, 1953. — 374 с.

87. Суперанская 1962 Суперанская A.B. Заимствования слов и практическая транскрипция. —М., 1962.

88. Суперанская 1969 Суперанская A.B. Структура имени собственного: Фонология и морфология. — М.: Наука, 1969. — 207 с.

89. Суперанская 1970 Суперанская A.B. Языковые и внеязыковые ассоциации собственных имен // Антропонимика. — М.: Наука, 1973. — 366 с.

90. Суперанская 1973 Суперанская A.B. Общая теория имени собственного. — М.: наука, 1973. — 366 с.

91. Суперанская 1985 Суперанская A.B. Что такое топонимика? — М.: Наука, 1985, — 182 с.

92. Суперанская 1989 Суперанская A.B. Общая терминология: Вопросы теории. — М.: Наука, 1989. — 243 с.

93. Толстой 1970 Толстой H.H. Еще раз о семантике имени собственного // Актуальные проблемы лексикологии. — Минск, 1970.

94. Толстой 1987 Толстой H.H. Из наблюдений над способом номинации в гидро-нимии: Семантический реестр в апеллятивной гидронимической лексике // Русский язык: Языковые значения в функциональном и эстетическом аспектах. — М.: Наука, 1987. — С. 32-32.

95. Томахин 1982 Томахин Г.Д. Америка через американизмы. — М.: Высш. шк. 1982, —256 с.

96. Томахин 1984 Томахин Г.Д. Топонимы как реалии языка и культуры // Вопросы языкознания. — 1984. — N 4 — С. 84-90.

97. Томашевский 1972 Томашевский Б.В. Русская передача французских имен // Восточно-славянская ономастика. —М.: Наука, 1972. — С. 251-311.

98. Томилъчик 1966 Томильчик В.М. О классификации имен собственных в немецком языке. — Ростов н/Д., 1966.

99. Топоров 1962 Топоров В.Н. Из области теоретической топономастики // Вопросы языкознания. — 1962. — N 6. — С. 3-12.

100. Топоров, Трубачев 1962 Топоров В.Н., Трубачев О.Н. Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья. — М.: Изд-во АН СССР, 1962. — 270 с.

101. Трубачев 1968 Трубачев О.Н. Названия рек Правобережной Украины: Словообразование, этимология, этническая интерпретация. — М.: Наука, 1968.— 289 с.

102. Трубачев 1974 Трубачев О.Н. Ранние славянские этнонимы — свидетели миграции славян // Вопросы языкознания. — 1974. — N 6. — С. 48-67.

103. Тур 1975 Тур В.И. Артикль как показатель функций обозначения существительным. — Минск: Вышейш. Шк., 1975. — 192 с.

104. Уфимцева 1974 Уфимцева A.A. Типы словесных знаков. — М.: Наука, 1974.206 с.

105. Уфимцева 1976 Уфимцева A.A. Семантический аспект языковых знаков // Принципы и методы семантических исследований. — М.: Наука, 1976.1. С. 31-46.

106. Уфимцева 1980 Уфимцева A.A. Семантика слова // Аспекты семантических исследований. — М.: Наука, 1980. — С. 5-80.

107. Хантимиров 1998 Хантимиров С.М. Ойконимы как компонент топонимики и лексико-семантической системы немецкого языка: Автореф. дис. канд. филол. наук. — Уфа, 1998. — 17 с.

108. Хенгст 1998 Хенгст К. Древнеевропейские гидронимы у восточных славян // Ономастика Поволжья. Тезисы докладов VIII международной конференции. — Волгоград, 1998. — С. 59-60.

109. Хинтикка 1980 Хинтикка Я. Логико-эпистемологическое исследование. — М.: Прогресс, 1980, —447 с.

110. Чернобров 1995 Чернобров A.A. Лингвострановедческнй анализ английских личных имен: Автореф. дис. канд. филол. наук. — М., 1995. — 16 с.

111. Черч 1960 Черч А. Введение в математическую логику. — М.: Изд-во иностр. лит., 1960 —484 с.

112. Чижова 1997 Чижова В.Н. Немецкие имена собственные и их деривационный потенциал: Автореф. дис. канд. филол. наук. — Н. Новгород, 1997. — 18 с.

113. Шарашова 1968 Шарашова М.К. Нарицательные образования от имен собственных. — М., 1968.

114. Шарашова 1996 Шарашова М.К. О значении собственного имени // Семантика языковых единиц. Доклады V Меж. конф Т. 1. — М.: МГОПУД996. — С. 118-120.

115. Шпет 1927 Шпет Г.Г. Внутренняя форма слова: Вариации на тему В. фон Гумбольдта. —М., 1927.

116. Щерба 1974 Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. — Л.: Наука, Ленинград отд-ние, 1974. — 428 с.

117. Щетинин 1961 Щетинин Л.М. Переход собственных имен в нарицательные как способ расширения словарного состава языка. — М., 1961.

118. Языкознание 1988 Языкознание. Большой энциклопедический словарь. — 2-е изд. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1988. — 685 с.

119. Abels 1927 Abels Н. Die Ortsnamen des Emslandes in ihrer sprachlichen und kulturgeschichtlichen Bedeutung: Im Auftrage der Kreise Meppen, Aschendorf, Hümmling, Lingen, Bentheim. — Paderborn, 1927.

120. Arnold 1881 Arnold W. Ansiedelungen und Wanderungen deutscher Stämme: Zumeist nach klassischen Ortsnamen. — Marburg, 1881. — 2. Aufl.

121. Bach 1927 Bach A. Die Siedlungsnamen des Taunusgebiets in ihrer Bedeutung für die Siedlungsgeschichte. -—Bonn, 1927.

122. Bach 1953 Bach A. Deutsche Namenkunde. Band II, 1 und 2. Die deutschen Ortsnamen. — Heidelberg: Winter, 1953. — 615 S.

123. Bach 1978 Bach A. Deutsche Namenkunde, 3., unveränderte Auflage. Band I 1 und 2. Die deutschen Personennamen. — Heidelberg: Winter, 1978. — 332 S.

124. Bandle 1984 Bandle O. Zur Typologie der germanischen Flußnamen II Florilegium Nordicum. — Umeä, 1984. — S. 18-29.

125. Bauer 1985 Bauer G. Namenkunde des Deutschen. Germanistische Lehrbuchsammlung. Band 21. — Bern/ Frankfurt a. Main/ New York, 1985.

126. Beck 1907 Beck Chr. Die Ortsnamen Fränkischen Schweiz. — Erlangen, 1907.

127. Beck 1909 Beck Chr. Die Ortsnamen des Pegnitztales und des Grafenberg-Erlanger Landes. —Nürnberg, 1909.

128. Beck 1926 Beck Chr. Die Ortsnamen des Aischtales und der Nachbartaler. — Neustadt a. Aisch, 1926.

129. Behaghel 1907 Behagel O. Die deutsche Sprache. & Vierte Auflage. — Leipzig: F. Tempsky. G. Freytag. (G. M. B. H.), 1907.

130. Belschner 1943 Belschner M. Das Stromgebiet des Mains: Eine flußnamenkundliche Untersuchung, 1943.

131. Belschner, Krähe 1944-49 Belschner M., Krähe H. Süddeutsche Flußnamen // Beiträge zur Geschichte der deutschen Sprache und Literatur 67 — 1944, S. 371-386; 69 — 1947, S. 483-492; 70 — 1948, S. 454-459; 71 — 1949, S. 470-479.

132. Berger 1976 Berger D. Zur Abgrenzung der Eigennamen von der Appellativen // Beitr. zur Namenforschung NF 11, 1976, S. 375-387.

133. Berger 1993 Berger D. Geographische Namen in Deutschland: Herkunft und Bedeutung der Namen von Ländern, Städten, Bergen und Gewässern. — Mannheim/Leipzig/Wien/ Zürich: Dudenverlag, 1993. — 296 S.

134. Bibliographie 1998 Bibliographie der Ortsnamenbücher des deutschen Sprachgebietes in Mitteleuropa. Unter Mitwirkung von J. Zamora. — Heidelberg, 1988.

135. Bittel 1934 Bittel K. Die Kelten in Württemberg. — Berlin, 1934.

136. Boesch 1981 Boesch B. Die Gewässernamen des Bodenseeraumes // Beitr. zur Namenforschung NF 16,1981. — S. 13-39.

137. Bohnenberger 1927 Bohnenberger K. Die Ortsnamen Württembergs. — Tübingen, 1927.

138. Braun 1963 Braun J. Landkreis Königshofen im Grabfeld: Historisches Ortsnamenbuch von Bayern. — Unterfranken 1. — München, 1963.

139. Dauzat 1939 Dauzat A. La toponymie française. — Paris, 1939.

140. Debus, Schmitz 1985 Debus F., Schmitz H. Überblick über Geschichte und Typen der Deutschen Orts- und Landschaftsnamen // Sprachgeschichte, 1985. — S. 2096-2129.

141. Dertsch 1953 Dertsch R. Landkreis Marktoberdorf: Historisches Ortsnamenbuch von Bayern. — Schwaben 1. — München, 1953.

142. Dertsch i960 Dertsch R. Stadt- und Landkreis Kaufbeuren: Historisches Ortsnamenbuch von Bayern. — Schwaben 3. — München, 1960.

143. Dertsch 1966 Dertsch R. Stadt- und Landkreis: Historisches Ortsnamenbuch von Bayern. — Schwaben 4. — München, 1966.

144. Dertsch 1974 Dertsch R. Landkreis Sonthofen: Historisches Ortsnamenbuch von Bayern. — Schwaben 7. München, 1974.

145. Dittmaier 1955 Dittmaier H. Das apa-Problem: Untersuchung eines westeuropäischen Flußnamentypus // Bibliotheka Onomastika 1. — Louvain, 1955.

146. Dittmaier 1963 Dittmaier H. Die (h)lar-Namen: Sichtung und Deutung. Mit einer Verbreitungskarte//Niederdeutsche Studien 10. —Köln/Gaz, 1963.

147. Ebner 1907 Ebner O. Volkstümliche Monatsnamen alter und neuer Zeit im Alem.: Diss. (masch.). — Freiburg i. Br., 1907.

148. Edman 1862 Edman L. Über den Gebrauch des Artikels im Neuhochdeutschen. — Braunschweig, 1862.

149. Egli 1893 Egli J.J. Nomina geographica. — Leipzig, 1893.

150. Eichler 1958 Eichler E. Die Orts- und Flußnamen der Kreise Delitzsch und Eilenburg. — Halle (Salle), 1958.

151. Eichler 1962 Eichler E. Zur Etymologie und Struktur der slawischen Orts- und Flußnamen in Nordostbayern // Wissenschaftliche Zeitschrift der Karl-Marx

152. Universität Leipzig. Geseilschafts- und sprachwissenschaftliche Reihe 11, 1962. — S. 365-395.

153. Eichler 1981 Eichler E. Alte Gewässernamen zwischen Ostsee und Erzgebirge II Beitr. Zur Namenforschung NF 16,1981. — S. 40-54.

154. Erben 1968 Erben J. Deutsche Grammatik. — Frankfurt a. Main, 1968.

155. Finsterwalder 1956 Finsterwalder K. Unsere ältesten Flußnamen II Das bayerische Inn- Oberland 27,1956. — S. 47-58.

156. Fleischer 1964 Fleischer W. Zum Verhältnis von Name und Appellativum im Deutschen II Wissenschaftliche Zeitschrift der Karl-Marx-Universität. Gesellschafts- und sprachwissenschaftliche Reihe, Band 13,1964. — Heft 2.

157. Fleischer 1967 Fleischer W. Zur Funktion des Artikels in der deutschen Sprache der Gegenwart II Acta Universitatis Wratislaviensis. — N 60. — Germanica Wratislaviensia 11, 1967.

158. Fleischerl976 Fleischer W. Wortbildung der deutschen Gegenwartssprache. — Leipzig: Bibliographisches Institut, 1976. — 343 S.

159. Fleischer 1989 Fleischer W. Struktur und Funktion mehrwortiger Eigennamen im Deutschen II Reader zur Namenkunde: Germanistische Linguistik. — Bd. 1: Namentheorie, Olms, 1989. — S. 263-271.

160. Fleischer 1992 Fleischer W., Barz I. Wortbildung der Deutschen Gegenwartssprache. — Tübingen: Niemayer, 1992. — 375 S.

161. Förstemann 1859 Förstemann E. Altdeutsches Namenbuch. Band 2: Ortsnamen. — Nordhausen, 1859.

162. Förstemann 1863 Förstemann E. Die deutschen Ortsnamen. — Nordhausen, 1863.

163. Förster 1941 Förster M. Der Flußname Themse. — München, 1941.

164. Frank 1975 Frank H. Stadt- und Landkreis Amberg: Historisches Ortsnamenbuch von Bayern. — Oberpfalz 1. — München, 1975.

165. Sprachgeschichte, 1985. — S. 2088-2095. Greule 1986 Greule A. Der hydronymische Namenwechsel II Ortsnamenwechsel.

166. Holder 1896, 1904, 1907 Holder A. Alt-celtischer Sprachschatz. — Leipzig, 1896,1904, 1907.

167. Hydronymia 1962-1990 Hydronymia Germaniae II Publikation der Akademie der

168. Wissenschaften und der Literatur. — Stuttgart, 1962-1990. Kaspers 1921 Kaspers W. Die acum-Ortsnamen des Rheinlandes. — Halle (Saale), 1921.

169. Kaufmann 1977 Kaufmann H. Bildungsweise und Betonung der deutschen

170. Ortsnamen. — 2. Auflage. — München, 1977. Kettner 1972 Kettner B.-U. Flußnamen im Stromgebiet der oberen und mittleren Leine II Name und Wort. Göttinger Arbeiten zur niederdeutschen Philologie. Band 6. — Rinteln, 1972.

171. Kilian 1983 Kilian L. Zum Ursprung der Indogermanen: Forschungen aus Linguistik, Prahistorie und Anthropologie. — Bonn: Habelt, 1983. — 178 S.

172. Koß 1990 Koß G. Namenforschung: Eine Einfuhrung in die Onomastik. — Tübingen, 1990. — 124 S.

173. Krähe 1954 Krähe H. Sprache und Vorzeit. — Heidelberg, 1954.

174. Krähe 1964 Krähe H. Unsere ältesten Flußnamen. — Wiesbaden: Harrassowitz, 1964.— 123 S.

175. Kranzmayer 1929 Kranzmayer E. Die Namen der Wochentage in den Mundarten von Bayern und Österreich. — Wien und München, 1929.

176. Krieger 1904 Krieger A. Topographisches Wörterbuch des Großherzogtums Baden. — Heidelberg, 1904.

177. Mill 1865 Mill J. S. A system of logic, ratiocinative and inductive, being a connected view of the principles of evidense, and the methodes of scientific investigation. — v. 1. — Ed. 6. — London, 1965.

178. Müller 1937 Müller W. Hessisches Ortsnamenbuch. Band 1. — Provinz Starkenburg. — Darmstadt, 1937.

179. Nicolaisen 1955 Nicolaisen W. F. H. Die morfologische und semasiologische Struktur der Gewässernamen der britischen Inseln: Diss. — Tübingen, 1955.

180. Ortner H., Ortner L. 1984 Ortner H., Ortner L. Zur Theorie und Praxis der Kompositaforschung // Forschungsber. des Inst, für deutsche Sprache. — Tübingen, 1984, —248 S.

181. Petran-Belschner 1981 Petran-Belschner M. Der Flußname Kriftel // Beitr. zur Namenforschung NF 16. — S. 341-347.

182. Pfanner 1965 Pfanner J. Landkreis Pegnitz: Historisches Ortsnamenbuch von Bayern. — Oberfranken 2. — München, 1965.

183. Pinnow 1951 Pinnow H. J. Untersuchungen zu den altindischen Gewässernamen: Diss. (masch.). — Berlin, 1951.

184. Quine 1953 Quine W. o. van. From a logical point of view. — Cambridge, 1953.

185. Rasch 1950 Rasch G. Die bei antiken Autoren überlieferten geographischen Namen im Räume nördlich der Alpen vom linken Rheinufer bis zur pannonischen Grenze, ihre Bedeutung und sprachliche Herkunft: Diss. (masch.). — Heidelberg, 1950.

186. Reimer 1926 Reimer H. Historisches Ortslexikon für Kurhessen. — Marburg, 1926.

187. Reitzenstein 1986 Reitzenstein W. Frhr. von. Lexikon bayerischer Ortsnamen: Herkunft und Bedeutung. — München, 1986.

188. Rüssel 1956 Rüssel B. Logic and knowledg. — London, 1956.

189. Schmid 1961 Schmid A. Die ältesten Namenschichten im Stromgebiet des Neckar // Beitr. zur Namenforschung 12, 1961. — S. 197-214.

190. Schmid 1968 Schmid W.P. Alteuropäisch und Indogermanisch. — Wiesbaden, 1968, — 18 S.

191. Schmid 1981 Schmid W.P. Die alteuropäische Hydronymie: Stand und Aufgaben ihrer Erforschung//Beitr. zur Namenforschung NF 16, 1981. — S. 1-12.

192. Schmidt 1972 Schmidt W. Deutsche Sprachkunde. — Berlin: Volk und Wesen, 1972, —344 S.

193. Schumacher 1937 Schumacher K.H. Die deutsche Monatsnamen. —■ Greifswald, 1937.

194. Schröder 1938 Schröder E. Deutsche Namenkunde. — Göttingen, 1938.s

195. Schwarz 1926 Schwarz E. Die Ortsnamen des östlichen Oberösterreichs. — Reichenberg i. Bay., 1926.

196. Schwarz 1950 Schwarz E. Deutsche Namenforschung. — Teil 2. Orts-und Flurnamen. — Göttingen, 1950.

197. Seitz 1966 Seitz R.H. Land-und Stadtkreis Dillingen a. d. Donau: Historisches Ortsnamenbuch von Bayern. — Schwaben 4. — München, 1966.

198. SOrensen 1963 S0rensen H.S. The meaning of proper names. — Copenhagen: G. E. C. GAD Publischer, 1963.

199. Spang 1980 Spang R. Amtliche Gewässernamengebung und ihre Probleme // Beitr. zur Namenforschung NF 15,1980. — S. 1-8.

200. Spang 1982 Spang R. Die Gewässernamen des Saarlandes aus geographischer Sicht // Beitr. zur Sprache im Saarland. — Band 3. — Saarbrucken, 1982.

201. Sperber 1970 Sperber R. Das Flußgebiet des Mains // Hydronymia Germaniae, Reihe A, Lieferung 7. — Wiesbaden, 1970.

202. Springer 1930 Springer O. Die Flußnamen Württembergs und Badens. — Stuttgart, 1930.

203. Strandberg 1985 Strandberg S. Rekonstruktion schwedischer Hydronyme // XV Internationaler Kongreß für Namenforschung, Vortrage, Band 5. — Leipzig, 1985. — S. 201-206.

204. Sturmfels 1928 Sturmfels W. Die Ortsnamen Nassaus. — Russelsheim, 1928.

205. Sturmfels 1936 Sturmfels W. Die Ortsnamen Hessens. — Gießen, 1936.

206. Sweet 1900 Sweet H. A New Englisch grammar, logical and historical, I-II. — Oxford, 1900.

207. Trost 1958 Trost P. Zur Theorie des Eigennames // Omagiu lui Iorgu cu prilejul implinirii a 70 de ani. — Bucure§ti, 1958.

208. Ulbricht 1957 Ulbricht E. Das Flußgebiet der Thüringischen Saale: Eine flußnamenkundliche Untersuchung. —Halle (Saale), 1957

209. Ullmann 1951 Ullmann S. The principles of semantics. — Glasgow, 1951.

210. Walther 1971 Walther H. Namenkundliche Beiträge zur Siedlungsgeschichte des Saale- und Mittelelbegebietes bis zum Ende des 9. Jahrhunderts. — Berlin, 1971.

211. Witt 1912 Witt F. Beiträge zur Kenntnis der Flußnamen Nordwestdeutschlands. — Kiel, 1912.s