автореферат диссертации по филологии, специальность ВАК РФ 10.02.22
диссертация на тему:
Выражение ремы в простом повествовательном предложении современного марийского языка

  • Год: 2005
  • Автор научной работы: Казыро, Алексей Леонидович
  • Ученая cтепень: кандидат филологических наук
  • Место защиты диссертации: Йошкар-Ола
  • Код cпециальности ВАК: 10.02.22
Автореферат по филологии на тему 'Выражение ремы в простом повествовательном предложении современного марийского языка'

Полный текст автореферата диссертации по теме "Выражение ремы в простом повествовательном предложении современного марийского языка"

На правах рукописи

КАЗЫРО АЛЕКСЕЙ ЛЕОНИДОВИЧ

Выражение ремы в простом повествовательном предложении современного марийского языка

Специальность 10.02.22 - Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (финно-угорские и самодийские языки)

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Йошкар-Ола 2005

Работа выполнена на кафедре финно-угорских языков ГОУ ВПО «Марийский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор Ю.В.Андуганов Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор А.Н.Куклин

Защита состоится марта 2005 г. в 16.00. часов на заседании

Диссертационного совета Д 212.116.01 в ГОУ ВПО «Марийский государственный университет» по адресу: 424001, г. Йошкар-Ола, ул. Пушкина, 30.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Марийский государственный университет»

Автореферат разослан 2005 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета Д 212.116.01

кандидат филологических наук, доцент С.С.Сибатрова

Ведущее учреждение: ГОУ ДПО (ПК) С «Марийский институт образования»

кандидат филологических наук, доцент

ОБЩАЯХАРАКТЕРИСтКАРАБОТЫ

Работа представляет собой первое специальное монографическое исследование, посвященное одному из наиболее сложных аспектов синтаксиса - коммуникативному.

Исследования, посвященные коммуникативному синтаксису, осуществлялись, как правило, на материале хорошо изученных языков (русского, английского, немецкого, испанского и т.д.), а вклад в развитие отечественного языкознания может быть внесен путем разработки данной проблемы на материале малоизученных языков, таких, как, например, марийский. Грамматический строй исследуемого языка отличается от грамматического строя индоевропейских языков, что проявляется и в специфике выражения такой универсалии, как актуальное членение предложения (АЧП). Работа позволяет выявить новые грани проблемы.

Настоящее исследование ограничивается рамками простого повествовательного предложения. Данная работа посвящена способам выражения актуального членения предложения, выражению ремы разными членами предложения и средствам выделения ремы в марийском языке.

Актуальность исследования заключается в том, что в настоящее время именно проблемы семантики, в частности синтаксической семантики, а также коммуникативный аспект предложения занимают одно из важнейших мест в лингвистических исследованиях. Однако в марийском языкознании проблема актуального членения предложения незаслуженно остается вне внимания исследователей, поэтому есть необходимость выявить способы выражения АЧП, выражение ремы разными членами предложения и средства выделения ремы в марийском языке.

Объектом исследования служит рема простого повествовательного предложения в современном марийском (лугово-восточном) языке.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является выявление и определение характера тема-рематической структуры простого повествовательного предложения современного марийского языка.

Достижение этой цели подразумевает постановку и решение ряда задач:

1) установление способов выражения актуального членения предложения и их анализ;

2) определение места расположения ремы в предложении;

3) выявление возможностей выражения ремы разными членами предложения;

4) обнаружение средств выделения ремы и их рассмотрение с точки зрения интенсивности и универсальности (количество выделяемых ими членов предложения) в процессе ремовыделения;

5) постановка и проверка гипотезы о наличии особых ремовыделительных конструкций или их эквивалентов в марийском языке;

6) выявление степени распространенности каждого маркера ремы (частиц и послелогов) при помощи количественного анализа;

7) определение специфики марийского языка с позиций АЧП.

Общетеоретической базой послужили выводы и результаты работ лингвистов о способах оформления актуального членения и о выражении ремы разными членами предложения (Г.А.Золотова, И.И.Ковтунова, К.Г.Крушельницкая, О.А.Крылова, Л.Ю.Максимов, В.Матезиус, И.П.Распопов, Н.А.Слюсарева, В.Е.Шевякова, Е.Н.Ширяев, F.DaneS, J.Firbas и др.); о порядке слов в марийском и других финно-угорских языках (Н.С.Алямкин, Ю.В.Андуганов, Н.Т.Пенгитов, Б.А.Серебренников, В.Т.Тимофеева, М.П.Чхаидзе, А.Ф.Шутов, G.Laulukka и др.); о структуре предложения в марийском языке (Л.П.Васикова); о частицах и послелогах (Н.С.Алямкин, Р.И.Бабаева, В.Д.Ившин, Е.А.Макарчук, Е.Н.Мустаев, В.Т.Тимофсева, В.Е.Шевякова).

Фактический материал составляет более 10 тысяч примеров, извлеченных из произведений марийских классиков, текстов современных авторов, газет и журналов на марийском языке.

Научная новизна диссертации заключается в том, что она представляет собой первое специальное монографическое исследование, посвященное проблеме актуального членения предложения на материале современного марийского языка. В работе:

1) выявляются способы выражения актуального членения предложения;

2) исследуются частицы и послелоги с позиций АЧП;

3) проводится исследование выражения ремы разными членами предложения и анализ соотношения формально-грамматического и актуального членений предложения;

4) определяется статус полифункциональных отрицательных слов огыл нуке.

Методы исследования. В работе использованы описательный, сопоставительный и гипотетико-индуктивный методы, а также методы количественного и контекстологического анализа.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В марийском языке к способам выражения АЧП относятся порядок слов, отрицание и повтор. В нем наблюдаются предложения как с рема-тематической (коммуникативная инверсия и дистантный порядок слов), так и с тема-рематической структурой.

2. В современном марийском языке подлежащее, как правило, выражает тему, а сказуемое - рему, хотя в определенных случаях формально-грамматическое и актуальное членения предложения могут не совпадать. Рема может выражаться тем или иным членом предложения или комплексно. В марийском языке в предложении может быть опущена тема, но рема обязательно наличествует.

3. Роль порядка слов в актуальном членении марийского предложения несколько ограниченна, ибо сказуемое в большинстве случаев замыкает предложение, поэтому в актуальном членении возрастает роль частиц и послелогов.

4. Выдвинутая нами гипотеза о наличии в марийском языке эквивалентов особых ремовыделительных конструкций типа английского it is...that, there is, немецкого es ist..,der, es gibt, португальского e...que, ha, французского c'est...qni, il у а подтверждается. С функциональной точки зрения такими эквивалентами являются ремовыделительные частицы, которые, как и вышеупомянутые конструкции, широко применяются для логического выделения какого-либо члена предложения. Это является спецификой марийского языка с точки зрения АЧП.

Теоретическая и практическая значимость. Положения работы могут быть использованы при составлении теоретической грамматики марийского языка, в теории коммуникативного синтаксиса в курсах по общему языкознанию, а также в теории перевода. Выводы диссертации могут быть учтены в практике преподавания различных аспектов марийского языка, при чтении теоретических курсов по марийскому языку, финно-угроведению, а также при типологическом и сравнительном изучении языков. Практическая ценность обусловливается также потребностями переводческой практики, поскольку одним из критериев адекватного перевода является сохранение тема-рематических отношений в предложении. Вместе с тем перевод не

является темой нашего исследования, но впоследствии это направление может быть представлено для дальнейшей разработки.

Апробация. Основные положения диссертации нашли отражение в четырех публикациях, а также в трех докладах на региональных конференциях «Современные технологии обучения иностранным языкам» (Йошкар-Ола, 2003,2004).

Структура и объем диссертации. Композиционная структура работы обусловлена темой, целью, задачами исследования. Диссертация состоит из предисловия, введения, 3 глав, заключения, библиографии, списка источников и списка принятых в работе сокращений. В конце каждой главы приводятся выводы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В предисловии содержится общая характеристика диссертации, дается обоснование актуальности рассматриваемой темы, теоретической и практической ценности работы, ставятся цели и задачи исследования, выдвигаются основные положения, выносимые на защиту.

Во введении рассматривается общее понятие об актуальном членении предложения, затронуты вопросы о терминологии применительно к АЧП, дается краткая история изучения проблемы.

Во всех языках так или иначе различаются тема и рема предложения. Тема-рематическое членение | предложения относится к одной из синтаксических универсалий.

В данном исследовании автор придерживается той позиции, что актуальное членение предложения бинарно, поскольку суждение двучленно, включает субъект (предмет речи) и предикат, т.е. то, что говорится о предмете речи.

В лингвистике до сих пор нет единой терминологии относительно компонентов актуального членения; нет также единого мнения языковедов в отношении лингвистического статуса самого феномена «актуальное членение». Наиболее приемлемыми и подходящими терминами нужно считать «актуальное членение предложения» и, соответственно, термины «тема» и «рема», т.к. именно они являются самыми распространенными в лингвистической литературе применительно к актуальному членению

предложения и внутренняя форма этих слов нейтральна. В пользу терминов «тема» и «рема» говорит и тот факт, что от них можно легко образовать новые абстрактные слова: «тематичность», «тематический», «рематизация», «рематизировать» и т.д.

В основе термина «актуальное членение» находятся коммуникативные отношения между участниками общения. Актуальное членение предложения - это его членение на тему и рему. Тема - предмет мысли (речи), тема данного микросообщения — предложения; рема же - предикат мысли (речи), то, что утверждается о теме.

Первая глава, состоящая из четырех разделов, посвящена способам выражения АЧП. В марийском языке обнаружены такие способы выражения актуального членения предложения, как порядок слов, отрицание и повтор.

1.1. Порядок слов.

Порядок слов является одним из распространенных способов выражения АЧП. Выделяются три закономерности нейтрального порядка слов в марийском языке:

1 .Тема располагается перед ремой, например:

Оксалан \ эн ончыч куржеш (Берлинский 1994:16) 'За деньгами | самая первая бежит'.

2.Подлежащее находится в препозиции к сказуемому:

Полем корго пеш изи (Шабдар 1975:152) 'Комната очень маленькая'.

З.Определение стоит перед определяемым словом:

Эше ик он~ай серийже уло (МЭ, «Мыйым Москваште ашнаш налнешт ыле», Белкова С, 05 04.03) 'Есть еще одна интересная серия'.

Что касается месторасположения ремы в предложении, то в марийском языке имеются как предложения с тема-рематической (Т-Р), так и с рема-тематической (Р-Т) структурой (коммуникативная инверсия и дистантный порядок слов), например:

1) Ту до - | шокшо верышше. Тушто кен~ежым \ йур ок лий (Чавайн 1980:10) 'Он (Туркестан - А К.)-\в жарком месте. Там летом | не бывает дождя' (Т-Р);

2) Bern | тушто \ щагал огыл йот йылмым туныктат (К, «Михаил Долгов: «Элын кугыжаныш безопасность органлаштыже служитлымем дене кугешнем», Суслов Е., 25.04.03) 'Ведь | там | немало иностранных языков преподают' (Р-Т-Р);

3) Тудак ] тыге ыштеи дыр (Лекайн 1955:33) 'Он же, | наверное, так сделал' (Р-Т).

1.2. Отрицание.

В марийском языке отрицание играет значительную роль в АЧП. Говоря об отрицании, мы выделяем общеотрицательные (ЕП'ЫМ \ еигак палаш т лий... (Максимов 1962:68) 'Человека | нельзя сразу узнать...') и частноотрицательные предложения (- Уке, мый \ кол кучаш огыл \ миенамыс.. (Шкетан 1991а:ЗО)'- Нет, я | не на рыбалку | ходил'). В первом предложении рема выражается группой сказуемого вигак палаш ок лий. В последнем предложении ремой является отрицаемое обстоятельство кол кучаш огыл.

В марийском языке общее отрицание образуется при помощи особого отрицательного глагола, изменяющегося по лицам, числам, временам, наклонениям, и основы повелительной формы смыслового глагола во 2 л. ед.ч., например:

1) Мый ом луд 'Я не читаю';

2) Тыйотлуд 'Ты не читаешь';

3) Me она луд 'Мы не читаем';

4) Мый школышко ынем кай 'Я не хочу идти в школу';

5) Тый школышко ынет кай 'Ты не хочешь идти в школу';

6) Оксам шп чамаие 'Не жалей денег';

7) Оксам ынышт чамане 'Пусть они не жалеют денег';

8) Me Сергейым вучен онал 'Мы Сергея не ждали' и т.д.

В примерах 1-3 глагол отрицания употреблен в настоящем времени изъявительного наклонения. В первом предложении ом - форма отрицательного глагола 1 л. ед.ч., во втором примере от - форма 2 л. ед.ч., а в третьем случае она - форма 1 л. мн.ч. В данных предложениях луд является основой повелительной формы 2 л. ед.ч. смыслового глагола лудаш 'читать'. В четвертом и пятом предложениях отрицательный глагол употребляется в форме желательного наклонения. В четвертом примере ынем - форма отрицательного глагола 1 л. ед.ч., а в пятом предложении ынет - форма отрицательного глагола 2 л. ед.ч. В данных предложениях кай — основа повелительной формы 2 л. ед.ч. глагола каяш 'идти'. В шестом и седьмом предложениях отрицательный глагол стоит в повелительном наклонении. В шестом предложении ит является формой отрицательного глагола 2 л. ед.ч , а в седьмом примере ынышт - формой отрицательного глагола 3 л. мн.ч. В обоих предложениях чамане - основа повелительной формы 2 л. ед.ч. глагола

чаманаш 'жалеть'. По-особому образуется отрицание во 2-м прошедшем времени, что показывает восьмой пример, в котором вучен является деепричастием от глагола вучаш 'ждать', а онал — отрицательным глаголом в форме 1 л. мн.ч. 2-го прошедшего времени изъявительного наклонения.

Использование особого отрицательного глагола в предложении является спецификой марийского языка. В индоевропейских языках не имеется особого отрицательного глагола. В некоторых финно-угорских языках, например, в финском, подобный глагол имеется (Хямяляйнен, Сильфверберг 1995:18; Lepasmaa 1987:13). Например:

1) Mina en osaa ruotsia 'Я не умею говорить по-шведски';

2) Sina et osaa ruotsia 'Ты не умеешь говорить по-шведски';

3) Han ei osaa ruotsia 'Он не умеет говорить по-шведски' и т.д.

Однако в финском языке отрицательный глагол обладает меньшим

количеством категорий, чем его аналог в марийском языке. Так, отрицательный глагол финского языка не изменяется по временам.

Следует отметить, что отрицательный глагол марийского языка, имея категории лица, числа, времени и наклонения, обладает определенной семантикой, т.е. грамматическими значениями.

Частное отрицание образуется посредством отрицательного слова огыл, которое является полифункциональным в системе марийского языка. Так, в общеотрицательном предложении слово огыл входит в состав сказуемого и является формой 3 л. ед.ч. отрицательного глагола, например:

А карт денемодмашыч тудо \ кудалтен кертын огыл (Лекайн 1955:23) 'А игру в карты он | бросить не смог'.

В частноотрицательных предложениях огыл выступает в неизменяемой форме и по своей функции приближается к частице русского языка не. Огыл не выражает каких-либо значений (лица, числа и др.), кроме отрицания. Например, в результате отрицания различных элементов предложения Марина mew гене тувырым урген 'Вчера Марина шила платье' наблюдаются

следующие варианты:

1) Тен~гече Марина \ тувырым урген огыл 'Вчера Марина | не шила платье';

2) Марина огыл \ тенггече тувырым урген 'Вчера шила платье | не Марина';

3) Марина \ тен~гече огьл \ тувырым урген 'Марина шила платье | не вчера';

4) Тен~гече Марина \ тувырым огыл | урген 'Вчера Марина шила | не платье'.

В этих примерах отрицаемый член выражает рему. Так, первое предложение является общеотрицательным, а ремой является группа сказуемого. Что касается частноотрицательных предложений (2-4), то в них ремой является отрицаемый член предложения и следующее за ним отрицательное слово огыл. Таким образом, в частноотрицательных предложениях слово, стоящее перед огыл, и будет ремой: во втором предложении рема выражается подлежащим Марина, в третьем -обстоятельством тегггене, а в четвертом - дополнением тувырым.

Отрицательное слово уке также является полифункциональным, т.к. в предложении оно может выступать как в функции отрицательной частицы, так и сказуемого, например:

1) Уке, тудо толын огыл 'Нет, он не пришел';

2) Мардежуке (Лекайн 19876:219) 'Ветра нет'.

Так, в первом предложении уке является отрицательной частицей, которая отрицает все предложение. Во втором примере уке выступает в функции сказуемого. Ср. приведенный выше пример с его позитивным трансформом:

Мардежуло 'Ветер есть'.

Отрицание может сочетаться с противопоставлением, например:

Чодыраште огыл, арымшудо коклаште \ кияулмаш (Сапаев 1979:184) 'Оказывается, | не в лесу, а в зарослях полыни | лежит'.

Отрицание также может сопровождаться ремовыделительными частицами, например:

Поян ен~дек \ ик гана веле огыл | сорвалаш миеныт (Лекайн 1955:67)

'Богатых людей ходили упрашивать | не раз' (доел, 'не только один раз') (выделительно-ограничительная частица веле 'только').

Отрицание, как правило, входит в состав ремы. В этой связи следует подчеркнуть следующий важный момент: если в отрицательном предложении имеются более сильные рематизаторы, действующие в ином направлении, например, ремовыделительные частицы, то отрицание ЕЮ является ремой, например:

Лачак рвезе тукым веле | ок пагале (Т) (Айгильдин 1980:56) 'Только молодое поколение | не уважает' (Т) (частицы веле и лачак 'как раз же', 'точь-в-точь же', 'в точности', 'именно').

1.3. Повтор.

Повтор также является важным способом выражения ремы. В марийском языке наблюдается повтор таких членов предложения, как обстоятельство, сказуемое, подлежащее и дополнение.

В исследуемом языке используется специфичный вид повтора: деепричастие и спрягаемый глагол, от которого образовано деепричастие, например:

Сурт коклаште пашаже | ситенак сита (Микишкин 1991:5) 'Работы по хозяйству | хватает по горло' (доел, 'хватая же, хватает');

Один из элементов повтора может быть усилен наречиями или частицами, что также является спецификой марийского языка:

Кызыт тендам инфляции | пызыренак пызыра (Артамонов 2000:362) 'Сейчас вас инфляция | очень сильно душит' (букв, 'задавливая же, задавит') (ремовыделительная частица -ак 'же', 'именно').

Повтор может быть как основным, так и дополнительным способом выражения актуального членения предложения. Как дополнительный способ повтор взаимодействует с такими способами оформления актуального членения предложения, как порядок слов, отрицание с противопоставлением и частицы.

Повтор того или иного члена предложения может выходить за рамки предложения и входить в сверхфразовое единство (СФЕ), например:

Ведат кудо гыч Чачи \ шортынак | лектг. Шортынак \ шке декше тольо... (Чавайн 1981:275) 'Из усадьбы Ведата Чачи | вся в слезах | вышла. Вся в слезах | к себе пришла (букв, 'плача').

В данном случае слово шортынак является повтором препозитивного обстоятельства образа действия смежного предложения. Благодаря этому предложения данного СФЕ семантически связаны и реципиент может правильно понять основную мысль сообщения. Вместе с тем в предложениях рема выделяется частицей -ак. Однако возникает вопрос: может ли повлиять на восприятие коммуникативной организации высказывания его предыдущий контекст? В данном случае следует ответить на этот вопрос утвердительно. Мы вновь встречаем обстоятельство шортынак и как бы возвращаемся к предыдущему предложению, мысленно проговаривая и повторяя его. Кроме того, из предконтекста известно о субъекте действия — Чачи. Абзац нельзя было бы просто начать предложением Шортынак шке декше тольо... поскольку неясно, о ком идет речь (кто пришел?). Без лексического повтора и без добавления ремовыделительной частицы -ак в высказывании произошло бы перераспределение коммуникативных акцентов. Обстоятельство расценивалось бы как тема предложения: Шортын \ шке декше тольо...

Вторая глава посвящена выражению ремы разными членами предложения в марийском языке.

В современном марийском языке подлежащее, как правило, выражает тему, а сказуемое - рему, хотя в определенных случаях формально-грамматическое и актуальное членения предложения могут не совпадать. Рема может выражаться тем или иным членом предложения или комплексно.

2.1. Подлежащее.

Подлежащее чаще всего либо является носителем темы, либо входит в состав темы. Например:

Осып | лектын кая (Шкетан 1986:58) 'Осып | уходит' (доел, 'уходя выходит').

Когда необходимо рематизировать подлежащее, применяются логическое ударение, порядок слов, отрицание, повтор или средства выделения ремы или различные комбинации вышеперечисленных средств.

Если в предложении подлежащее находится в препозиции к сказуемому, то оно не является ремой. Но когда к подлежащему присоединяются частицы, то оно становится ремой, поскольку частицы являются рематизаторами, ср.: Тунемше-влак \ушан-шотамулыт 'Ученики | умные и толковые' и Тунемше-влак гына \ ушан-шотан улыт... 'Только ученики | умные и толковые'... (ремовыделительная частица гына 'только').

В предложении с объективным порядком слов подлежащее является темой, но благодаря дистантному расположению сказуемого оно может рематизироваться, например:

Баян дене \ Степанов Иван Степанович | шокта (Арбан 1965:8) 'На баяне играет | Степанов Иван Степанович'.

Своеобразной чертой марийского языка является прямое участие личных местоимений в выражении АЧП. Когда речь идет о подлежащем, то подобно тому, как это происходит в чешском языке, по описанию В.Матезиуса, уже само появление в предложении личного местоимения в этой функции указывает на то, что в данном случае этот член предложения является ремой, поскольку иначе оно опускается, т.к. для передачи смысла достаточно глагольной флексии. Это касается личных местоимений 1 и 2 лица (19676). Например:

1) Эн ончыч | мый | тольым (МЭ, «Ача-авам удырышт кызытак чапландара», Камалетдинова Л., 08.04.03) 'Самым первым пришел |'

2) Кугурак шотышто | тый \ лият, - Петр Григорьевич йолташыжлан каласыш (Осып 1967:223) 'За старшего будешь | ты, | - сказал Петр Григорьевич товарищу'.

Если же личное местоимение в предложении не нуждается в логическом выделении или же оно не несет экспрессивно-выделительной функции, то тогда оно часто опускается, ср.:

Адакат \ кузем (К, «Прокопий Агачев», Галютин Ю., 18.04.03) 'И снова | поднимаюсь' и

Мый шке | суанвуй лиям... (Васильев 2001:25) 'Я сам | буду распорядителем свадьбы...'.

Особое место в системе исследуемого языка с точки зрения АЧП занимает определительное местоимение шке 'сам', 'сама', 'само', 'сами'. Оно может как выражать рему в функции подлежащего и дополнения, так и служить рематизатором подлежащего, ср.:

1) Кевытым \ Бондарь шке \ толеи улмаш (Дмитриев 1979:14) 'Оказывается, магазин ограбил | сам Бондарь';

2) Шкеат \ музыкым возаш толашем (Чемеков 94:149) 'И сам | пытаюсь писать музыку'.

В первом предложении шке выделяет подлежащее Бондарь, а во втором само выражает рему.

2.2. Сказуемое.

В марийском языке сказуемое, как правило, рематично. Именно оно несет на себе наибольшую смысловую нагрузку, выражая рему, например:

Йырым-йыр | пычкемыш (Гордеев 1990.44) 'Кругом | темно'.

Член предложения, стоящий по соседству со сказуемым и связанный с ним семантически, также имеет тенденцию к рематизации, будь то дополнение или обстоятельство, например:

1) Ик кечын Аля пакчаште \ Вачим ыш уж (Корнилов 1984:17) 'Однажды Аля в саду | Вачи не увидела';

2) Надя кока | й^дмучко ЫШ мале. (Соловьев 1999:10) 'Тетя Надя | всю ночь не спала'.

В первом предложении в группу сказуемого входит дополнение Вачим, а во втором - обстоятельство иуд мучко.

В марийском языке актуальное и формально-грамматическое членения предложения также могут не срвпадать. Иногда сказуемое может быть и темой, например:

Факультетып сборный командыштыжат \ шогенам (Васильев 2001:76) 'Состоял | также и в сборной команде факультета'.

В исследуемом языке в предложении может быть опущена тема, но рема обязательно наличествует. Нерасчлененными могут быть как односоставные, так и двусоставные предложения. Последние состоят из подлежащего и сказуемого. Несмотря на это, такие предложения не поддаются членению на коммуникативном уровне. Весь их состав выражает рему. В таких предложениях не наблюдается соответствия формально-грамматического членения актуальному, например:

Илен улмаш Капы к Сопром (Айгильдин 1980:64) 'Жил-был Кайык Сопром'.

В данном предложении на формально-грамматическом уровне подлежащим является Кайык Сопром, а сказуемым - илен улмаш, но с точки зрения АЧП оно не двучленно, т.е. весь его состав представляет собой рему.

Имеются предложения, тема которых опущена, но однозначно восстанавливается из контекста (неполные предложения), например:

(- Мыланем мо? Керек попъш сайлыза.) Тендан паша. (Мыланем садак «баранкым» путыраш) (Скворцов 1965:15) ('- А что мне? Хоть попа выбирайте.) Ваше дело. (Мне все равно «баранку» крутить'.).

Помимо этого, в исследуемом языке встречаются и собственно нерасчлененные высказывания с нулевой темой, например:

Коло визымшемай (Смирнов 2003:4) 'Двадцать пятое мая'.

2.3. Дополнение.

Второстепенные члены предложения могут самостоятельно выражать рему. Для ремовыражения дополнению требуются, как правило, те или иные способы оформления актуального членения предложения и средства выделения ремы, например:

Шон~го ишнчат \ МУНЫМАТ. \ шотлен ок керт (Элексейн 1955:8)

'Старые глаза-то | даже ЯЙДА | не могут сосчитать' (логическое ударение и ремовыделительная частица -am ,'тоже', 'и', 'даже').

Если дополнение выражается определительным местоимением шке, то оно, как правило, является ремой, например:

Мы и | шке денже \ мутланышым (Лекайн 1955:91) 'Я | с ним самим | разговаривал'.

Дополнение может выражать также тему предложения, например: Me шкелумнам ойлынена ыле, но тудо ешарыш:

- Тендам \ полем. (Начальник дене ужым. А кызыш кайза да ола дене палыме лийза) (Колумб 1964:10) 'Мы хотели было представиться, но он добавил:

- Вас ] знаю. (Видел у начальника. А теперь идите, посмотрите город').

В данном примере о тематичности дополнения тендам свидетельствует контекст. Из предконтекста известно, о ком идет речь, а из постконтекста можно узнать, откуда шофер знает двух приезжих (Начальник денгужъш). В данном предложении рема выражается сказуемым полем.

2.4. Обстоятельство.

Как правило, обстоятельство в марийском языке тематично. О тематичности обстоятельств свидетельствует следующий пример:

Тыщте | шкет оза ила (Емельянов 1996'12) 'Здесь | живет одинокий хозяин'.

Обстоятельство способно самостоятельно выражать рему. Для того чтобы выражать рему, обстоятельству, как и дополнению, необходимы какие-либо способы оформления актуального членения предложения и средства выделения ремы, например:

Воевода | ЭР ВЕЛЕШгына \ мален колтыш (Васин 1974:109) 'Воевода заснул | только ПОД_УТРО' (логическое ударение и ремовыделительная частица гына 'только').

2.5. Комплексное выражение ремы.

Анализ эмпирического материала позволяет установить, что рема довольно часто выражается не одним членом предложения, а комплексно, т.е. группой членов предложения, например:

Ме лесничествыште тений \ сибирский_кедрт ден лыстан_пу[нчьш щындышаш улына (Николаев 1988.4) 'Мы в лесничестве в этом году | должны посадить сибирский кедр и лиственницу' (сказуемое и однородные дополнения).

Крайне редко определение также может выражать рему. Чаще всего оно является частью темы или ремы в зависимости от того, в какую группу входит определяемое слово. Если определяемое слово находится в составе темы, то определение тематично, например:

Л мало пырдыжыште \ эртак чара удыр-шамычын картычкышт да суретышт (Артамонов 2000:6) 'А на другой стене | постоянно фотографии и картинки обнаженных девушек'.

Если же определяемое слово входит в группу ремы, то определение тоже выражает рему, например:

Кызыт нуно | Цялыштеулыт (Васин 1974:109) 'Сейчас они |

в деревне Кугу Шюрге'.

В третьей главе исследуются средства выделения ремы в марийском языке. Средства выделения ремы - это ее маркеры, которые сами в себе не

заключают рему, а лишь сигнализируют о рематиЧности того или иного члена предложения. В исследуемом языке средствами выделения ремы являются частицы и послелоги. Проведенный анализ эмпирического материала свидетельствует о том, что роль порядка слов в актуальном членении марийского предложения несколько ограниченна, ибо сказуемое в большинстве случаев замыкает предложение. Ввиду того, что порядок слов в марийском языке относительно фиксированный, в актуальном членении возрастает роль частиц и послелогов.

Частицы и послелоги марийского языка различаются по количеству выделяемых ими членов предложения. В порядке убывания они располагаются так:

1. Универсальные маркеры ремы, выделяющие любой член предложения. Эта группа представлена частицами -ак!-як 'именно', 'же'; -aml-ят 'тоже', 'и', 'даже'; вет 'ведь'; эсогыл 'хотя бы', 'даже'; веле 'только' и гына 'только'.

2. Маркеры ремы, сфера действия которых ограничивается несколькими членами предложения. К этой группе относится частица лач 'точно', 'как раз', 'в пору', 'в точности', 'точь-в-точь', которая рематизирует любой член предложения, кроме сказуемого; послелог гай 'вроде', 'подобно', 'как', 'словно', выделяющий сказуемое, дополнение и обстоятельство образа действия; частицы чылт 'совершенно', 'совсем', 'окончательно' и тувыт 'совершенно', 'совсем', выделяющие обстоятельство и сказуемое; частица теве 'вот', акцентирующая обстоятельство и подлежащее (а при добавлении к ней частиц -ак, -ыс — и сказуемое); частицы вот 'вот' и кеч 'хоть', рематизирующие дополнение и подлежащее. Послелоги дене 'подобно', 'как' и паре 'как' рематизируют либо обстоятельство образа действия, либо сказуемое.

3. Маркеры ремы, обладающие способностью выделять лишь один член предложения. Так, частицы -сАыс'ведь', 'же'; ялт 'совсем', 'совершенно', 'точь-в-точь' и керек 'хоть' маркируют лишь сказуемое, а иже 'наконец', 'только' - обстоятельство времени и места. Послелог семын 'подобно', 'по (чему-либо)', 'сообразно с чем-либо' выделяет лишь обстоятельство образа действия.

Частицы -ак/-як, -aml-ят, -ыс могут выделять рему как самостоятельно, так и входя в состав других частиц и послелогов Образуемые при этом маркеры ремы еще более усиливают рему, например: чылт - чылтак, теве -тевы£, семын - семынат.

Маркеры ремы часто взаимодействуют между собой, дополняют друг друга, усиливая таким образом рему. Особенно это касается

ремовыделительных частиц. В таких случаях нет необходимости обращаться к контексту для выявления ремы. Например:

А | вет мыят \ фронтыштоулам (Любимов 1990:60) 'A j ведь я тоже | на фронте нахожусь' (частицы вещ и -ят).

Средства выделения ремы могут функционировать не только в одном направлении, но и разнонаправленно: одна частица выделяет рему, а другая -тему. Для дешифровки компонентов АЧП, в котором частицы и послелоги действуют в разных направлениях, они рассматриваются с позиции их значимости в процессе ремовыделения. Так, наиболее сильными рематизаторами являются следующие частицы: -ак/-як, -aml-ят, вет, лач, эсогыл, теве, вот, веле, гына, иже, керек и кеч, а частицы -cl-ыс, тувыт, чылт, ялт и послелоги сравнения гай, дене, норе, семын - более слабые рематизаторы. Например:

Аракажым \ вет тендан денат \ талон але списке почеш гына пуатыс (Сапин 1996:32) 'Водку-то | ведь у вас тоже | только по талонам или спискам дают' (букв, 'дают же').

Спецификой марийского языка является одновременное использование в предложении нескольких частиц, что придает экспрессивность и выразительность высказыванию. Использование нескольких частиц представляет определенную трудность при переводе на другие языки, например, на русский, французский, немецкий и т.п. Для адекватного перевода некоторые частицы приходится опускать, при этом происходит частичная потеря яркой рематичности выделяемого слова.

Частицы занимают строго фиксированное место по отношению к выделяемому слову. Часть из них располагается в постпозиции {-ак1-як, -ami -ят, веле, гына, иже, теве, вот, -с/-ыс), а другая часть - в препозиции, предвосхищая рему и заранее привлекая внимание реципиента именно к этому члену предложения (лач, керек, кеч, тувыт, чылт, ялт). Частица вет может стоять как в препозиции, так и в постпозиции к выделяемому члену предложения.

Как показывают наблюдения над материалом, в марийском языке среди средств выделения ремы наиболее распространенными, несомненно, являются ремовыделительные частицы (91% от общего количества маркеров ремы - частиц и послелогов, содержащихся в проанализированных предложениях). По результатам количественного анализа к самым частотным ремовыделительным частицам в марийском языке относятся следующие: -ат/-ят (41% от общего количества предложений с частицами), -ак/-як (18%). Частицы веле, гына и теве имеют примерно одинаковую степень распространенности - 9%. Процентное соотношение встречаемости частиц-рематизаторов в предложении представлено в таблице 1 на с. 18.

Таблица 1.

Процентное соотношение встречаемости частиц-рематизаторов в предложении

Группа частиц Процентное соотношение встречаемости частиц-рематизаторов в предложении

Выделительно-усилительные частицы

-ат/-ят 41%

-ак/-як 18%

-с/-ыс 3%

чылт 1%

эсогыл 0,44%

ялт 0,3%

тувыт 0,1%

Выделительно-ограничительные частицы

в еле 9%

гына 9%

керек 0,5%

кеч 0,3%

Указательные частицы

теве 9%

вот 0,2%

В марийском языке среди средств выделения ремы послелоги сравнения являются менее распространенными, чем ремовыделительные частицы (9% от общего количества предложений с маркерами ремы). Однако не следует преуменьшать значение послелогов в актуальном членении предложения. Среди послелогов сравнения наиболее распространены гай (62% от общего количества предложений с послелогами сравнения) и семын (32%).

Процентное соотношение встречаемости послелогов-рематизаторов в предложении представлено в таблице 2.

Таблица 2.

Процентное соотношение встречаемости послелогов-рематизаторов в

предложении

Послелоги сравнения Процентное соотношение встречаемости послелогов-рематизаторов в предложении

гай 62%

семын 32%

дене 5%

наре 2%

Наша гипотеза о наличии в марийском языке эквивалентов особых ремовыделительных конструкций типа английского // is...that, there is, немецкого es ist...der, es gibt, португальского e...que, ha, французского c'est...qui, il у а подтверждается. С функциональной точки зрения такими эквивалентами являются ремовыделительные частицы, которые, как и вышеупомянутые конструкции, широко применяются для логического выделения какого-либо члена предложения, что является спецификой марийского языка с точки зрения АЧП.

Различные способы выражения актуального членения предложения и средства выделения ремы часто взаимодействуют между собой, дополняя друг друга, способствуя процессу ремовыражения. Так, были выявлены следующие комбинации: порядок слов и частицы, контекст и частицы, отрицание и частицы, повтор и порядок слов, повтор и отрицание с противопоставлением, повтор и частицы.

Так, например, в предложении Эсогыл АТЫТАН-ВЛАКА Т \ огыт муро (Батырбаев 1992:92) 'Даже и ПЕТУХИ | не поют' рема выделяется

частицами эсогыл 'хотя бы', 'даже'; -am 'тоже', 'и', 'даже' и сопровождается в устной речи логическим ударением.

Критериями определения темы и ремы, т.е. актуального членения предложения, в марийском языке служат:

1) контекстуальный критерий;

2) критерий латентных вопросов;

3) критерий утвердительной и отрицательной модальности;

4) ремовыделительные частицы;

5) порядок слов.

1. В марийском языке роль контекста в определении тема-рематической структуры предложения велика, т.к. он позволяет более точно выявить рему. В отдельных случаях контекст как критерий выявления актуального членения предложения дополняется инверсией, а также ремовыделительными частицами. Нередко контекст оказывается единственным критерием определения компонентов актуального членения предложения. Например:

(- Прокурор йолташ, кеч-мом ойпыза, аварийым Силантъевак ыштен.

— Иктаж у материал уло мо ?)

— Оршанка райкоммунхоз гыч Силантьев нерген | пеш сай справка толын (Ындыже мыйын вес шонымаш уке, титаканже тудак

— Ида вашке, ида вашке Паледа вет, вашке паша важык кая Поснак мешан пашаште тыге лиеда Титакан огыл гын, вескана мо шинча дет ончалат7) (Музуров 1986:10) '- Товарищ прокурор» что бы вы ни говорили, виновник аварии именно Силантьев.

— Есть ли какой-нибудь новый материал?

— Из Оршанского райкоммунхоза о Силантьеве | пришла очень хорошая справка. (Теперь-то у меня других предположений, нет, виноват-то именно он.

— Не спешите, не спешите. Знаете ведь, торопливая работа вкривь идет. Особенно в нашей работе так случается. А если не виноват, то в следующий раз какими глазами будешь смотреть?').

2. Подчас единственным формальным критерием, используемым при расчленении высказывания на коммуникативные составляющие, является постановка латентного или явного вопроса, который ставится к предложению в целях выявления ремы. Часть предложения, служащая ответом на этот вопрос, и будет ремой. Например, ср.:

1) - Кб школым ыштен? 'Кто построил школу?'

- Техник | школым ыштен 'Техник | построил школу';

2) -Мом техник ыштен? 'Что техник построил?'

- Техник | школым | ыштен 'Техник построил | школу'.

3. Помимо метода латентных вопросов применим также метод построения двучленной парадигмы, в основе которого лежит противопоставление высказываний с утвердительной и отрицательной модальностью, например:

1. Шемер Микуш \ устелтдрыштд шинча (Лекайн 19876:466) 'Рабочий Микуш | сидит за столом'.

—* Шемер Микупа \ устелтдрыштд ок шинче 'Рабочий Микуш | не сидит за столом'.

2. Шемер Микуш \ устелтдрыштд \ шинча 'Рабочий Микуш сидит | за столом'.

—* Шемер Микуш \ устелтдрыштд огыл ] шинча 'Рабочий Микуш сидит | не за столом'.

3. Шемер Микуш \ устелтдрыштд шинча 'Рабочий Микуш |

сидит за столом'.

—*■ Шемер Микуш огыл \ устелтдрыштд шинча 'Не рабочий Микуш | сидит за столом'.

В этих примерах отрицаемые члены предложения являются ремой.

4. Интонация имеет большое значение в устной речи. В письменной же речи нельзя положиться на просодический критерий. Несмотря на это, автор работы полагает, что логическое ударение падает на слово с ремовыделительной частицей, например:

ЙОКОРША гына \ нимом ок пелеште (Сапин 1996:46) 'Только ЙОКОРША | ничего не произносит' (выделительно-ограничительная частица гына 'только').

5. Критерием может служить также порядок слов. При нейтральном порядке слов высказывание строится от темы к реме. Следовательно, члены предложения, находящиеся в конце предложения, выражают рему:

Мый гын | йдсым чытем 'А я | трудности выдерживаю'.

В заключении обобщаются результаты диссертационного исследования и формулируются основные выводы.

Таким образом, в марийском языке основными способами выражения актуального членения предложения являются порядок слов, отрицание и повтор.

В исследуемом языке встречаются как предложения с тема-рематической, так и с рема-тематической структурой (коммуникативная инверсия и дистантный порядок).

Отрицание, как правило, выражает рему марийского предложения. В общеотрицательном предложении используется особый отрицательный глагол, что является спецификой марийского языка. Частноотрицательное предложение образуется посредством полифункционального слова огыл. Полифункциональным также является отрицательное слово уке.

В марийском языке в предложении наблюдается повтор того или иного члена предложения. Специфичным видом повтора является конструкция «деепричастие+спрягаемый глагол».

В исследуемом языке подлежащее, как правило, выражает тему, а сказуемое - рему, хотя в определенных случаях формально-грамматическое и актуальное членения предложения могут не совпадать. Рема может выражаться тем или иным членом предложения или комплексно.

В предложении с объективным порядком слов подлежащее является темой, но благодаря дистантному расположению сказуемого либо присоединению частиц оно может рематизироваться. Своеобразной чертой марийского языка является прямое участие личных местоимений в выражении АЧП. Определительное местоимение гике может само быть ремой, а также может служить рематизатором.

Второстепенные члены предложения могут самостоятельно выражать рему. В предложении рема часто выражается комплексно, т.е. группой членов предложения. В исследуемом языке в предложении тема может быть опущена, но рема обязательно наличествует.

Средства выделения ремы - это ее маркеры, которые сами в себе не заключают рему, а лишь логически подчеркивают тот или иной член предложения. Роль порядка слов в актуальном членении марийского предложения несколько ограниченна, ибо сказуемое находится в большинстве случаев на последнем месте. Ввиду того что порядок слов в марийском языке относительно фиксированный, в актуальном членении возрастает роль частиц и послелогов.

Частицы и послелоги марийского языка различаются как по количеству маркируемых ими членов предложения, так и по их значимости в процессе ремовыделения. Наиболее распространенными частицами являются частицы -ат/-ят и -ак/-лк, г послелогами - гай и семын. Среди средств выделения

ремы к наиболее распространенным относятся ремовыделительные частицы. Частицы -ат/-ят, -ак/-як и -ыс могут выделять рему как самостоятельно, так и входя в состав других частиц и послелогов. Образуемые при этом маркеры ремы еще более усиливают рему. Спецификой марийского языка является одновременное использование в предложении нескольких частиц, которые могут функционировать не только в одном направлении, но и разнонаправленно.

В марийском языке различные способы оформления АЧП и средства выделения ремы часто взаимодействуют между собой, дополняя друг друга, способствуя процессу ремовыражения.

Актуальное членение предложения является лингвистической универсалией. Основные средства реализации АЧП в разных языках могут варьироваться, т.к. они определяются грамматическим строем языка. Так, например, в романо-германских языках значительную роль в актуальном членении предложения играют особые ремовыделительные конструкции, а также артикли, а в марийском языке - ремовыделительные частицы и послелоги.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Казыро А.Л. О терминологии применительно к актуальному членению предложения/ А.Л.Казыро // Современные технологии обучения иностранным языкам. Материалы IV-V республиканских научно-практических конференций. - Йошкар-Ола: Mari, 2001. - С. 26-SS.

2. Казыро А.Л. Выражение ремы в марийском и французском языках/ А.Л.Казыро // Национальные концептосферы в свете лингвистики и обще гуманитарных дисциплин. Материалы III региональной конференции (с международным участием) по проблемам межкультурной коммуникации. (Йошкар-Ола, 15 марта 2004 г.) -Йошкар-Ола: МГПИ, МарГТУ, 2004. - С. 118-120.

S. Kazyro A.L. Context and rheme expression in Mari. - WEB-FU [Wiener elektronische Beitrage des Instituts fur Finno-Ugristik] Context and rheme expression in Mari / A.L.Kazyro. // WEB-FU [Wiener elektronische Beitrage des Instituts fur Finno-Ugristik] http://webfu.univie.ac.at/texte/kazyro.pdf. - Sc.

4. Казыро А.Л. Послелоги сравнения как средства выделения ремы в марийском языке l А.Л.Казыро // Труды Института финноугроведения. Вып. 1. сб.статей / Научн.ред. И.С.Галкин. - Йошкар-Ола: МарГУ, 2004, - С35^6.

Отпечатано с готового оригинал-макета ООП Марийского государственного университета 424001, г Йошкар-Ола, пл Ленина, 1

Подписано в печать 8 02 2005 г Формат 60x84/16 Уел печ л 1 16 Тираж 100 Заказ № 1579

22 :;;?г::5

 

Оглавление научной работы автор диссертации — кандидат филологических наук Казыро, Алексей Леонидович

 

Введение диссертации2005 год, автореферат по филологии, Казыро, Алексей Леонидович

 

Заключение научной работыдиссертация на тему "Выражение ремы в простом повествовательном предложении современного марийского языка"

 

Список научной литературыКазыро, Алексей Леонидович, диссертация по теме "Языки народов зарубежных стран Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии"