автореферат диссертации по филологии, специальность ВАК РФ 10.02.22
диссертация на тему:
Глагол бытия "Kana" в литературном арабском языке (на материале Корана)

  • Год: 2000
  • Автор научной работы: Магомедов, Магомед Махачевич
  • Ученая cтепень: кандидат филологических наук
  • Место защиты диссертации: Москва
  • Код cпециальности ВАК: 10.02.22
Автореферат по филологии на тему 'Глагол бытия "Kana" в литературном арабском языке (на материале Корана)'

Полный текст автореферата диссертации по теме "Глагол бытия "Kana" в литературном арабском языке (на материале Корана)"

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.В. ЛОМОНОСОВА

ИНСТИТУТ СТРАН АЗИИ И АФРИКИ

На правах рукописи

МАГОМЕДОВ МАГОМЕД МАХАЧЕВИЧ

ГЛАГОЛ БЫТИЯ "Капа!' В ЛИТЕРАТУРНОМ АРАБСКОМ ЯЗЫКЕ (на материале Корана)

Специальность 10.02.22 -Языки народив зарубежных стран Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии

Автореферат

диссертации на соискание ученой стенени кандидата филологических наук

Москва, 2000

Работа выполнена на кафедре арабской филологии Института стран Азии и Африки при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова

Научный руководитель: кандидат филологических наук,

доцент В.В. Лебедев

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Г.Ш. Шарбатов кандидат филологических наук, доцент Б.Н. Ромачев

Ведущая организация - Военный институт Министерства Обороны РФ

Защита диссертации состоится «25» сентября 2000г.

на заседании диссертационного совета К 053.05.73 по филологическим наукам (языкознание) в Институте стран Азии и Африки при МГУ (103911 Москва, ул. Моховая, д. 11)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИСАА при МГУ Автореферат разослан-/ 7 дИгуста.юоо г.

Ученый секретарь Диссертационного совета

ИСАА при МГУ Н О. Заозерская

ш ш. -ш о Ы -/6-/.-/з -/

Глагол капа «быть» является самым частотным глаголом в литературном арабском языке и одним из самых частотных слов, занимая восьмую позицию в частотном словаре литературного арабского языка Ландау. Ему уделялось большое внимание в изучении системы арабского языка, как в рамках традиционного арабскою языкознании, гак и в европейской и в отечественной арабистике. Подсистема именного предложения с капа и другими «недостаточными» глаголами получила детальное и подробное освещение в теории арабского языка. Вместе с тем, изучения функционирования глагола капа на основе сплошного анализа всех его употреблений в рамках единого текста в отечественной арабистике не проводилось. А такое изучение представляется необходимым относительно любого крупного и существенного языкового явления, поскольку оно дает возможность верифицировать данные, полученные от наблюдений над языковой системой, данными непосредственной речевой действительности, включающей в себя такие важные составляющие, как контекст, лексическое наполнение, и конкретное смысловое содержание.

Последнее десятилетие 20 в. отмечено возрождением религиозной формы сознания в нашей стране. Этот факт имеет прямое отношение к отечественной арабистике, определению ее актуальных задач и возможных приоритетов. Дело в том, что арабский язык входит в группу так называемых «пророческих» языков, на которых «волею исторических судеб, оказалось впервые изложено или записано, а впоследствии канонизировано то или иное вероучение»1. Для народов нашей страны, исповедующих ислам, арабский язык является, таким образом, не только одним из иностранных языков, не только языком арабо-исламской культуры, но также и средством религиозной коммуникации, одним из элементов культурно-религиозного функционального двуязычия (или многоязычия). Однако в качестве средства религиозной коммуникации арабский язык выступает не во всей совокупности имеющихся на нем текстов, а только как язык Священного Писания (Корана) и Священного Предания (Сунны), и основанных на них некоторых культовых текстах (молитвах).

Поэтому, с точки зрения отечественной арабистики язык Корана можегг представлять троякий интерес: как элемент функционального двуязычия (многоязычия), используемый для религиозной коммуникации определенной частью населения нашей страны; как язык одного го известнейших мировых памятников словесности; как язык текста, предопределившего на определенном историческом этапе многие аспекты дальнейшего развития арабского языка и его

Необходимость изучения функционирования самого употребительного глагола арабского языка на конкретном текстовом материале - с одной стороны, и насущная потребность в изучении языка Корана с целью удовлетворения определенных духовных потребностей нашей великой своим многообразием страны - с другой, предопределили собой цели и содержание реферируемой работы.

Темой настоящей работы является синтаксический и семантический анализ предложений с глаголом капа в Коране.

1 Мечховская Ш>. Язык и религия. М., 1998., с.259.

Предметом данного исследования являются особенности функционирования предложений с глаголом капа в Коране в плане лексического наполнения синтаксических позиций и их замещения предикативными конструкциями, их взаимного отношения с предложениями иных структурных схем и друг с другом, а также выявление типичных контекстов, обусловливающих их функционирование.

Актуальность исследования определяется необходимостью и потребностью частного языкознания сверить и, но возможности, корректировать данные, полученные на основе изучения системы языка «в общем и целом», данными полученными на основе изучения реального и авторитетного текста. Она связана также с возрождением в нашей стране интереса к изучению Корана, язык которого становится учебным предметом во многих учебных и образовательных учреждениях, что требует от лингвистов научной разработки лингводидактических основ целенаправленного обучения языку Корана

Нель исследования состоит в том, чтобы выявить все, что составляет специфику предложений с капа в тексте Корана с учетом синтаксиса, лексики и семантики, а также внутренних и внешних отношений компонентов подсистемы, образуемой одной из разновидностей именного предложения.

Научная новнзна работы заключается в том, что в ней впервые в отечественной арабистике при решении конкретной лингвистической проблемы последовательно проводится комплексный подход к арабскому языку, как языку межчеловеческого общения, а также языку культурной и религиозной коммуникации, ставится вопрос о функционировании отдельной подсистемы арабского языка в конкретном тексте, исследуется весь корпус предикативных конструкций с бытийным глаголом капа в рамках единого текста - текста Корана.

Материалом исследования являются все коранические предложения, содержащие глагол капа и предложения, составляющие их ближайший контекст (более девятисот предложений).

Методика исследования характеризуется учетом исследовательских подходов отечественной арабистики, представленных в работах Б.М. Гранде и Г.Ш. Шарбатова, арабской языковедческой традиции, имеющих явную дидактическую направленность в работах Сибавайхи и Ибн Хишама, а также в отечественной школе арабистики, построенной на учете достижений арабской языковедческой традиции и их интерпретации в свете современных языковедческих задач и проблем, и представленной трудами ее создателя Г.М. Габучана, а также работами ДВ. Фролова, В.М. Пака и других.

Практическая ценность работы заключается в возможности использования материалов диссертации в построении вузовских курсов по теории и истории арабского языка, истории лингвистических учений, а также для разработки учебных курсов и программ, связанных с обучением арабскому языку как языку религиозной коммуникации.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на кафедре арабской филологии ИСАА при МГУ. Основные положения исследования докладывались на заседаниях кафедры. По материалам диссертации подготовлены и опубликованы две работы.

Диссертация состоит из введения, двух глав, разбитых на параграфы, и заключения. К работе прилагается список использованной литературы, включающий 106 наименований.

Во введении содержится обоснование темы диссертации, дается оценка ее актуальности, определяются цели, задачи, научная новизна и практическая

ценность исследования. Здесь же ставится научная проблема данной работы н г:амеггзются путй~ёе исследования.~

Первая глава называется «Проблема бытийных глаголов и ее исследование в теории языка». Она состоит из четырех параграфов.

Первый параграф содержит вводные замечания. В нем, в частности, отмечается, что идея бытия (существования) занимает важное место в духовном мире человека. Лексические единицы, выражающие эту идею, являются одними из наиболее многозначных и мноюфункциональных.

Категория бытия широко представлена во всех языках мира. Важное место в ее изучении занимает анализ семантической структуры слов, используемых в определенных синтаксических моделях, и в первую очередь семантической структуры глагола «быть», являющегося в языках универсальным средством выражения понятий бытия.

Выводы, к которым пришли разные исследователи при рассмотрении глагола «быть», частично совпадают и дополняют друг друга, а частично взаимоисключаются. Отмечается многообразие функций глагола бытия - от выражения понятия существования до роли связки в составном сказуемом.

Второй параграф первой главы называется «Глагол «быть» в теории языка». В нем обсуждаются вопросы определения природы и функции глагола «быть», указывается на противоречие двух обычных фактов: факта существования «именного предложения», характеризующегося отсутствием глагола и представляющего собой универсальное явление, факту наличия его эквивалента - предложения с глаголом «быть». Именное предложение понимается как качественное приравнивание, устанавливающее равнозначность (полную или частичную в зависимости от соотношения объемов субъекта и предиката) между двумя именными элементами. Предложение с глаголом бытия выражают состояние и его разновидности.

По словам Э. Бснвеииста, проблема именного предложения - это проблема его отличия от именного предложения с глаголом «быть». «Это два разных

типа. - писал он. - которые в некоторых языках сближаются, но отнюдь не

везде и не ооязательно» .

Именное утвердительное предложение, внутренне законченное, сгавит высказывание вне какой бы то ни было временной или модальной локализации или субъективной связи с говорящим. Что касается глагольного утвердительного предложения, то здесь в высказывание вводятся все глагольные характеристики и оно ставится я связь с говорящим.

Третий параграф первой главы называется «Глагол капа в традиционном арабском языкознании». В нем рассматриваются фрагменты работ Сибавайхи, Ибн Хишама и Хасана Аббаса, раскрывающие лх подходы к изучению глагола капа.

В «Книге» Сибавайхи глагол капа как объект исследования впервые упоминается в одной из начальных глав этого трактата, которая называется «Главой о предикате и предицируемом». Это глава о предикативной конструкции, в которой рассматриваются самыс общие теоретические принципы ее устройства и функционирования. Глава начинается с постулата о том, что предикат и предицируемое не обходятся друг без друга. Они оба и в одинаковой мере необходимы говорящему.

2Беквенист Э. Обща* лингвистика. — М, 1974, с. 211.

Первой в ряду такого типа конструкций называется конструкция, состоящая из именного слова (ал-исм) в начальнсй позиции (ал-мубгада') и того, что на нем основывается (ал-мабниий 'алайх), получившего в последующей терминологии название сообщающего ^абар) компонента: 'аЬйи 1-1аИи 'ахй-ка «Абдулла - твой брат».

Вторая конструкция: уадИаЪи 'аЬёи 1-1аЫ «Абдулла идет».

Третья конструкция отличается наличием того, что выступает на месте начальной позиции (би - манзилят ал - ибтида'). Приводится двз примера: капа 'аЫ1и 1-1аМ типШ^ап «Абдулла был уходящим» и \ayta 2.аусйт тиШаНдип «Если бы Зайд ушел». Капа и 1ау1а «также нуждаются в том, что после них, как именное слово в начальной позиции нуждается в том, что после него»3.

Таким образом, в трактате Сибавайхи четко и однозначно устанавливается место изучаемого нами глагола в системе арабского языка. Это место - среди предикативных конструкций, среди тех единиц языка, которые занимают начальную позицию и которые не могут обойтись без того, что следует за ними.

В трактате Сибавайхи намечается иерархия разновидностей предикативных конструкций: на ее вершине - именное предложение, за ним следует глагольное предложение, далее идет предложение с капа или некоторыми частицами.

В трактате Сибавайхи глагол капа чаще всего упоминается в связи с решением самых разных исследовательских задач. Первое упоминание связано с рассмотрением предикативной конструкции. Второе упоминание глагола капа имеет место в «Главе о субъекте, действие которого переходит на объект», связано с компонентным анализом семантической структуры высказывания типа: (¡ас1 баЬаЪа «Он ушел». Наличие в семантической структуре глагольного слова трех компонентов - времени, события и лица Сибавайхи обосновывает с использованием приема трансформации: «Разве ты не видишь, что высказывание (¡а<3 баИаЬа «Он ушел» может быть на месте высказывания да<Л капа тт-ки баИаЬип «От него был уход»4, где каждая из трех сем получает свое эксплицитное, лексическое выражение. Здесь же подробно рассматривается сема времени. Обобщая, Сибавайхи отмечает: в глаголе «содержится указание на прошедшее и на непрошедшее, также как указание на свершение события».

Детальное рассмотрение интересующего нас глагола капа в «Книге» Сибавайхи как бы возникает из рассмотрения вопроса о валентности арабского глагола. Ему посвящена глава, которая называется «Главой о глаголе, действие которого переходит на субъект и объект, причем и субъект, и объект составляют здесь нечто единое». Рассмотрение данного вопроса Сибавайхи начинает, по своему обыкновению, с того, что очерчивает круг эмпирических фактов. Здесь он приводит пример той минимальной синтаксической структуры, в рамках которой функционирует глагол капа: Капа 'аЬс1и ¡-¡Ш 'аШ-ка «Был Абдалла братом - тебя»3. Семантический анализ этой структуры: это сообщение о братстве, которое благодаря глаголу капа имеет отношение к прошлому. Сибавайхи стремится показать единство капа и с другими глаголами: «Если хочешь, ты можешь сказать капа 'аха-ка 'аЬс!и 1-1аЫ «Был

3 ТГ^о ^Ц^Л I

4 Там же, с. 34.

5 Там же, с. 45.

братом - тебя Абдалла». И далее: «ты можешь менять местами также, как при глаголе doraba «Он - бил», поскольку он такой же глагол и менять местами при нем можно также как и при claraba, однако субъект и объект в нем составляют как бы нечто единое»6

Здесь нельзя не отметить, что постоянные переходы от общего к частному, от всеобщего к единичному, от абстрактного к конкретному, от сходства к различию и от анализу к синтезу - есть направление исследовательской мысли, которое можно наблюдать при чтении «Книги» Сибавайхи как целиком, так и каждого ее фрагмента в отдельности.

Исчерпав по сути дела характеристику капа как члена определенной лексико-семантической группы, Сибавайхи переходит к анализу той минимальной синтаксической конструкции, которая представляет собой ее необходимый и достаточный контекст. Внимание исследователя обращено теперь на значения определенности и неопределенности, которые в разных комбинациях, но с необходимостью, присутствуют в двух именных словах, неизбежно сопровождающих глагол капа. «Знай, что если в этом контексте будет имя со значением неопределенности и имя со значением определенности, то имя, которое ты ставишь рядом с капа, является определенным, ибо такова речевая норма, ибо они оба составляют нечто единое»7.

Вещи познаются через их противоположности. Структура с глаголом капа и двумя именами в разных словоизменительных формах противопоставляется структуре с любым иным глаголом в окружении двух различающихся между собой именных словоформ: daraba rajidun Zaydan «Некий человек бил Зайда». поскольку здесь два именных слова представляют собой «две разные вещи»* В этом случае именные слова между собою не связаны, а при глаголе капа они оказываются связанными между собой. Они связаны здесь между собой л ак, кяк в структуре с именным словом в начальной позиции: 'abdu l-lähi muntahqun «Ты начинаешь с более известного, потом приводишь сказуемое =coo6iyen¡¡e^= хабар»9. Так же и в высказывании капа Zaydun haliman «Был Зайд кротким» и капа ha liman 2а\ч1цп «Кы.п кротким Зайд»

Проблема определенности и неопределенности оказывается столь же актуальной при описании предложения с глаголом капа, как и при описании именного предложения состава подлежащее - тема (мубтада') и сказуемое -рема (хабар). В контексте этой проблемы Сибавайхи рассматривает многие языковые факты, и приходит к выявлению следующей закономерности: «Известное это то, с чего начинают»"5.

В следующей главе - «Главе о том, как уведомить об имени неопределенном посредством имени неопределенного» - Сибавайхи рассматривает структуры с глаголом капа, при котором оба именных слова имеют значение неопределенности.

В диссертации рассматривается фрагмент книги арабского филолога XTVb. Ибн Хишама «Комментарий на «Капли росы и утоление жажды», посвященный проблеме насха (отмены). В этой связи необходимо подчеркнув, что сформировавшаяся и развивавшаяся к этому времени арабская традиция включает изучение арабского языка в комплекс гуманитарных дисциплин,

* Там же, с. 45.

7 Там же, с. 47.

8 Там же, с. 46.

9 Там же, с. 47.

10 Там же, с. 48.

называемых «исламскими науками». Этот комплекс развёртывается вокруг двух памятников - Корана и Сунны Пророка Мухаммеда и включает в себя наряду со всеми отраслями арабского языкознания и арудом толкование Корана и хадисоведение, догматику, связанный с ней фикх и основы богословия, этику, педагогику и некоторые другие. Каждая из них достигает, пожалуй, предела в эмпирическом и аналитическом изучении фактов. Помимо общности источников у этих дисциплин имеется и некое фундаментальное единство, основанное на ощущении методологического единства познавательного процесса, направленного на один и тот же предмет, изучаемый с разных позиций, либо на смежные или близкие предметы, либо предметы, удалённые друг от друга, но возводимые к единому общему принципу.

Принципиально важно подчеркнуть, что в теории арабского языка к этому времени прочно утвердился подход, когда практически ни один участок языка, ни одно явление, ни одна форма не могли оставаться вне системы причинно-следственных отношений. Этот подход системен в своей основе. Он исходит из принципа единства всего, что составляет данную систему. Соблюдение этого принципа гарантирует от того, чтобы остаться перед лицом множественности, которая проявляет себя в бессмысленном нагромождении фактов, фрагментов и деталей и их сугубо эмпирическом и аналитическом изучении в целях узкого практического использования.

Понятие насх - «отмена», «упразднение», «снятие» и призвано решать эту познавательную задачу. Оно объединяет «собой языковые единицы, отменяющие нормы, действительные для подлежащего-темы и сказуемого-ремы именного предложения»".

Его содержанием является указание на процесс, который по своей сути вскрывает отношения, связывающие между собой в синхронии весьма значительную группу моделей арабского предложения. Это-г/роцесс трансформации. Исходным предложением, выступающим как ядерное в отношении целой серии производных предложений, является именная предикативная синтагма состава подлежащее-тема, начальный элемент предложения(мубтада') и сказуемое-рема, сообщение предложения (хабар). Словоизменительные характеристики исходного предложения отражаются моделью именительный падеж + именительный падеж. Словоизменительные характеристики производных структур отражаются моделями именительный падеж + винительный падеж; винительный падеж t- именительный падеж; винительный падеж + винительный падеж.

За каждым из этих направлений стоит своя определённая группа факторов, обуславливающих данный характер трансформаций. А в каждой группе имеется свой «лидер», представляющий её и дающий ей название. Первую группу возглавляет глагол капа, вторую - частица inna, третью - дата. В первой группе тринадцать единиц. Они в свою очередь делятся на три подгруппы.

К первой подгруппе относятся единицы, которые безусловно, ставят подлежащее- тему в именительный, а сказуемое- рему в винительный падеж. Таких единиц восемь: капа, amsa 'а, афака, adha 'a, bâta, dalla, çara, laysa.

Ko второй подгруппе относятся такие единицы, которым обязательно предшествует отрицание. Таких единиц четыре: zâla,Jati 'a, bariha, infakka.

Г • ¿juJI jij^JJI>J •

К третьей группе относятся единицы, которым обязательно предшествует обстоятельственно - масдарное слово та. Такой единицей является dâma.

- Сказуемое-рема - в - предложении- с глаголом неполной- предикации и ------

неполной семантики может занимать три положения: быть после глагола и его имени (подлежащего), быть между глаголом и его именем (подлежащим), предшествовать и глаголу и его имени (подлежащему).

Семантика глаголов типа капа рассматривается, во-первых, с точки зрения синонимических отношений между отдельными членами этой группы и, во-вторых, с точки зрения возможности некоторых m них функционировать так в предложениях рассматриваемого типа, т е. производных именных, так и в исходных предложениях глагольного типа. В этой связи ставится и решается вопрос о так называемых полных и недостаточных глаголах. Полный глагол участвует па равных в порождении предикативных отношений вместе с именным словом в именительном падеже. Глагол недостаточный -- это глагол неполной семантики, так как в его семантике недостаёт компонента действия, и глагол неполной предикации, так как ему недостаточно одного именного слова в именительном падеже для формирования предикативных отношений, а необходимо для этого еще одно именное слово в винительном падеже.

Главный глагол этой группы - капа обладает самым широким диапазоном возможностей: он может выступать и в качестве глагола неполной семантики и неполной предикации, и в качестве глагола полной семантики и полной предикации, и ещё в одном, в третьем, качестве - глагола неполной семантики полностью безучастного к предикации Наряду с синтаксическими, он обладает и уникальными формальными особенностями: возможностью утраты при определённых условиях третьего корневого харфа. А в некоторых случаях и весь глагол может быть опущен при компенсации его частицей или без компенсации.

Развитие арабского языкознания з новейшее Бремя не обходится без использования наследия арабской грамматической традиции. Б наибольшей степени это использование имеет место в курсе «Полной грамматики» Хасана Аббаса.

Глагол капа рассматривается здесь в рамках определенной подсистемы языковых единиц, которая именуется как «отменяющие начальный статус: капа и такие же единицы (навасих аль-ибтида'; капа ва-'ахавату-ха)». Характер отношении, связывающих эту подсистему с другими, может быть охарактеризован как деривационный. При этом, вслед за В.С Храковским, мы имеем в виду, что «производные предложения, получаемые в процессе деривации, отличаются от исходных своим внутренним смысловым статусом. В них, как правило, вводятся смысловые элементы, которые тем самым являются семантическими операторами деривации«, а также тс. что «шобое производное предложение, отличаясь по внутреннему смысловому статусу от исходного предложения, обычно имеет в плане выражения определенный показатель - формальный оператор деривации, который фиксирует происшедшие изменения внутреннего смыслового статуса»12.

Понятие «отмена», «снятие» (насх) представляет определённый интерес как для изучения арабской языковедческой традиции, так и арабо-мусульманской культурной традиции в целом. Особое внимание привлекает взаимовлияние фикха-юриспруденции и грамматической теории арабов.

12 Храховсхий B.C. Очерки по общему и арабскому синтаксису. M., 1973, с.28.

Доктор Ахмад Сулейман Якут в своей работе «Явление словоизменения в арабской грамматике и в Священном Коране» усматривает взаимовлияние фикха и теории словоизменения в двух вещах: термины грамматической теории заимствуются из работ, посвященных основным принципам вероучения и права, а метод аналогии, используемый в грамматическом анализе предложения, является, по сути тем же, который используется в работах по основам теории и методологии фикха-юриспруденции. При этом отмечается, «по эти основы сложились до того, как возникли грамматические исследования у арабов. А формирующиеся грамматические исследования вызвали к жизни сочинения, аналогичные по своим задачам тем, которые возникли в фикхе-юриспруденции, а именно - изложения основ, или фундаментальных основополагающих принципов (усул) грамматической науки. В этом нельзя не видеть типичного проявления традиционного подхода, который обязательно возводит все науки к принципам, частными приложениями которых они являются. Структура и композиция некоторых грамматических трактатов нередко отражала структуру сочинений из области богословских наук или была их прямым заимствованием. Фактом является и то, что факихи, т.е. богословы-законоведы, нередко бывали грамматистами, а грамматисты - богословами законоведами. Среди терминов богословия, заимствованных грамматической теорией, в первую очередь и называется термин «насх».

Использование понятия «насх» отражает ряд основополагающих гносеологических установок, которые не обязательно чётко осознавались пользователями этого понятия. Это, прежде всего, признание противоречий в отражаемой реальности. Это признание того, что эта реальность не есть случайный набор элементов, не есть простая бессвязная произвольно составленная множественность или плюралистичность, а представляет собой жёстко организованное и гибко функционирующее образование.

Понятие «насх» является системообразующим для всех отраслей традиционного гуманитарного знания арабов. Оно позволяет не отбрасывать факты, вступающие в противоречие с некоторой заданной группой фактов, а совместить их в рамках единой созерцательной познавательной модели, оно даёт возможность возвести определённую группу фактов к другой, являющейся идеальной по отношению к первой, своеобразным ядром определённой подсистемы; оно устанавливает иерархические отношения между двумя фактами, двумя фрагментами отражаемой действительности, а иерархия есть наиважнейший атрибут системы; оно предполагает обязательное наличие некоего единого целого, частью которого является рассматриваемый фрагмент. Таков общий знаменатель всех значений, которые реализует понятие «насх» в различных отраслях единого по своей методологии и первоисточникам традиционного гуманитарного знания арабов.

Предложив определение «насха» для целей описания именных производных предложений с вспомогательными глаголами и модальными частицами, X. Аббас рассматривает структуры, которые не приемлют «отменяющие» глаголы и частицы, и структуры, которые допускают этого, систематизирует классификацию «отменяющих единиц» (ан-наваснх), выделив, прежде всего, критерий такой классификации и те изменения, которые они обусловливают в исходных структурах, затрагивает вопрос о наименовании этой группы глаголов, возглавляемых капа, термином «недостаточные» (накиса): для X. Аббаса, в отличие от Ибн Хишама, глагол

капа является глаголом неполной предикации, но не является глаголом неполной семантики.

- Список глаголов,которые вместе с капа входят в группу неполных или--------- —

недостаточных глаголов, приводимый в «Полной грамматике», включает в себя следующие тринадцать единиц:

—jL? —»I - — jv—~ oL - JJ? - ¿LS"

rlí - ¿üil - \уЛ - - Jij

Значение, связанное с глаголом капа, описывается на основании следующего примера:

«Был ребенок бегущим» - Ljl» JiUI ¿IS"

«Этим предложением, - утверждает Х.Аббае - хотят передать слушающему информацию о том, что ребенок чем-то характеризуется, что такой характеристикой является «бег» и что бег имел место в некотором прошлом, как на это указывает глагол капа в форме глагола прошедшего времени»13.

Глагол капа может выступать и в качестве синонима глагола $ara «становиться», и тогда он функционирует в соответствии с нормами, определяющими функционирование этого глагола. В этой связи, в качестве иллюстрации, приводится следующий коранический стих:

U^w JU.I

U<L-JI csci )

«Отверзлись небеса и стали вратами, подвинулись горы и стали миражем».

Глагол капа может использоваться и в значении «оставаться как есть, продолжаться непрерывно ;; ¡:e бить связанным с каким-либо временем;; В этой связи в качестве примера приводится коранический стих

íjjAt Л) ¿Ls

«Аллах всегда прощающ и милосерд?)

Отмечается, что глагол капа может использоваться и как полный глагол (тамм). В этом случае он чаще всего передает значение «случаться», «появляться», «иметься», например:

j jjJI .tJI cJ

«Взошло солнце и было светло и тепло».

Особо подчеркивается, что все положения относительно функционирования глагола капа на основании формы прошедшего времени, действительны и для других глагольных форм.

В заключении, автор «Полной грамматики» намечает еще четыре положения, которые составляют вместе с предыдущими проблематику вспомогательного глагола капа «быть» в традиционном арабском языкознании. К ним относится вопрос о функционировании глагола капа как «добавочной;) (заида) языковой единицы, которая, по определению, не привносит в высказывание никакого нового значения. Это вопрос о возможности опущения капа или одной из двух единиц, находящихся под его воздействием, или их обеих. Это вопрос о возможности опущения его конечного корневого харфа -п. Это вопрос о

13 £ЛЛ . ^ • „MjJI • ^U

возможности функционирования отрицания синтаксической позиции сказуемого при капа.

Изучение подходов Сибавайхи, Ибн Хишама и X. Аббаса к функционированию вспомогательного глагола капа в литературном арабском языке со всей очевидностью показывает, что проблема капа это, прежде всего, синтаксическая проблема для традиционного арабского языкознания. Это проблема формальной, синтаксической и линейной организации предложения с участием этого глагола. Это и проблема соотношения данной разновидности предложения с другими разновидностями, что предполагает системное отношение ко всей совокупности коммуникативных единиц данного языка. Это проблема семантики в той ее части, которая имеет дело с самыми широкими и всеобъемлющими категориями, такими как время, место, предикативность, обязательность и факультативность. . Это проблема соотношения капа с другими и «такими же» ('ахавату-ха) единицами, которые, будучи собранными в единый формальный ряд, называемый отменяющими единицами (ан-навасих), позволяют свести все многообразие реальных предложений именного типа к ограниченному числу разновидностей и групп, связанных между собою деривационными отношениями.

В этой связи нельзя не подчеркнуть, что в подходе традиционного арабского языкознания к предложениям с глаголом кат нельзя не усмотреть проявления определенных типичных черт, характерных для традиционного подхода вообще, который обязательно возводит все науки и дисциплины к общим принципам, частными приложениями которых они являются.

Четвертый параграф первой главы называется «Изучение глагола капа в отечественной арабистике». В нем представлены взгляды, изложенные в трудах А.Г. Беловой, Б.М. Гранде, АА Ковалева, Н.К. Коцарева, АДж. Мамедова, Э.Н. Мишкурова, Г.Ш. Шарбатова. Это - проблемы, связанные с лексическим значением глагола копя, его морфологией, функционированием так называемых вспомогательных глаголов, семантикой синтаксических конструкций, в которых функционирует глагол капа, категорией времени, проблема так называемой «связки», заполнение синтаксических позиций подлежащего и сказуемого в предложениях с капа, вопросы порядка слов, проблема так называемых сложных временных форм глагола, категория модальности и вопросы развития языка. При этом, круг решаемых задач определяется как фактами арабского языка, так и традицией рассмотрения отдельных вопросов языка в европейском языкознании.

Вторая глава называется «Функционирование глагола капа в Коране». Она состоит из семи параграфов.

В первом параграфе «Вводные замечания» обосновывается изучение функционирования глагола капа на материале Корана, рассматриваются некоторые общие черты так называемых «пророческих языков» и явление «культурного двуязычия», указывается, что в нашей стране, с учетом исламского религиозного сознания, арабский язык является одним из компонентов языковой ситуации.

Во втором параграфе «Формы глагола капа, встречающиеся в Коране» рассматриваются все формы этого глагола, которые имеются в системе арабского языка (52 формы), те из них, которые представлены в Коране (41 форма), и те, которые в Коране не встречаются (11 форм). К последним относятся:

« t ( UiIS" » ¿¿sj « tA^*4 * jb*

--------------------------------------. S/J . •. С/

Описание компонентного состава, семантики и морфологии всех рассматриваемых единиц дается в терминах арабской грамматической традиции.

Данное исследование исходит из предположения, что особенности функционирования предложения с капа проявляют себя не только в синтаксической позиции сказуемого капа - этот вопрос достаточно подробно исследован в арабском языкознании, но также и в синтаксической позиции подлежащего капа. Ее рассмотрению посвящены третий, четвертый и пятый параграфы второй главы.

В третьем параграфе «Предложение с капа. Синтаксическая позиция подлежащего при капа (исму капа), выраженная личным местоимением» разбираются все характерные особенности предложения с капа с каждым из двенадцати личных местоимений арабского языка, которое имеет в этом случае слитную форму для именительного падежа.

* с ' '

(Vf/l) LJac. Ijji 'jj»[i J4*« (^У ь

«О, если бы я был вместе с ними, чтобы мне получить великий успех!» (4:73).

Предложение с капа оказывается здесь, в свою очередь, в функции замещения синтаксической позиции сказуемого при частице layta, которая, как и глагол капа, относится к «операторам деривации». Высказывание имеет значение нереального ппедпсложения.

( 'iAA/V) ^J-i 1—- y ;

«Если бы я знал скрытое, я умножил бы себе всякое добро...» (7:188).

Глагол капа в этом предложении предваряется частицси /¿ун, которая сообщает ему значение ирреального условия. За таким предложением обязательно следует предложение - следствие, предваряемое начинательной частицей la. В этом случае, как и в случае с частицей условия 'in, предложение с капа является компонентом полипредикативной структуры

(ИЛ) J^JI ^ U'jb iiuji

«Скажи: «Я - не новинка среди посланников...» (46:9).

Предложение с капа включено в контекст (повелительная форма глагола), который дает основание утверждать, что время, с которым соотносится характеристика, приписываемая говорящему, не является однозначно прошедшим, а охватывает и настоящее, и прошедшее, и будущее.

f\V/Y) ¿rdiU.! ^ Л1 il; \J\

«К Аллаху я прибегаю, чтобы не оказаться глупцом» (2:67).

Глагол капа выступает здесь в словоформе мансуб. Причиной, обусловившей эту словоформу, является частица 'an. В семантическом плане она вместе с обусловленным ею словоизменением обеспечивает нейтрализацию значения времени. Данная конструкция возможна только в рамках полипредикативной структуры. Значение времени в такой конструкции задается временным значением ее основной предикативной конструкции.

(Vr/Í) (д^ ^ 'Jñ fj i! 'J¿ ¿1 füí al JÜ

«...oh говорит: «Оказал мне Аллах милость, что я не был среди вас свидетелем» (4:72)

Глагол кета имеет здесь словоформу маджзум, обусловленную частицей lam. Данная словоформа вместе с частицей выражает, наряду со значением действия, значение отрицания и значение прошедшего времени. Предложение с капа, в свою очередь, функционирует здесь после обстоятельственного слова 'iô, замещая собой синтаксическую позицию дополнения - обстоятельства времени (маф'ул фийх) и являясь частью полипредикативной структуры.

Глагольно-местоименная форма кип-па употребляется в самых разных контекстах. В диалогических единствах в противопоставлении глагольно-местоименной форме kun-tum (4:97). Вместе с отрицательным словом та, выражающим, наряду с отрицанием, значение актуальности действия или признака для настоящего, после выражения клятвы (6:23). В предложении, замещающем синтаксическую позицию сказуемого при модальной частице 'тпа, которая употребляется в своем полном варианте (7:5), либо в «облегченном» варианте 'in (6:156), (12:91). В предложении - следствии после усилительной частицы 1а, которое следует за предложением - условием с частицей нереального условия law (6:157). В предложении, следующем за именем относительным 'al-laâï (7:53), allait (12-82), allaôina (16:86). После частицы ирреального условия law (7:88). После условной частицы 'in (7:113), (10:29) и др. После частицы исключения 'ИШ (10:61). В вопросительном предложении после обстоятельственного слова Чбй, сообщающего высказыванию предположительный план, связанный с будущим временем (13:5). В предложении после условной частицы 'in, которое связано с предложением - следствием после частицы усиления la, условие которого выражено частицей law, которая задает всему полипредикативному высказыванию план нереального условия, нереального предположения, гипотетичности. С приглагольной частицей qad, посредством которой выражается значение актуальности действия или признака для настоящего после оборота, выражающего сожаление (21:97). Она функционирует в качестве предложения - члена после частицы 'an в полипредикативной структуре, главная предикативная конструкция которой выражает значение времени настоящее. Она употребляется после оборота, выражающего значение клятвы (26:97). После частицы lákinna «однако» в синтаксической позиции сказуемого этой частицы. Оно функционирует и как предложение - член в синтаксической позиции определения, и как предложение - член после имени относительного со значением неопределенности тЗ.

Словоизменительная форма мансуб в трех случаях из шести обусловлена частицей 'an, которая обеспечивает предикативной конструкции статус предложения - члена в позиции дополнения - прямого объекта.

Из четырех словоформ маджзум три обусловлены частицей lam, с которой связано значения отрицания и прошедшего времени.

Дважды в Коране употребляется глагольно-место именная форма с опущенным третьим корневым харфом глагольной основы:

(ir/vi) '<jLl\ к ¡j yu (U/Ví) qjSLil ¡M úlí ¡J j

«Говорят они: «Мы не были среди молящихся, и не кормили мы бедняка...» (74:43-44).

_____Шесть - раз употребляется глагольная форма с - личным местоимением

первого лица множественного числа, имеющая при себе средство усиления -удвоенный харф нун, при котором глагол утрачивает способность к словоизменению, а его последний харф приобретает неизменяемый гласный.

(ЛУ/Ч) ¿¿^ил Ор

«Если Ты спасешь нас от этого, мы будем из благодарных» (6:63). Глагольно-местоименная форма кип-Ш или кип-И употребляется в самых разных контекстах. После имени относительного (2:143). После отрицательного слова та (3:44); После частицы нереального условия кт (3:159), или обстоятельственного слова '¡да (4:102). Во второй части полипреднкативного единства, первая часть которой вводится обстоятельственным словом 1атта «когда» (5:117). После частицы условия Чп (7:70). После глагольного предложения, предваряемого частицей цай, с которым предложение с капа находится в сочинительной связи (10:91), подтверждая признаковый, а не событийный характер информации, передаваемой периферийными разновидностями двух противоположных систем предикации литературного арабского языка - именной, к которой принадлежит предложение с глаголом капа, и глагольной, к которой принадлежит глагол с частицей ¿/ас1.

(^л •) 3 XI л! ,,

«Да, теперь! А раньше ты ослушался и был распространителем нечестия» (10:91).

Глагольно-местоименная форма встречается в Коране после

вопросительной частицы Ьа1 (17:93) - такой контекст отсутствует в Коране для форм кип-Ш и кип-па. Она встречается во второй части альтернативного вопроса после частицы *£?//? (27:27)^ и тем самым также отлнчзется от контекстов кип-Ш и кип-па. Кроме того, можно говорить о некоторых преобладающих контекстах для формы кип-Ш. Таковыми выступают в Коране условная частица Чп и отрицательная частица та.

Среди факторов, обусловливающих словоизменительную форму мансуб, имеются частицы И и Иаиа, которые не встречаются в Коране при глаголе капа с личными местоимениями первого лица.

Факторами, обусловливающими словоизменительное значение маджзум, здесь выступают запретительная частица 1а и отрицательная частица 1ат.

Число употреблений глагольно-местоименных форм кип-Шт и кип-Шппа в два с половиной раза превышаем число употреблений формы кип-па (199 и 82 соответственно). Наибольшее число употреблений приходится на условные предложения с частицей Чп. Их временное значение нейтрализуется так же, как нейтрализуется значение любой «не - главной« предикативной конструкции б составе полипредикативной структуры.

Значительно число употреблений формы кип-Шт после имени относительного со значением неопределенности та и определенности 'аЧадг, 'аОаН, 'аИавТпа. Имеются случаи употребления этой глагольно-местоименной формы в функции замещения синтаксической позиции сказуемого при модальной частице Чппа и других частиц этого рода.

Предложения с глагольно-местоименной формой kun-tum в Коране нередко употребляются с вопросительным словом.

Еще одним контекстом, или средой, в которой функционирует форма kun-tum, являются обстоятельственные слова с временным и временно-условным значением '¡да и 'id.

Общее количество словоформ ta-кйп-й, которые вне контекста могут быть и мансуб, и маджзум достигает в Коране двадцати пяти. Употребляемые словоформы мансуб обусловлены частицей //, выражающей значение цели. Большинство словоформ маджзум обусловлено частицей запрещения la.

Запретительная форма глагола имеет время, которое может бьггь соотнесено со значением будущего времени реального временного плана.

Второе место среди причин, обусловливающих словоизменительную форму маджзум глагольно-местоименного единства ta-кйп-й занимает частица ¡am, выражающая вместе с глаголом значение отрицания и прошедшего времени.

Форма маджзум глагольно-местоименного единства ta-кйп-й функционирует в Коране в контекстах, связанных с выражением значения условия.

Слово капа в данной его форме встречается в Коране 422 раза.

Если после капа нет единицы именного класса в именительном падеже или для именительного падежа, либо ее функционального эквивалента, то в этом случае при глаголе наличествует имеющее нулевую форму личное местоимение, указывающее на «отсутствующее» лицо, равнозначное русскому местоимению «он». Приблизительное соотношение форм капа + 0, т.е. форм глагола с местоименным значением подлежащего при нем и форм капа, т.е. «чистой» глагольной основы с субстантивным подлежащим, в тексте Корана составляет 75 и 25 процентов.

Глаголыю-местоименная форма капа + 0 употребляется в Коране в самых разных контекстах. В предложении, которое находится в сочинительной связи посредством частицы м>а с глагольными предложениями, выражающими значение прошедшего времени (2:34), с именем относительным со значением неопределенности, указывающим на «разумных», man (2:11), вместе с отрицательной частицей та (3:95), в следственной части полипредикативного предложения с выражением нереального условия, предположения, после частицы la (3:110), выступает в функции замещения синтаксической позиции сказуемого при модальной частице Чппа (4:2), после частицы law, выражающей нереальное условие, т.е. в условной части полипредикативного предложения (4:82), в качестве предложения-члена, замещающего собою синтаксическую позицию определения (8:42), после частицы lakin «но, однако» в сс приглагольном варианте, который характеризуется так называемым облегченным нуном (50:27).

Форма уакйпи встречается в Коране почти в восемь раз реже, чем форма капа. Она употребляется в разных контекстах. Однако это разнообразие значительно уступает тому, которое мы наблюдали для других местоименно-глагольных форм глагола капа.

Вторая основная форма глагола имеет, наряду со словоформой марфу* -уакйпи, словоформы мансуб - уакйпа и маджзум - уакйп. Факторами мансуб являются частица 'an и частица цели й.

Факторами маджзум являются частица lam, и частица, выражающая условие 'in.

И условие, и его следствие не имеют отношение к реальному времени с его настоящим, прошедшим и будущим отрезками. Они относятся к идеальному

миру, к тому, _ который конструируется в человеческой - голове, способной-----

перемещать и совмещать разные временные отрезки. Неизменным остается лишь то, что свой идеальный мир человек конструирует из того же языкового материала, которым он отражает мир реальный. Вместе с тем, использование этого материала в плане отбора имеющихся форм и нх комбинаций, а также наличие некоторых специальных форм обеспечивает этому миру и определенную специфику в плане выражения или даже его речевого формирования. Становится все более и более очевидным необходимость комплексного исследования всех форм, средств и способов, имеющихся в арабском языке для выражения того, что можно условно назвать идеальным миром, противопоставленном с точки зрения фундаментальных пространственно-временных категорий, а также по рсфсрентности миру реальному. И совершенно очевидно то, что глагол капа должен занять в этом исследовании свое определенное место.

Контексты, в которых выступает форма капа? с показателем женского рода, в основном сопоставимы с теми, в которых выступает форма капа без показателей рода. Ее изучение в ряде аятов дает все основания предположить, что в ее функции входит не выражение семы времени, а скорее актуализация семы бытийности, как своего рода экзисгенциональной неотвратимости.

Словоизменительная форма маджзум встречается в Коране в контексте с условной частицей 'т.

Форма кап-й в Коране употребляется 267 раз. Она не имеет своих, отличных от других словоформ, контекстов, но отличается от других спецификой распределения всех возможных контекстов по признаку частотности.

Форма уакйп-й-гм встречается в Коране дважды.

Форма кип-па употребляется в кораническом тексте трижды, вместе с частицей условия '//? и тем самым передает значение, которое находится вне пределов реального времени с его настоящим, прошедшим и будущим.

Форма уакип-па встречается в Коране один раз в контексте с частицей 'ап, которая нейтрализует временное значение глагольной словоформы.

В четвертом параграфе «Неместоименные имена в синтаксической позиции подлежащего при капа (исму капа)» перечисляется десять форм, которые может иметь глагол капа с немсстоименным подлежащим, обсуждается форма, которую имеет подлежащее, и его место в линейной структуре предложения и, наконец, изучаются все единицы, которые выступают в синтаксической позиции подлежащего при капа (исм капа). Наибольшее число единиц составили те, которые употребляются в Коране имеете с формой капа. Весьма невеликим оказалось количество таких единиц, которые для данной синтаксической позиции являются «идеальными» Такими словами в Коране

являются. 1131 - «Аллах», 11 - «шайтан», ¿^-Л! - «человек», ^ил -

«люди», - «неверный, неблагодарный», - «море». Весьма

внушительным, по сравнению с идеальными формами, оказалось количество неопределенных единиц в силу наличия неопределенного артикля - танвина. Среди них - слова единственного и множественного числа. Их

подавляющее число относится к категории мужского рода, однако имеется

некоторое количество слов женского рода. К словам этой группы, в частности,

относятся: jfj - «мальчик», J>j - «мужчина», jif - «сокровище», V<JZ> -«вещь», - «мужчины», Y>>| - «братья», 1&SX* - «ангелы», ЗцЛ - «боги», 1Л

- «знамение, аят», llili - «исход», 11;Ii? - «группа», - «назидание».

Очень значительно в этой синтаксической позиции число сочетаний частицы min с неопределенной именной словоформой в родительном падеже. Данной конструкцией эксплицитно выражается значение обобщенности, противопоставленное как единичности, так и совокупной или расчлененной

множественности. Эта группа включает в себя, в частности, сочетания: Jjai

- «какая-либо милость», tÜjl - «какие-либо покровители», '¡¿л - «какая-

либо вещь», ¿)Uaili '¡ja - «какая-либо власть», ¿JI - «какое-либо божество», и т.п.

Самую большую группу слов в этой синтаксической позиции составляют слова, являющиеся первым членом гешггавной конструкции. Большинство из них - мужского рода единственного числа, однако встречаются и слова во

множественном числе, и слова женского рода. Это, в частности: *lli -

«божье повеление», а1!1 Jliij - «божья милость», ¿J^l - «твой отец», - «его

родители», JJbjlji- «их родители», jjbl^ii - «их призыв», - «их молитва»,

Интересно подчеркнуть, что основные тенденции в распределении частотности разных групп и форм именных слов, выступающих в качестве подлежащего при капа в его первой основной форме, подтверждаются и при всех других формах этого глагола. Так, подлежащими при форме känat

являются такие слова, как "дГД - «деревня», lüi - «искушение», i>l - «община»,

а также jfjJI - «дом», jUil - «горы», 'eCJSJi • «величие»; ¿¿I - «твоя мать», { * ~

J\'J*[ - «моя жена», 'j^fllj - «их посланники», - «Мои знамения», jfjJI JuiLc

- «исход дома»,

В пятом параграфе «Особенности лексического наполнения синтаксической позиции подлежащего при капа в Коране и отношения синтаксической деривации» рассматриваются предложения, синтаксическая позиция

подлежащего в которых реализована словом

- Аллах, Бог. Здесь

анализируются встречающиеся в Коране факты типа:

(Vf/i) Ц&- LX iifl

«Поистине, Аллах - знающий, мудрый» (4:92), и

(AV/rY) ^ âiïj

--------------«Ведь Аллах — знающий, мудрый'» (22:52).

Совершенно очевидно, что выступающее в качестве подлежащего слово

Аллах/Бог, делает невозможным интерпретацию различий между этими предложениями в терминах категории реального времени: настоящего в двухкомпопентном предложении и прошедшего в предложении с капа, поскольку то, о чем сообщается в них: об атрибутах Бога, существует вне времени, затрудняет или делает полностью невозможной их интерпретацию в терминах процесса образования вторичных знаков, т.е. процесса деривации.

Если отношения внутри каждой пары перестают быть отношениями производного к исходному по чисто семантическим причинам, тогда остается предположить, что эти отношения основываются на иных принципах, предполагающих меньшую обязательность и взаимную обусловленность участников этих отношений. Капа, как носитель прошедшего времени, перестает быть необходимым, обязательным элементом той структуры, в которой он участвует. Его пребывание в этой структуре факультативно: оно не связано с привнесением нового значения. Он, таким образом, обеспечивает только дополнение, подтверждение уже наличествующего в данной структуре значения. Таким значением является значение бытия, значение существования.

Если в системе языка отношения между предложениями с капа и предложениями без капа полностью подпадают под рубрику деривационных, то в кораническом тексте и при определенном лексическом наполнении отношения между ними переходят в иной разряд, становясь отношениями между формами усиленными и формами нейтральными

В (пестом пяпягпяфе «Разновидности сказуемого при капа» рассматривается реализация и замещение сишаксической позиции, которая, по выражению H Д. Арутюновой, «доминирует в предложения с точки зрения функции». Функциональное доминирование с необходимостью предполагает формальное многообразие и многовекторную вариативность. Диапазон варьирования и разнообразия языковых форм в позиции сказуемого капа очень большой, что позволяет передать в этой позиции любой вид информации. Ее может занимать практически любая единица именного класса слов. Наряду с причастиями действительными, квазинричастиями, прилагательными, именами усиленного качества, следует упомянуть причастия страдательные, числительные, имена, выражающие сравнительную степень качества, аффиксальные прилагательные и, наконец, любые пепроизводные существительные, как мужского, так и женского рода, и также предложные словосочетания и предикативные конструкции.

В седьмом параграфе «Предикативные структуры коранического текста, в которых капа является обязательным элементом», рассматриваются три разновидности предложения-

(ГУ/\ • ) Jdî o/i 'сл ¿,1 ût^JÎ lii ¿tf L.

1. «И не мог этот Коран быть измышленным помимо Аллаха» (10:37).

( \ • • / \ • ) i)î jjL VI ¿If L.

2. «Не придется душе уверовать иначе, как с соизволения Аллаха» (10:100).

О V ^ ^

3. «И не таков Аллах, чтобы ознакомить вас с сокровенным» (3:179).

Изучаются их общие особенности, структура каждого предложения в отдельности, детально исследуется каждая синтаксическая позиция в плане ее лексического наполнения и каждый конструктивный элемент предложения со всеми их возможными вариантами, рассматриваются теоретические вопросы замещения синтаксической позиции сказуемого глагольным предложением и семантики глагольной словоизменительной формы мансуб, разновидности частицы 'ап ('ап масдарная, 'ап экспликативная, 'ап добавочная), значение ирреальности или идеальности, противопоставленное реальности, и его выражение в арабском языке.

В заключении излагаются выводы диссертационного исследования, которые выносятся на защиту:

1. Учитывая функционирование литературного арабского языка не только как средства межчеловеческого общения и выражения арабо-исламской культуры, но и как средства религиозной коммуникации, основу которой составляет Коран и Сунна, а также тот факт, что в этом качестве арабский язык функционирует и на территории нашей страны, не являясь в этом случае языком иностранным в полном смысле этого слова, представляется не только правомерным, но и целесообразным рассматривать языковые явления Корана как самостоятельный, самодостаточный и самоцельный объект лингвистического исследования. Целесообразность такого рассмотрения может определяться, в частности, задачами обучения арабскому языку как средству религиозной коммуникации, или задачами изучения языка Корана как памятника арабской словесности, а также другими, сходными или близкими, или производными от них задачами.

2. Признание системного характера языка или другого знакового образования не ограничивается, не должно ограничиваться признанием наличия совокупности элементов и наличия их связей и отношений друг с другом и со средой. Оно включает в себя признание таких «общих принципов, применимых к «системам» вообще, как «централизация, иерархическое строение»14. Признание этих принципов как важнейшей особенности всякой системы в свою очередь предполагает использование таких понятий, как центр и периферия (в арабской языковедческой традиции, точнее, в гуманитарном знании арабов их аналогами выступают понятия асль и фар') Между ними, а точнее, между объектами, которые они отражают, складываются противоречивые, а то и парадоксальные отношения. Система арабского предложения с «неполным» бытийным глаголом копя может быть реально исследована только как подсистема более широкой системы именного предложения литературного арабского языка, а система именного предложения реально исследуема лишь при условии выработки средств анализа каждой ее подсистемы как определенной системы. Поэтому всякий, кто использует здесь системный подход, должен, согласно общей теории систем, «прекрасно отдавать себе отчет о взаимной обусловленности решаемых им задач и двигаться в направлении получения адекватного знания о системах путем оперирования принципиально относительными и ограниченными

14 Л. фон Берталанфи. История и статус общей теории систем. - Системные исследования. Ежегодник 1973. М., 1973. с. 21.

представлениями»15. Помимо взаимной обусловленности системы и ее под систем, центра и периферии, отношения между ними складываются также я в том направлении, что _ если- центр всегда «отличается высокой степенью регулярности и упорядоченности», то на периферии «всегда имеются участки, в которых системность нарушена»16. Так, правила, задающие противопоставление подлежащего и сказуемого по категории определенности -неопределенности в именном предложении с капа оказываются менее жесткими относительно тех же правил б именном предложении без капа. Кроме того, любое централизованное устройство или образование не может быть свободно от действия центробежных сил. Предложение с капа, как это с особой отчетливостью видно в Коране, также стремт-ся к некой семантической самодостаточности: предложение капа l-lahu 'alimón hakíman не является членом временной парадигмы относительно предложения 'al-lahu aiimun hakmun. Однако в системе именного предложения тенденция к обособлению отдельных подсистем нейтрализуется, например, через то, что предложение с капа становится своеобразным центром или ядром для группы предложений с другими «недостаточными глаголами»: iaysa, даппа и т.п.

3. В изучении недостаточного глагола капа арабская языковедческая традиция использует строго системный подход, со всеми присущими ему достоинствами и парадоксами. Минимальной единицей, в рамках которой рассматривается функционирование этого глагола, выступает предложение. Предложение с капа через понятие насх - отмена рассматривается как результат трансформации простого ядерного двучленного именного предложения состава подлежащее - тема (именительный падеж) + сказуемое -рема (именительный падеж), в контексте трех различных трансформ этой структуры, принимаемой за исходную. Трансформация затрагивает и формальную, и синтаксическую, и линейную и семантическую структуры предложения. Семантика предложения с капа включает б себя выражение характеристики или качественной квалификации того, что содержится в позиции подлежащего, тем, что содержится в позиции сказуемого с отнесением этой характеристики в аосолютно прошедшее время. Кроме того, глагол капа может использоваться для подчеркивания значения неизменности, непрерывности, вневременного характера указанного признака.

4. В Коране, за небольшим исключением, представлены все имеющиеся в системе арабского языка формы глагола капа, первая основная форма, известная как глагол прошедшего времени, вторая основная форма, называемая настояще-будущим временем, в ее трех словоизменительных вариантах, описываемых в отечественной литературе в терминах изъявительного, сослагательного и условного наклонений, а также ее усеченный вариант без последнего корневого тарфа; при этом все глагольные формы встречаются почти со всеми личными местоимениями первого, второго и третьего лица, единственного, двойственного и множественного числа, мужского и женского рода.

15 Садовский В Н. Парадоксы системного мышления. - Системные исследования. Ежегодник 1972. М, 1972. с. 145.

16 Ревзии И.И. К соотношению структурного и системного подходов в современной лингвистике. - Системные исследования. Ежегодник 1972. М., 1972. с. 181.

В Коране представлены все разновидности именного предложения с капа, включающие в себя различные реализации и типы лексического наполнения синтаксических позиций и их линейную последовательность.

5. Каждая из местоименных форм в сочетании с глаголом капа имеет в Коране свои преобладающие контексты. Так, например, форма кип-па употребляется преимущественно с модальной частицей Чипа и с отрицательной частицей та. Форма kun-ia часто выступает после условной часгицы 'in или отрицательной частицы та. Форма kun-tum предпочитает условные предложения с частицей 'in, а форма takünü чаще всего следует за частицей Ii, или частицей 1ат. Форма kän-й довольно часто употребляется после относительного имени та.

6. В качестве неместоименного подлежащего при глаголе капа имя существительное со значением неопределенности используется в Коране чаще имени существительного со значением определенности. Позиция подлежащего при капа часто замещается частицей min с неопределенной именной словоформой в родительном падеже, выражающими значение обобщенности в неутвердительных предложениях. Значительную группу подлежащего при капа составляют именные слова, выступающие в первой позиции генитивной конструкции.

7. Исследование показало, что отношения между двумя синтаксическими единицами в конкретном тексте могут отличаться от тех, которые складываются между ними в системе языка в целом, при игнорировании

особенностей лексического наполнения и глубинного смыслового содержания.

Так, отношения между кораническими предложениями L*So- LJlc ÜJI ¿15"

«Поистине, Аллах - знающий, мудрый» (с глаголом капа) и ^f^ '^f- J

«Ведь Аллах - знающий, мудрый» (без глагола капа) уже не могут рассматриваться в терминах синтаксической деривации, которая предполагает изменение как формы и структуры исходного предложения, так и его семантики, достижение некоего функционально-семантического сдвига в нем, поскольку эти предложения не могут выражать разные значения времени.

Предложение LUJi ЛЛ jlS" (с глаголом капа) интерпретируется нами как

предложение с бытийным глаголом, выполняющим функцию выделения наличествующей в нем семы бытия посредством ее эксплицирования, с целью ее подтверждения и усиления. Отношения между предложениями типа

* * * " л

L^fS- L. Ar. <dJI ¿¡IS (с глаголом капа) и предложениями типа ¡►¡So- jLü ¿1)1 j (без

глагола капа) могут рассматриваться как отношения между усиленными формами и формами нейтральными, которые имеют в арабском языке весьма широкое распространение.

8. Исследование показало, что синтаксическая позиция сказуемого капа (хабар капа) обладает и в кораническом тексте таким же объемом возможностей своей реализации, замещения и местоположения в линейной структуре предложения, как и синтаксическая позиция сказуемого-ремы двучленного именного предложения (хабар).

9. В кораническом тексте имеются три разновидности предложения, в каждой из которых глагол капа является не факультативным, а обязательным конструктивным и информационным элементом (т.е. таким, при изъятии

которого предикативные отношения не могут быть воссозданы на основе остасш!!хся единиц). Эти предложения суть:

--- а) - ( ГУ / \ • ¿1 ¿ТДД Ц» и «И не мог этот Коран

быть измышленным помимо Аллаха» (10 37),

б) С Л • « /\ • ) ¿¿Ь VI ¿15" 1л «Не придется душе уверовать иначе, как с соизволения Аллаха» (10:100),

в) ( ГС/ \ V) ИМ ¿15" «И не гаков Аллах, чтобы

ознакомить вас с сокровенным» (17:34).

Эти структуры объединяет обязательное наличие глагола капа, отрицания при капа, а также обязательное замещение одной из синтаксических позиций глагольным предложением: позиции сказуемого капа - в первой и третьей конструкциях и позиции подлежащего капа - во второй позиции. Кроме того, во всех трех структурах глагол замещающего предложения представлен формой, называемой в традиционном арабском языкознании мансуб (ее показателем является конечный гласный [а], либо отсутствие конечного харфа [на]).

10. Имеются веские основания предположить, что общим знаменателем значений глагольных форм мансуб (формы с конечным гласным [а] ) является значение нереальности действия, противопоставленного действию реальному п его либо настоящем, либо прошедшем, либо будущем времени. Нереальное действие есть такое действие, которое отражает не действительность, а мышление и представление о ней. В номинативном плане эти глагольные формы могут быть соотнесены с нереферентными формами единиц именного класса, имеющими неопределенный артикль.

Основные положения диссертации изложены в следующих работах'

1. Глагол капа - "быть" в европейской арабистике. - В ежемесячнике "Шаги в науку". Сборник аспирантских статей и сообщений Дагестанского государственного педагогического университета. Махачкала - 6.02 99г с. 44-62.

2. Изучение глагола капа - "быть" в традиционном арабском языкознании -Ежемесячник "Шага б науку" Сборник аспирантских статен и сообщений Дагестанского государственного педагогического университета. Махачкала - 2.06.2000г.