автореферат диссертации по политологии, специальность ВАК РФ 23.00.02
диссертация на тему:
Политический процесс и лингвистические технологии манипулирования

  • Год: 2005
  • Автор научной работы: Гронская, Наталья Эдуардовна
  • Ученая cтепень: доктор политических наук
  • Место защиты диссертации: Нижний Новгород
  • Код cпециальности ВАК: 23.00.02
Диссертация по политологии на тему 'Политический процесс и лингвистические технологии манипулирования'

Оглавление научной работы автор диссертации — доктор политических наук Гронская, Наталья Эдуардовна

ВВЕДЕНИЕ

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ КАК КОММУНИКАТИВНАЯ

КОМПОНЕНТА ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

1.1. Понятие коммуникации

1.2. Политическая коммуникация: общая характеристика феномена

1.3. Признаки политической коммуникации как коммуникативной основы политического процесса

1.3.1. Специфика политического общения

1.3.2. Понятие политически значимой информации

1.3.3. Акторы политической коммуникации

1.4. Особенности современной политической коммуникации

ПОЛИТИЧЕСКОЕ МАНИПУЛИРОВАНИЕ: ЯЗЫКОВАЯ ОСНОВА

2.1. Манипулирование как разновидность политического воздействия

2.1.1. Феномен манипулирования

2.1.2. Политическое манипулирование

2.1.3. Мифологизация как основа манипулирования

2.1.4. Зоны реализации манипуляций

2.1.5. Технологии манипулирования

2.2. Языковое манипулирование и политическая коммуникация

2.2.1. Языковое манипулирование: основа и сферы применения

2.2.2. Приемы лингвополитического манипулирования

2.3. Политическое манипулирование и языковая картина мира

ЯЗЫК РАЗЛИЧНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕЖИМОВ

3.1. Политический язык и политический дискурс

3.1.1. Содержание термина "политическийязык"

3.1.2. Политический дискурс: дефиниции и подходы

3.2. Язык и тоталитарная политическая система

3.2.1. Об исследованиях политического языка советского периода

3.2.2. Характерные черты языкового функционирования при тоталитарном режиме

3.3. Язык и демократическая политическая система

3.3.1. Отличительные черты политической коммуникации при демократическом режиме

3.3.2. Особенности языкового функционирования в демократическом обществе

СОСТАВЛЯЮЩИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА И ЯЗЫК

4.1. Структура манипуляционного процесса и основные лингвостратегии

4.2. Лингвистические средства политического манипулирования

4.3. Язык и политический конфликт

4.3.1. Языковая основа конфликта 21 в

4.3.2. Военный конфликт: поляризация дискурса и лингвотехнологии

4.3.3. Анализ лингвистических ресурсов политического манипулирования

4.4. Террористическая угроза как фактор политической коммуникации

4.4.1. Язык политических обращений в контексте антитеррористической кампании 308 4.4.2. Контрастивный анализ президентских обращений в контексте антитеррористической кампании

ЯЗЫК КАК ОБЪЕКТ ПОЛИТИЧЕСКОГО МАНИПУЛИРОВАНИЯ

5.1. Язык как монитор глобализации

5.1.1. Глобализация с лингвистической точки зрения

5.1.2. Социально-политическая ситуация в России: языковой аспект

5.1.3. Глобаллингвизм как прогнозируемоелингвополитическое явление

5.2. Язык как политический актор виртуального пространства 365 5.2.1.Современная стратификация коммуникативного пространства 366 5.2.1. Специфика виртуального существования языков

5.2.3. Глобаллингвизм и конкуренция языков в Интернете

5.2.4. Преимущества виртуального существования языков

5.3. Языковая безопасность

 

Введение диссертации2005 год, автореферат по политологии, Гронская, Наталья Эдуардовна

Проблемы языкового функционирования занимают все большее место в кругу новых гуманитарных дисциплин. Понимание того, что любое общение предполагает в качестве основной вербальную форму, заставляет исследователей любых общественных процессов обращать внимание на языковую составляющую этих феноменов.

Ряд гуманитарных наук (политологию, социологию, лингвистику, психологию) объединяет общий объект научного исследования - это совокупность коммуникативных актов, действий и реакций на эти акты. Каждую из наук интересует в этом объекте определенная составляющая коммуникативного процесса в целом. Для лингвиста - это система средств выражения, вербальные механизмы коммуникации. Для психолога - сам процесс коммуникации. Для политолога - роль различных компонентов власти в политической коммуникации, их цели и задачи. Каждый из этих специалистов строит свои модели политической коммуникации, каждый определяет свои пути анализа объекта, которые складываются объективно в зависимости от точки зрения науки на объект, от тех конкретных задач, которые стоят перед данной наукой в этот момент. Однако на современном этапе все более широко проводятся междисциплинарные исследования, позволяющие уйти от «плоского», одномерного восприятия изучаемого явления. Специалисты заявляют, что «нет «стыков границ наук», ибо нет «границ наук». Творческая деятельность ученого протекает не в «рамках той или иной дисциплины или науки», а в иной системе членения знания -в рамках «проблемной ситуации». «Проблемная ситуация» - вот классификационная единица современного научного знания (если уж непременно желать классифицировать)»1.

Политика - коллективная, сложно организованная, целенаправленная деятельность, которая нуждается в массовой коммуникации между государством и гражданами, между отдельными представителями власти и отдельными гражданами. С развитием государства и усложнением общего политического процесса усиливается манипуляционное начало в политической коммуникации. Наблюдаемое на рубеже XX и XXI вв. интенсивное развитие коммуникационных технологий значительно облегчило производство и распространение социально значимой информации и привело к формированию глобального информационного пространства, в которое оказались вовлечены целые сообщества, политические, экономические, религиозные и культурные институты. Современные технические средства коммуникации, передавая неведомые ранее объемы информации миллионам людей, оказывают существенное воздействие на сферы их труда, быта, досуга, политической жизни, диктуют им образцы поведения, отражают и формируют общественное мнение.

Можно оптимистически утверждать, что по своей объективной природе новые коммуникационные технологии должны способствовать демократизации всех сторон общественной жизни, однако в силу не менее объективно существующей неравномерности доступа к источникам информации было бы ошибочным отрицать реальную возможность концентрации управления информационными потоками в руках достаточно узкого круга лиц, ставящих перед собой задачу направленного воздействия на массовое сознание или манипулирования им в политических целях. С этой точки зрения феномен коммуникации и ее

1 Степанов Ю.С. Предисловие к книге: Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса. М., 1999, с. 7 лингвистическая составляющая представляют очевидный интерес для политологов. Коммуникация в сфере политики, или политическая коммуникация, подобно любым другим коммуникационным актам, может преследовать три цели: передачу информации, изменение мнения, изменение поведения информируемых, однако ключевым в этом процессе, несомненно, является изменение поведения, поскольку именно оно составляет стержень властно-управленческих отношений в обществе. Соответственно, использование СМК и контроль над содержанием передаваемых сообщений становится в информационном обществе одним из обязательных условий для удержания, осуществления, а в необходимых случаях и завоевания власти.

Научное осмысление происходящих изменений возможно только в рамках междисциплинарных исследований, поскольку необходимо иметь четкое представление обо всех факторах (собственно политических, языковых, социально-экономических, социокультурных, этнических, религиозных и иных), определяющих политическую коммуникативную ситуацию.

В центре политологических исследований находится главный субъект общественно-исторического процесса - человек. Политическая лингвистика последних лет также все больше внимания уделяет человеческому фактору при рассмотрении и анализе языковых явлений и процессов. Антропологический подход позволяет состыковать названные дисциплины, высветив эту составляющую как объединяющее начало двух гуманитарных наук.

Актуальность темы определяется назревшей необходимостью теоретического осмысления ряда проблем, которые - несмотря на интенсивное развитие лингвополитических исследований в отечественном научном дискурсе - не получили должного освещения. Итак, актуальность диссертационной работы имеет академическое и практически-политическое измерение.

Во-первых, большинство политологов и политических аналитиков признает, что человечество вступило в принципиально новую эпоху - в эпоху постиндустриального общества, которая существенно влияет на характер политической коммуникации, на механизмы лингвистической рефлексии общего политического процесса во всей его многомерности. Знание теоретической природы политической коммуникации позволяет структурировать сам процесс манипулирования и судить о возможной реакции со стороны объекта воздействия.

Во-вторых, происходит усиление манипуляционного начала в современном политическом процессе, активизируется применение лингвистических технологий в политической практике для достижения политических целей, что делает необходимым анализ закономерностей использования языкового потенциала в различных политических условиях. Важно изучить, как меняется характер коммуникативной основы политического процесса в современных условиях и как, в связи с этим, меняется лингвистический аппарат применяемых технологий. Помимо этого, важным с теоретической точки зрения является обоснование корреляции между течением политической жизни в обществе и лингвистическими механизмами, задействованными в рефлексии политической действительности.

В-третьих, особого внимания требуют практически не изученные языковые механизмы имплицитной передачи политических смыслов, являющиеся основным способом конструирования политической реальности, что на данный момент становится все более очевидным. В связи с этим явной оказывается недостаточная разработанность методологических вопросов, связанных с ролью языка как средства, среды и объекта политики. Особую актуальность приобретает манипулятивный аспект этой проблемы.

В-четвертых, работа является актуальной именно для современной научной парадигмы, поскольку взаимопроникновение различных гуманитарных областей науки, а также общий объект наблюдений делают необходимыми междисциплинарные исследования и комбинированный подход к явлениям. Это позволяет обогатить практическое исследование применением политологических и лингвистических теорий и методов к изучению данного феномена.

В-пятых, качественный анализ необходим для решения прогностических задач и моделирования использования манипулятивных технологий в политической практике для получения желаемого воздействия, а также для отслеживания примененных приемов манипулирования.

Наконец, социальным заказом для начала политико-лингвистических наблюдений стали малорезультативные попытки освободить политический процесс от манипуляций с использованием языковых ресурсов.

Степень изученности проблемы. В политическом дискурсе гуманитарные науки способны выявить факты манипулирования, но не могут отменить сам феномен, поскольку область применения манипулятивных лингвотехнологий является в то же время полем активной политической борьбы. Сама комплексная проблема использования лингвистических технологий в политическом манипулировании распадается на две составляющие, тесно связанные, но до сего времени изучаемые отдельно: политологическую (политический процесс, политическая коммуникация, политические акторы) и лингвистическую (политический язык, политические тексты, лингвистические стратегии, лингвистические ресурсы). Работы по комбинированной проблематике практически отсутствуют.

Доктрины и развитые теории манипуляции сознанием сложились в XX веке. Зародившись на Западе, идея манипулятивного управления массами проявилась в учении А. Грамши, рассматривающего человека общественного, а не отдельную личность. Истоки концепции манипулирования можно найти и в учении о психоанализе 3. Фрейда. Особенно бурное развитие идеи управления сознанием получили в рамках бихевиоризма. В США основные понятия психоанализа начал приспосабливать для целей рекламы Э. Дихтер. По мнению многих западных исследователей, манипулирование человеком стало закономерным, неизбежным (Г. Франке, К. Ясперс, Г. Шишков). Данное положение вещей - «либеральный тоталитаризм» - активно критиковалось представителями нонконформистского течения, такими как Р. Барт, Г. Маркузе, Ги Дебор. Однако, несмотря на достаточно долгую историю использования самого термина "манипулирование", по-прежнему существует проблема его непротиворечивого определения. Кроме того, что нет глубокого осмысления термина, также отсутствуют и работы, рассматривающие явление системно. Исследователи либо рассматривают отдельные жанры политических текстов (А.Н. Баранов, Д. Б. Гудков, С. Ю. Данилов, Л. В. Енина, М. В. Китайгородская), либо анализируют политический язык (или язык СМИ) в его лингвистическом аспекте (О. И. Воробьева, М.В. Горбаневский, О.Н. Григорьева, В.З. Демьянков, Е. В. Какорина, А. А. Каслова, В.Г. Костомаров и др.).

Политологические работы в русле данной проблемы анализируют, в основном, коммуникацию как таковую, причем первоначально интерес вызывает теория коммуникаций, базирующаяся на кибернетических разработках Н.Винера. Общим проблемам теории коммуникации посвящены работы известных зарубежных исследователей (Г. Лассуэлла, Р. Брэдцока, М. Дефлера, Ж.-М. Коттре, П. Лазарсфельда, Л. Пая, К. Дойча, Й. Бордевика и Б. ван Кама). В зарубежной и отечественной науке проанализировано понятие политической коммуникации и выявлены ее сущностные характеристики (К. Синне, P.M. Перлофф, Б.Макнайр, Л.Пай, М.Ю. Гончаров, М.Н. Грачев, М.В. Ильин, М.С. Вершинин, B.JI. Иноземцев, В.В. Латынов, А.И. Соловьев, Т.М. Дридзе). Отдельные стороны политической коммуникации являются предметом рассмотрения в монографиях М.С. Вершинина, В.И. Кравченко, A.M. Цуладзе, особенности современной политической коммуникации выводятся в

KJ работах Ф. Уэбстера, И. ван Куиленбурга, Д. Маккуэйла, М. Эдельмана, Ж. Бодрийяра, Г. Дебора. Косвенно проблему манипулирования затрагивают работы, посвященные информационным коммуникациям (A.B. Борков, А.Д. Пароятникова, И.А. Федякин), информационным технологиям (Д.Г. Балуев, O.A. Колобов, В. Лисичкин, Л. Шелепин, С. Лисовский, В. Евстафьев) и информационной безопасности (O.A. Колобов, И.Н. Курносов, О.Финько, A.C. Макарычев, A.A. Сергунин, М.И. Рыхтик). Заслуживают особого внимания опубликованные в последние годы работы М.Г. Анохина, A.B. Дмитриева, Б.З. Докторова, А.И. Кулика, В.В. Латынова, Д.А. Ненашева, Б.В. Овчинникова, М.Ю. Павлютенковой, Д.Н. Пескова, В. Юдаева, И.Г. Яковлева и A.B. Чугунова, где рассматриваются возможности и перспективы использования новейших информационных технологий и Интернета в политической сфере.

Лингвистические аспекты теории коммуникации освещены в работах Дж. Остина, Дж. Лакоффа, Дж.Р. Серля, Г.П. Грайса, Е.В. Падучевой, Т.В. Булыгиной, А.Д. Шмелева, Е.С. Кубряковой, Е.В. Клюева и др.

Проблемам использования языка в политике уделяли большое внимание Р. Блакар, А. Вежбицкая, Н. Хомский, Д. Болинджер, О. Фельдман, П.Серио, Т. Ван Дейк, Р. Водак, Н. Фэйрклоф, Г. Лакофф, Ч. Осгуд, С. Силберстейн, Ф. Фом, Дж. Янг и др. Полезными при рассмотрении языка в роли объекта манипулирования были работы по языковой политике, в особенности Р. Бейли, Д. Кристла, Р. Филлипсона,

Дж. Ричардсона, В.М. Алпатова и др. В отечественной лингвистике изучением политического языка советского и постсоветского периода занимались Е.А. Земская, А.Г. Алтунян, О.И. Воробьева, М.В. Китайгородская, А.Д. Шмелев, JI.K. Граудина, Е.И. Шейгал, В.И. Желвис, Ю.Н. Караулов, Г.И. Гусейнов, Т.Н. Ушакова, Н.Д. Павлова, О.С. Иссерс, А.Н. Баранов, Б. Сарнов, В.М. Сергеев, К.В. Сергеев, М.В. Ильин. Кроме того, речи политиков и их воздействие на общественное сознание анализировали Е.Б. Шестопал, В.Н. Базылев, O.E. Белкина, Т.Н. Дорожкина, А.К. Михальская, И.М. Бусыгина, Т.Н. Пищева. Важными для данного исследования оказались работы по риторике и ораторскому искусству (JI.K. Граудина, С.И. Виноградов, А. А. Ворожбитова, М.Ю. Гончаров, О. JI. Дмитриева, Г.Г. Хазагеров, К. Бредемайер) как уделяющие внимание эффекту воздействия на аудиторию.

Отдавая должное значительной исследовательской работе, проделанной отечественными и зарубежными учеными в области теоретического изучения и осмысления процессов манипулятивного воздействия в сфере политики, следует отметить, что этот аспект политического процесса пока еще не стал объектом комплексных теоретико-методологических исследований. Научный поиск в основном ведется по нескольким смежным, но недостаточно связанным между собой направлениям; при этом изучаются лишь отдельные стороны политико-коммуникационных процессов и явлений, их частные аспекты. Можно сказать, что новые подходы пока не сложились, и данная работа в определенной мере призвана заполнить образовавшуюся лакуну.

Объект и предмет исследования.

Объектом исследования является лингвистическая составляющая политического процесса. Предмет исследования - лингвистические технологии как средство политического воздействия и часть политического процесса.

Цель и задачи исследования. Целью диссертации является изучение лингвистической компоненты политического процесса, определение сущностных характеристик манипулятивных технологий. Для достижения данной цели необходимо решить следующие исследовательские задачи.

1. Определить место данной проблемы в контексте других проблем политологии.

2. Изучить взгляды специалистов и экспертов на проблему манипулирования.

3. Выявить основные черты современной политической коммуникации и особенности языкового функционирования в политической сфере.

4. Описать связь общего политического процесса и процесса языкового манипулирования, характер зависимости.

5. Создать структурную модель лингвоманипуляционного процесса.

6. Предложить комбинированные исследовательские методики, позволяющие анализировать текст с высокой степенью верификации результатов.

7. Выявить лингвистические средства, применяемые для реализации манипуляционных стратегий в политической сфере и систематизировать их.

8. Классифицировать лингвотехнологии политического дискурса с точки зрения агрессивности/ неагрессивности.

9. Продемонстрировать возможности использования лингвотехнологий для продуцирования политического текста с заданными интенциями и прогнозируемым восприятием.

Методология и методы исследования. Для решения заявленной проблемы использовался достаточно широкий спектр общенаучных, политологических, лингвистических и других методов. Методологической основой диссертации являются:

- общенаучные теоретические положения о системности сложных общественных явлений;

- аксиологический подход к изучению и творческому использованию отечественного и зарубежного опыта наблюдения за политической коммуникацией;

- идеи взаимосвязанности и взаимообусловленности политических, социальных, лингвистических и иных факторов, определяющих рефлексию политической реальности;

- комплексное рассмотрение механизмов воздействия для выявления специфических характеристик лингвистической составляющей политического процесса.

Теоретической базой работы послужили антропоцентричные теории менталитета, языковой картины мира, языковой личности политика.

Из общенаучных методов в диссертации применялись анализ и синтез, индукция и дедукция, исторический и логический методы, классификация. Эти методы позволяют анализировать предмет по частям и воссоздавать целостное представление о нем; делать умозаключения от частного к общему и наоборот; изучать процессы и явления в их временном развитии и реконструировать их внутреннюю логику; упорядочивать и систематизировать факты. Они помогают представить политический процесс как цикличную политическую коммуникацию и применительно к ней говорить о лингвоманипуляционном процессе.

Из политологических методов был полезен «кейз-стадиз», то есть изучение на типичном примере. Он оказался необходимым для того, чтобы в конкретной политической ситуации на конкретном текстовом материале рассмотреть лингвистическое обеспечение политического манипулирования.

Для первичной обработки содержательной стороны политических текстов применялся контент-анализ, позволивший успешно справиться с прикладными задачами. Учитывая объемный текстовый материал, необходимый для анализа процесса политического манипулирования, было решено использовать дискурсивный метод, активно применяемый в политологии с 90-х годов. Поскольку общий политический процесс, в котором «живут и работают» лингвистические манипуляционные технологии, очень сложен и неоднороден, дискурсивный подход помог определить роль и взаимодействие составляющих политического процесса.

В работе использовались методы лингвистического анализа материала: диахронический (явление в динамике развития), синхронический (временной срез для одного явления или для совокупности явлений), лингво-статистический метод (подсчет словоупотреблений). Методика анализа языковых манипуляционных стратегий имела интерпретативный характер (определение значения стратегии и средств их выражения). Применялись также методики моделирования (схематизации), семантического анализа, анализа словарных дефиниций, контрастивного анализа, интерпретации текста с элементами стилистического анализа и др.

Источниками для исследования послужили официальные документы, отражающие языковую политику; материалы информационно-аналитического характера; интервью по проблемам языковой политики, опубликованные в печати.

Материалы, использованные при написании работы, можно разделить на следующие группы: теоретические работы исследователей из разных областей гуманитарного знания; работы, ставшие результатом практических исследований; справочные материалы; политические тексты, послужившие предметом исследования.

Первая группа работ позволила составить представление о существующих подходах к изучению политического манипулирования, об имеющихся типологиях лингвотехнологий, об актуальных проблемах' теории манипулирования. Поскольку для установления теоретических основ политическая наука активно заимствовала многие базовые категории: "коммуникация", "система", "процесс", "дискурс", "технология" и др., сохранить ясность и логичность рассуждений позволил возврат к истокам актуальной научной терминологии в работах психологов, лингвистов, кибернетиков.

Работы, ставшие результатом практических исследований, дали возможность составить представление о существующих методиках анализа изучаемого явления, о некоторых результатах проведенных наблюдений и закономерностях функционирования языка в условиях политической коммуникации. Эмпирические исследования специалистов в области политологии, лингвистики, психологии, социологии позволили представить манипуляцию как многомерное явление и оценить его потенциал и спрогнозировать активизацию использования лингвотехнологий в политическом дискурсе.

Справочные и статистические материалы дали возможность верифицировать промежуточные результаты наблюдений. Политические тексты сформировали эмпирическую основу исследования.

Характеристика эмпирической базы исследования. Особую группу материалов представляют политические тексты, обследованные с целью выявления лингвистических средств, применяемых для реализации манипулятивных стратегий в политической сфере. Материал исследования отбирался в ходе фронтального анализа печатных СМИ (газеты «Известия», «Комсомольская правда», «Коммерсант», «Аргументы и факты», «Новая газета», «Независимая газета», New York Times, Washington Post, Newsweek и др.), телевизионных и радиопрограмм, ток-шоу, интервью, теледебатов, материалов предвыборных кампаний. В основном, это пресса периода 1995-2005 г.г., в отдельных случаях привлекались тексты более раннего периода.

Общий корпус примеров, полученных методом частичной выборки, составил более 6,5 тыс. текстовых фрагментов. Кроме этого, на разных этапах исследования к анализу привлекались данные из лексикографических источников, справочников, научной и методической литературы.

Хронологические рамки исследования - 90-е годы - переломный период в развитии государства, политических институтов, СМИ, российского общества в целом. Прежде всего, это определенный рубеж для становления новых языковых приоритетов. Политически этот отрезок времени легко вычленяется из периода новейшей истории России и интересен тем, что политические события, происходящие в России и за рубежом, получают множественную оценку в официальных и неофициальных источниках информации, что было невозможно в доперестроечный период. Исследуемый период отличается расширением возможностей манипулирования массовым политическим сознанием в силу объективных причин. Сложное взаимодействие политических интересов различных сил в обществе, их полифония и диффузия влияют на процесс порождения политических текстов. Анализ динамики развития манипуляционного процесса дает возможность моделировать схемы применения манипуляционных стратегий и вполне достоверно судить как о мотивах применения манипуляционных тактик, так и об арсенале возможных лингвистических средств.

Новизна исследования связана с тем, что этот обычный в мировой политической практике феномен (политический процесс уб. языковое манипулирование) не получил достаточно глубокого научного освещения и комплексного политологического анализа. В диссертации впервые рассмотрены условия, причины, составляющие общий политический процесс, и во многом определяющие экстралингвистические факторы порождения текста и насыщения его манипуляционными стратегиями.

В диссертации впервые дается обзор работ по заявленной проблематике, объединяющий исследования специалистов разных научных областей. Узкоспециальное рассмотрение явления манипулирования не позволяло оценить всю сложность и противоречивость этого феномена.

Впервые в отечественной политологии предпринята попытка комплексного анализа лингвистической компоненты политического процесса с акцентом на манипулятивное начало; впервые разбирается сложный механизм языкового манипулирования, начиная со специфики политической коммуникации, в рамках которой оно осуществляется, и заканчивая собственно языковыми средствами его воплощения в политических текстах.

С методологической точки зрения, новизна работы связана с апробацией комбинированной методики анализа текста с целью выявления в нем манипуляционных стратегий, а также с попыткой учесть общий политический дискурс, определяющий появление в текстах данных стратегий. Кроме того, новым является инвентаризация лингвистических средств, использованных при манипулировании, и их классификация.

Научная новизна состоит еще и в том, что автор вводит в научный оборот значительное количество работ зарубежных лингвополитологов, в том числе и новейших, которые до сих пор не использовались в отечественной политологической литературе.

Теоретическая значимость связана с углублением и систематизацией научных представлений о языке как базовой компоненте политического процесса и средстве манипулирования политическим сознанием. В диссертации обоснована концепция (теория) языкового манипулирования как коммуникативной деятельности имплицитно-эксплицитного характера, в основе которой лежит соотнесение применяемых лингвотехнологий с условиями осуществления политической коммуникации, определяемыми типом политического режима. На основе предлагаемой теории выявляется, при каких условиях и каким образом поляризуется политический дискурс и возрастает вероятность манипулирования политическим сознанием. Установлено, что роль мифов и стереотипов в языковой презентации политической реальности определяется их когнитивным прототипическим статусом. Выявлена связь между понятиями «дискурс», «коммуникация» и «манипулирование». Раскрыта роль языка как инструмента, фона и объекта манипулятивных операций в политической практике. Полученные результаты являются вкладом в дальнейшее развитие антропоориентированного изучения политического языка, в лингвополитологию, теорию политической коммуникации.

Практическая значимость исследования вытекает из возможности использования ее результатов, разработанных в диссертации теоретических принципов и аналитических моделей при изучении манипулирования в различных языках и политических контекстах, а также в теоретических курсах по политологии, языковой политике, политической риторике, политической коммуникации, спецкурсах по лингвополитической проблематике в гуманитарных вузах. Предложенные методологические подходы и исследовательские процедуры могут найти применение при написании курсовых, дипломных и диссертационных работ.

Практическая значимость диссертации заключается еще и в том, что некоторые ее положения (например, положение о взаимосвязи политического режима и политического языка) предполагают дальнейшее изучение проблемы, демонстрируя перспективу исследования. Интересные результаты может дать применение ассоциативных методик в прогностических целях, плодотворным будет составление словарей и тезаурусов, отражающих политические реалии. Наконец, значимость диссертации состоит в том, что ее материал позволяет оценить и распознать манипуляцию и, при желании, противостоять довлеющему воздействию со стороны адресанта (говорящего) политической коммуникации.

Достоверность выводов, сделанных в работе, обеспечивается применением комплексной методики исследования, проработанностью обширного теоретического материала по рассматриваемой проблематике, глубиной и многоаспектностью проводимого анализа, а также репрезентативным языковым материалом.

Понятийный аппарат и используемая терминология. Понятийным стержнем работы является термин "политическая манипуляция". Политической манипуляцией называется специфический вид воздействия, имеющий целью внедрение в сознание под видом объективной информации неявного, но желательного для тех или иных политических групп содержания таким образом, чтобы у реципиента формировалось на основе данного содержания мнение, максимально близкое к требуемому. Практически все термины, используемые в работе, получают предварительно экспертную оценку и содержательно выверяются. Некоторые термины используются впервые, например, лингвополитическая система, глобаллингвизм. В этом случае новообразования получают исчерпывающую дефиницию.

В результате исследования сформулированы и выносятся на защиту следующие научные положения:

1. Являясь одним из компонентов политического процесса, политическая коммуникация отличается от других видов взаимодействия: 1) массовым характером воспринимающей стороны, включающей макросообщества, группы, отдельных личностей; 2) особой содержательной значимостью передаваемой информации (политически значимая); 3) особыми условиями реализации коммуникативного контакта (политический режим, политическая ситуация).

2. Цикличность политической коммуникации, на которую указывает наличие обратной связи, позволяет рассматривать ее (коммуникацию) как составляющую политического процесса, без которой сам этот процесс представляется невозможным. Вербализация политической коммуникации делает ее явной путем порождения текстов, отражающих, описывающих и объективирующих политический процесс.

3. Наибольший простор для манипулятивных действий предоставляет этап кодирования информации при помощи естественного языка, поскольку все необходимые политические оценки, выгодные говорящему формулировки могут быть введены в текст.

4. Взаимодействие является необходимым условием осуществления манипуляции. Обратная связь - необходимый компонент политической коммуникации, позволяющий верифицировать успешность осуществленной манипуляции. Особенности современной политической коммуникации: символизация взаимодействия, публичность, техническая оснащенность, театральность, упрощение - облегчают процесс манипулирования, делая его мобильным, массовым, действенным и трудноуловимым.

5. Рассмотрение национального менталитета и языковой картины мира политики как факторов, создающих базу манипуляционного процесса, позволяет понять логику использования определенных лингвистических приемов и механизмов. В границах языковой картины мира некоторые слова и выражения становятся политически маркированными, т.е. выражают значимые для этноса политические смыслы. Подобное национально-языковое "присвоение" политических значений составляет одну из важных составляющих манипуляции массовым сознанием.

6. Политический процесс в современном обществе сопровождается манипуляционными явлениями различной степени интенсивности и глубины, причем пик политических манипуляций приходится на периоды политических кризисов, конфликтов и войн. Отсутствие адекватной концептуальной картины происходящего, глубокого анализа сложившегося положения дел или замалчивание его (анализа) результатов активизирует скрытое воздействие на общественное мнение. Внешним препятствием для манипулирования служит собственный опыт людей и неподконтрольные власти каналы коммуникации: группы неполитического характера, друзья, родственники.

7. Распространенное мнение, что тоталитарные общественные устройства, предполагающие жесткий контроль, активно используют при управлении манипулятивные приемы, а демократические режимы, признавая права и свободы граждан, априорно ограничивают возможности для манипулирования, в ходе исследования не подтвердилось. Корреляции между режимами и потенциальными возможностями осуществления массовых манипуляций в действительности носят сложный характер, позволяющий оценить тенденции, но не жесткие соответствия.

8. В ходе проведенного исследования в качестве характерных для тоталитарного политического дискурса были определены следующие свойства:

- Монологизация политической коммуникации: адресант осуществляет воздействие, адресат пассивен (отсутствует обратная связь).

- Клишированность, ритуализованность коммуникативного поведения в границах политического дискурса.

- Абсолютизация письменной формы политической речи: исчезает спонтанная речь, устные публичные выступления пишутся и выверяются.

- Обезличенность индивидуальной речи, шаблонное выражение идей и мыслей.

9. Для демократического политического дискурса характерно:

- Диалогичность политического общения: независимость общественной и политической деятельности ведет к активизации и раскрепощению участников коммуникации.

- Плюрализм коммуникативного поведения людей в политической сфере общения: стратегии варьируются в зависимости от типа коммуникации, позиции и личностных характеристик участников политической коммуникации.

- Развитие публичной речи: спонтанные выступления, публичное общение "вживую" (интервью, беседы, ток-шоу, публичные дискуссии, политические дебаты).

- Индивидуализация политического общения: неповторимость личного стиля, уникальность выражения и оформления идей и мыслей разными людьми, увеличение числа личностных моделей общения в политическом коммуникативном пространстве. Апробация диссертации. Основные положения диссертации и результаты проведенного исследования были представлены на ряде конференций в России и за рубежом: на XX Конгрессе преподавателей живых европейских языков (Париж, Франция, 2000); XXXIII Конгрессе американских славистов (Вашингтон, США, 2001), Конгрессе американских преподавателей славянских языков (Новый Орлеан, США, 2001); Четвертом российском конгрессе по проблемам политической регионологии (Большое Болдино, 2004); международной конференции «Язык в бизнесе и политике» (Чейпел Хилл, США 2002); российской научной конференции «"Homo Belli" - человек войны в микроистории и истории повседневности: Россия и Европа XVIII-XX вв.» (Нижний Новгород, 2000); международной научной конференции «Русский язык на рубеже тысячелетий» (Санкт-Петербург, 2000), Второй международной школе-семинаре по когнитивной лингвистике (Тамбов, 2000); международной научной конференции «Язык. Культура. Деятельность: Восток - Запад» (Набережные Челны, 2002), международной конференции «Россия и Восток: проблемы взаимодействия» (Волгоград, 2002); международной научной конференции, посвященной 200-летию Казанского университета «Русская и сопоставительная филология: состояние и перспективы» (Казань, 2004) и др., на международных научных семинарах по актуальным проблемам американистики (Нижний Новгород, 1999, 2000; 2002; 2003; 2004; 2005); на экспертном семинаре «После Беслана: внутриполитические последствия президентской антитеррористической стратегии» (Нижний Новгород, 2005); на семинарах по актуальным проблемам политической науки Нижегородского государственного лингвистического университета им. H.A. Добролюбова (2002, 2003, 2004) и заседаниях кафедры международных отношений Нижегородского государственного университета им. H.H. Лобачевского (1999-2005). Материалы диссертации использовались в курсах «Политология» и «Современные концепции информационного общества», а также легли в основу курсов «Языковая политика» и «Политическая риторика», прочитанных студентам III, IV и V курсов Нижегородского государственного лингвистического университета (2002 - 2004 гг.). Ряд подходов и методов, разработанных в диссертации, прошли апробацию в курсовых, дипломных и диссертационных работах студентов и аспирантов НГЛУ.

Работа над диссертацией сопровождалась двумя зарубежными научными командировками (Richmond University, Virginia, USA - 2002; Memorial University, St. John's, Canada - 2004), позволившими автору ввести в научный оборот новое знание по исследуемой проблеме.

Основные положения диссертации получили отражение в монографии, материалах выступлений и статьях, опубликованных в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК.

Структура работы

В современном политизированном обществе язык выступает на политической арене в трех ипостасях и является: (1) инструментом (средством общения) политики; (2) средой политики; (3) объектом политики; причем во всех трех областях язык может выполнять манипулятивную функцию. Говоря о языке как инструменте политики, мы, прежде всего, имеем в виду реализацию главного предназначения языка -быть средством человеческого общения, в том числе и в политической сфере. Язык выступает как среда политики, когда он рассматривается в качестве некоего окружения, в котором протекают политические процессы и которое сформировано политическим режимом. В функции объекта политики язык рассматривается в случае анализа составляющих частей общеполитического процесса, поскольку может являться причиной конфликтов этнического характера, фактором политического давления, объединяющим и разделяющим политическим обстоятельством. Все три сущности языка неразрывно связаны и могут быть разделены в значительной мере искусственно. Тем не менее, сама теоретическая возможность подобной трихотомии подсказала структурную логику изложения исследовательского материала и общую структуру работы. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, приложения и списка источников и литературы. Первые две главы характеризуют язык как средство политики, третья и четвертая - как среду политики, последняя глава рассматривает функционирование языка как объекта политики. Итак, в первой главе проанализированы подходы к политической коммуникации как единице политического процесса в отечественной и зарубежной научной литературе и делается вывод о недостаточной изученности темы диссертации. Во второй главе автор рассматривает языковое манипулирование как разновидность политического воздействия. Отдельный параграф посвящен мифологизации как конституирующей основе манипулирования. В третьей главе проводится критический анализ функционирования политического языка в рамках различных политических режимов и прослеживается корреляция между политическими условиями функционирования языка и соответствующими речевыми дискурсами. В четвертой главе автор выстраивает механизм лингвоманипуляционного процесса, классифицирует используемые при политическом манипулировании лингвотехнологии, рассматривает поляризацию политического дискурса в период военного конфликта и после террористического акта. В пятой главе обсуждается функционирование языка как актора политического процесса, дается стратификация современного коммуникативного пространства в эпоху глобализации. Отмечается, что виртуальное существование изменяет статус языка и имеет ряд преимуществ. Особо говорится о языковой безопасности и факторах влияющих на состояние лингвополитической системы.

В заключении подведены итоги работы и сделаны выводы. Особо значимыми представляются выводы о конфликтности современного политического коммуникативного пространства, об усилении манипулятивного начала в вербальных реализациях политического процесса, о корреляционном характере связи между типом политического режима и характером используемых языковых ресурсов.

 

Заключение научной работыдиссертация на тему "Политический процесс и лингвистические технологии манипулирования"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволяет сформулировать ответ на вопрос о том, какие свойства политической коммуникации создают почву для манипулирования, какие формы принимает языковое манипулирование при различных политических режимах; какова динамика процесса языкового манипулирования и его стратегическая и тактическая структура, как коррелированны политический процесс и процесс языкового манипулирования.

В современном политизированном обществе язык выступает на политической арене в трех ипостасях и является: (1) инструментом (средством общения) политики; (2) средой политики; (3) объектом политики; причем во всех трех ролях язык может выполнять манипулятивную функцию. Говоря о языке как инструменте политики, мы, прежде всего, имеем в виду реализацию главного предназначения языка - быть средством человеческого общения, в том числе и в политической сфере. Язык выступает как среда политики, когда он рассматривается в качестве некоего окружения, в котором протекают политические процессы и которое сформировано политическим режимом. В функции объекта политики язык рассматривается в случае анализа составляющих частей общеполитического процесса, поскольку может являться причиной конфликтов этнического характера, фактором политического давления, объединяющим и разделяющим политическим обстоятельством. Все три сущности языка неразрывно связаны и могут быть разделены в значительной мере искусственно. Тем не менее, сама теоретическая возможность подобной трихотомии подсказала логику анализа и позволила вычленить языковую составляющую в качестве базового (для данного исследования) элемента политической коммуникации.

Проведенное исследование показывает, что при политической коммуникации именно взаимодействие является необходимым условием осуществления манипуляций. Причем питательной средой для манипулирования является не сам акт трансляции политически значимой информации, а процедура кодирования, т.е. передача смысла при помощи языковых символов. Политический коммуникативный акт, прочитанный через призму лингвистической прагматики, специфицируется практически во всех своих составляющих компонентах (адресант, адресат, референт и т.д.), что позволяет отличить политическую коммуникация от всех иных видов общения. С точки зрения осуществления манипуляции политическая коммуникация должна представлять собой комбинированную модель с обязательной обратной связью, позволяющей оценить результативность воздействия.

Комбинированная методика анализа текста сделала возможной инвентаризацию лингвистических средств, использованных при манипулировании и их классификацию. Многообразие подходов, существующих в гуманитарных науках, вызвало значительное количество типологий лингвостратегий. Выбранные нами в качестве отправной точки критерии (эксплицитность / имплицитность и жесткость / нежесткость) оказались универсальными для всего качественного разнообразия манипулятивных стратегий. Что касается частных стратегий, то говорить об исчерпывающей и непротиворечивой классификации пока рано, поскольку процесс наблюдения, выявления и анализа продолжается.

Рассмотрение влияния новых политических условий на современную политическую коммуникацию позволяет сделать вывод о цикличности политической коммуникации: наличие обратной связи, или посткоммуникативной фазы, позволяет замкнуть коммуникативный круг и инициировать новый коммуникативный виток с откорректированной в соответствии с полученным ответом информацией. Таким образом, протяженная во времени политическая коммуникация может рассматриваться как коммуникативная составляющая политического процесса, без которой сам этот процесс представляется неосуществимым. Вербальная реализация политической коммуникации осуществляется при помощи естественного языка и выливается в огромный массив текстов, сопровождающих политический процесс. Следовательно, изучая текстовый материал, порожденный в рамках политической коммуникации, мы получаем возможность анализировать лингвистическую составляющую общеполитического процесса и наблюдать определенные корреляции между течением политической жизни в обществе и лингвистическими механизмами, задействованными в рефлексии политической действительности.

Понятийной основой манипулирования является миф, позволяющий практически подменить собой реальность. Мифологизация приводит к тому, что политическая коммуникация перестает быть процессом передачи информации от реального адресанта реальному адресату. На смену реальным субъектам коммуникации приходят мифологизированные коммуниканты. Мифологизированный образ говорящего активно поддерживается в политическом дискурсе и предопределяет позитивную или негативную реакцию на высказывание со стороны воспринимающей информацию аудитории. Таким образом, миф вмешивается не только в процедуру кодирования информации, но и в структуру коммуникативного процесса, создавая и поддерживая иллюзию надежности, верности, компетентности отправителя информации.

Очень важный теоретический аспект проблемы лингвополитического манипулирования связан с анализом основных особенностей национального мировидения, воплощенного в языке (так называемой языковой картины мира). Рассмотрение национального менталитета и ЖМ как факторов, конституирующих базу манипуляционного процесса, позволяет понять логику использования определенных лингвистических приемов и механизмов в политическом манипулировании. С другой стороны, становится все более очевидным такое последствие глобализации информационного пространства, как стремление к формированию "всемирного индивида", унификации вкусов, норм поведения людей в планетарном масштабе, которое определяется во многом тем, что социально значимая информация, в том числе и политического характера, все в большей мере распространяется мировыми, а не национальными агентствами и каналами. В результате миру навязывается "западная", а по большей части - американская идентичность, культура, знаки, символы, видение событий "по-американски". Подобная информационная экспансия, получившая в свое время идеологизированное название "информационного империализма" и способная, как полагают некоторые исследователи, обернуться для "незападных" народов возможной потерей социокультурного суверенитета, утратой ими специфически-национальных черт образа жизни, не может не привлекать к себе внимания политологов, но также предполагает при этом определенный выход за пределы классических исследовательских парадигм.

Особенностями политического режима определяется степень свободы в варьировании языковых ресурсов: специфика политической коммуникации в условиях различных политических режимов во многом предрешает, какие именно языковые единицы начинают доминировать, какие вытесняются на периферию использования и маргинализуются, а какие совсем исчезают или полностью меняют свои характеристики. Значимые признаки тоталитарного политического дискурса (монологизация общения, клишированность, обезличенность, преобладание письменной формы) повлияли на характер применяемых лингвотехнологий:

1. Практическое отсутствие альтернативных источников речевого воздействия приводит к тому, что манипулирование носит «сплошной», многоканальный характер и может покрывать все коммуникативное пространство (не только политическое).

2. Ритуализация политического общения клиширует используемые языковые средства и делает манипуляции все более стандартными.

3. Тоталитарная идеологическая основа политического общения становится основной базой для языковых манипуляций (элементы языка - от буквы до гипертекста - превращаются в идеологемы).

4. Отсутствие обратной связи при политическом воздействии и ритуальность политической коммуникации порождают достаточно жесткие формы манипулятивных лингвотехнологий.

Демократический тип общения, характеризующийся диалогизацией, плюрализацией, спонтанностью и персонификацией коммуникативного поведения, программирует следующие признаки языкового манипулирования:

1. Манипуляции осуществляются фрагментарно, не охватывают все коммуникативное пространство. Существование альтернативных источников воздействия позволяет находить сегменты коммуникативного пространства, не затронутые манипуляцией.

2. Поскольку адресат коммуникативного воздействия активизировался и не воспринимает пассивно все, что индуцирует адресант, то лингвотехнологии манипулирования становятся все более разнообразными и изощренными.

3. Манипуляционные технологии опираются на национальные ментальные особенности адресата, стереотипы и фобии, сложившиеся в обществе, привычные формы поведения, особенности массового восприятия политической действительности.

4. Наличие обратной связи и возможность корректировать оказываемое воздействие делает манипуляционные стратегии гибкими и менее жесткими по сравнению с аналогами в тоталитарной системе.

Как мы убедились, каждая политическая система меняет определенным образом процессы в языковой системе. Таким образом, можно говорить о лингвополитической системе, соответствующей определенному политическому режиму (это не жесткое соответствие, а вполне мягкая корреляция). Лингвополитическая система представляет собой пространство собственно политического дискурса, в котором структурно четко вычленяются ядро и периферия и используется общенациональный язык с доминирующими элементами, соответствующими данному политическому режиму.

Следует особо подчеркнуть, что все коммуникативные лингвотехнологии (языковые приемы, методы и средства) сами по себе нейтральны и манипулятивными они становятся лишь при использовании, приобретая определенное целеполагание. В наибольшей степени манипулятивные лингвотехнологии представлены в сфере политической деятельности, и тому есть ряд причин. На наш взгляд, главными среди них являются: (1) противоречия между правящей элитой и различными группами влияния, выливающиеся в борьбу политических акторов за получение, сохранение, легитимизацию своих властных полномочий; (2) различные мнения групп, объединений и отдельных лидеров по вопросам реформирования государственности, выхода из кризисов, общественного устройства, базирующиеся на определенных политических идеалах и нравственных принципах; (3) активизация рядовых граждан, связанная с процессом идентификации и осознания своего места и своей роли в политической системе.

Анализ текстового материала показывает, что общий политический процесс в современном обществе нераздельно сопровождается манипуляционными явлениями различной степени интенсивности и глубины. Если анализировать динамику манипуляционного процесса, то пик политических манипуляций приходится на период политических кризисов, конфликтов и войн. Активизация скрытого воздействия на общественное мнение происходит тогда, когда отсутствует адекватная концептуальная картина происходящего, нет глубокого анализа (или его результаты замалчиваются), аргументации сложившегося положения дел, программ выхода из кризиса и перспектив дальнейшего развития. Все это порождает нестабильность в обществе и создает благоприятную среду для манипуляционных технологий.

Проводниками пропагандистского воздействия в тексте являются стабильные, формально закрепленные лингвистические приемы, которые поддаются систематизации, а механизмы их воздействия - описанию. Наибольший простор для манипулятивных действий предоставляет этап кодирования информации при помощи естественного языка, поскольку все необходимые оценки, выгодные адресанту формулировки могут быть введены в текст.

Конфликтный политический дискурс естественным образом порождает тексты конфликтного характера, насыщенные манипуляционными стратегиями. Вербализация агрессии, закладывание в текст оценок и мнений, дающих только одно возможное прочтение и одну возможную реакцию приводит к повышению общей агрессивности и недоверию со стороны адресата к источникам, осуществляющим такое довлеющее воздействие. Подобного рода тексты насыщены стандартными лингвотехнологиями и характеризуются использованием одних и тех же стандартных наборов языковых ресурсов, что выхолащивает язык, клишируя и упрощая его систему и формирующие ее единицы. Успешное осуществление манипуляций предполагает четкую поляризацию коммуникативного пространства политической коммуникации с активизацией всех возможных лингвотехнологий.

Тесно связанными с лингвополитической манипуляцией оказываются и проблемы информационной безопасности, где вульгаризация, жаргонизация, клиширование речи угрожают самому существованию языка. Печать, радио, ТВ тиражируют сниженный, упрощенный, вульгаризованный вариант выражения мысли. В данном случае речь идет о снижении языковой способности самих носителей языка, что грозит нам серьезным информационным кризисом. В связи с усиливающимся влиянием СМИ на общественное сознание особое внимание следует обратить на проблему лингвополитического манипулирования в массовых источниках информации. Научные изыскания в этой области позволяют прогнозировать эффект от использования определенного рода языковых ресурсов в СМИ: манипулятивное использование сниженных языковых ресурсов влияет на общую языковую способность, снижая уровень языковой компетентности носителей русского языка. Необходимо введение элементов политкорректное™ на страницах официальной печати, на радио и телевидении, необходима лингвистическая экспертиза официальной терминологии, используемой в документах (в том числе и терминов «государственный язык», «официальный язык», «титульный язык», «родной язык», именований национальных и этнических групп и т.д.).

Рассмотрение лингвистических аспектов конфликтного политического дискурса непосредственно связано с проблемами информационной безопасности, особенностями проведения информационных и психологических операций. Оно позволяет выявить приемы манипуляции сознанием социальных или этнических групп, получить новые знания о лингвистическом инструментарии информационных войн, новые знания по проблемам "язык и политика", "язык и сознание", "язык и идеология".

Манипуляции в области языковой политики (язык как объект манипулирования) основываются на нескольких стереотипах, или заблуждениях, которые дают возможность затемнить истинное положение дел. Первое заблуждение связывает количество носителей языка с уровнем его развития, и тем самым делит языки на "развитые" и "неразвитые". Второе заблуждение связано с представлением о титульном языке нации как о родном языке для всех представителей этой нации и вытекающей их этого необходимости владения национальным языком для реализации национальной идентичности. Последнее заблуждение касается ценности языка для его носителей или так называемой престижности одних языков и непрестижности других.

Сложившиеся в российском обществе языковые стереотипы мешают адекватно оценить уровень сформированное™ коммуникативных функций языков, вовремя увидеть и преодолеть конфликт языкового характера, грамотно выстраивать стратегию бесконфликтного сосуществования национальных языков в многоэтническом государстве. Преодолевая устоявшиеся заблуждения, возможно сделать языковую ситуацию более прозрачной и регулируемой, что положительно скажется на языковой безопасности регионов в целом.

Подводя итог рассуждениям о манипуляциях над языком как объектом политики, следует сказать, что невнимание к данной проблеме вызывает обострение межэтнических и межнациональных отношений в регионах. Неграмотная языковая политика сводит на «нет» усилия специалистов по сохранению и возрождению малых языков. Глобаллингвизм (ситуация, при которой каждый, помимо родного языка, владеет стандартным глобальным языком) уже стал реальностью, следовательно, нужны взвешенные и продуманные шаги по пути преодоления давления со стороны глобального языка, с одной стороны, и повсеместного улучшения уровня владения им, с другой. Только четкая ориентация в современных языковых процессах поможет сохранить языковое многообразие в стране и не остаться на обочине современных глобальных изменений.

Рекомендации по применению результатов работы. Области конкретного применения теоретических выводов исследования: общая и сравнительная политология, теория политики, политическая лингвистика, лингвокультурология, политическая конфликтология, информатика и политическая коммуникативистика. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы в государственных операциях по обеспечению информационной безопасности, пропагандистской и контрпропагандистской деятельности внутри страны и на международной арене. Разработанные автором методика и технологический инструментарий применимы в учебном процессе для подготовки специалистов гуманитарной сферы в университетах России.

Практическая значимость диссертации заключается еще и в том, что некоторые ее положения (например, положение о взаимосвязи политического режима и политического языка) предполагают дальнейшее изучение проблемы, демонстрируя перспективу исследования. Интересные результаты может дать применение ассоциативных методик в прогностических целях, плодотворным будет составление словарей и тезаурусов, отражающих политические реалии.

 

Список научной литературыГронская, Наталья Эдуардовна, диссертация по теме "Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии"

1. Декларация о государственных языках Татарстана. Электр, адрес: <http://www.peoples.org.run/zakontatar.html>, дата обращения 13.03.2004.

2. Декларация о государственном суверенитете Чувашской Советской Социалистической Республики. Чебоксары. 1990.

3. Доклад «Русский язык в мире» Электр. адрес: <http://spravka.gramota.ru/offdocs.html>

4. Закон «О языках народов РФ» Электр. адрес: <http://spravka.gramota.ru/offdocs.html?id=24 >

5. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. 1993. - 25 декабря.

6. Обращение участников круглого стола «Языковая политика в современной России» к Совету по русскому языку при Правительстве Российской Федерации. Электр. адрес:< http://spravka.gramota.ru/ offdocs.html?id=34>.

7. Федеральный закон «О государственном языке Российской Федерации». Проект №63221. Электр. адрес: <http://spravka.gramota.ru/ offdocs.html?id=342>

8. Федеральная целевая программа «Русский язык» на 2002-2005 годы. Электр, адрес: <http://spravka.gramota.ru/offdocs.html?id=41>1.. Исследования и монографии

9. Абульханова, К.А. Российский менталитет: вопросы социологическойтеории и практики / Абульханова К.А. и др. М., 1997.

10. Алпатов, В.М. 150 языков и политика: 1917 2000.

11. Социолингвистические проблемы СССР и постсоветскогопространства / В.М. Алпатов. М.: Крафт+, Институт востоковедения РАН, 2000.-224 с.

12. Алтунян, А. Г. От Булгарина до Жириновского. Идейно-стилистический анализ политических текстов / А.Г. Алтунян. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 1999. - 200 с.

13. Амелин, В. Социология политики / В. Амелин. М., 1992.

14. Американская социологическая мысль. М., 1994.

15. Андреева, Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева. М., 1988.

16. Балуев, Д.Г. Информационная революция и современные международные отношения: Учебное пособие / Д.Г. Балуев. Н. Новгород: ННГУ, 2000. - 107 с.

17. Балуев, Д.Г. Личностная и государственная безопасность: международно-политическое измерение: Монография / Д.Г. Балуев. -Н. Новгород: ННГУ, 2004. 231 с.

18. Балуев, Д.Г. Современная мировая политика и проблемы личностной безопасности: Монография / Д.Г. Балуев. Н. Новгород: ННГУ, 2002. -208 с.

19. Ю.Балуев, Д.Г. Управление демократическим обществом: американский вариант. Учебное пособие / Д.Г. Балуев, O.A. Колобов. Н. Новгород: Фонд стратегической инициативы, 1994. - 164 с.

20. П.Баранов, А. Н. Парламентские дебаты: традиции и новаторство / А.Н. Баранов, Е.Г. Казакевич. М., 1991.

21. Баранов, А. Н. Что нас убеждает? (Речевое воздействие и общественное сознание) / А.Н. Баранов. М., 1990.

22. Баранов, А.Н. Введение в прикладную лингвистику / А.Н. Баранов. -М., 2000.

23. Н.Барт, Р. Избранные работы / Р. Барт. М., 1994.

24. Барт, Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика / Р. Барт. М., 1989.

25. Барт, Р. Империя знаков / Р. Барт. М.: Праксис, 2004. - 144 с.

26. Барт, Р. Миф сегодня / Р. Барт. M., 1996.

27. Барт, Р. Мифологии / Р. Барт. М., 2000.

28. Баталов, Э. Я. Политическая культура современного американского общества / Э.Я. Баталов. М., 1990.

29. Бауман, 3. Глобализация. Последствия для человека и общества / 3. Бауман. М.: Изд-во «Весь мир», 2004. - 188 с.

30. Бахтин, М.М. Вопросы литературы и эстетики: Исследования разных лет / М.М. Бахтин. М.: Художественная литература, 1975. - 502 с.

31. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества / М.М. Бахтин. М.: Искусство, 1986.-423 с.

32. Бенвенист Э. Общая лингвистика. М., 1974.

33. Берн, Э. Игры, в которые играют люди / Э. Берн. СПб., 1992.

34. Биркенбил, В. Язык интонации, мимики, жестов / В. Биркенбил. -СПб, 1997.

35. Богомолова, H.H. Социальная психология печати, радио и телевидения / H.H. Богомолова. М, 1997.

36. Бодрийяр Ж. Система вещей / Ж. Бодрийяр. М.: Рудомино, 1995. -168 с.

37. Бодрийяр, Ж. Прозрачность зла / Ж. Бодрийяр. М, 2000.

38. Борков, A.B. Внешние информационные коммуникации и разведка. Советский исторический опыт / A.B. Борков. Н. Новгород: ННГУ, 1997.-с.

39. Борков, A.B. История советского иновещания (1917-1945 гг.) / A.B. Борков. - Н.Новгород: ННГУ, 1996. - с.31 .Бредемайер, К. Черная риторика: Власть и магия слова / К. Бредемайер. М.: Альпина Бизнес Букс, 2004. - 224 с.

40. Булыгина, Т.В., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира / Т.В. Булыгина, А.Д. Шмелев. М.: Языки русской культуры, 1997. - 574 с.

41. Вайсгербер, Й.Л. Родной язык и формирование духа / Й. Л. Вайсгербер. М.: Изд-во МГУ, 1993. - 224 с.

42. Ван Дейк, Т. А. Язык. Познание. Коммуникация / Т.А. Ван Дейк. М.: Прогресс, 1989.-312 с.

43. Ван Дейк, Т. А. Расизм и язык / Т.А. Ван Дейк. М.: ИНИОН, 1989. -75 с.

44. Васильев, А. Д. Слово в телеэфире: очерки новейшего словоупотребления в российском телевещании / А.Д. Васильев. -Красноярск, 2000.

45. Васильева, В.В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: (Синергетика и теория социальной самоорганизации) / В.В. Васильева.- СПб.: Изд-во «Лань», 1999. 480 с.

46. Введение в политологию: Учебное пособие / Научн. ред. Фарукшин М.Х. Казань : КГУ, 1992. - 250 с.

47. Вебер, М. Избранные произведения / М. Вебер. М.: Прогресс, 1991.- 804 с.

48. Винер, Н. Я математик / Н. Винер. - Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», 2001. - 336 с.

49. Витгенштейн, Л. Философские работы. Ч. 1. / Л. Витгенштейн. М.:. Гнозис, 1004.-520 с.

50. Водак, Р. Язык. Дискурс. Политика / Р. Водак. Волгоград: ВолГУ, 1997.-412 с.

51. Воеводин, А. Стратагемы — стратегии войны, манипуляции, обмана / А. Воеводин. Красноярск, 2000. - 360 с.

52. Возвращенные имена: идентичность и культурный капитал переименованных городов России / Отв. ред. A.C. Макарычев. -Н.Новгород: IREX и «Профессионалы за сотрудничество», 2004. 116 с.

53. Воробьева, О. И. Политическая лексика. Ее функции в современной устной и письменной речи / О.И. Воробьева. Архангельск, 2000. -279 с.

54. Воробьева, О. И. Политическая лексика. Семантическая структура. Текстовые коннотации / О.И. Воробьева. Архангельск, 1999. - 92 с.

55. Воронцова, B.JI. Русский язык конца XX столетия (1985 1995) / B.J1. Воронцова, М.Я. Гловинская и др. - М.: «Языки русской культуры», 2000.-480 с.

56. Гадамер, Г.-Г. Истина и метод: основы философской герменевтики / Г.-Г. Гадамер. М.: Прогресс, 1988. - 699 с.

57. Гаджиев, К. Введение в геополитику / К. Гаджиев. М.: Логос, 2000. -429 с.

58. Гачев, Г. Д. Ментальности народов мира / Г.Д. Гачев. М.: Изд-во Эксмо, 2003.-544 с.

59. Гачев, Г. Д. Национальные образы мира. Америка в сравнении с Россией и Славянством / Г.Д. Гачев. М.: Раритет, 1997. - 680 с.

60. Гачев, Г. Д. Национальные образы мира. Евразия космос кочевника, земледельца и горца / Г.Д. Гачев. - М.: Институт ДИДИК, 1999. - 368 с.

61. Гендерные аспекты безопасности в регионах Приволжского федерального округа. Материалы исследовательского проекта / Отв. ред. A.C. Макарычев. Н.Новгород: Центр соц.-экон. экспертизы и Женская сетевая программа ИОО, 2003. - 135 с.

62. Гозман, Л.Я. Политическая психология / Л .Я. Гозман, Е.Б. Шестопал. -Ростов-на-Дону: Изд-во «Феникс», 1996.-448 с.

63. Головин, Б.Н. Введение в терминоведение / Б.Н. Головин, Р.Ю. Кобрин. Горький: ГГУ, 1984. - 260 с.

64. Горбаневский, М.В. В начале было слово.: Малоизвестные страницы истории советской лингвистики / М.В. Горбаневский. М.: Изд-во УДН, 1991.-256 с.

65. Горбаневский, М.В. Не говори шершавым языком / М.В. Горбаневский, Ю.Н. Караулов, В.М. Шаклеин. М., 1999.

66. Горелов, И.Н. Енгалычев В.Ф. Безмолвной мысли знак: рассказы о невербальной коммуникации / И.Н. Горелов, В.Ф. Енгалычев. М.: Мол. Гвардия, 1991.-240 с.

67. Гостев, A.A. Психологические проблемы эффективного идеологического воздействия средствами телевидения и радиовещания / A.A. Гостев, В.Г. Зазыкин. М., 1989.

68. Гофман, В. Слово оратора: (Риторика и политика) / В. Гофман. Л., 1932.

69. Граудина, Л.К. Теория и практика русского красноречия / Л.К. Граудина, Г.И. Миськевич. М.: Наука, 1989. - 256 с.

70. Грачев, М.Н. Актуальные проблемы политической науки / М.Н. Грачев, Ю.В. Ирхин. -М.: Экономическая демократия, 1996. 188 с.

71. Грачев, М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития / М.Н. Грачев М.: Прометей, 2004. 328 с.

72. Гумбольдт, В. фон. Избранные труды по языкознанию / В. фон Гумбольдт. М.: Прогресс, 1984. - 397 с.

73. Гумбольдт, В. фон. Язык и философия культуры / В. фон Гумбольдт. -М.: Прогресс, 1985. 452 с.

74. Гусейнов, Г.Ч. Материалы к Русскому Словарю общественно-политического языка конца XX века / Г.Ч. Гусейнов. М.: Три квадрата, 2003. - 1024 с.

75. Гусейнов, Г.Ч. Советские идеологемы в русском дискурсе 1990-х / Г.Ч. Гусейнов. М.: Три квадрата, 2004. - 272 с.

76. Дебор, Г. Общество спектакля. Пер. с фр. / Перевод С. Офертаса и М. Якубович / Г. Дебор. М.: Издательство "Логос", 1999.

77. Дилтс, Р. Изменение убеждений с помощью НЛП / Р. Дилтс. М., 1997.

78. Доценко, Е.Л. Психология манипуляции. Феномены, механизмы, защита / Е.Л. Доценко. М., 1997. - 280 с.

79. Дьякова, Е.Г. Массовая коммуникация: модели влияния. Как формируется "повестка дня"? / Е.Г. Дьякова, А.Д. Трахтенберг. -Екатеринбург: Издательство Гуманитарного ун-та, 2001. 130 с.

80. Егорова-Гантман, Е. Политическая реклама // Е. Егорова-Гантман, К. Плешаков, -М., 1999.-с. 248.

81. Желвис, В. И. Поле брани. Сквернословие как социальная проблема / В.И. Желвис. М., 1997. - 312 с.

82. Жельвис, В. И. Эмотивный аспект речи. Психологические интерпретации речевого воздействия / В.И. Желвис. Ярославль, 1990.-342 с.

83. Желтухина, М. Р. Комическое в политическом дискурсе конца XX века. Русские и немецкие политики / М.Р. Желтухина. Москва; Волгоград, 2000.-314 с.78.3алевская, A.A. Введение в психолингвистику / A.A. Залевская. М.,1999.-372 с.

84. Ильин, И.П. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа / И.П. Ильин. М.: Интрада, 1998. - 255 с.

85. Иссерс, О.С. Коммуникативные стратегии и тактики / О.С. Иссерс. -Омск: ОмГУ, 1999.-284 с.

86. Каптерев, С.Е. Политическая коммуникация: основы управления избирательным процессом: Учебное пособие / С.Е. Каптерев. Н. Новгород: ННГУ, 2003. - 342 с.

87. Кара-Мурза, С. Г. «Совок» вспоминает / С.Г. Кара-Мурза. М.: Изд-во ЭКСМО, 2002. - 384 с. - ISBN 5-669-01380-6.

88. Кара-Мурза, С. Г. Манипуляция сознанием / С.Г. Кара-Мурза. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. - 832 с. - ISBN 5-04-008438-2.

89. Карнышев, А.Д. Межэтническое взаимодействие в Бурятии: социальная психология, история, политика /А.Д. Карнышев. -Улан-Удэ: БГУ, 1997.- 145 с.

90. Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса: Пер с фр. и португ. / Общ. ред. и вступ. ст. П. Серио; предисл. Ю.С. Степанова. -М.: ОАО ИГ «Прогресс», 1999. 416 с.

91. Клемперер, В. LTI. Язык Третьего Рейха. Записная книжка филолога. Пер. с нем. А.Б. Григорьева / В. Клемперер. М.: Прогресс -Традиция, 1998.-384 с.

92. Клемперер, В. Свидетельствовать до конца. Из дневников 1933-1945 / В. Клемперер. -М.: ОАО Изд. группа «Прогресс», 1998. 240 с.

93. Клюев, Е.В. Речевая коммуникация: Учебное пособие для университетов и институтов / Е.В. Клюев. М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2002.-320 с.

94. Ковалевская, Е.Г. История русского литературного языка / Е.Г. Ковалевская. М.: Просвещение, 1992. - 303 с.

95. Колобов, O.A. Международные отношения. Избранные труды / O.A. Колобов. Н. Новгород: ГИПП «Нижполиграф», 1998. - 720 с.

96. Колобов, O.A. Информационная безопасность и антитеррористическая деятельность современного государства: проблемы правового регулирования и варианты их решения / O.A. Колобов, В.Н. Ясенев. -Н. Новгород: Фин. ф-т ННГУ, 2001.-374 с.

97. Колобов, O.A. Политология. Избранные труды / O.A. Колобов. Н. Новгород: Изд-во «Вектор ТиС», 2000. - 719 с.

98. Колобов O.A. Контртерроризм и информационная безопасность в современном мире: Монография. Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2004.

99. Костомаров, В. Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа. 3-е изд., испр. и доп. / В.Г. Костомаров. -СПб.: «Златоуст», 1999. 320 с.

100. Кравченко, А.И. Политология: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений / А.И. Кравченко. М.: Издательский центр «Академия», 2001. - 336 с. - ISBN 5-7695-0809-4.

101. Кравченко, В.И. Власть и коммуникация: проблемы взаимодействия в информационном обществе / А.И. Кравченко. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов, 2003. - 272 с.

102. Крамник, B.B. Социально-политический механизм политической власти / В.В. Крамник. Л., 1991.-е. 275.

103. Культура парламентской речи / Отв. ред. Л.К. Граудина, E.H. Ширяев. М.: Наука, 1994. - 361 с.

104. Купина, H.A. Языковое сопротивление в контексте тоталитарной культуры / H.A. Купина. Екатеринбург, 1999. - 197 с.

105. Лассан, Э. Дискурс власти и инакомыслия в СССР: когнитивно-риторический анализ / Э. Лассан. Вильнюс, 1995. - 215 с.

106. Левада, Ю. От мнений к пониманию. Социологические очерки. 1993-2000. / Ю. Левада. М.: Московская школа политических исследований, 2000. - 576 с.

107. Левин, Ю. И. Семиотика советских лозунгов / Ю.И. Левин. Поэтика. Семиотика. Избр. труды. Москва, 1998. - 352 с.

108. Леонтьев, A.A. Основы психолингвистики / A.A. Леонтьев. М.: Смысл, 1999.-287 с.

109. Леонтьев, A.A. Психология общения / A.A. Леонтьев. М., 1997. -245 с.

110. Леонтьев, A.A. Телевидение глазами психолога / A.A. Леонтьев. М., 1982.- 197 с.

111. Лисичкин, В. Третья мировая (информационно-психологическая) война / В. Лисичкин, Л. Шелепин. М., 2000. - 252 с.

112. Лисовский, С. Избирательные технологии: история, теория, практика / С. Лисовский, В. Евстафьев. М., 2000. - 240 с.

113. Лосев, А.Ф. Миф. Число. Сущность / А.Ф. Лосев. М.: Мысль, 1994.-919 с.

114. Лотман, Ю. М. Об искусстве / Ю.М. Лотман. СПб.: «Искусство -СПб», 1998.-704 с.

115. Макарычев, А.С. Идеи для политики. Эволюция системы внешнеполитической экспертизы в США (середина 1940-х начало 1990-х гг.). Монография / А.С. Макарычев. - Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 1998.-263 с.

116. Макеев, А.В. Политология: Учебное пособие для вузов. / А.В. Макеев. -М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000. с. 333.

117. Мамардашвили, М. Введение в философию // Мой опыт нетипичен. СПб., 2000.

118. Маркузе, Г. Одномерный человек / Г. Маркузе // Американская социологическая мысль: Тесты / Под ред. В. И. Добренькова. М.: Изд-во МГУ, 1994.

119. Мартыненко, Н. Г. Субъективизация новостийного дискурса аналитических программ ТВ / Н.Г. Мартыненко // Проблемы речевой коммуникации. Саратов, 2000. - с. 270.

120. Массовая информация и коммуникация в современном мире. -М., 1989.-с. 320.

121. Матвеев, Р.Ф. Теоретическая и практическая политология / Р.Ф. Матвеев. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1993.-239 с.

122. Матвеева, JI.B. Связь с аудиторией в телевидении / JI.B. Матвеева, Н.Б. Шкопоров. М., 1990. - 185 с.

123. Международные отношения в XXI веке: региональное в глобальном, глобальное в региональном: Аналитические материалы / Отв. ред. А.С. Макарычев. Н.Новгород: НГЛУ, 2000. - 299 с.

124. Мельник, Г.С. Mass-media: психологические процессы и эффекты / Г.С. Мельник. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 1996. - 159 с.

125. Методические рекомендации к практическим занятиям по курсу «Основы русского менталитета» / Сост. Т.Б. Радбиль. Нижний Новгород: НГПИ, 1998. - 30 с.

126. Мечковская, Н.Б. Семиотика: Язык. Природа. Культура: Курс лекций / Н.Б. Мечковская. М.: Изд. центр «Академия», 2004. - 432 с. -ISBN 5-7695-1008-0.

127. Мечковская, Н.Б. Социальная лингвистика: Пособие для студентов гуманит. вузов и учащихся лицеев / Н.Б. Мечковская. М.: Аспект Пресс, 2000. - 207 с.

128. Михалкович, В.И. Изобразительный язык средств массовой коммуникации / В.И. Михалкович. М., 1986. - 170 с.

129. Николаева, Т.М. Лингвистическая демагогия / Т.М. Николаева // Прагматика и проблемы интенсиональности. М., 1988. - 260 с.

130. Ноэль-Нойман, Э. Общественное мнение. Открытие спирали молчания / Э Ноэль-Нойман. М., 1996. - 235 с.

131. Образы власти в постсоветской России: политико-психологический анализ / Под ред. Е.Б. Шестопал. М.: Алетейа, 2004. - 534 с.

132. Одайник, В. Психология политики. Политические и социальные идеи К. Юнга / В. Одайник. СПб.: Ювента, 1996. - 382 с.

133. Ольшанский, Д.В. Психология масс / Д.В. Ольшанский СПб.: Питер, 2001.-363 с.

134. Оруэлл, Дж. 1984: Роман; Скотный двор: Сказка-аллегория: Пер. с англ. / Дж. Оруэлл. М.: «Изд-во ACT», 2003. - с. 412.

135. Основы политической науки: Учебное пособие / Под ред. В.П. Пугачева. В 2 ч. - М.: МГУ, О-во «Знание» России, 1993. - Ч. 1. -223 е.; Ч. 2.-224 с.

136. Основы политологии: Учебное пособие / Под ред. Мавроди С.И. -М., 1993.-474 с.

137. Петренко, В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ динамики общественного сознания / В.Ф. Петренко, О.В. Митина. -Смоленск, 1997.

138. Политическая конфликтология: Работы российских и зарубежных авторов: Хрестоматия / Под ред. М.М. Лебедевой и др. -М., Н.Новгород: ННГУ, 2002. 312 с.

139. Политические коммуникации / Под ред. А.И. Соловьева. М.: Аспект Пресс, 2004. - 332 с.

140. Пониделко, А. Чёрный PR / А. Пониделко, А. Лукашев. СПб, 2000.-320 с.

141. Попов, Э. Российская политическая элита на рубеже XX-XXI вв. Конструирование социального порядка с помощью коммуникативных технологий / Э. Попов. Владивосток, 2001. - 274 с.

142. Почепцов, Г. Г. Тоталитарный человек / Г. Г. Почепцов. Киев: Наукова думка, 1994. - 548 с.

143. Почепцов, Г.Г. Паблик рилейшнз для профессионалов / Г. Г. Почепцов. М.: "Рефл-бук", К.: "Ваклер", 2000. - 624 с.

144. Почепцов, Г.Г. Русская семиотика. Идеи и методы, персоналии, история / Г. Г. Почепцов. М.: "Рефл-бук", К.: "Ваклер", 2001. - 763 с.

145. Почепцов, Г.Г. Информационные войны / Г. Г. Почепцов. М.: "Рефл-бук", К.: "Ваклер", 2000. - 576 с.

146. Пригожин, И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой / И. Пригожин, И. Стенгерс. М.: Едиториал УРСС, 2003. -310с.

147. Пугачев, В.П. Введение в политологию: Учебник для студентов вузов / В.П. Пугачев, А.И. Соловьев. М.: Аспект Пресс, 2002. - 477 с.

148. Радбиль, Т.Б. Мифология языка Андрея Платонова. Монография/ Т.Б. Радбиль. Н. Новгород: Изд-во НГПУ, 1998. - 116 с.

149. Рикёр, П. Конфликт интерпретаций: Очерки о герменевтике / П. Рикер. М.: Канон-Пресс-Ц: Кучково поле, 2002. - 622 с.

150. Россия и Восток: проблемы взаимодействия: Материалы VI Междунар. конф. г. Волгоград, 28-30 нояб.2002 г. / Отв. ред. C.B. Голу нов Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2003. - 326 с.

151. Руднев, В.П. Диалог с безумием / В.П. Руднев. М.: Аграф, 2005. - 320 с. - ISBN 5-7784-0296.

152. Русова, Н.Ю. Современные технологии в науке и образовании. Магистерский курс. Программа и терминологический словарь / Н.Ю. Русова. Н. Новгород: НГПУ, 2002. - 30 с.

153. Русский язык в его функционировании. Коммуникативно-прагматический аспект. М.: Наука, 1993. 320 с.

154. Рыхтик М.И. Безопасность Соединенных Штатов Америки: история, теория и политическая практика: Монография / М.И. Рыхтик. Н. Новгород: ННГУ, 2004. - 311 с.

155. Рюмшина, JT.И. Манипулятивные приемы в рекламе / Л.И. Рюмшина. Москва, Ростов-на-Дону: Изд. центр «Март», 2004. - с. 240.

156. Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры / В.З. Санников. М.: «Языки русской культуры», 1999. - 554 с. - ISBN 57859-0077-7.

157. Сарнов, Б. Наш советский новояз. Маленькая энциклопедия реального социализма / Б. Сарнов. М., 2002. - 432 с.

158. Селищев, А. М. Язык революционной эпохи / A.M. Селищев. -М., 1928,- 127 с.

159. Сепир, Э. Коммуникация / Э. Сепир // Избранные труды по языкознанию и культурологии. М., 1993. - 252 с.

160. Сергеич, П.С. (Пороховщиков). Искусство речи на суде / П.С. Сергеич. М., 1960.-241 с.

161. Сергунин, A.A. Политология. Хрестоматия / A.A. Сергунин, A.B. Сергунин. Н. Новгород: Волжский инженерно-педагогический институт, 2000. - 418 с.

162. Сергунин, A.A. Российская внешнеполитическая мысль: проблемы национальной и международной безопасности: Монография / A.A. Сергунин. Н. Новгород: НГЛУ, 2003. - 94 с.

163. Симонов, К.В. Политический анализ: Учебное пособие / К.В. Симонов. М.: Логос, 2002. - 152 с.

164. Слово в действии. Интент-анализ политического дискурса / Под ред. Т.Н. Ушаковой, Н.Д. Павловой. СПб.: Алтейя, 2000. - 316 с. -ISBN 5-89329-285-5.

165. Снитко, Т.Н. Предельные понятия в западной и восточной лингвокультурах / Т.Н. Снитко. Пятигорск: Изд-во Пятигорск, лингв, ун-та, 1999. - 158 с.

166. Современная политическая мифология: содержание и механизмы функционирования. М.: Прогресс, 1996. - 326 с.

167. Соловьев, А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии / А.И. Соловьев. М.: Аспект Пресс, 2004. -559 с.

168. Сол со, Р. Когнитивная психология / Р. Солсо. СПб.: Питер, 2002.-592 с.

169. Степанов, Ю. С. Язык и наука конца 20-го века / Ю.С. Степанов.- М.: Прогресс, 1997. 312 с.

170. Теория и практика риторики массовой коммуникации. М., 1989.

171. Тер-Минасова, С.Г. Язык и межкультурная коммуникация: Учебное пособие / С.Г.Тер-Минасова. М.: Слово/Slovo, 2000. - 624 с.

172. Технология власти (философско-политический анализ). М.: Наука, 1995.-163 с.

173. Токвиль, А. Демократия в Америке: Пер. с франц. / А. Токвиль.- М: Прогресс, 1992. 554 с.

174. Третьякова, B.C. Речевой конфликт и гармонизация общения / B.C. Третьякова. Екатеринбург: УрГУ, 2002. - 267 с.

175. Уэбстер, Ф. Теории информационного общества / Ф. Уэбстер. -М.: Аспект Пресс, 2004. 400 с.

176. Фаер, С. Приёмы стратегии и тактики предвыборной борьбы / С. Фаер. М.: Прогресс, 2000. - 279 с.

177. Федотова, JI.H. Массовая информация: стратегия производства и тактика потребления / JI.H. Федотова. М.: Изд-во Московского университета, 1996.-231 с.

178. Федякин, И. А. Общественное сознание и массовая коммуникация в буржуазном обществе / И.А. Федякин. М.: Наука, 1988.-212 с.

179. Философия политики: В 5 кн. / Рук. авт. колл.: докт. филос. наук, проф. Бессонов Б.Н. Кн. 4: Социокультурные и психологические детерминанты политических отношений. - М.: Луч, 1993. - 199 с.

180. Фромм Э. Иметь или быть? / Э. Фромм. М.: Наука, 1990. - 340 с.

181. Фромм, Э. Бегство от свободы / Э. Фромм. Минск, 1998. - 320 с.

182. Хазагеров, Г.Г. Политическая риторика / Г.Г. Хазагеров. М.: Никколо-Медиа, 2002. - 313 с.

183. Цуладзе, A.M. Формирование имиджа политика в России / A.M. Цуладзе. М.: ООО Кн. Дом "Университет", 1999. - 141 с.

184. Цуладзе, А. Большая манипулятивная игра / A.M. Цуладзе. М.: Алгоритм, 2000. - 336 с.

185. Цуладзе, А. Политическая мифология / A.M. Цуладзе. М.: Изд-во Эксмо, 2003. - 384 с.

186. Цыганков, А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика / А.П. Цыганков. М.: Интерпракс, 1995. - 295 с.

187. Чудинов, А.П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры (1991 2000) / А.П. Чудинов. -Екатеринбург, 2001.-238 с.

188. Чудинов, А. П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации / А.П. Чудинов. Екатеринбург, 2003. -248 с.

189. Шабров, О.Ф. Политическое управление: проблема стабильности и развития /О.Ф. Шабров. М.: Интеллект, 1997. - 200 с.

190. Шапошников, В. Н. Русская речь 1990-х. Современная Россия в языковом отображении /В.Н. Шапошников. М.: Наука, 1998. - 260 с.

191. Шейгал, Е. И. Семиотика политического дискурса: Монография / Е. И. Шейгал. Москва; Волгоград: Ин-т языкознания РАН; Волгогр. гос. пед. ун-т. - 2000. - 368с.

192. Шеннон, К. Работы по теории информации и кибернетике / К. Шеннон М.: Издательство иностранной литературы, 1963. - 829 с.

193. Шерковин Ю.А. Психологические проблемы массовых информационных процессов / Ю. А. Шерковин. М.: Мысль, 1973. -213 с.

194. Шестопал, Е.Б. Политическая психология / Е.Б. Шестопал. М.: ИНФРА-М, 2002.-446 с.

195. Шкопоров, Н.Б. Связь с аудиторией в телекоммуникации / Н.Б. Шкопоров. -М.: Наука, 1991. 179 с.

196. Шостром, Э. Анти-Карнеги, или Человек манипулятор / Э. Шостром. - Минск: ТПЦ «Полифакт», 1992. - 128 с.

197. Шпионам и изменникам Родины нет и не будет пощады: Сборник статей. М.: Партиздат ЦК ВКП(б), 1937. - 68 с.

198. Язык и моделирование социального взаимодействия. М., 1987. -412с.

199. Языковые проблемы Российской Федерации и законы о языках. -М., 1994.-374 с.

200. Allan К. Euphemism and Dysphemism/ Language used as a Shield and Weapon / K. Allan, K. Burridge. NY., Oxford: Oxford University Press, 1991.-263 p.

201. Bailey, R.W. English as a World language. / R.W. Bailey, M. Gorlach (eds.). Cambridge: Cambridge University Press, 1984. - 279 p.

202. Barsamian D. Propaganda and the public mind. Conversations with Noam Chomsky / D. Barsamian, N. Chomsky. South End Press. Cambridge, Massachusetts. - 253 p.

203. Beer, Francis A. Meanings of War and Peace / Francis A. Beer -Texas A & M Press. College Station, 2001. 215 p.

204. Berki R.H. The History of Political Thought: A Short Introduction / R.H. Berki. London - New York, 1977. - 314 p.

205. Bolinger, D. Language the Loaded Weapon: The Use and Abuse of Language Today / D. Bolinger. - London, N.Y., 1980. - 275 p.

206. Brutt-Griffler, J. World English: A Study of its development / J. Brutt-Griffler. Cleveland, Buffalo, Toronto, Sydney: Multilingual Matters LTD, 2002.-326 p.

207. Burke, K. Language as Symbolic Action / K. Burke. Berkeley: University of California Press. - 1966. - 514 p.

208. Chomsky, Noam. Media control: the spectacular achievements of propaganda / N. Chomsky. New York. Seven stories press, 1997. - 64 p.

209. Chomsky, Noam. On Nature and Language / N. Chomsky. -Cambridge: University Press, 2002. 206 p.

210. Chomsky, Noam. Reflections on language / N. Chomsky. NY.: Pantheon Books, 1976. - 269 p.

211. Cotteret, J.-M. Gouvernants et gouvernes: La communication politique / J.-M. Cotteret. Paris, 1973. - 216 p.

212. Crystal, D. English as a global language / D. Crystal. Cambridge; N.Y.: Cambridge University Press, 1997. - 312 p.

213. Crystal, D. Language Death / D.Crystal Cambridge: Cambridge University Press, 2000. - 380 p.

214. Dearing, J.W. Agenda-Setting / J.W. Dearing, E.M. Rogers. NY: Thousand Oaks. 1996. - 170 p.

215. DeFleur, M. Theory of Mass Communications / M. DeFleur. N.Y.: D. McKay, 1966.-171 p.

216. Edelman, M. Constracting the Political Spectacle / M. Edelman. -The University of Chicago Press, Chicago and London, 1988. 137 p.

217. Edelman, M. Political Language / M. Edelman. Academic Press Inc., L., NY. 1977.- 164 p.

218. Edelman, M. The Politics of Misinformation / M. Edelman. -Cambridge, UK; New York: Cambridge University Press, 2001. xi, 139 P

219. Fairclough, N. Language and Power / N. Fairclough. N.Y.: Longman Inc. - 1989. - 458 p.

220. Feldman, 0. Politically Speaking: a Worldwide Examination of Language Used in the Public Sphere / 0. Feldman. N.Y., 1998. 286 p.

221. Gee, J. P. An Introduction to Discourse Analysis: Theory and Method / J. P. Gee London; New York: Routledge, 1999. - 272 p.

222. Goodin, R.E. Manipulatory Politics. / R.E. Goodin.- Yale U. Pr. N. Haven; L., 1980.-427 p.

223. Gourevitgh, J.-P. La propaganda dans tous ses etat / J.-P. Gourevitgh. P., 1981.-218p.

224. Held, D. Political Theory and the Modern State: Essays on State, Power and Democracy. / D. Held Standford (Cal.), 1989.

225. Kahn, H. Things to Come: Thinking about the Seventies and Eighties. / H. Kahn, B. Bruce-Briggs. -New York, 1972. 180 p.

226. Lakoff, G., Johnson M. Metaphors We Live By / G. Lakoff, M. Johnson. Chicago: University of Chicago Press, 1981. - 412 p.

227. Lakoff, R. T. Talking Power: The Politics of Language / R. T. Lakoff. Basic Books, 1990. - 459 p.

228. Larson, Ch. U. Persuasion: reception and responsibility / Ch. U. Larson. Belmont, Wadsnorth Publishing Company. Ca, 1995. - 269 p.

229. Lasswell, H.D. The structure and function of communication in society // The Communication of Ideas. / H.D. Lasswell, L. Bryson. New York: Harper and Brothers, 1948. - 244 p.

230. McChesney, R.W. Corporate Media and the Threat to Democracy / R.W. McChesney. NY: Seven Stories Press. - 80 p.

231. McGilvray, J. Chomsky. Language, Mind, and Politics / J. McGilvray. NY: Polity Press, Blackwell Publishers LTD, 2000. - 274 p.

232. McNair, B. An Introduction to Political Communication / B. McNair.-N.Y., 1995.-377 p.

233. McQuail, D. Media Performance. Mass Communication and the Public Interest / D. McQuail. L., NY., N.Delhi, 1993. - 361 p.

234. Nation-building, Ethnicity and Language Politics in Transition Countries / Ed. By F. Daftery, F. Grin. Hungary, OSI. - 2003. - 292 p.

235. Ngugi, wa Thiong'o. Moving the centre. The struggle for cultural freedoms / Thiong'o wa Ngugi. London: James Currey; Nairobi: EAEP, Portsmouth, NH: Heinemann, 1993. - 265 p.

236. Norris, P. On Message. Communicating the Campaign. / P. Norris, J. Curtice, D. Sanders, M. Scammel, H. Semetco. L., 1999. - 248 p.

237. O'Barr, W.M. Linguistic Evidence. Language, Power, and Strategy in the Courtroom / W.M. O'Barr. NY.: Academic Press, 1982. - 192 p.

238. Palmer, G.B. Towards A Theory of Cultural Linguistics / G.B. Palmer University of Texas Press. AUSTIN, 1996. - 452 p.

239. Perloff, R.M. Political Communication: Politics, Press, and Public in America / R.M. Perloff. L, 1998. - 420 p.

240. Phillipson, R. Linguistic Imperialism / R. Phillipson. Oxford; Toronto: Oxford University Press, 1992. - 325 p.

241. Reagan and Public Discourse in America. The University of Alabama Press, 1992.

242. Schiffrin, D. Approaches to Discourse / D. Schiffrin. Oxford: Blackwell, 1994.-281 p.

243. Shannon, K. The Mathematical Theory of Communication / K. Shannon, W. Weaver. Urbana: University of Illinois Press, 1949. - 117 p.

244. Silberstein, S. War of Words. Language, Politics and 9/11 / S. Silberstein. L., NY.: Routledge, 2002. - 172 p.

245. Sinne, K. Communication: Mass Political Behavior / K. Sinne // Political Communication Issues and Strategies for Research: Vol.4 / Ed.: S.H. Chaffee. Beverly Hills, Calif.: Sage Publications, 1975. - 319 p.

246. Stonier, T. Information and the Internal Structure of the Universe: An Exploration into Information Physics / T. Stonier. Springer: Verlag, 1990. - 287 p.

247. Stubbs, M. Discourse Analysis. The Sociolinguistic Analysis of Natural Language / M. Stubbs. Chicago: The University of Chicago Press.-1983.-272 p.

248. Jaworski, F. The Discourse Reader / F. Jaworski, N. Coupland. -London; New York: Routledge, 1999. 351 p.

249. Thom, F. Newspeak: The Language of Soviet Communism (La langue de bois) / F. Thom. London; Lexington: Claridge Press, 1989. -302 p.

250. Wodak, R. (ed.) Language, Power and Ideology: Studies in Political Discourse / R. Wodak Amsterdam, Philadelphia, John Benjamins Publishing Company, 1989.

251. Wrong, D.H. Power: its Forms, Bases and Uses. With a new Preface /D.H. Wrong.-Oxford, 1988.

252. Young, J. W. Totalitarian Language: Orwell's Newspeak and Its Nazi and Communist Antecedents / J. W. Young. Univ. Press of Virginia, 1991.1.I. Статьи

253. Агеев, B.C. Психологическое исследование социальных стереотипов / B.C. Агеев // Вопросы психологии. 1986. - №1. - С. 86-89.

254. Агеенко, Е. Я. Русская речь у микрофона / E.JI. Агеенко // Русская речь. 1996.- № 1.-С.15-20.

255. Алпатов, В.М. Что такое языковая политика? / В.М. Алпатов // Мир русского слова. 2003. - № 2. - С. 20-27.

256. Алтунян, А. Г. Lingua Tertii Imperii versus Lingua Sovetica / А.Г. Алтунян // Знамя. 2000. - № 8. - C.38-47.

257. Анохин, М.Г. Политические технологии / М.Г. Анохин // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Политология. -2000. -№ 2. - С. 101-104.

258. Апресян, Ю.Д. Проблема фактивности: знать и его синонимы / Ю.Д. Апресян//Вопросы языкознания. 1995.-№4.- С. 43-63.

259. Базылев, В. Н. Автопортреты политиков: от психопоэтики к психополитике / В.Н. Базылев // Политический дискурс в России 3. Материалы рабочего совещания. - М., 1999. - С. 54-57.

260. Баранов А. Н. Политический дискурс: прощание с ритуалом / А.Н. Баранов // Человек. 1997 - № 6. - С. 12-16.

261. Баранов, А. Н. Языковые игры времен перестройки (Феномен политического лозунга) / А.Н. Баранов // Русистика. 1993. - № 2.-С. 41-48.

262. Баранов, А.Н. Политика как диалог / А.Н. Баранов, Ю.Н. Караулов // Наука и жизнь. 1993. - № 3. - С. 17-22.

263. Белкина, О. Е. «Загадочный Путин», или . ! O.E. Белкина // Политический дискурс в России 6. Материалы постоянно действующего семинара. - М, 2002. - С. 42-45.

264. Бельчиков, Ю. А. От редактора / Ю.А. Бельчиков // Горбаневский М. В.; Караулов Ю.Н.; Шаклеин В. М. Не говори шершавым языком. М, 1999. - С. 3-7.

265. Бельчиков, Ю. А. Из наблюдений над русским литературным языком эпохи Великой Отечественной войны / Ю.А. Бельчиков // Филологические науки. 2000. - № 6. - С. 37-42.

266. Берталанфи, J1. фон. Общая теория систем обзор проблем и результатов / JI. фон Берталанфи // Системные исследования. - М, 1969. -С. 64-72.

267. Бессарабова Н. Д. Слова-прикрытия в современных СМИ // Журналистика и культура русской речи. Вып.1. М, МГУ 1996. С. 57-69.

268. Блакар, Р. Язык как инструмент социальной власти / Р. Блакар // Язык и моделирование социального взаимодействия. М, 1987. - С. 88-124.

269. Булгакова, Л. Н. Харизма без власти и власть без харизмы (к вопросу о современном российском политическом дискурсе) / Л.Н. Булгакова, И.В. Захаренко, В.В. Красных // Политический дискурс в России 3. Материалы рабочего совещания. - Москва, 1999. - С.

270. Бусыгина, И.М. Политик интерпретатор и его слово / И.М. Бусыгина // Полис. - 2000. - № 2. - С. 152-154.

271. Васильев, А. Д. Современные заимствования как новые мифогены / А.Д. Васильев // Личность, творчество и современность. -Красноярск, 1998. -С. 35-44.

272. Васильев, А.Д. Субстандартная лексика в текстах телевидения (социокультурный аспект) / А.Д. Васильев // Личность, творчество и современность. Вып. 2. - Красноярск, 1999. - С. 27-36.

273. Вайнрих, X. Лингвистика лжи / X. Вайнрих // Язык и моделирование социального взаимодействия. М., 1987. - С.25-34.

274. Вежбицкая, А. Антитоталитарный язык в Польше: механизмы языковой самообороны / А. Вежбицкая // Вопросы языкознания. -1993. -№ 4. -С. 47-58.

275. Верещагин, Е.М. Речевые тактики "призыва к откровенности" / Е.М. Верещагин, Т. Ройтер, Р. Ротмайр // Вопросы языкознания. -1992.-№6.-С. 54-61.

276. Винер, Н. Человеческое использование человеческих существ: кибернетика и общество / Н. Винер. Человек управляющий. СПб.: Питер, 2001.-С. 3-196.

277. Виноградов, С. И. Слово в парламентской речи и культура общения / С.И. Виноградов // Русская речь. 1993. - № 2-4. - С. 3742.

278. Волков, В.К. «Новый мировой порядок» и Балканский кризис 90-х годов / В.К. Волков // Новая и новейшая история. 2002. - № 2. -С. 56-67.

279. Володина, М. Н. Язык массовой коммуникации основное средство информационного воздействия на общественное сознание / М. Н. Володина // Язык массовой информации как объект междисциплинарного исследования. - М., 2001. - С. 78-84.

280. Ворожбитова, А. А. На «входе» и «выходе» русского советского дискурса (лингвориторический аспект) / А. А. Ворожбитова // Русистика: лингвистическая парадигма конца XX века. СПб., 1999. -С. 42-29.

281. Гончаров, М.Ю. Риторика политической коммуникации / М.Ю. Гончаров // Массовая коммуникация в современном мире: Сборник научных трудов / Под ред. д.ф.н., проф. Ю.П. Буданцева и др. М.: МГИМО, 1991.-С. 55-60.

282. Горбаневский, М.В. Будь осторожен, выбирая слово! / М.В. Горбаневский // Mass Media Monitor, 2001. Сентябрь. - №3. - С. 2935.

283. Гоулд, Ф. Стратегическое планирование избирательной кампании //Полис. 1993.-№4.-С. 134-145.

284. Грайс, Г.П. Логика и речевое общение / Г.П. Грайс // Новое в зарубежной лингвистике. 1985. - Вып. XVI: Лингвистическая прагматика. / Общ. ред. Е.В. Падучевой. - С. 217-238.

285. Грачев, М.Н. К вопросу об определении понятий "политическая коммуникация" и "политическая информация" / М.Н. Грачев // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Политология. - 2003. - № 4 - С. 34-42.

286. Грачев, М.Н. Политическая коммуникация: от вещания к диалогу / М.Н. Грачев // Права человека в диалоге культур: Материалы международной научной конференции, 26-28 ноября 1998 г. М.: РГТУ, 1998. - С. 141-143.

287. Грачев, М.Н. Средства массовой информации в социально-политическом поле / М.Н. Грачев // Вестник Российского университета дружбы нардов. Серия: Политология. - 2000. - № 2. -С. 80-87.

288. Григорьев, А.Б. Утешение филологией / А.Б. Григорьев // Клемперер В. Язык Третьего Рейха. Записная книжка филолога. М.: Прогресс - Традиция, 1998. - С. 3-5.

289. Григорьева, О.Н. Использование концептов чувственного восприятия для манипуляции массовым сознанием в языке СМИ / О.Н. Григорьева // Актуальные процессы в современном русском языке. М.: МГУ, 1996. - С. 89-96.

290. Григорьева, О.Н. Откуда берется зло / О.Н. Григорьева // Полемика.-2001,№ 10.-С. 31-38.

291. Гронская, Н.Э. Социолингвистическая ситуация в восточных регионах РФ: Ассиметрии и стереотипы / Н.Э. Гронская // Россия и

292. Восток: Проблемы взаимодействия: Материалы 6 Международной конференции. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2003. - С. 124-133.

293. Гудков, Д. Б. Настенные надписи в политическом дискурсе / Д.Б. Гудков // Политический дискурс в России 3. Материалы рабочего совещания. - М., 1999. - С. 114-117.

294. Гудков, Д. Б. Ритуалы и прецеденты в политическом дискурсе / Д.Б. Гудков // Политический дискурс в России 2. Материалы рабочего совещания. - М., 1998. - С. 78-83.

295. Данилов, С. Ю. Жанр проработки в тоталитарной культуре / С.Ю. Данилов // Стереотипность и творчество в тексте. Пермь, 1999. -С.

296. Дернер, А. Политика как развлекательный жанр / А. Дернер // Государственная информационная политика. Реферативный бюллетень, 2001. -№ 3 (39). С. 170-171.

297. Дзялошинский, И.М. Как создаются «герои» и «дьяволы» / И.М. Дзялошинский // Советник. 1997. - № 1. - С. 18-21.

298. Дмитриева, О. Л. Ярлык в парламентской речи / О.Л. Дмитриева // Культура парламентской речи. М., 1994. - С. 48-67.

299. Доброхотов, P.A. Политика в информационном обществе / P.A. Доброхотов // Полис. 2004. - № 3. - С. 154-161.

300. Дорожкина, Т. Н. Речевой имидж политического лидера / Т.Н. Дорожкина // Социс (Социологические исследования). 1997. - № 8. -С. 15-19.

301. Дридзе, Т.М. Социальная коммуникация и фундаментальная социология на рубеже XXI века / Т.М. Дризе У/ Вестник МГУ. Сер. 18: Социология и политология. - 1999. -№ 4. - С. 56-61.

302. Дубов, И.Г., Пантелеев С.Р. Восприятие личности политического лидера У И.Г. Дубов, С.Р. Пантелеев // Психологический журнал. 1992. - № 6. - С. 42-49.

303. Дука, A.B. Политический дискурс оппозиции в современной России У A.B. Дука. // Журнал социологии и социальной антропологии. 1998.- Т. 1.-С. 57-65.

304. Дьякова Е.Г Массовая политическая коммуникация в теории установления повестки дня: от эффекта к процессу // Полис, 2003, №3.

305. Енина, JI. В. Идеологическое содержание современных лозунгов протеста У JI.B. Енина // Культурно-речевая ситуация в современной России. Екатеринбург, 2000. - С. 70-78.

306. Ермакова, О. П. Семантические процессы в лексике У О.П. Ермакова // Русский язык конца XX столетия (1985 1995). - М.: «Языки русской культуры», 2000. - С. 32-66.

307. Желвис, В. И. Инвектива в политической речи У В.И. Желвис // Русский язык в контексте культуры. Екатеринбург, 1999. - С.

308. Загладин, Н.В. Политология: проблемы развития У Н.В. Загладин // Политология и современный политический процесс. М., 1990. - С. 26-32.

309. Закиев М.З. Татары: Проблемы истории и языка // Сборник статей по проблемам лингвоистории, возрождения и истории татарской нации. Казань, 1995. С. 421 427.

310. Земская, Е. А. Введение / Е.А. Земская // Русский язык конца XX столетия (1985 1995). - М.: «Языки русской культуры», 2000. -С. 9-31.

311. Земская, Е.А. Клише новояза и цитация в языке постсоветского общества / Е.А. Земская // Вопросы языкознания. -1996. №3. - С. 2331.

312. Золотова, Г. А. У языка, как у людей, свои проблемы / Г.А. Золотова // Русская речь. - 2001. - № 4. - С. 31 -34.

313. Зотов, А.Ф. Политология как учебная дисциплина / А.Ф. Зотов // Политология и современный политический процесс. М., 1990. - С. 51-75.

314. Ильенко С.Г. К поискам ориентиров речевой конфликтологии / С.Г. Ильенко // Аспекты речевой конфликтологии: Сборник статей. -СПб., 1996.-С.

315. Ильин, М.В. Что есть политика и что наука о политике / М.В. Ильин, Б.И. Коваль // Полис. - 1991. -N 4. - С.

316. Инглхарт, Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества / Р. Ингхарт // Полис. 1996. - № 4. - С.

317. Иссерс, О.С. "Посмотрите на кого он похож!" (К вопросу о речевых тактиках дискредитации) / О.С. Иссерс // Вестник Омского университета, 1997.-№3.-С. 81-84.

318. Иссерс, О.С. Паша-" Мерседес", или речевая стратегия дискредитации / О.С. Иссерс // Вестник Омского университета. 1997. -№2(4).-С. 51-54.

319. Иссерс, О.С. Речевое воздействие в аспекте когнитивных категорий / О.С. Иссерс // Вестник Омского университета. 1999. -Вып. 1.-С.

320. Иссерс, О.С. Свобода слова: две стороны медали (оскорбление в зеркале юриспруденции и лингвистики) / О.С. Иссерс // Юрислингвистика 1: проблемы и перспективы. Барнаул, 1999. - С.

321. Иссерс, О.С. Что говорят политики, чтобы нравиться своему народу / О.С. Иссерс // Вестник Омского университета. 1996. - № 1. -С. 71-74.

322. Казанцев, A.A. Тирания, диктатура: когнитивная схема и историческая судьба политических понятий / A.A. Казанцев // Полис. -2001.-№ 5.-С. 84-92.

323. Какорина, Е. В. Новизна и стандарт в языке современной газеты / Е.В. Какорина // Поэтика. Стилистика. Язык и культура. М., - 1996. -С.

324. Какорина, Е. В. Стилистический облик оппозиционной прессы / Е. В. Какорина // Русский язык конца XX столетия (1985-1995). М., 1996.-С.

325. Каслова, А. А. Концептуальная метафора «Выборы президента это театр» в российском и американском политическом дискурсе / A.A. Каслова // Лингвистика. Бюллетень Уральского лингвистического общества. - Екатеринбург: УрГУ, 2002. - Вып. 9. -С.

326. Каслова, А. А. Концептуальная метафора в российских и американских текстах, посвященных выборам президента / A.A. Каслова // Лингвистика. Бюллетень Уральского лингвистического общества. Екатеринбург: УрГУ, 2002. - Вып. 8. - С.

327. Кассирер, Э. Техника современных политических мифов / Э. Кассирер. Вестник МГУ. - Сер. 7 (философия). - 1990. - №2. - С. 29-43.

328. Кашкин, В.Б. Реальный отзвук и коммуникативное взаимодействие (на материале политического дискурса) / В.Б. Кашкин, Л.В. Расторгуева // Языковая структура и социальная среда. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. - С. 4-8.

329. Китайгородская, М. В. «Свое» «чужое» в коммуникативном пространстве митинга / М.В. Китайгородская, Н.И. Розанова // Русистика сегодня. - 1995. - № 1. - С. 37-45.

330. Кобозева, И. М. Прагматический подход к идентификации метафоры в политическом дискурсе СМИ / И.М. Кобозева // Язык массовой информации как объект междисциплинарного исследования. -М., 2001.-С.23-34.

331. Кочкин, М. Ю. Манипуляция в политическом дискурсе / М. Ю. Кочкин // Языковая личность: проблемы лингвокультурологии и функциональной семантики. Волгоград: Перемена, 1999. - С. 29-34.

332. Кочкин, М.Ю. О манипуляции в современном политическом дискурсе / М. Ю. Кочкин // Языковая структура и социальная среда. Межвузовский сборник научных трудов. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000.-С. 10-13.

333. Кронгауз, М. Критика языка / М. Кронгауз // Логос. 1999. - № 3(13).-С.

334. Круглый стол «Языковая политика в многонациональной России и проект федерального закона «О русском языке как о государственном языке Российской Федерации» // Мир русского слова.-2003,-№2.-С.

335. Крысин, Jl. П. Русский литературный язык на рубеже веков / Л.П. Крысин // Русская речь. 2000. - № 1. - С.30-36.

336. Крысин, Л. П. Эвфемизмы в современной русской речи / Л.П. Крысин // Русский язык конца XX столетия (1985 1995). - М.: «Языки русской культуры», 1996. - С. 384-409.

337. Купина, Н. А. Агитационный дискурс: в поисках жанров влияния / H.A. Купина // Культурно-речевая ситуация в современной России. Екатеринбург: УрГУ, 2000. - С. 221-227.

338. Купина, H.A. Текстовая фоновая информация и ее компоненты / H.A. Купина // Вопросы стилистики. Вып. 24. Текст и его компоненты. - Саратов: СГУ, 1992. - С. 17-26.

339. Ларсен, Ст.У. Моделирование Европы в логике Роккана / Ст.У. Ларсен // Полис. 1995. -№1. - С. 51-58.

340. Ле, Э. Лингвистический анализ политического дискурса: язык статей о чеченской войне в американской прессе / Э. Ле // Полис. -2001.-№ 2.-С. 93-112.

341. Левин, Ю. И. Истина в дискурсе / Ю.И. Левин // Семиотика и информатика. М., 1994. - Т. 34. - С. 124-164. (Разд.: 4.2. Ритуализованная речь; 4.3. Тоталитарный дискурс).

342. Левин, Ю.И. О семиотике искажения истины / Ю.И. Левин // Информационные вопросы семиотики, лингвистики и авторского перевода. -М., 1974. Вып. 4. - С. 34-41.

343. Менеджерицкая, Е.О. Термин "дискурс" в современной и зарубежной лингвистике / Е.О. Менеджерицкая // Лингвокогнитивные проблемы межкультурной коммуникации. М.: Филология, 1997. - С. 27-39.

344. Михальская, А. К. О речевом поведении политиков / А.К. Михальская // Независимая газета. 1999. - 2 дек. - С. 7.

345. Михальская, А. К. Язык российских СМИ как манипулирующая система / А.К. Михальская // Язык массовой информации как объект междисциплинарного исследования. М., 2001. - С. 54-61.

346. Муране, С. Н. Лексика военной сферы в постсоветском политическом дискурсе / С.Н. Муране // Говорящий и слушающий: языковая личность, текст, проблемы обучения. СПб., 2001. - С. 6875.

347. Нерознак В.П. Лингвоэтатизм в странах СНГ и Балтии // Известия Академии педагогических и социальных наук. -V. Москва-Воронеж, 2001.-С. 77-82.

348. Остин, Дж. Л. Слово как действие / Дж. Л. Остин // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. Теория речевых актов. - М., 1986. -С. 22-140.

349. Павлова, Н.Д. Интент-анализ политических диалогов / Н.Д. Павлова // XII Международный симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации «Языковое сознание и образ мира». М., 1997. -С. 57-61.

350. Пароятникова, А.Д. Конденсированные символы в буржуазной пропаганде / А.Д. Пароятникова // Язык и стиль буржуазной пропаганды. -М., 1988.-С. 80-87.

351. Паршин, П. Б. Исследовательские практики, предмет и методы политической лингвистики / П.Б. Паршин // Проблемы прикладной лингвистики.-М., 2001.-С . 181-189.

352. Паршин, П.Б. Об оппозиции системоцентричности и антропоцентричности применительно к политической лингвистике / П.Б. Паршин // Диалог. 2000. - № 1. - С. 27-32.

353. Пирогова, Ю. К. Стратегии коммуникативного воздействия и их отражение в рекламном тексте / Ю. К. Пирогова // Текст. Интертекст.

354. Культура: Сб. документов международной конференции. Москва, 4-7 апр. 2001 г. М., 2001.-С. 543-553.

355. Пирогова, Ю.К. Скрытые и явные сравнения / Ю.К. Пирогова // Реклама и жизнь. 1998. - № 5. - С. 27-34.

356. Пирогова, Ю.К. Стратегии коммуникативного воздействия в рекламе: опыт типологизации / Ю.К. Пирогова // Диалог. Том 1. -Теоретические проблемы. - 2001. - С. 68-75.

357. Пищева, Т.Н. Барьеры восприятия публичного образа политика / Т.Н. Пищева // Полис. 2000. - № 4. - С. 132-134.

358. Плохинова, A.C. Языковые манипуляции / A.C. Плохинова, И.П. Лапинская // Язык, коммуникация и социальная среда. Воронеж: ВГТУ, 2002. - Вып. 2. - С. 178-181.

359. Плуцер-Сарно, А. Государственная Дума как фольклорный персонаж: Пародия, плач, исповедь и пасквиль жанры русской политики / А. Плуцер-Сарно // Логос. - 1999. - № 9. - С.

360. Подорога, В. ГУЛаг в уме. Наброски и размышления / В. Подорога // Досье на цензуру. 1999. - № 7-8.

361. Поздняков, А. Информационная война за влияние в мире и политическая власть / А. Поздняков // Власть. 1996. - №10. - С. 3741.

362. Попова, Е.А. Политический дискурс как предмет культурно-лингвистического изучения / Е.А. Попова // Языковая личность: проблемы значения и смысла: Сб. науч. тр. Волгоград: Перемена, 1994,- С.143-152.

363. Поцелуев, С.П. Ритуализация конфликта. По материалам "рельсовой войны" 1998 года / С.П. Поцелуев // Полис. 2004. - №3. - С. 83-94.

364. Разворотнева, C.B. Язык власти, власть языка (Анализ исследований политической коммуникации в Америке) / C.B. Разворотнева // Психология и психоанализ власти / Под ред. Д.Я. Райгородского Т. 1. - Самара, 1999. - С. 220-221.

365. Рогозина, И. В. Медиа-картина мира / И.В. Рогозина // Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический аспект. Барнаул, 2001.-С. 31-36.

366. Родионова, Е. Националистический дискурс газеты «Завтра» / Е. Родионова // Логос. 2000. - № 1. - С. 24-28.

367. Романов, А. А. Технология резонансной информации в политической коммуникации / А. А. Романов, Л. А. Романова // Политический дискурс в России 6. Материалы постоянно действующего семинара. - М., 2002. - С. 214-217.

368. Руднев, В.П. Почтовая открытка от Пушкина Жижеку и au del? / В. П. Руднев // Логос. 1999. - №8 (18). - С. 127-134.

369. Седов, К.Ф. "Новояз" и речевая культура личности (становление языковой личности) / К.Ф. Седов // Вопросы стилистики. Вып. 25. Проблемы культуры речи. - Саратов, 1993. - С. 29-35.

370. Семененко И.С. Глобализация и социокультурная динамика: личность, общество, культура / И.С. Семененко // Полис. - 2003. - № 1.-С. 94-102.

371. Сергеев, В.М. Некоторые подходы к анализу языка на примере понятий "хаос", "лидер", "свобода" / В.М. Сергеев, К.В. Сергеев // Полис.-2001.-№ 5.-С. 152-161.

372. Серио, П. Как читают тексты во Франции / П. Серио // Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса. М.: ОАО ИГ «Прогресс», 1999.-С. 12-53.

373. Серио, П. Русский язык и анализ советского политического дискурса: анализ номинаций / П. Серио // Квадратура смысла: французская школа анализа дискурса. М. .: ОАО ИГ «Прогресс», 1999.-С. 337-383.

374. Серль, Дж. Р. Классификация иллокутивных актов / Дж. Р. Серль // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. Теория речевых актов.-М., 1986.-С. 170-194.

375. Сковородников, А. П. Лингвистическая экология: проблема становления / А. П. Сковородников // Филологические науки. 1996. -№2.-С. 115-124.

376. Славкин, В.В. Честь, достоинство и слово / В.В. Славкин // Независимая газета. 2000. - 26 февраля. - С. 7.

377. Соловьев, А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации / А.И. Соловьев // Полис. 2002. - № 3. -С. 5-18.

378. Сорокин, Ю. А. Человек из будущего, которого у него нет: Григорий Явлинский / Ю. А. Сорокин // Политический дискурс в России 3. Материалы рабочего совещания. Москва, 1999. - С. 141147.

379. Стернин, И.А. Социальные факторы и развитие современного русского языка / И.А. Стернин // Теоретическая и прикладнаялингвистика. Выпуск 2. Язык и социальная среда. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. -С. 4-16.

380. Сухих, С.А. Механизмы манипулятивной коммуникации / С.А. Сухих // Теоретическая и прикладная лингвистика. Выпуск 2. Язык и социальная среда. - Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. - С. 17-20.

381. Уорф, Б. Отношение норм поведения и мышления к языку / Б. Уорф // Новое в лингвистике. Вып.1. - М.: Наука, 1960. - С. 135168;

382. Федорова, JI.JI. Типология речевого воздействия и его место в структуре общения / JI.JI. Федорова // Вопросы языкознания. 1991. — №6.-С. 46-50.

383. Хан-Пира, Э.И. Советский тоталитаризм и русский язык / Э.И. Хан-Пира // Национально культурный компонент в тексте и в языке. Тезисы докладов. 4.1. Минск, 1994.-С. 136-138.

384. Хилханова, Э.В. Язык и этническая идентичность национальных меньшинств в современной России. Материалы международной конференции «Изменяющийся языковой мир» / Э.В. Хилханова. -Пермь: ПГУ, 2002. С. 217-218.

385. Чудинов, А. П. Заметки о риторическом мастерстве И. В. Сталина / А.П. Чудинов // Художественный текст: структура, семантика, прагматика. Екатеринбург: УрГУ, 1997. - С. 58-70.

386. Шабаев, Ю.П. Языковая ситуация и этноязычные проблемы в Коми-Пермяцком Автономном округе / Ю.П. Шабаев // Языковые проблемы Российской Федерации и законы о языках. М.: Прогресс, 1994.-С. 217-225.

387. Шейгал, Е. И. Политический скандал как нарратив / Е. И. Шейгал // Языковая личность: социолингвистические и эмотивные аспекты. -Волгоград, 1998. С. 22-28.

388. Шейгал, Е.И. Язык и власть / Е. И. Шейгал // Языковая личность: проблемы лингвокультурологии и функциональной семантики. Волгоград: Перемена, 1999.-С. 132-140.

389. Шейгал, Е.Б. Структура и границы политического дискурса / Е. И. Шейгал // Филология Philologica. Вып. 14. Краснодар, 1998. - С. 21-29.

390. Шерковин, Ю.А. О природе и функции массовой коммуникации / Ю. А. Шерковин // Вестник Московского университета. Сер. X: Журналистика. - 1967. -№ 6. - С. 41-58.

391. Шестопал, Е.Б. Оценка гражданами личности лидера / Е.Б. Шестопал // Полис. 1997. - № 6. - С. 52-72.

392. Шмелев, А. Д. Приемы языковой демагогии: Апелляция к реальности как демагогический прием / А. Д. Шмелев // Т. В. Булыгина, А. Д. Шмелёв. Языковая концептуализация мира: (на материале русской грамматики). М.: Языки русской культуры, 1997. -С. 461-477.

393. Шмелева, Т.В. Речевой жанр: возможности описания и использования в преподавании языка / Т.В. Шмелева // Русистика. -№ 2.-Берлин, 1990.- С. 20-32.

394. Щербинин, А.И. «С картинки в твоем букваре» или Аз, Веди, Глагол, Мыслете и Живете тоталитарной индоктринации / А.И. Щербинин // Полис. 1999. -№ 1 - С. 116-136.

395. Щербинин, А.И.Тоталитарная индоктринация: у истоков системы / А.И. Щербинин // Полис. 1998. - № 5 - С. 79-96.

396. Щербинина, Н.Г. «Герой» воспетый. Политологический анализ песен о Сталине / Н.Г. Щербинина // Полис. 1998. - № 6 - С. 103112.

397. Щербинина, Н.Г. Цветовая классификация политических лидеров России, или лидер белый, красный и черный / Н.Г. Щербинина // Полис. 2000. - № 4 - С. 94-104.

398. Эйдлин, Ф. Крушение новояза / Ф. Эйдлин // Тоталитаризм как исторический феномен. М.: Философское общество СССР. - 1989. -с. 365.

399. Юнг, К.Г. Настоящее и будущее / К.Г. Юнг // Юнг К.Г. Божественный ребенок. -М., 1997.-С. 177-247.

400. Anderson, R.D. JR. Speech and Democracy in Russia: Responses to Political Texts in Three Russian Cities / R.D. Anderson. British Journal of Political Science. - 1997. - Vol.27, Issue 1, Jan. - P.23-45.

401. Aoki, K. Introduction: Language as a virus / K.Aoki. University of Miami Review. - 1999. - 53, 4, July. - P. 961-971.

402. Bjeljac-Babic, R. 6000 languages: an embattled heritage / R. Bjeljac-Babic. The Courier UNESCO, 2000, April. - P. 112-115.

403. Bordewijk, J.L. Towards a classification of new teleinformation services / J.L. Bordewijk, B. van. Kaam. // Intermedia. 1986. - Vol. 14. -№ 1. -P.16-21.

404. Braddock, R. An extension of the "Lasswell Formula" / R. Braddock // Journal of Communication. 1958. - Vol. 8. - P. 88-93.

405. Cuilenburg, J.J. van. The information society: some trends and implications / J.J. van Cuilenburg // European Journal of Communication. -1987.-Vol.2.№ l.-P. 105-121.

406. Fairclough N. Political discourse in the media: an analytical framework / N. Fairclough // Approaches to Media Discourse / Ed. by A. Bell, P. Garrett. Oxford: Blackwell, 1998. -P. 142-162.

407. Fishman, J.A. The new Linguistic Order / J.A. Fishman // Foreign Policy, Winter, 1998. P. 45-51.

408. Fitt, S. Conference 'Globalization, foreign languages and intercultural learning' London, 9-10 Feb., 2001 / S. Fitt // Sietar Europe Newsletter, vol. II, issue 1, March 2001.

409. Harris, Z.S. Discourse Analysis / Z.S. Harris //Language, 28. 1-30. -1952.

410. Hutchby, I. Power in discourse: the case of arguments on a British talk radio show /1. Hutchby // The Discourse Reader / Ed. by A Jaworski, N. Coupland. London; New York: Routledge, 1999. - P. 576-588.

411. Lakoff, G. Metaphor and War: The Metaphor System We Use to Justify War in the Gulf / G. Lakoff // 30 Years of Linguistic Evolution. Ed. by Martin Putz. Philadelphia: John Benjamin's Publishing Company, 1992. -P. 463-468.

412. Phillipson, R. Global English and local language policies: what Denmark needs / R. Phillipson // Language Problems and Language Planning. -2001. Vol. 25, № 1, Spring. - P. 1-24.

413. Le, E. The Use of Paragraphs in French and English Academic Writing: Towards a Grammar of Paragraphs / E. Le // Text. 1999. -Vol.19, №3.

414. McCombs, M. The Agenda-Setting Function of Mass-Media / M. McCombs, D. Shaw // Public Opinion Quarterly, 1972. Vol. 36.

415. Osgood, Ch.E. Conservative Words and Radical sentences in the Semantics of International Politics / Ch.E. Osgood // Social Psychology and Political Behavior. Columbus, 1971. P.

416. Richardson, J. Strong language for the globalization front / J. Richardson // The Australian, 2002. 13 November.

417. Rudinow, J. Manipulation / J. Rudinow // Ethics. 1978. - Vol. 88. July, 4.-P. 338-347.

418. Pye, L. Political Communication / L. Pye. // The Blackwell Encyclopedia of Political Institutions. Oxford; New York, 1987. - P. 442.

419. Wierzbicka, A. Antitotalitarian language in Poland: some mechanisms of linguistic self-defense / A. Wierzbicka // Language in Society.-1990. Vol. 19, N1.-P. 1-59.

420. Wierzbicka, A. Dictionaries and ideologies: Three examples from Eastern Europe / A. Wierzbicka // B.B. Kachru, H. Kahane (eds). Cultures, ideologies, and the dictionary: Studies in honor of Ladislav Zgusta. Tübingen: Niemeyer, 1995. -P.181-195.

421. Zheng, T. Characteristics of Australian Political Language Rhetoric: Tactics of gaining public support and shirking responsibility / T. Zheng // Intercultural Communication, 2000, November, issue 4.1.. Диссертации

422. Дорлигийн, А. Современный политический дискурс. Лексико-политический аспект: на материале языка российских газет 90-х гг.: дис. канд. филол. наук: 10.02.01 / Амарзайя Дорлигийн М., 1999. -129 с.

423. Ермаков, Ю.А. Социально-политические манипуляции личностью: сущность, технология, результаты: дис. . докт. филос. наук: 09.00.10 /Юрий Александрович Ермаков Екатеринбург, 1995. -252 с.

424. Карнаухова, M.B. Текстовый портрет как компонент политического дискурса: дис. . канд. филол. наук: 10.02.01 / М.В. Карнаухова -Ульяновск, 2000. 148 с.

425. Кощеева, Г.В. Дискурсивный анализ типа текста «Передовая политическая статья»: дис. . канд. филол. наук: 10.02.01 / Г.В. Клщеева М., 2001.- 147 с.

426. Лимнатис, Н.Г. Манипулирование сознанием как этико-философская проблема: дис. . канд. филос. наук: 09.00.05 /

427. Нектариос Георгиу Лиминатис М., 1996. - 223 с.

428. Марков, А.П. Аксиологические и антропологические ресурсы национально-культурной идентичности: дис.д-ра культурол. наук: 24.00.01. / А.П. Марков. СПб., 2000. - 365 с.

429. Новиков, Г.Г. Политический процесс: социально-философские аспекты исследования: дис. канд. филос. наук: 09.0011 / Г.Г. Новиков. -М., 1994. 134 с.

430. Овчарова, Г.Б. Опыт лингвокультурологического исследования современной русской политической речи: дис. . канд. филол. наук: 10.02.01 / Г.Б. Овчарова-Пятигорск, 2001.-132 с.

431. Поляк, O.E. Когнитивная модель иллокутивной составляющей дискурсной аргументативной единицы (на материале политического дискурса): дис. . канд. филол. наук: 10.01.21 / Ольга Ефимовна Поляк-М., 1998.- 181 с.

432. Степкин, И.Р. Речевое воздействие: проблема понимания инокультурного текста: дис. . канд. филол. наук: 10.02.01 / И.Р. Степкин-М., 2001.- 152 с.

433. Цветков, О.М. Политическое манипулирование. Природа иособенности в различных типах политических систем: дис. канд.457филос. наук: 23.00.03 / Олег Михайлович Цветков М., 1996. - 150 с.

434. Шаклеин, В.М. Лингвокультурная ситуация: структура и вопрос исторической реконструкции: дис. докт. филол. наук: 10.02.01 / В.М. Шпклеин. М., 1997. - 467 с.1. У.Авторефераты

435. Авдеенко, И.А. Структура и суггестивные свойства вербальных составляющих текста: автореф. дис. канд. филол. наук: 10.02.01 / Авдеенко И.А. Барнаул, 2001. - 18 с.

436. Амиров, В. М. Агитационный предвыборный сверхтекст: организация содержания и стратегии реализации: автореф. дис. канд. филол. наук; 10.02.01 / Амиров В.А. Екатеринбург, 2002. - 21 с.

437. Артемьева, Е.Ю. Лингвокультурная составляющая современного политического процесса (специфика англоязычных государств): автореф. дис. канд. полит, наук: 23.00.02 / Е.Ю. Артемьева. -Н.Новгород, 2003. 27 с.

438. Асеева, Ж.В. Лексические средства выражения идеологии политической корректности в современном английском языке: автореф. дис. канд. филол. наук: 10.02.01 / Асеева Жанна Викторовна. Иркутск, гос. лингв. ун-т.Иркутск, 1999. - 24 с.

439. Бакумова, Е. В. Ролевая структура политического дискурса, автореф. дис. канд. филол. наук: 10.02.01 / Бакумова Е.В. -Волгоград, 2002. 24 с.

440. Бочкарев, Д.А. Процесс формирования новой внешнеполитической идентичности Франции (информационные, идеологические и этнополитические аспекты и проблемы): автореф.458дис. канд. полит, наук: 23.00.02 / Д.А. Бочкарев. Н.Новгород, 2003. -30 с.

441. Вершинина, Т. С. Зооморфная, фитоморфная и антропоморфная метафора в современном политическом дискурсе: автореф. дис. канд. филол. наук: 10.02.01 / Вершинина Т.С. Екатеринбург, 2002. -23 с.

442. Воробьева, О.И. Политический язык: семантика, таксономия, функции: автореф. дис. . канд. филол. наук: 10.02.01/ Воробьева Ольга Ивановна. М., 2000. - 21 с.

443. Евстафьев, В. А. СМИ в системе массовых коммуникаций в России: автореф. дис. . докт. фил. наук: 10.02.01 / Евстафьев В.А. -Москва, 2001.-36 с.

444. Ю.Жеребкин, М.В. Политический процесс в условиях трансформации российского общества: сущность, особенности, тенденции развития: автореф. дис. д-ра полит, наук: 23.00.02 / М.В. Жеребкин. М., 2002. - 49 с.

445. Иляшев, И.Г. Язык и политика в многонациональных обществах (проблемы теории и практики): автореф. дис. д-ра полит, наук: 23.00.01 / И.Г. Иляшев. СПб, 2000. - 57 с.

446. Канчер, М. А. Языковая личность телеведущего в рамках русского риторического этоса (на материале игровых программ): автореф. дис. канд. филол. наук: 10.02.19 / Канчер М.А. -Екатеринбург, 2002. 19 с.

447. Клюканов, И.Э. Динамика межкультурного общения: к построению нового концептуального аппарата: автореф. дис. . д-ра филол. наук: 10.02.19 / Клюканов И.Э. Саратов, 1999. - 42 с.

448. Курилович, В.Н. Идейно-политическое манипулирование в системе власти современного капитализма: автореф. дис. . канд. филос. наук: 09.00.05 / Василий Николаевич Курилович Минск, 1989.-22 с.

449. Миронова, П. О. Стратегия редукционизма в современном политическом дискурсе: когнитивно-прагматический аспект: автореф. дис. канд. филол. наук: 10.02.19 / Миронова П.О. Екатеринбург, 2003.-19 с.

450. Решетов, И.К. Политическая реклама в системе массовых коммуникаций: автореф. дисс. . канд. полит, наук: 23.00.02 / И.К. Решетов-М., 1999.-21 с.

451. Твирова, Ю.А. Политическая коммуникация как фактор трансформации политической системы современной России: автореф. дис. канд. полит, наук: 23.00.02 / Твирова Ю.А. Тула; Орел, 2003. -20 с.

452. Твирова, Ю.А. Политическая коммуникация как фактор трансформации политической системы современной России: автореф. дисс. . канд. полит, нау: 23.00.02 / Ю.А. Твирова Тула; Орел, 2003.-17 с.

453. Филинский, А. А. Критический анализ политического дискурса предвыборных кампаний 1999-2000 гг.: автореф. дис. канд. филол. наук: 10.02.19/A.A. Филинский-Тверь, 2002.-21 с.

454. Чугунов, A.B. Политика и Интернет: политическая коммуникация в условиях развития современных информационных технологий: автореф. дис. канд. полит, наук: 23.00.02 / Чугунов A.B. -СПб., 2000.-19 с.1. VI. Справочные издания

455. Бакеркина, B.B. Краткий словарь политического языка / В.В. Бакеркина, Л.Л. Шестакова М.: ООО «Изд-во ACT», 2002. - 288 с.

456. Баранов, А. Н. Русская политическая метафора. Материалы к словарю / А.Н. Баранов, Ю.Н. Караулов. М., 1991.

457. Баранов, А.Н. Словарь русских политических метафор / А.Н. Баранов, Ю.Н. Караулов. М, 1994.

458. Беккер, К. Словарь технической реальности: Культурная интеллигенция и социальный контроль / К. Беккер. М.: Ультра. Культура, 2004. - 224 с.

459. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. / В.И. Даль. М, 1978-1980.

460. Зарубежная политология: Словарь-справочник. / Под ред. A.B. Миронова, П.А. Цыганкова. М.: Социально-политический журнал, Независимый открытый университет, 1998. - 359 с.

461. Землянова, Л.М. Зарубежная коммуникативистика в преддверии информационного общества: Толковый словарь терминов и концепций / Л.М. Землянова. М, 1999.

462. Краткий политический словарь. М, 1989.

463. Купина, H.A. Тоталитарный язык. Словарь и речевые реакции / H.A. Купина. Екатеринбург - Пермь: УрГУ, 1995.

464. Латынов, B.B. Политическая коммуникация / B.B. Латынов // Политическая энциклопедия: В 2 т. / Национальный общественно-научный фонд; Рук. проекта Г.Ю. Семигин; Науч.-ред. совет: пред. совета Г.Ю. Семигин. Т. 2. - М.: Мысль, 1999. С. 172-173.

465. Максимов, В. И. Словарь перестройки / В.И. Максимов. Москва,1992.

466. Молоков, С. В. Словарь новых значений и слов языка газеты / С. В. Молоков, В. Н. Киселев. Москва, 1996.

467. Нерознак, В.П. Красная книга языков народов России: Энциклопедический словарь-справочник / В.П. Нерознак. -Москва: Академия, 1994. 312 с.

468. Новиков, А. Б. Словарь перифраз русского языка (на материале языка газеты) / А. Б. Новиков. Москва, 1999. - 270 с.

469. Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 70-х годов. М.: Рус.яз., 1984. - 214 с.

470. Ожегов, С.И. Словарь русского языка. 18 изд., стереотип. / С.И. Ожегов. М.: Рус. яз., 1986.

471. Основы политологии: Краткий словарь терминов и понятий. / Под ред. д.ф.н., проф. Белова Г.А. и д.ф.н., проф. Пугачева В.П. М.: МГУ, О-во «Знание» России, 1993.- 168 с.

472. Политологический словарь / Научн. ред., рук. авт. колл. A.A. Миголатьев, сост. В.А. Варывдин. В 2 ч. - М.: Луч, 1994. - Ч. 1. -208 с.;Ч. 2.-224 с.

473. Политология: Энциклопедический словарь. / Общ. ред. и сост. Ю.И. Аверьянов. -М.: Изд-во Московского коммерческого университета,1993.-431 с.

474. Руднев, В.В. Словарь культуры XX века / В.В. Руднев. М. 1997.

475. Самотик, JI. Г. Словарь выразительных средств языка политика (на материале текстов губернатора Красноярского края А. И. Лебедя) / Л. Г. Самотик. Красноярск, 2002.

476. Словарь древнерусского языка XI-XIVbb. Введение, инструкция, список источников, пробные статьи. М., 1966.

477. Словарь иностранных слов. 15-е изд., испр. - М.: Рус. яз., 1988. -608 с.

478. Словарь русского языка XI XVII вв. М., 1975.

479. Словарь русского языка XVIII века. М., 1984.

480. Словарь современного русского литературного языка. В 17 т. М., Л., 1948-1965.

481. Солганик, Г.Я. Толковый словарь: Язык газеты, радио, телевидения / Г.Я. Солганик. М.: ООО «Изд-во ACT»; ООО «Изд-во Астрель», 2002.-752 с.

482. Срезневский, И.И. Словарь древнерусского языка. Репринтное издание / И.И. Срезневский. М., 1989.

483. Степанов, Ю.С. Константы: Словарь русской культуры / Ю.С. Степанов. М.: Академический проект, 2004. - 992 с.

484. Тадевосян, Э.В. Словарь-справочник по социологии и политологии / Э.В. Тадевосян. М.: Знание, 1996.-272 с.

485. Толковый словарь русского языка в 4-х т. Под ред. Д.Н. Ушакова. -М., 1935-1940.

486. Толковый словарь русского языка конца XX века. Языковые изменения / Под ред. Г.Н. Скляревской. СПб.: Изд-во «Фолио-пресс», 1998. -700 с.

487. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 1987.

488. Черных, П.Я. Историко-этимологический словарь русского языка: Т. 1-2 / П.Я. Черных. М.: Рус.яз., 1994. - Т.1 - 623 е., Т.2. - 562 с.

489. Элмор Т.Р. Словарь языка средств массовой информации США -М.: Рус. яз., 1992.-668с.

490. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. 2-е изд. - М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. -685 с.

491. ВВС English Dictionary. Harper Collins Publishers, 1992. 1656 p.

492. New Webster's Dictionary of the English Language. Delhi, Surjeet Publications. 1989.- 1824 p.

493. The Concise Oxford Dictionary. Oxford: Oxford University Press, 1964. 1220 p.

494. The Dictionary of Political Analysis / Eds.: J.C. Piano, R.E. Riggs, H.S. Robin. Santa Barbara. USA - Great Britain: ABC - Clio. - 1982. -648 p.1. VII. Электронные ресурсы

495. Бугаев А. Безъязыкая политика. Электронный адрес: GlobalRus.ru.; дата обращения 01.08.2002.

496. Всероссийская перепись населения <http://www.perepis2002.ru/itogi/content.html@id=l &d=4.htm>, дата обращения 09.03.2004.

497. Восходов И.И., Комарова Г. А. Предвыборная ситуация в Чувашской республике (осень зима 1993 г.) <http://old.iea.ras.ru/Russian/publications/applied/66.html>, дата обращения 13.03.2004.

498. Григорьева О.Н. Использование концептов чувственного восприятия для манипуляции массовым сознанием в языке СМИ// Актуальные процессы в современном русском языке М.: МГУ, 1996. Электронный адрес: http://asterix.niurr.gov.ua\dialog3.htm.

499. Григорьева О.Н. Откуда берется зло // Полемика, 2001, № 10. http://www.irex.ru/publications/polemika/10/grigoreva.html.

500. Жакып Б. О. Проблемы размещения в Интернете казахских изданий. -http://www.conf.freenet.kz/pages/2l14.htm.

501. Интернет и марийский язык. -http://lepo.it.da.ut.ee/~vasli/marla/cyril/1251/internet.htm.

502. Караулов Ю.Н. Этнокультурная и языковая ситуация в современной России: лингвистический и культурный плюрализм. -http://www.gramota.ru/magarch.html?id=107.

503. Корниенко Ю.А. Некоторые черты «советского языка» 20-30-х гг. (на материале газеты «Правда»). Электронный адрес: http://liber.rsuh/conf/Politreality/kornienko.html

504. Марченко, О.И. Язык как власть / О.И. Марченко // Этическое и историческое: 40 лет спустя. Электронный адрес: http://antropology.ru/ru/texts/march/ethnics36.html.

505. Методы манипулятивного воздействия телевидения на общественное сознание. Колонка комментатора. 12.10.2000. Электронный адрес: wysiwyg://http://black.pr-online.ru/zrticle.asp?art=392.

506. Ожеван, Н. Язык политики и языковая политика / Н. Ожеван. -1999. Электронный адрес: http://asterix.niurr.gov.ua/ ukr/dialogl 999/ozhevan3 .htm.

507. Проект «Исчезающие малые языки России». Электронный адрес: <http://www.tooyoo.l.u-tokyo.ac.jp/Russia/bibl/>, дата обращения 23.03.2004.

508. Поцелуев, С.Н. Семантическая политика. Электронный адрес: Ьйр://1гех/риЫюа1юп8/ро12е1иеу5Ь1т.

509. Психология власти. Под ред. Е.Б. Шестопал. http://inocenter.ru/publications/psichologyshestopall 7.Мш1#Ь112.

510. Тихомирова С. Языки народов России в пространстве Интернет. -http://www.belti.msk.ru/unesco/dl8.htm

511. Умберто, Эко. К семиотическому анализу телевизионного сообщения / Э. Умберто. 1998. Электронный адрес: http://www.nsu/ru/psych/internet/bits/eco.htm.

512. Усачева, В.В. Политическая коммуникация в условиях новой России / В.В. Усачева. Электронный адрес: http://liber.rsuh/conf/Politreality/usacheva.html

513. Языки народов России в Интернете. -http://www.peoples.org.ru/pred.html.

514. Языковая политика в странах Средней Азии. Ьйр://Нпкз-guide.ru/sprachen/politika-srednjaja-asija.html.

515. Языковая ситуация в Татарстане. < http://www.kcn.run/tatrun/universitet/news/koniyaz.him>, дата обращения 12.03.2004.

516. Bragg, M. Whose English Is It, Anyway? // BBC Radio4 - Routes of English - Series 4 - Globalization, <http://www.bbc.co.uk/radio4/routesofenglish/storysofar/programme46 .shtml>, дата обращения 26.02.2004.

517. Diamond J. Death of Languages. -http://www.abc.net.au/rn/science/ss/stories/s493761.htm.

518. French Concerned Globalization Will Lead to English Language Domination. 2001. Australian Broadcasting Corporation TV Program Transcript, 23.04. (http://www.abc.net.aU/7.30/content/2001/s281829.htm).

519. Indigenous Minority Languages of Russia. http://www.tooyoo.l.u-tokyo.ac.jp/Russia/bibl/.

520. Internet Users by Language. Top 10 Languages Used in Internet. -http ://www. internet worl d. stats .com/stats. 7 .html.

521. Kennet L. Hacker. Saying You Are Sorry But Not Mean It: The Bush Administration Gloats over Linguistic Manipulation of the Word "Apologize", http://www.zianet.com/khacker/sorry.htm.

522. Languages and Internet. http://portal.unesco.org/culture/en/ev.php-URLID=21296&URLDOD0T0PIC&URLSECTI0N=201 .html

523. Trosterud T. 1996. Funny Characters on the Net: How Information Technology May (or May Not) Support Minority Languages. -http://www.hum.uit.n0/a/tr0nd/barit.html.

524. Watson, K. The Impact of Globalization of Educational Reform and Language Policy: Some Comparative Insights from Transitional Societies // < http://eduweb.nie.edu.sg/ajie/Vol2l/02/l/html>, дата обращения 24.03.2003.