автореферат диссертации по искусствоведению, специальность ВАК РФ 17.00.09
диссертация на тему:
Диалог вербального и пластического в творчестве Михаила Шварцмана

  • Год: 2013
  • Автор научной работы: Тюгаева, Ксения Олеговна
  • Ученая cтепень: кандидата искусствоведения
  • Место защиты диссертации: Санкт-Петербург
  • Код cпециальности ВАК: 17.00.09
450 руб.
Диссертация по искусствоведению на тему 'Диалог вербального и пластического в творчестве Михаила Шварцмана'

Полный текст автореферата диссертации по теме "Диалог вербального и пластического в творчестве Михаила Шварцмана"

На правах рукописи

ТЮГАЕВА Ксения Олеговна

ДИАЛОГ ВЕРБАЛЬНОГО И ПЛАСТИЧЕСКОГО В ТВОРЧЕСТВЕ МИХАИЛА ШВАРЦМАНА

Специальность 17.00.09— Теория и история искусства

АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения

28 НОЯ 2013

Санкт-Петербург 2013

005540923

Работа выполнена на кафедре искусствоведения Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов

Научный руководитель:

доктор искусствоведения, профессор, академик Российской Академии художеств

ЛЕНЯШИН Владимир Алексеевич (ФГУК «Государственный Русский Музей», заведующий отделом живописи второй половины XIX - начала XXI в.)

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения, профессор ЮРЬЕВА Татьяна Семеновна

кандидат искусствоведения, профессор ГРОМОВ Николай Николаевич

Ведущая организация: САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ХУДОЖЕСТВЕННО-ПРОМЫШЛЕННАЯ АКАДЕМИЯ им. А. Л. ШТИГЛИЦА

Защита состоится 25 декабря 2013 года в 15.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 602.004.02 при Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов по адресу: 192238, Санкт-Петербург, улица Фучика, 15.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов

Автореферат разослан 24 ноября 2013 года

Ученый секретарь Диссертационного совета, Кандидат культурологии, доцент

А.В.Карпов

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы. Михаил Матвеевич Шварцман (1926-1997) -легенда нескольких поколений. Будучи современником художников-нонконформистов 1960-х годов XX века, он дистанцировался от господствующего в то время направления в искусстве, следуя своей интуиции и дару провидения, поэтому работы его наполнены ирреально-пророческим духом иных пространственных измерений, внутри которых существует своя потаенная жизнь форм.

Такие формы Шварцман называл священным знаком - иературой1, название которых сформировалось в единое понятие иератического искусства, основанного на сложном мировоззрении художниками претворенное одновременно в живописном, графическом и литературном творчестве. Иератическое искусство построено на толковании знака как образа, подтвержденного записанной теорией, который отождествляется с предметами и явлениями реального и нереального миров, и одновременно вербально и невербально раскрывает в сознании зрителя свое символическое значение. Сама же иература основана на соотношении простых составляющих (геометрические формы, линии) и сложного смыслового значения. Это единый звучащий организм, соборной формы, представляющий собой весь алфавит мира Шварцмана и раскрывающий метаморфозы жизни Вселенной.

Исследование вербального и пластического является значимой проблемой в истории искусств. В настоящее время наиболее изученной в этой области является искусство модернизма. Однако, минимальной остается исследование темы диалога, взаимодействия пластического и вербального постмодернизма, особенно в творчестве отечественных художников 1960-х - 1990-х годов, которые в настоящее время стали доступны и популярны как с экспозиционной точки зрения, так и идеологической (выпускают периодические издания, альбомы, брошюры, исследуются идеи, методы и оригинальные теории художников).

В творчестве Шварцмана проблема диалога вербального и пластического стоит наиболее остро и не была исследована как таковая. Сам художник считал иератическое искусство воплощением вербальных и невербальных свидетельств, но одновременно утверждал о полной и исключительной невербальности знаков, что вносит неясность и определенно требует исследования в этой области. В данной диссертационной работе творчество Шварцмана впервые рассматривается комплексно и открываются новые грани теории художника, которая носит название «теория иератиз-

1 По этой причине Шварцман считал себя не просто художником, а иератом (тот, через кого идет вселенский знакопоток, формирует знаки на плоскости).

ма» , исследуется художественное сознание, художественное слово, художественный образ и их воплощение в литературном и живописном творчестве, которое вырастает в диалог вербального и пластического и является результатом взаимодействия всех сфер деятельности художника.

И несмотря на то, что скрытность личности Шварцмана и загадочность его искусства породили атмосферу недоступности, неприкасаемости, некое обожествление иератического искусства, творчество художника продолжает быть актуальным как для зрителя, так и для исследования. Рассматривая его, мы можем наиболее ярко проследить взаимодействие, взаимосвязь слова и изображения, в том числе и как способ коммуникации, диалога художника со зрителем. Тем самым, достигнуть решения еще одной проблемы, связанной с постижением смысловой сущности иератических композиций Шварцмана, так как в настоящее время работ по исследованию его творчества (в частности описания и анализа пластического и вербального языка иератических композиций и литературного наследия) практически нет, что в очередной раз подтверждает факт острой необходимости исследования «феномена Шварцмана».

Кроме того, способность изучения и проникновения в тайны творчества Шварцмана обусловлена его собственной позицией: искусство не было понятым и принятым современниками - оно обращено к человеку будущего. Современное поколение — это и есть — люди будущего, которые способны не только прочувствовать существо мироздания, к чему устремлено иератическое искусство, но и понять сакральное значение послания художника, выраженного в иератическом знаке.

Но не каждому человеку новейшей истории искусства просто проникнуть в тайны Вселенной, которые раскрывал на основах своей теории Шварцман - этот путь сложен и символичен, сообразно всему творчеству художника. Но, преодолев его, можно достигнуть высшего уровня самосовершенствования и самопознания, что изначально является высшей целью человеческого существования и актуально всегда.

Таким образом, вышесказанные доводы раскрывают актуальность тематики настоящей работы.

Теоретическая разработанность проблемы. Для того, чтобы полноценно проанализировать творчество художника Шварцмана целесообразно не хронологическое исследование источников и литературы, а их тематический анализ.

Весь комплекс существующей научной и специальной литературы можно разделить на пять тематических блоков:

2 В связи с тем, что Шварцман использовал вариативный подход к названию своего творчества и теории: «Иератическая теория», «Иератика», «Теория иератизм» и другие, в данной диссертационной работе автор повсеместно использует наиболее подходящее словосочетание «теория иератизма».

1) литература о жизни и творчестве художника (монографические работы, статьи, воспоминания, альбомы, включая издание литературного творчества художника);

2) труды по истории искусства, где творчество М. Шварцмана исследуется наряду с другими художниками отечественного искусства второй половины XX века;

3) литература по общим проблемам истории искусства, раскрывающая предпосылки творчества М. Шварцмана (иконописное искусство, импрессионизм, символизм, авангард);

4) работы, посвященные вопросам религиозно-философского характера, которые являются основополагающими для постижения индивидуального мировоззрения мастера и его воплощения в живописи;

5) методологическая литература, раскрывающая смысловые значения обозначений, понятий и терминов, к которым апеллирует Шварцман в литературном наследии, необходимая для постижения иератического творчества художника.

1). Первое издание на русском и английском языках «Михаил Шварцман. Mikhail Shvartsman» 3 вышло в 2001 году. В книге содержится статья искусствоведа Д. Сарабьянова «Завещание Шварцмана»4, в которой автор краткую характеристику творчеству и уникальной теории художника. В ней затронуты такие аспекты как: пророческая миссия художника, важные свойства композиции картин и иератического искусства в целом, подход к восприятию и интерпретации произведений, что обеспечило Шварцману место «другого» на территории «другого» искусства. Издание также включает альбом иллюстраций и размышления самого художника.

Чаще всего в литературе, посвященной творчеству Шварцмана, существующие темы перекликаются и представляют собой отголоски полной монографии, которая называется «Михаил Шварцман»5, посвященная жизни и творчеству художника, и подготовленная в 2005 году Государственным Русским Музеем в жанре каталога-резоне. В создании монографии принимали участие родные и близкие художника. И. Шварцман (жена художника) и Д. Горохов (его ученик) взяли на себя труд по сбору и систематизации публикуемых в этом издании материалов. В книгу вошли аналитические статьи, воспоминания о Шварцмане, литературное творчество самого художника, репродукции произведений живописи и графики Шварцмана и фотографии разных лет его жизни.

3 Михаил Шварцман. СПб: Palace Editions, 2001.

4 Сарабьянов Д. Завещание Шварцмана // Михаил Шварцман. СПб: Palace Editions, 2001. С. 3 - 14

5 Михаил Шварцман. СПб.: Palace Editions, 2005.

В том же 2005 году был издана книга «Михаил Шварцман. Товарные знаки СХКБ Легпрома. Школа, метод, характеры»6, составителями которой выступили Д. Горохов и В. Цыганков, включающая обзорную статью «Новая жизнь товарных знаков»7 Е. Плавинской. Е. Плавинская уделила внимание как теории художника, его педагогической деятельности, так и дизайнерским взглядам Шварцмана. В книгу вошло более 230 знаков, разработанных им в период с 1965 по 1995 гг., собраны интервью учеников: Александра Коноплева, Бориса Трофимова, Ольги Вельчинской, Игоря Тер-Аракеляна, Елены Трофимовой, Дмитрия Комиссарова и других.

В 2008 году Государственным Русским Музеем была опубликована и выпущена новая книга — альбом «Графика Михаила Шварцмана»8, где графическое наследие художника впервые представлено как самостоятельная, отдельная ветвь творчества, в отрыве от иератической живописи - его главного дела жизни. Графикой представлены три основные (не считая самого раннего, реалистического) периода творчества Михаила Шварцмана: «Фигуратив» (Остранения), «Лики» (Метапорт-реты) и Иературы. Кроме альбома репродукций в издании опубликованы тексты самого художника, краткая биография и статья о его графическом наследии.

Каталог «Михаил Шварцман. Мастер. Школа. Ученики»9 также был выпущен к одноименной выставке. Книга включает статьи, исследующие содержание понятия «иератическое искусство», которым художник определял суть собственного творчества, укорененного в глубоко религиозном отношении к миру, и характер преломления индивидуальной системы мастера в творчестве его учеников. Альбом иллюстраций состоит из девяти разделов, знакомящих с произведениями самого Михаила Шварцмана и художников его школы (В.Башенин, Д.Горохов, Д.Комиссаров, Н.Медведев, Г.Спирин, В.Теплухин, М.Федоров, А.Чащинский), включает их воспомингшия, а также краткие биографические сведения. В книге опубликованы страницы из записных книжек Шварцмана 1970-1980-х годов, раскрывающие взгляды автора на сущность собственного творчества, документальные фотографии, связанные с историей школы.

Кроме того, существует ряд статей специалистов и исследователей иератического искусства, опубликованных в официальных периодических изданиях, в том числе доступных в электронных ресурсах. Как правило, авторы знакомят читателей с творчеством Шварцмана и исследуют ориги-

6 Михаил Шварцман. Товарные знаки СХКБ Легпрома. Школа, метод, характеры. М.: Триада ЛТД, 2005.

7 Плавинская Е. Новая жизнь товарных знаков//Михаил Шварцман. Товарные знаки СХКБ Легпрома. Школа, метод, характеры. М.: Триада ЛТД, 2005. С. 7-8.

8 Михаил Шварцман. Графика. СПб.: Palace Editions, 2008.

9 Михаил Шварцман. Мастер. Школа. Ученики. СПб.: Palace Editions, 2011.

нальность изобразительного языка иератической живописи: А. Боровский10, Д.Смолев11, В. Лернер12, В. Максимов13,0. Юшкова14.

Однако, особое место в ряду таких публикаций занимает статья С. Кускова «Иератизм» М. Шварцмана»15, опубликованная еще при жизни художника в 1992 году в журнале «Искусство», в которой автор дает краткую, но всестороннюю оценку творчества художника, рассматривая и анализируя пластический язык и сакральный смысл замысловатого иератического искусства.

Особенно ценным и неожиданным для исследователей искусства Шварцмана и его почитателей оказалось отдельное издание литературного творчества художника, которое непосредственно используется для анализа вербальной составляющей иератического искусства в данной диссертационной работе. Стихи и письма художника в книге «Михаил Шварцман. Смородинные сумерки. Стихи и письма»16 открыли его жизнь и творчество с новой, лирической, поэтической стороны. Изучение представленного материала позволяет погрузиться в культурный контекст эпохи 60-80-х XX века и дает еще один ключ к пониманию мировоззрения Шварцмана, его художественного слова.

2). Обращаясь ко второму тематическому блоку, следует уточнить, что творчество Шварцмана здесь исследуется не как самостоятельный феномен, а в контексте отечественного искусства второй половины XX века.

К данной теме работ и статей относятся: диссертация Е.Е.Асеевой17, альбом «Государственная Третьяковская Галерея. Искусство XX века»18, «Русское искусство XX века» Екатерины Деготь книга М. Уральского20

10 Боровский Л. Феномен Михаила Шварцмана: язык и реальность // Новый мир искусства. 2001. №5(22). С. 24-27.

11 Смолев Д. Дело мое - иератизм // Новая Юность. 2007. №5 (80). URL: http://www.jungland.ru/node/3077

12 Лернер В. Первый и последний Иерат// Русский журнал.1998. URL: http://www.russ.ru

13 Максимов В. Михаил Шварцман. Неофициальный» классик // Лехаим. - 2006. - № б URL: http://www.lechaim.ru/ARHIV/170/dl .htm

14 Юшкова О. Михаил Шварцман: На пути к новому канону // Третьяковская галерея. 2008. №4. С. 64-67

15 Кусков С. Иератизм М. Шварцмана// Искусство. 1992. №1. С.2-4

16Михаил Шварцман. Смородинные сумерки. Стихи и письма. М.: Новости, Palace Editions, 2011.

17 Асеева Е. Послевоенное абстрактное искусство в России (1950-1980). Дис. на соискание учен, степени кандидат искусствоведения, СПб., 2002.

18 Государственная Третьяковская Галерея. Искусство XX века. М.: Гос. Третьяковская галерея, 2006. 66 с.

19 Деготь Е. Русское искусство XX века. М.: Трилистник, 2002. С. 159 - 163.

20Ур альский М. Избранные, но не званные: историография «независимого» художественного движения. СПб.: Алетейя, 2012.

и статья В. Турчина21, в которой автор исследует творчество московских художников периода 1950-1990-х годов, в том числе, Шварцмана, рассуждая о нем, как о своеобразном диссиденте абстрактного творчества, подчеркивая обращение к активной знаковой системе и стремление к «икон-ности».

3). В связи с тем, что художественный язык и метод Шварцмана основан на совокупности разных направлений и стилей истории искусства, третий тематический блок требует обращения к чрезвычайно широкому кругу авторов и их исследованиям: В.А. Леняшин , И. Вакар23, Д.В. Са-рабьянов24, О. Тарасов25, Е. Петрова и Жан-Клод Маркадэ 2б; К. Малевич27, П. Филонов28, В. Турчин29, С. Даниэль30, А. Ерофеев31, Ю. Герчук32.

4). В рамках избранной темы кроме искусствоведческой литературы были использованы труды религиозно-философской тематики, которые хорошо знал Шварцман, выражая и претворяя в своем творчестве некоторые идеи русских мыслителей о теургическом методе создания произведения искусства, о реальности и ее символической сущности, о метафизических поисках пространства и другие. К данным изданиям относятся те, к которым действительно обращался художник (выявлено на основе анализа текстов дневников автора), и в которых кроется нечто обобщающее творчество Шварцмана с их религиозно-философскими концепциями: Н. Бердяев33 говорит об искусстве, как языке знаков трансцендентной основы бытия; В.Иванов34 раскрывает понятие «символический реализм» и говорит об изображении видимого мира как ответа и отзвука иного невидимого

21 Турчин В. Вторая школа абстракции в Москве 1950-1990 -е годы. Судьбы, имена, художественные поиски // Вопрос Искусствознания. 1996. №1 (8). С.115-151.

22 Леняшин В. А. И М. Врубель. СПб.: Palace Editions, 2006. С. 5-10. Леняшин В.А. Неоклассицизм в России. СПб.: Palace Editions, 2008. С. 5-10. Леняшин В.А. ...Художников друг и советник. Л: Художник РСФСР, 1985.

23 Вакар И. Проблема живописного пространства: от символизма к авангарду // Искусствознание. 2001. № 1. С. 331 - 339.

24Сарабьянов, Д. В. Символизм в авангарде : некоторые аспекты проблемы. Тезисы // Искусствознание. 2001. № 1. С.310-315.

25 Тарасов О. Икона в русском авангарде // Искусство, 1992. №1. С. 49 - 53

26 Авангард: до и после. СПб.: Palace Editions, 2005.

27 Малевич. К. Черный квадрат. СПб.: Азбука - классика, 2003.

28 Филонов П. Дневник. Спб.: Азбука, 2000.

29 Турчин В. По лабиринтам авангарда. М.: МГУ. 1993.

30 Даниэль С. Беспредметное искусствознание // Вопросы искусствознания. 1994. №1. С.111 - 119

31 Ерофеев А. Неофициальное искусство». Художники 60-х годов // Вопросы искусствознания. 1993. № 4. С. 189 - 203

32 Герчук Ю. Время перемен. Искусство 1960 - 1985 в Советском Союзе // Вопросы искусствознания. 1996. №1 (8). С. 49 - 97

3 Бердяев Н. Смысл творчества Опыт оправдания человека. М. 1991.358 с.

34 Иванов В. Собрание сочинений. Т.2 Брюссель., 1974. 538 с.

мира; метафизические поиски и преображения Шварцмана, более всего роднятся с идеями о пространственности и времени в текстах П. Флоренского35, которые дают характеристику символическому, метафизическому пространству, через которое можно постичь знакообразы Шварцмана. К числу работ религиозно-философского направления относятся те труды, идеи которых не только воплотились в искусстве Шварцмана, но и цитируются в его текстах, например, Л. Шестов3 .

5) К методологическим источникам, которые легли в основу понятий, используемых в настоящей диссертации и раскрывающих смысловую сущность творчества М. Шварцмана, относятся работы Ю. Степанова37; Н. Дмитриевой 38 ; М. Фуко 39 ; X. Зедльмайра 40 ; А..Ф Лосева 41 ; Н.М. Тарабукина42; А.И. Смирницкого43; В. В. Бычкова44 и других.

Таким образом, анализ имеющейся литературы показал, что рассмотренные тексты лишь намечают проблематику дальнейшего исследования творчества Шварцмана. Целый ряд серьезных вопросов (теория ие-ратизма, художественная система, метод, художественное сознание, толкование основополагающих поюггий творчества Шварцмана и так далее), остался вне поля зрения авторов, и если рассматривался, то фрагментарно. Это позволяет сделать вывод, что искусство и литературное наследие М. Шварцмана изучено недостаточно.

В связи с тем, что в настоящее время для изучения творчества Шварцмана предоставляются новые условия (живописные работы хранятся в фондах лучших музеев и галерей России и Зарубежья; сформирован «Фонд наследия Михаила Шварцмана» при Государственном Русском Музее; издана монография, альбомы, включающие дневники, письма и стихи автора; проводятся встречи с учениками, исследователями и специалистами, родственниками художника, посвященные его творчеству, в рамках выставочной деятельности мастера), для исследования диалога вербального и пластического в творчестве Шварцмана появилась возможность, по-

35 Флоренский, П.А. Статьи и исследования по истории философии искусства и археологии. М.: Мысль, 2000.447 с.

36 Шестов Л. Афины и Иерусалим. М.: ACT, 2007.416 с.

37 Степанов Ю. Семиотика: Антология. М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2001.702 с.

38 Дмитриева Н. Изображение и слово. М.: Искусство, 1962.315 с.

39 Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. СПб.: A-cad, 1994.408 с.

40 Зедльмайр X. Искусство и истина. М.: Искусствознание, 1999. 367 с.

41 Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. М.: Искусство, 1995. 320 с.

42 Тарабукин Н. Проблема пространства в живописи II Вопросы Искусствознания. 1993. № 1. С. 170-205

43 Смирницкий А. И. Значение слова // Вопросы языкознания. 1955. №2. С.79 - 89

^Лексикон нонклассики. Художественно-эстетическая культура XX века / Под ред. В.В.Бычкова. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2003.607 с.

зволяющая расширить представление об иератической живописи и ее сакральной сущности.

Объект исследования - живописное и литературное творчество М. Шварцмана.

Предмет исследования — взаимодействие вербального и пластического в творчестве М. Шварцмана 1950-х - 1960-х годов.

Гипотеза исследования. Михаил Шварцман — многогранный художник, претворивший свое художественное видение не только в живописи, графике, обосновывая их теоретически, но и в литературе, поэзии. Его творчество является результатом синтеза, основанного на интерпретации и переосмыслении опыта предшественников в искусстве и философско-религиозных взглядах. Так Шварцман создает уникальное в своем роде иератическое искусство, представляющее собой единый комплекс мировоззрения художника, внутри которого все элементы целого (вербального и пластического творчества) взаимосвязаны и находятся в постоянном взаимодействии.

Диалог вербального и пластического в творчестве Шварцмана аллю-зивно включает в себя целый пласт проблем, поэтому рассматриваемые категории «слово» и «изображение» не означают только текст и живописную работу. Пластическое есть не чисто визуальное отражение, но и часть вербального, то есть одновременно включает в себя проблему слова (художественное слово, обоснование, название, трактовка, подпись и так далее). И наоборот, вербальное - не только буквы, но и взаимосвязь теории, текстов, дискурса, пророческого слова и знака на плоскости, изображения. В основании этих понятий рассматривается проблема взаимодействия и личности художника, раскрывающая вопросы художественного слова, художественного сознания, образа, и художественного видения произведений как вещи, ее бытования, трактовки, существования в истории искусств.

Цель диссертационного исследования - выявить взаимодействие форм слова и изображения в творчестве М. Шварцмана 1950-х -1990-х годов.

Задачи диссертационной работы:

• Охарактеризовать и провести структурирование основных положений теории иератизма, исследовать художественный образ (знакооб-раз), как основополагающее понятие в творчестве М. Шварцмана, раскрывающее значение иератических живописных форм и теории в целом;

• Проследить художественные предпосылки и духовные истоки становления и развития творчества М. Шварцмана, влияющие на формирование теории иератизма, художественного языка и творческого метода мастера;

• Исследовать специфику понятия «слово» и проследить взаимосвязь вербального и пластического в творчестве М. Шварцмана;

• Провести стилистический анализ литературного наследия М. Шварцмана и определить влияние художественного слова на изображение в творчестве мастера;

• Исследовать художественное сознание, художественное видение и художественный образ в творчестве М. Шварцмана в контексте символической тенденции и метафизических поисков 1960-х - ] 990-х годов;

• Проанализировать пластические особенности зрелого творчества М. Шварцмана;

• Охарактеризовать основания и результаты взаимодействия вербального и пластического в творчестве М. Шварцмана.

Теоретико-методологическая основа диссертации. Теоретико-методологическим обоснованием данного исследования являются научные труды по теории и истории искусства, философии, эстетике, религиоведению. Исходным методологическим положением настоящего диссертационного исследования является понимание категорий «вербальное» и «пластическое» в аспекте соотношений категорий «слово» и «вещь». Слова и вещи в контексте настоящей диссертации - синонимы, обозначающие обозначаемое. (Эта проблема нашла свое обоснование в философии постструктурализма, а так же в работе М. Фуко «Слова и вещи» ')• Вещь (предмет) следует понимать объективно, то есть рассматривать со стороны обозначения, назначения или как предмет познания, а слово - через оригинальность личности, мировоззрение, видение изобразительного искусства и художественный язык, что в совокупности открывает путь к интерпретации и существованию произведений в истории искусства в целом.

Ключевыми идеями для данного диссертационного исследования послужили следующие концептуальные позиции:

1). Художественное сознание как сфера реализации интеллектуальной интуиции художника, способ познания мира, сфера мистического знания (Н. Бердяев, Л. Шестов, Т. Шехтер, В. Турчин);

2). Художественный образ как способ видения, акт и результат претворения действительности (X. Зедльмайр, Г. Вёльфлин, С. Даниэль, И. Данилова, Н. Дмитриева, А. Лосев);

3). Художественное слово как акт выражения (слово-действие) и воплощения (М. Фуко, М. Хайдеггер, Р. Барт, Ю. Лотман, Ж. Бодийяр, У. Эко, Н. Дмитриева);

4). Художественная реальность как комплексное образование, включающее в себя художественное сознание, форму и ее содержание, связана со степенью свободы автора и его индивидуальным мировосприятием (А. Иванов, П. Флоренский, А. Лосев, богослов Киприан (Керн), Т. Шехтер);

45 В данном трактате философ рассматривает взаимоотношение слов и вещей в контексте исторического и культурного развития человеческого существования. М. Фуко «Слова и вещи. Археология гуманитарных наук» М.: Прогресс, 1977.438 с.

5). Символ как опознавательная примета, являющая собой образ и знак, несущий и аллегоричность, и свое вещественное наполнение, и широкую, лишенную строгих границ, возможность истолкования. (Ю. Степанов, А. Лосев, А. Белый).

В работе над диссертационным исследованием автор использовал комплекс методов современного искусствознания, направленных на теоретическое и историко-художественное осмысление основных аспектов творчества Шварцмана:

- культурно-исторический метод (определение основных предпосылок и контекста развития творчества художника);

- духовно-исторический метод (исследование духовного содержания произведения, с точки зрения литературного, философского и религиозного истоков творчества художника и дух эпохи, к которой оно относится);

- метод символической интерпретации (истолкование художественного сознания, раскрытие смысла творчества и элементов художественного воображения Шварцмана);

- иконологичесский, герменевтический и семиотический методы (исследование знакового языка искусства Шварцмана, как текста);

- метод формально-стилистического и сравнительного анализа живописных и литературных произведений Шварцмана.

В данной диссертационной работе исследуется личность и творчество Шварцмана как в контексте культурного и исторического развития искусства, наряду с другими представителями отечественного искусства XX века, так в контексте существования творчества мастера в художественной жизни современного мира и его восприятия зрителем.

Материалом исследования являются живописные произведения Шварцмана, которые хранятся в Государственном Русском Музее и входят в «Фонд наследия Михаила Шварцмана», а также документы из личного архива художника: воспоминания, дневниковые записи, фотоматериалы, беседы с учениками мастера и исследователями его творчества.

Научная новизна исследования. В диссертационной работе впервые рассматривается живописное и литературное творчество Шварцмана, как единый комплекс, в результате синтеза вербальных и пластических компонентов которого выявляется взаимодействие слова и изображения, влияющее на постижение смыслового значения и интерпретации иератического искусства, в контексте личности художника.

В научной новизне настоящего исследования можно выделить следующие аспекты:

• Автором данной работы впервые проанализирована и структурирована теория иератизма, определяющая иерархию развития теоретической основы концепции и этапы создания произведения;

• Выявлено толкование понятия знакообраза (знака как образа), раскрывающее смысловое значение иератических форм.

• Определена многогранность личности М. Шварцмана, оригинальное мировоззрение и его воплощение в иератическом творчестве, сложившееся на основе синтеза художественных и духовных истоков;

• Представлены новые интерпретации произведений художника посредством искусствоведческого и художественного анализа текста живописного и литературного наследия М. Шварцмана;

• В процессе исследования, выявлена многоуровневая взаимосвязь слова и изображения в творчестве М. Шварцмана, определяющая возможность постижения смысловой сущности иератической живописи.

Практическая значимость работы. Материалы и выводы диссертационного исследования могут быть использованы как в научно-исследовательской деятельности для дальнейшего изучения иератического искусства, анализа особенностей живописного и литературного творчества Шварцмана, так и для разработки учебно-методических пособий по проблемам развития отечественного искусства второй половины XX века. Материалы исследования могут быть использованы при: создании специальных курсов по теории и истории искусства.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Выявлены и структурированы основные положения теории ие-ратизма (этапы создания произведения, теоретическая структура концепций) и исследован основной способ толкования теории и иератического творчества Шварцмана на основе понятия «знакообраз», где знак есть образ и наоборот.

2. Определены художественные предпосылки возникновения теории иератизма:

- импрессионистические - свето-воздуышая среда ранних работ Шварцмана, дематериализация, ракурс форм, цветов;ш лепка знаков и их фактура;

- символистские - разноплановость пространства, многоуровневое композиционное строения картины, апелляция к символу как элементу, который влияет на восприятие зрителя;

- искусство авангарда - стремление к новому языку, формирование школы иератической живописи, конструктивность фермам, прорывающих пространство, находящихся в постоянной гравитации;

- иконописное искусство — направленность на мистический опыт, антропоморфность образов, тематический ряд иератур, ремесленная техника создания произведения.

3. Выявлены духовные истоки возникновения теории иератизма на основе анализа живописных произведений и мировоззрения художника:

- переосмысление идей религиозно-философской эстетики конца XIX - начала XX веков: 1) теософия, где вера дополняет знание, и теургия — боготворчество, без которого невозможно обретение истины, так льется божественный знакопоток, поэтому выражается в методе и способе созда-

ния произведения. (В. Соловьёв, Н. Бердяев, Л.Шестов); 2) антропософия, раскрывающая тайну неделимости мира духовного и материального, проявляется как в пластическом решении - прорыв в композиции, свечение иного мира, то есть их единение, так и в лексическом — инспирация, тайно-ведение и т.д. (Р.Штейнер);

- экзистенциализм 1950-х-1960-х годов (А. Пятигорский), обращение к ритуалу создания, магии формы и так далее, но развитие метафизического мышления Шварцмана происходит в контексте антропософии, где вера преобладает над знанием;

- личное миропонимание мастера на основе религиозных взглядов (православное христианство, иудаизм), которые находят воплощение в художественном слове Шварцмана, названиях работ и в пластическом решении конструкций знаков, похожих на средневековые соборы и одновременно на образ Мирового Древа.

4. Исследовано художественное слово Шварцмана и определено как «слово-действие» пророческого типа, результатом которого являются живописные произведения, их названия, и литературное наследие мастера.

5. Определена и охарактеризована художественная реальность произведений М. Шварцмана, которая выражается через метафизический язык, а претворяется в жизнь через символическую сущность знаков, влияющих на восприятие зрителя, обращая образы реальной действительности (природных форм, предметов, явлений) в действительность иного типа (мировое устройство), выстраивая таким образом из всех иератических знаков образ Вселенной и составляя алфавит художника.

6. Проанализированы пластические особенности зрелого творчества художника: композиционное решение, конструкции знаков, выразительных средств иератур, техники создания работ и материалов, а так же исследовано соотношение композиционных форм и тематических признаков, во взаимодействии которых можно обнаружить единство смыслового значения знака и его обозначения художником, а как следствие, постичь их смысл (архитектура или собор — «Пантеон», египетская «стенопись» или текст - «Тяжесть огня», парение и прорыв — «Облако света», «Полет» и так далее);

7. Выявлены основания диалога вербального и пластического в творчестве М. Шварцмана: иература (постигаемое), ее вербальное сопровождение (ключ к постижению) и сознание зрителя (средство постижения) и результаты (постижение тайны иерархического мирового устройства, духовное самосовершенствование).

Апробация работы. Основные результаты диссертационного исследования изложены в 3 научных публикациях в изданиях, рекомендованных ВАК и апробированы на 5 научно-практических конференциях: «Личность в пространстве культуры» (Санкт-Петербург, 2013); «Современное искусство в контексте глобализации» (Санкт-Петербург, 2010-2013).

Структура работы. Работа состоит из Введения, двух глав, Заключения, списка литературы, списка терминов и двух приложений: список иллюстративного материала и иллюстративный материал, подтверждающий основные положения и выводы диссертационного исследования.

Общий объем работы - 229 стр., 49 стр. приложений.

II. Основное содержание работы

Во Введении дана краткая характеристика выставочной деятельности М. Шварцмана. Обоснована актуальность темы, определены цели и задачи диссертационной работы, рассмотрена степень изученности темы и научная новизна исследования в целом и ее отдельных аспектов.

В первой главе «Теория иератизма М. Шварцмана» исследован процесс формирования теории иератизма как уникального явления в отечественном искусстве XX века, определено основополагающее понягие «знакообраз» в творчестве художника, как способ толкования иератических знаков, выявлены художественные предпосылки:, становление и развитие духовных истоков творчества Шварцмана и теории иератизма, в контексте нонконформистского искусства.

В первом параграфе «Основные положения теории «Иератюм» представлена концепция теории художника, ее особенности и иерархический принцип создания произведения, как раннего периода «цикла Лики», так и более зрелого - иературы: инвенция, замес, узнавание, на основе анализа работ художника периода 1950-х - 1970-х годов («Дама с Голубями», 1957; «Михаил (Имя собственное)», 1962; «Былые воплощения» (1970); «Иература прорыва» (1973-1975). Рассмотрен базовый принцип толкования знака как образа (понятие знакообраз), влияющий на восприятие зрителем конфигураций форм иератических произведений (фигура человека, дерево, мандала, прорыв) и их символическую сущность (восприятие иератического знака как символа мирового устройства), на основе анализа таких работ художника как: «Гороскоп», 1972; «Тайный смысл», 1972; «Примула», 1974; «Лотос», 1977; «Источник», 1971; «Память путей», 1983; «Крылатое сердце», 1977-1989; «Рубикон», 1987-1989 и другие.

Во втором параграфе «Художественные предпосылки возникновения теории 1950х - начала 1960х годов» исследован художественный язык творчества Шварцмана, становление и развитие в период 1950-х - начала 1960-х годов. Проведен сравнительный анализ идеологии творчества Шварцмана с художниками-нонконформистами, но выявлена его обособленность в контексте нонконформизма.

Определены и исследованы основные предпосылки творчества художника, повлиявшие на создание и формирование теории иератизма:

1). Импрессионизм проявляется в свето-воздушной среде ранних работ Шварцмана, дематериализации, ракурсе форм, цветовой лепке знаков и

их фактуре, композиционном строении картин и в тематическом обращении (М. Шварцман «Москва. Сретенка», 1954 и К. Писсарро «Бульвар Монмартр в Париже», 1897);

2). Символизм находит свое воплощение в работах Шварцмана с точки зрения разнопланового пространства, многоуровневого композиционного строения картины, и апелляции к символу как элементу, который влияет на восприятие зрителя. (М. Шварцман «Беременная», 1958 и К. Сомов «Портретом А. П. Остроумовой-Лебедевой», 1901; М. Шварцман «Варшавскому - по любви», 1958 и М. Врубель «Царевна-Лебедь», 1900). В последствии созерцая иератические знаки в сознании зрителя на основе ассоциативного мышления возникает прообраз Вселенной;

3). Авангард, как один из основополагающих истоков всего постмодернизма, проявляется в творчестве Шварцмана в виде стремления к новому канону, языку, отражению всего существующего в искусстве ранее, формирования школы иератической живописи, а так же конструктивными формами, прорывающими пространство, находящимися в постоянной гравитации. На основе сравнительного анализа иератического искусства Шварцмана с творчеством таких художников как К. Малевич, П. Филонов, М. Матюшин выявлены схожие элементы: макро и микро пространство, органичность, принцип «сделанности», отношение к цвету, как способу влияния на зрителя и другое;

4). Иконопись находит свое отражение с пластической точки зрения в антропоморфности образов из цикла «Лики», архитектурной схожести иератических знаков с элементами соборов и храмов, с вербальной — восприятие через созерцание и направленность на мистический опыт, тематический ряд иератур, а так же художник обращается к ремесленной технике создания произведения, художественным материалам иконописного искусства.

На основе вышесказанных положений автор диссертационной работы заключает, что Шварцман аккумулирует культурные и художественные традиции, и переосмысляя их, воспроизводит в иератической живописи.

В третьем параграфе «Духовные истоки становления и развития теории 1950х - начала 1960х годов» определено духовное начало Шварцмана, влияющее на его миропонимание, мировосприятие, и которое является основой смыслового постижения теории и ее пластического выражения - иератур. Мировосприятие художника утверждено как многоуровневое, сложившееся как на основе знакомства с религиозно-философской эстетикой конца XIX - начала XX века и ее переосмыслением, так и на его личных религиозных взглядах.

Обосновано влияние религиозно-философской эстетики конца XIX -начала XX века на творчество Шварцмана, терминологический язык литературного направления (использование специально-философских понятий: инспирация, имагинация, интуиция, тайноведение, метаморфоза, органическое,

иерархия, посвящение), и миссию художника (теургическая задача) - высвобождение красоты мира и выражение ее духовной сути через трансформацию жизни природы объективной реальности в реальности иного типа.

Установлено, что такая новаторская художественная религиозно-философская концепция, воплощенная в иератической живописи Шварцмана, самим своим существом создает новый канон, новое мировоззрение и новую терминологию, без которой любая теория неубедительна. А архаический подход к теории и ее разработке объясняет специфику стилистики пластического языка, текстов художника и названий к иературам, воздействуя на воображение, чувства и ассоциации созерцателя, что формирует основу диалога между художником и зрителем. Однако, замысел произведений раскрывается не только при постижении иератической теории и ее религиозно-философской идеи, а при условии синтеза всех сфер деятельности художника.

В связи с чем, необходимость исследования духовных истоков выявила проблему трактовки произведений иератической живописи, существующую по настоящее время. Следовательно, мировоззрение художника, которое представляет собой синтез философских идей и религиозных взглядов, так же имеет прямое отношение к с его изобразительному воплощению: раскрывает в формировании иератического искусства и воспроизведении иератических знаков единый образ иерархического мирового устройства.

Во второй главе «Слова и вещи» в зрелом творчестве М. Шварцмана» исследован диалог вербального и пластического в творчестве Шварцмана. Определена непрерывная интеграция двух составляющих: вербального (живописного) и пластического (литературного) как элементов единого творческого комплекса. Диссертантом установлено противоположение утверждения Шварцмана об исключительной невербальности иератического искусства и доказана связь, взаимодействие слова и изображения как в художественном, так и в литературном творчестве, без которого иератические знаки не могут быть поняты, что еще раз подтверждает существующую проблему интерпретации иератического искусства.

В первом параграфе «Слово в контексте изображения в творчестве М. Шварцмана 1960х — 1990-х годов» последовательно рассмотрен процесс взаимодействия и взаимосвязи слова и изображения в творчестве Шварцмана. Дано определение понятию «слово», как в общепринятом значении по А.И. Смирницкому: «есть известное отображение предмета, явления или отношения в сознании..., по отношению к которой звучание слова выступает как материальная оболочка, необходимая не только для выражения значения..., но и для самого его возникновения, формирования, существования и развития»46, так и в контексте творчества Шварцмана, как

46 Смирницкий, А.И. Значение слова // Вопросы языкознания. 1955. №2. С.89

связь слова с миром явлений действительности, но «вмещающее в себя сосуществующие смысловые значения, понятия, представления, образы и эмоции»47.

Исследовано дискурсивное поле художника, как особый способ высказывания о знаках, влияющий на интерпретацию сакральных иератических форм. Утверждено индивидуальное понятие художника об образе и знаке, форме и слове, которыми апеллировал Шварцман, и которые представляют собой постоянный синтез, но всегда воплощаются в качестве зна-кообраза, как основополагающего способа толкования иератур.

На основе этого так же изучена и проанализирована вербальная основа живописного искусства Шварцмана на примере произведений и их обозначений (названий), которые несут нематерилизованную смысловую нагрузку для зрителя («Тайный смысл», 1972; «Серафим», 1972 ). И выявлена связь слова и изображения, как цель изобразительного искусства, которая является основой диалога между художником и созерцателем, для постижения его творчества.

Второй параграф «Анализ литературного наследия 1960х - конца 1970х годов» посвящен вербальному творчеству Шварцмана и представляет собой анализ литературного наследия в целом и его отдельных аспектов. Выявлены и исследованы наиболее значимые темы, к которым обращается автор в поэтическом творчестве, текстах дневников, записях (обращение к человеку будущего, изречение метода создания иературы, предсказание в прозе будущих пластических форм).

Литературное творчество исследовано как основополагающая часть жизни автора, так как через слово (литературные тексты) художник и поэт приоткрывает двери к своему изобразительному творчеству, дает возможность зрителю и читателю самостоятельно понять идею всей иератической теории, ее существование в контексте мирового искусства и ее развитие.

Следовательно, определено единозвучное развитие и взаимопроникновение двух основных начал: текстов мировоззренческого характера, лирической поэзии и живописного творчества Шварцмана, которые выражают этапы роста личности художника и его профессионального мастерства, являясь основание друг для друга, и заключено, что Шварцмана - художник целостного типа, и только в единстве изображений и слов можно постичь его философию и смысл творчества мастера.

Третий параграф «От реализма к символизму» в живописи 1960-х — 1990х годов» представляет собой изучение художественного видения Шварцмана, воплощенного в изобразительном творчестве, в контексте символической тенденции и метафизических поисков 1960-х — 1990х годов.

47

Фессалоницкий, С А. Обзор литературы по вопросам связи языка и мышления // Вопросы языкознания. 1953 . №3. С.126

Рассмотрено значение понятия «символ», являющееся одним из основополагающих элементов творчества Шварцмана и его трактовки. Исследовано мировоззрение Шварцмана, его символическое восприятие реальности через призму философских идей и концепций, которое вырывается из под власти вещественного и временного бытия к вечному и прекрасному миру, претворяя в жизнь идею о двух существующих мирах, где один просвечивает сквозь другой («Даль», 1985.).

Выявлено, что воплощение индивидуального мировосприятия реального мира Шварцман претворил в символичном значении иератур. В результате чего, иератические шедевры переносят зрителя в атмосферу загадочности и тайны, суть которой кроется в форме знака, а так же ее можно обнаружить в названии: художник интерпретирует природные формы реальной действительности и проявляет их символическую сущность в пластическом языке (геометрические формы с их ритмичностью, но четкой конструктивностью, и многоуровневое пространство, светоносное и саморасплывающееся, и бесконечная трансформация знака, цветовое решение и фактура работ) и вербальной составляющей (зависит исключительно от восприятия зрителя), раскрывающие на плоскости знамения иной действительности.

Анализ реалистической и символической природы художественного мышления и видения Шварцмана характеризует его как художника-визионера, который обладает даром провидения, интуитивно синтезируя все элементы реальной действительности в поисках способа выражения и воплощения другой (иной) реальности, на основе его личных представлений и чувств. Поэтому сущность иератических структур открывается только тем, кто готов к образному и символическому мышлению, тогда мир невидимый начинает светится сквозь видимый мир и рождает в сознании созерцателя признаки иерархического построения мирового устройства. А иератические знаки, символизирующие мировое устройство и являющиеся частью целого (своего рода собора), составляют единый комплекс, можно обозначить как алфавит Шварцмана.

В четвертом параграфе «Пластические особенности зрелого творчества М. Шварцмана» освещена проблема зрелого живописного творчества Шварцмана. Исследованы и проанализированы: 1) композиционное строение, конструкция знаков, составляющая каркасную систему на основе геометрических форм, находящихся в относительной симметрии, архитектоничность знаков; 2) выразительные средства живописи, в основе которых лежит линия, контур форм, иногда практически однотонное и не насыщенное цветовое решение, и небольшая палитра цветов в целом, техника нанесения краски, обволакивающий и мягкий, но четкий и точный мазок образует рельефность фактуры, создающую бархатистость поверхности работ. Так же приведено описание хронологического изменения форматов работ и изучены художественные материалы, влияющие на же-

лание зрителя тактильно приобщиться к работам (доска, оргалит, левкас, темпера).

Рассмотрен способ созерцания, трактовки и приобщения к иератическому искусству через композиционно-тематическое решение произведений Шварцмана, где можно обнаружить некое сходство иератур с архитектурой, собором («Пантеон», 1972), проследить «стенопись» искусства Египта («Тяжесть огня», 1989), выйти в космическое пространство, парение. прорыв («Облако света», 1989; «Полет», 1992), увидеть трехмерную модель, которая достигается с помощью современных технологий («Махаон», 1978 -1987).

Итак, исследованный строй и пластический язык произведений зрелого творчества Шварцмана невероятно сложен, и каждая иература - интерпретация аккумулированных образов реальных форм, предметов или явлений из истории мирового человеческого опыта. Но в единстве простого и сложного проявляется трехмерный знак, форма которого видоизменяется в зависимости от рассмотрения, но ее мощное звучание напоминает полифоническое произведение, где все элементы вторят только одной идее - донесению информации о структуре мирового устройства созерцателю.

В Заключении подведены основные итоги диссертационного исследования, в котором приводятся основания и результаты взаимодействия пластического и вербального в творчестве Шварцмана. Подтверждается уникальность многогранного наследия художника-иерата, основанного на синкретическом сплаве культур, искусства и традиций человечества, выраженного в информативном иератическом знаке, который априори не требует вербального сопровождения, но без этого постижение смыслового значения исратуры зрителем невозможно. Наделенные вербальностью знаки, предлагают зрителю ключ к трактовке иератического искусства, образуя, диалог вербального и пластического в творчестве Шварцмана, выраженные в единстве и взаимодействии основных начал: иература (постигаемое), ее вербальное сопровождение (ключ к постижению) и сознание зрителя (средство постижения).

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

1) в изданиях, рекомендуемых ВАК:

1. Тюгаева КО. Слово в контексте изображения в зрелом творчестве Михаила Шварцмана // Вестник Челябинского государственного университета: Научный журнал. Челябинск, 2012. № 21. С. 157-160

2. Тюгаева КО. Взаимосвязь пластических и вербальных композиций в творчестве Михаила Шварцмана // Мир Науки Культуры Образования. Алтай, 2013. №5 (42). С. 341-343.

3. Тюгаева К.О. Символический язык Михаила Шварцмана// Научный журнал: Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013.№ 11. Часть 2. С. 188-190.

2) в других научных изданиях:

1. Тюгаева К О. Диалог вербального и пластического // Современное искусство в контексте глобализации: наука, образование, художественный рынок: Материалы Ш Всероссийской научно-практической конференции, 29 января 2010 года. СПб.: Издательство СПбГУП, 2010. С. 209-211.

2. Тюгаева К. О. Мир числа Михаила Шварцмана // Современное искусство в контексте глобализации: наука, образование, художественный рынок: Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции, 4 февраля 2011 года. СПб.: Издательство СПбГУП, 2011. С. 121-123.

3. Тюгаева К. О. Михаил Шварцман - особенности художественного языка // Современное искусство в контексте глобализации: наука, образование, художественный рынок: Материалы V Всероссийской научно-практической конференции, 4 февраля 2012 года. СПб.:: Издательство СПбГУП, 2011. С. 112-113.

4. Тюгаева К. О. Анализ литературного наследия М. Шварцмана // Современное искусство в контексте глобализации: эстетика, творчество, институции: Материалы научного семинара, 7-8 февраля 2013 года. СПб.: Астерион, 2013. (в печати)

5. Тюгаева К. О. Теория Иератизма в контексте философско-религиозной мысли [Электронный ресурс] / К. О. Тюгаева // IV Российский культурологический конгресс с международным участием «Личность в пространстве культуры», Санкт-Петербург, 29-31 октября 2013 года. Тезисы и выступления участников. — СПб: Эйдос, 2013. — Режим доступа: http://culturaInet.rU/main/congress_person/l 130

Отпечатано с готового оригинал-макета в ЦНИТ «АСТЕРИОН» Заказ № 223. Подписано в печать 30.11.2013 г. Бумага офсетная Формат 60х84'/1б. Объем 1,5 пл. Тираж 100 экз.

Санкт-Петербург, 191015, а/я 83, тел. /факс (812) 685-73-00, 663-53-92, 970-35-70 astetion@asterion.ru

 

Текст диссертации на тему "Диалог вербального и пластического в творчестве Михаила Шварцмана"

Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов

На правах рукописи

04201455916

Тюгаева Ксения Олеговна

«Диалог вербального и пластического в творчестве Михаила Шварцмана»

Специальность 17.00.09 - теория и история искусства

Диссертационная работа на соискание ученой степени кандидата

искусствоведения

Научный руководитель - доктор искусствоведения, профессор

Леняшин В. А.

Санкт-Петербург 2013

Оглавление

Введение............................................................................................................3

Глава I. Теория иератизма М. Шварцмана.............................................25

1.1. Основные положения теории иератизма.................................................25

1.2. Художественные предпосылки возникновения теории 1950х - начала 1960х годов............................................................................................................47

1.3. Духовные истоки становления и развития теории 1950х - начала 1960х годов............................................................................................................69

Глава II. «Слова и вещи» в зрелом творчестве М. Шварцмана..........89

2.1. Слово в контексте изображения в творчестве М. Шварцмана 1960х -1990-х годов...........................................................................................................89

2.2. Анализ литературного наследия 1960х - конца 1970х годов.............105

2.3. «От реализма к символизму» в живописи 1960-х - 1990х годов.......116

2.4. Пластические особенности зрелого творчества М. Шварцмана........130

Заключение. Взаимосвязь пластических и вербальных композиций в

творчестве М. Шварцмана..............................................................................150

Список литературы......................................................................................160

Словарь терминов........................................................................................178

Приложение 1. Список иллюстраций.......................................................180

Приложение 2. Иллюстрации.....................................................................185

Введение

Михаил Матвеевич Шварцман (1926-1997) - легенда нескольких поколений. Будучи современником художников-нонконформистов (1960-х годов XX века), он дистанцировался от господствующего в то время направления в искусстве, поэтому его творчество называют «другим», в «другом» искусстве.

Причина тому проста: Шварцман - многогранный художник, а такие художники редко умещаются в границы конкретного направления или стиля, несмотря на то, что стоят у его истоков, являются его основоположниками. Шварцман создавал свое, личное искусство, воспроизводя свой мир, который был для него «Домом Высшей Жизни»1: только там его душа успокаивалась, убегая от суеты и богемной жизни.

Михаил Шварцман - создатель новой уникальной теории иератизма, воплощением которой являются работы - «иературы» (от древнегреческого hieros - «священный», «знаковый»), которые «есть знак и как знак есть свое молчаливое имя»2. Предназначение этих знаков - достижение главной идеи теории - передача иерархического построения мирового устройства посредством живописных выразительных средств. В свете этого, себя Шварцман называл не художником, а иератом — создателем иератур, совершающим священнодействие - обнаружение знака.

Иератика, по убеждению Шварцмана, - универсальный язык будущего, явившийся вехой на пути к новому языку в искусстве третьего тысячелетия. В ней он видел импульс для архитектуры и скульптуры нового стиля, но только живопись поглощала его целиком, именно ей он посвятил всю свою жизнь, несмотря на поэтический дар.

Иератическая художественная система построена на толковании знака как образа, который отождествляется с предметами и явлениями реального и нереального миров, одновременно вербально и невербально раскрывая в сознании зрителя свое символическое значение. Сама же иература основана на соотношении простых составляющих (геометрические формы, линии) и сложного смыслового значения. Это единый звучащий организм, соборной формы, представляющий алфавит Шварцмана и раскрывающий метаморфозы жизни Вселенной.

Иератическая живопись и теория о ней в целом, являются воплощением отношения художника к миру и его пониманию и выявляют уникальность таланта Шварцмана, как художественного, так и литературного, поэтического.

Но его талант долгое время был скрыт от зрителя. Художник не был публичным человеком: практически не давал интервью, отказывался продавать и выставлять свои работы, поэтому лишь сравнительно недавно и постепенно творчество Шварцмана стало открываться, прежде всего, ценителям искусства и специалистам. Перед ними предстал сложный и тонкий мир духовного искусства, выраженный в многогранном иератическом знаке.

Началом зарождавшегося интереса к своеобразному и «другому» искусству Шварцмана можно считать данное им впервые в жизни интервью (22.11.1987 года - интервьюер JI. Кащук)1 в котором приводятся биографические данных художника и обзор становление его творчества. А кульминацией творческого пути при жизни художника, стала большая персональная выставка в Государственной Третьяковской Галерее в 1994 году. Экспозиция вызвала большой интерес к творчеству Шварцмана со стороны искусствоведов, специалистов искусства XX века, прессы и

1 Текст интервью приводится в книге Михаил Шварцман. СПб.: Palace Editions, 2005. С. 9

зрителей. О нём заговорили как о художнике, чья живопись мыслится как способ творения знаков нового художественного языка.

Позднее, начиная с 1997 года был организован ряд выставок, посвященных творчеству художника-иерата Шварцмана:

• В 1997 году была организована выставка живописи и графики М. Шварцмана в Галерее «Дом Нащокина» в Москве;

• В 2001 году «Ретроспектива» в Государственном Русском Музее;

• В 2006 году «Михаил Шварцман. Товарные знаки СХКБ Легпрома» в Государственном музее архитектуры в Москве;

• В 2008 году «Графика» Михаила Шварцмана» в Государственном Русском Музее;

• В 2012 году прошла выставка «Мастер. Школа. Ученики» в Строгановском дворце Государственного Русского Музея, где были экспонированы произведения мастера советского неофициального искусства Шварцмана и его учеников.

Череда этих выставок обнажает реальность факта возрастающего интереса к иератической живописи, к сожалению, уже посмертного. Возможно этого и хотел Шварцман, поскольку при жизни художника иературы вызывали меньший интерес, чем сама личность мастера. Он был пророком и нес свою миссию, а после его ухода, искусство, бережно хранимое женой Ираидой Шварцман, родными и близкими, учениками, которое несет в себе часть души самого художника, стало нескончаемой тайной, загадкой нового времени, будущего, к которому апеллировал в своих текстах и иературах Шварцман.

Именно эта «загадка будущего», таинство обусловили необходимость проведения исследования, посвященному многогранному творчеству Шварцмана, являющееся на данный момент все еще недостаточно изученным и, обращаясь к которому, возникает больше вопросов, чем ответов.

Актуальность темы исследования

Исследование вербального и пластического является значимой проблемой в истории искусств. В настоящее время наиболее изученной в этой области является искусство модернизма. Однако, минимальной остается исследование темы диалога, взаимодействия пластического и вербального периода постмодернизма, особенно в творчестве отечественных художников 1960-х - 1990-х годов, которые в настоящее время стали доступны и популярны как с экспозиционной точки зрения, так и идеологической (выпускают периодические издания, альбомы, брошюры, исследуются идеи, методы и оригинальные теории художников).

В творчестве Шварцмана проблема диалога вербального и пластического стоит наиболее остро и не была исследована как таковая. Более того, сам художник считал иератическое искусство воплощением вербальных и невербальных свидетельств, но одновременно утверждал об исключительной невербальности знаков, что вносит неясность и определенно требует исследования. В данной диссертационной работе творчество Шварцмана впервые рассматривается масштабно и открываются новые грани теории художника, исследуется литературное и живописное творчество, которое вырастает в диалог вербального и пластического и является результатом взаимодействия всех сфер деятельности художника.

И несмотря на то, что скрытность личности Шварцмана и загадочность его искусства породили атмосферу недоступности, неприкасаемости, некое обожествление иератического искусства, творчество художника продолжает быть актуальным как для зрителя, так и для исследования. Рассматривая его мы можем наиболее ярко проследить взаимодействие, взаимосвязь вербального и пластического, в том числе и как способ коммуникации, диалога художника со зрителем. Тем самым, достигнуть решения еще одной проблемы, связанной с постижением смысловой сущности иератических

композиций многогранного искусства Шварцмана, так как в настоящее время работ по исследованию его творчества (в частности описания и анализа пластического и вербального языка иератических композиций и литературного наследия) практически нет, что в очередной раз подтверждает факт острой необходимости производства исследования этой области нового языка и нового познания.

Кроме того, способность изучения и проникновения в тайны творчества Шварцмана обусловлена его собственной позицией: искусство не было понятым и принято современниками - оно обращено к человеку будущего. Современное поколение - это и есть - люди будущего, которые способны не только прочувствовать существо мироздания, к чему устремлено иератическое искусство, но и понять сакральное значение послания художника, выраженного в иератическом знаке.

Но не каждому человеку новейшей истории искусства просто проникнуть в тайны Вселенной, которые раскрывал на основах своей теории Шварцман -этот путь сложен и символичен, сообразно всему творчеству художника. Но, преодолев его, можно достигнуть высшего уровня самосовершенствования и самопознания, что изначально является высшей целью человеческого существования и актуально всегда.

Вышесказанные доводы раскрывают актуальность тематики настоящей работы и необходимость решения ее проблем.

Степень изученности темы исследования

Для того, чтобы полноценно проанализировать весь творческий комплекс художника Шварцмана, целесообразно не хронологическое исследование источников и литературы, а их тематический анализ.

Весь комплекс существующей литературы можно разделить на пять тематических блоков:

1) литература о жизни и творчестве художника (монографические работы, статьи, воспоминания, альбомы, включая издание литературного творчества художника);

2) труды по истории искусства, где творчество Шварцмана исследуется наряду с другими художниками отечественного искусства второй половины XX века;

3) литература по общей проблеме истории искусства, раскрывающая предпосылки творчества Шварцмана (иконописное искусство, импрессионизм, символизм, авангард);

4) работы, посвященные вопросам религиозно-философского характера, которые являются основополагающими для постижения индивидуального мировоззрения мастера и его воплощения в живописи;

5) методологическая литература, раскрывающая смысловые значения обозначений, понятий и терминов, которыми оперирует Шварцман в литературном наследии, необходимая для постижения иератического творчества художника.

1). Существующий ряд изданий о жизни и творчестве Шварцмана включает в себя воспоминания, дневники автора, альбомы и статьи искусствоведов. Первое издание на русском и английском языках «Михаил Шварцман. Mikhail Shvartsman» 1 вышло в 2001 году под редакцией Государственного Русского Музея. В данном альбоме содержится статья

л

искусствоведа Д. Сарабьянова «Завещание Шварцмана» , в которой автор дает краткую характеристику творчеству и уникальной теории художника. В ней затронуты такие аспекты как: пророческая миссия художника, важные свойства композиции картин и иератического искусства в целом, подход к восприятию и интерпретации произведений, что обеспечило Шварцману

1 Михаил Шварцман. СПб: Palace Editions, 2001.

2 Сарабьянов Д. Завещание Шварцмана. // Михаил Шварцман. СПб: Palace Editions, 2001. с. 3 -14

место «другого» на территории «другого» искусства. А также издание включает альбом иллюстраций, в котором помещены размышления художника о Боге, творчестве, личности.

Чаще всего в литературе, посвященной творчеству Шварцмана, существующие темы перекликаются и представляют собой отголоски полной монографии, которая называется «Михаил Шварцман» \ посвященная жизни и творчеству художника, и подготовленная в 2005 году Государственным Русским Музеем в жанре каталога-резонне. В создании монографии принимали участие близкие и родные художника. И. Шварцман (жена художника) и Д. Горохов (его ученик) взяли на себя труд по сбору и систематизации публикуемых в этом издании материалов. В книгу вошли аналитические статьи, воспоминания о Шварцмане, литературное творчество самого художника, репродукции произведений живописи и графики Шварцмана и фотографии разных лет его жизни.

В том же 2005 году был издана книга «Михаил Шварцман. Товарные знаки СХКБ Легпрома. Школа, метод, характеры»2, составителями которой выступили Д. Горохов и В. Цыганков, включающая обзорную статью «Новая жизнь товарных знаков»3 Е. Плавинской. Плавинская уделила внимание как теории художника, его педагогической деятельности, так и дизайнерским взглядам Шварцмана. В книгу вошло более 230 знаков, разработанных в период с 1965 по 1995 годы, собраны интервью учеников: Александра Коноплева, Бориса Трофимова, Ольги Вельчинской, Игоря Тер-Аракеляна, Елены Трофимовой, Дмитрия Комиссарова и других.

1 Михаил Шварцман. СПб.: Palace Editions, 2005.

2 Михаил Шварцман. Товарные знаки СХКБ Легпрома. Школа, метод, характеры. М.: Триада ЛТД, 2005.

3 Плавинская Е. Новая жизнь товарных знаков. // Михаил Шварцман. Товарные знаки СХКБ Легпрома. Школа, метод, характеры. М.: Триада ЛТД, 2005. С 7 - 8.

В 2008 году Русским Музеем была опубликована и выпущена новая книга - альбом «Графика Михаила Шварцмана» 1, на тему одноименной выставки, где графическое наследие художника впервые представлено как самостоятельная, отдельная ветвь творчества, в отрыве от иератической живописи — его главного дела жизни. Графикой представлены три основные (не считая самого раннего, реалистического) периода творчества Михаила Шварцмана: «Фигуратив» (Остранения), «Лики» (Метапортреты) и Иературы. Кроме альбома репродукций в издании опубликованы тексты самого художника, краткая биография и статья о его графическом наследии.

Каталог «Михаил Шварцман. Мастер. Школа. Ученики» также был выпущен к одноименной выставке. Книга включает статьи, исследующие содержание понятия «иератическое искусство», которым художник определял суть собственного творчества, укорененного в глубоко религиозном отношении к миру, и характер преломления индивидуальной системы мастера в творчестве его учеников. Альбом иллюстраций состоит из девяти разделов, знакомящих с произведениями самого Михаила Шварцмана и художников его школы (В.Башенин, Д.Горохов, Д.Комиссаров, Н.Медведев, Г.Спирин, В.Теплухин, М.Федоров, А.Чащинский), включает их воспоминания, а также краткие биографические сведения. В книге опубликованы страницы из записных книжек Шварцмана 1970-1980-х годов, раскрывающие взгляды автора на сущность собственного творчества, документальные фотографии, связанные с историей школы.

Кроме того, существует ряд статей специалистов и исследователей иератического искусства, опубликованных в официальных периодических изданиях, в том числе доступных в электронных ресурсах. Как правило, авторы знакомят читателей с творчеством Шварцмана и исследуют

1 Михаил Шварцман. Графика. СПб.: Palace Editions, 2008.

2 Михаил Шварцман. Мастер. Школа. Ученики. СПб.: Palace Editions, 2011.

оригинальность изобразительного языка иератической живописи: А. Боровский1, Д.Смолев2, В. Лернер3, В. Максимов4, О. Юшкова5.

Однако, главное место в ряду таких публикаций занимает статья С. Кускова «Иератизм» М. Шварцмана»6, опубликованная еще при жизни художника в 1992 году в журнале «Искусство», в которой автор дает краткую, но всестороннюю оценку творчества художника, рассматривая и анализируя пластический язык и сакральный смысл замысловатого иератического искусства.

Особенно ценным и неожиданным для исследователей искусства Шварцмана и его почитателей оказалось отдельное издание литературного творчества художника, которое непосредственно используется для анализа вербальной составляющей иератического искусства в данной диссертационной работе. Стихи и письма художника в книге «Михаил Шварцман. Смородинные сумерки. Стихи и письма.»7открыли его жизнь и творчество с новой, лирической, поэтической стороны. Изучение представленного материала позволяет погрузиться в культурный контекст эпохи 60-80-х XX века и дает еще один ключ к пониманию мировоззрения Шварцмана, его художественного слова.

2). Обращаясь ко второ�