автореферат диссертации по истории, специальность ВАК РФ 07.00.02
диссертация на тему:
Теократическое движение в Хоринском ведомстве Бурятии

  • Год: 2008
  • Автор научной работы: Дарибазарон, Эрхэтэ Чимитдоржиевич
  • Ученая cтепень: кандидат исторических наук
  • Место защиты диссертации: Улан-Удэ
  • Код cпециальности ВАК: 07.00.02
Диссертация по истории на тему 'Теократическое движение в Хоринском ведомстве Бурятии'

Полный текст автореферата диссертации по теме "Теократическое движение в Хоринском ведомстве Бурятии"

На правах рукописи

ио3168Ю4 ДАРИБАЗАРОН Эрхэтэ Чимитдоржиевич

ТЕОКРАТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ХОРИНСКОМ ВЕДОМСТВЕ БУРЯТИИ (1919 -1926 гг.)

07.00.02 - отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

О 6 ^Дл 2338

Улан-Удэ 200$

003168104

Работа выполнена в отделе истории, этнологии и социологии Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения РАН

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Чимитдоржиев Ширап Бодиевич

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Лепехов Сергей Юрьевич

кандидат исторических наук, доцент Кузнецов Виктор Васильевич

Ведущая организация: ГОУ ВПО

«Бурятский государственный университет»

Защита состоится 15 мая 2008 г в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 003 027 01 при Институте монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН по адресу. 670047, г Улан-Удэ, ул Сахьяновой, 6

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Бурятского научного центра СО РАН (670047, г Улан-Удэ, ул Сахьяновой, 6)

Автореферат разослан 14 апреля 2008 г

Ученый секретарь

диссертационного совета Жамсуева Д С.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы обусловлена потребностями современного этапа развития науки, предполагающими углубленное изучение истории тех вопросов, которые в силу различных обстоятельств остались либо не до конца, либо вовсе не исследованными

Советская историография, находясь под жестким идеологическим контролем, не вполне адекватно отражала происходившие явления, процессы, события, создавая впечатляющие пропагандистские конструкции Для постсоветской историографии, относящейся преимущественно к первой половине 90-х годов XX века, в большей степени характерен разоблачительный пафос советского периода отечественной истории Вторая половина 1990-х и 2000-е годы стали довольно продуктивными в смысле углубленного изучения отечественной истории, в том числе и ее регионального компонента По ряду причин можно говорить и о новом качестве исследований последних лет Во-первых, это значительно более широкое, чем прежде, использование архивных материалов Во-вторых, теоретическое и методологическое отставание, характерное для большинства работ советского периода, сегодня, кажется, уходит в прошлое.

С конца 80-х годов XX века в рамках возрожденческого движения продолжается переосмысление исторического прошлого и переоценка культурного наследия Пробуждающееся национальное самосознание, стремление возродить язык и традиционную культуру, определить реальный статус нации в современном мире пробудили интерес к историческим знаниям, к деятельности ярких представителей прошлых эпох В этот период усилиями ученых была восстановлена историческая правда об имевших место событиях, возвращены забытые и полузабытые имена таких выдающихся деятелей, как Ц Жамцарано, Э -Д Ринчино, Э -X Гальши-ев, А Доржиев В этом ряду стоит имя Лубсан-Сандана Цыденова, организатора и лидера теократического движения в Хоринском ведомстве, жизнь и деятельность которого до сегодняшних дней была изучена крайне слабо

Избранная нами тема - теократическое (балагатское) движение в Хоринском ведомстве в 1919-1926 гг - практически относится к «белым пятнам» в отечественной истории Отсюда - ее несомненная актуальность.

Степень изученности

Как уже отмечалось, данная тема почти не исследована в отечественной историографии Отдельные ее аспекты затронуты в работах Г. Отрепьева, А.Матюна, В. Гирченко,А Долотова,П Хаптаева, опубликованных в 19201930-х гг Интерес представляют документы Бурнацкома, Бурнардумы,

Верхнеудинского Совета и исполкома общественных организаций, использованных В Гирченка и П. Хапгаевым Однако в публикациях перечисленных авторов содержатся лишь разрозненные материалы, так или иначе затрагивающие проблемы теократического движения в Хоринском ведомстве, нет их анализа.

Следует отметить, что в исторической литературе советских времен ба-лагатское движение преподносилось в искаженном виде, как реакционное, направленное на создание антинародного теократического обособленного государства Так, в двухтомной «Истории Бурятской АССР» утверждается, чт о «теократическое (балагатское) движение было реакционным, антинародным, имевшим целью защиту интересов нойонов и лам, добивавшихся захвата власти в свои руки» Это и неудивительно, потому что академическое издание, опубликованное в 1959 г, было выдержано в духе официальных идеологических установок на основе существовавшей методологии Подобное бездоказательные утверждения, превратившись в застывшую догму, перекочевывали из одной книги в другую

Это же можно сказать и об «Очерках истории Бурятской областной организации КПСС», в которой отмечалось, что «это была борьба реакционных и эксплуататорских элементов против демократических и революционных преобразований бурятского общества Трудовые же массы пошли за коммунистами и с радостью приветствовали создание автономных областей»

В монографических исследованиях П Т Хаптаева, опубликованных в 1960-е гг., приведены неизвестные ранее архивные материалы, но анализ событий и действий лидеров теократического (балагатского) движения выдержаны в основном в негативном плане

Некоторые сведения о теократическом движении в Хоринском ведомстве содержагся в работах Н Д Шулунова, Ф М Шулунова, А А Вартановой, Б Д Цибикова

Новый этап в изучении отечественной истории начинается с 1990-х гг В 2000-е гг в научный оборот вводятся закрытые прежде документы, архивные источники.

Отдельные стороны изучаемой проблемы были затронуты в работах К М Герасимовой, С Ю Лепехова, В Б Базаржапова, А Н. Кочетова, В А. Демидова и В В Демидова, Л Б Жабаевой, А А. Елаева, В М Монтлевича, Ц-Х В Очировой и Н В Цыремпилова, П. Балдандоржийна, А Матвеева, Д Л Баяртуевой, А М Стрелкова, В В Бабакова В целом для этих работ характерно стремление к объективному подходу. Так, по словам известного ученого-религиоведа К М. Герасимовой, «политические определения теократического (балагатского) движения как "контрреволюционного", "антисоветского", "этноцентрийского", "националистического", "сепаратист-

ского" - несправедливы, поскольку огульные обвинения и расхожие политические ярлыки неприменимы для выяснения объективной исторической природы этого движения»

Философский анализ теократического движения хоринских бурят сделан С Ю. Лепеховым Нельзя не согласиться с его оценкой движения как «"прибежища", которого в условиях жестокой гражданской войны искали хоринцы (в полном соответствии с формулой: "Прошу прибежища у Будды, прошу прибежища у Дхармы, прошу прибежища у Сангхи"), носило характер вступления под защиту ценностей и норм буддийской цивилизации. Поэтому здесь не было и не могло быть никаких этноцентристских, националистических сепаратистских стремлений, поскольку они как раз находятся в резком противоречии с духом и буквой принципов буд дийской цивилизации, для которой национальные и государственные границы не имеют никакого особого значения»

В пятом выпуске серийного издания «Выдающиеся бурятские деятель» опубликована статья Э Ч Дарибазарона и Ш.Б Чимитдоржиева «Сандзн Цыденов», в которой авторы на основе архивных материалов опровергают утверждение об антинародном характере балагатского движения

Указанный период характерен широкой издательской деятельностью по проблемам буддизма в Бурятии в целом Нами собраны и расставлены в единый логический ряд статьи, опубликованные в республиканских и областных газетах на русском, бурятском и других языках, в которых содержатся материалы по нашей теме. В материалах, опубликованных в последнее десятилетие, находим упоминания о Хоринском теократическом (балагатском) движении, о его лидере Лубсан-Сандане Цьщенове. Имя Л -С Цы-денова справедливо вернули из исторического забытья, прежде всего, местные периодические издания Следует отметить, что авторы этих публикаций пытаются по-новому взглянуть на проблему теократического (балагатского) движения, находят в этом движении немало позитивного, положительного В них наметилась тенденция объективного взгляда на теократическое (балагатское) движение

Несомненный интерес представляют произведения художественной литературы, освещающие исторические события 1920-х гг в Бурятии. Это роман Ц Р Галанова «Хун шубуун» (Мать-лебедица), (Улан-Удэ , 1975,2003), повесть Ц -Д Дамдинжапова «Дуугэй ами наЬан» (Судьба брата), (Улан-Удэ Бур кн изд-во, 1975), роман-хроника И Е Тугутова «На четырех ветрах» (М Современник, 1981)

Таким образом, историографический анализ отечественной литературы по проблеме теократического (балагатского) движения в целом позволяет сделать вывод, что его история в Хоринском ведомстве в 1919-1926 гг. и жизнедеятельность Л -С Цыденова еще не стали предметом исчерпываю-

щего научного исследования и остро нуждаются в научно-теоретической разработке

Целью работы является исследование зарождения и развития теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве (аймаке) Бурятии в 1919-1926 гг, сложного и противоречивого процесса в истории хоринс-ких бурят

Исходя из поставленной цели, определены следующие задачи

- показать политические предпосылки зарождения теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве,

- проанализировать политическое и экономическое положение Хоринс-кого ведомства (аймака) в 1920-х гг,

- рассмотреть вопросы идейного и организационного оформления теократического (балагатского) движения хоринских бурят, показать развитие движения, выявить его особенности,

- рассмотреть жизнь и деятельность религиозного деятеля Лубсан-Сандана Цыденова, руководителя теократического движения в Хоринском аймаке,

- показать ход, дать оценку вооруженному противостоянию балагатов-теократов и властей в 1922-1926 гг;

- сформулировать выводы, вытекающие из анализа поставленной проблемы

Объектом исследования является история теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве (аймаке) Бурятии в 1919-1926 гг

Предмет исследования - зарождение и развитие теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве (аймаке) Бурятии в 1919-1926 гг

Хронологические рамки диссертации ограничены периодом с 1919 по 1926 г Начальная временная граница связана с зарождением теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве против принудительного призыва бурятской молодежи в ряды «Сагаан сагда» Конечная грань определяется тем, что в 1926 г были подавлены последние вооруженные выступления балагатов-теократов

Территориальные рамки исследования включают границы Бурятии с учетом административно-территориальных изменений, произошедших в рассматриваемый период (Западное Забайкалье, совпадающее в основном с современной территорией Республики Бурятия, образование Бурят-Монгольских автономных областей ДВР и РСФСР, образование Бурят-Монгольской АССР)

Методологическая основа исследования

При написании диссертации широко применялся распространенный в исторической науке принцип историзма, который не допускает модернизации исторических процессов и событий, но позволяет видеть их в реальном развитии и взаимосвязи, и принцип объективности, который ориенти-

рует исследователя на всесторонний адекватный анализ и оценку фактов в их совокупности и целостности

При анализе проблем, связанных с изучением теократического (балагатс-кого) движения в Хоринском ведомстве, использовались сравнительно-исторический и ретроспективный методы, методы сопоставления, анализа и обобщения различных научных взглядов и гипотез Выбор методов исследования определялся имеющейся источниковой базой, логикой изложения материала и, наконец, стремлением автора максимально убедительно и объективно раскрыть тему диссертационной работы

Источниковую базу работы составили архивные материалы, собрания официальных документов по истории бурятского национального и религиозного движения

Прежде всего, следует назвать документальные материалы Национального архива Республики Бурятия (НАРБ), Центра восточных рукописей и ксилографов Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН (ЦВРК ИМБТ СО РАН), фондов Музея истории Бурятии им М Н. Ханга-лова К исследованию привлекались следственные дела, извлеченные из архива Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Республике Бурятия (Архив Управления ФСБ РФ по РБ), документальные материалы Государственного архива Читинской области (ГАЧО)

В НАРБе - это директивные, организационно-распорядительные, отчетно-информационные и аналитические документы партийных и советских органов разного уровня, в которых содержатся ценные данные, освещающие борьбу с теократическим (балагатским) движением в Хоринском ведомстве в 1919-1926 гг Данные НАРБа также включают в себя различные документы институтов буддийской церкви в Бурятии (дацанов, дуганов, религиозных образований верующих), их переписку с государственными и светскими учреждениями и организациями Часть из них написана на монгольском языке

Так, из использованных автором архивных документов наибольшую ценность для нашей работы представляли материалы следующих фондов-ф 483 (Бурятский Национальный комитет), ф 484 (Общебурятский нар-ревком), ф р. 248с (Совет Народных комиссаров), ф р 278 (Управление Бурят-Монгольской Автономной области ДВР), ф.р 994 (Хоринское аймачное управление /1921-1922/), фр 1706 (Кижингинский ревком /1921-1923/), ф р 11 (Хоринский нарревком /1920-1922Г), ф.р. 151 (Отдел милиции Хо-ринского аймисполкома /1920-1938/), ф 470 (Кудунский /Кижингинский/ дицан /1831-1936/), фр 1759 (ф Шулунова НД., доктора исторических наук), ф р. 127 (ф Иванова Д.М , журналиста, члена КПСС с 1920 г), ф р 1746 (ф Эрдынеева Ц Э, участника борьбы за власть Советов, ветера-

на труда, персонального пенсионера, краеведа), ф 305 (Народная дума бурят-монгол Восточной Сибири - Бурнардума), ф. 711с.

В фонде № 483 (Бурятский Национальный комитет) сосредоточены документы, отражающие ход общенациональных съездов бурят, областных, г/бернских, аймачных съездов, хошунных, сомонных собраний, протоколы заседаний Бурнацкома, его Иркутского отдела В делах фонда содержатся документы, материалы, переписка Бурнацкома с различными органами, учреждениями, общественными организациями, отдельными лицами и их группами по самым различным вопросам - по вопросам административной, хозяйственной, военной, финансовой, земельной, социальной, национальной политики

В фонде № 151 (Хоринская аймачная милиция) содержатся следственные документы, заведенные по фактам различных проявлений теократического (балагатского) движения Наиболее ценным из них является дело 364 - «О теократическом движении среди бурят Бодонгутского, Цаганс-кого и Хальбинского хошунов Хоринского аймака»

Автором также обработаны и проанализированы материалы и других фондов НАРБа ф р 643 (Агван Доржиев - представитель Тибета в СССР, панит-хамбо,/1853-1938/), ф р 415 (Хоринская земская аймачная управа /1917-1920/), фр 1514 (Хоринское аймачное управление /1918-1925/), фр 386 (Хоринская дума/1918-1920/), ф 459 (Ширетуй Чесанского дацана/1846-1929/), фр 905 (Хоринская аймачная управа/1917-1918/), ф 704 (Правительственный Эмиссариат Прибайкальской области), ф 21, ф 408, ф 474, ф 476.

В бывшем партийном архиве Бурятского обкома КПСС наибольшую ценность для нашей работы представляют материалы ф 1-п (Бурят-Мон-юльский Областной комитет ВКП /б/), ф 34-п (Хоринский аймачный комитет ВКП /б/ Бурят-Монгольской АССР)

Документальные материалы по теократическому движению хранятся в фондах ЦВРК ИМБТ СО РАН д 636 (Архив Лубсан-Сандана Цыденова), д 299, д 318 (Рукописи Ц Очиржапова), д 2408 (Рукописи Ц Эрдынеева), д 316 (Из истории Кижингинского дацана)

Привлечены документы из фондов Музея истории Бурятии им М Н Хангалова В ф 9644 хранится рукопись Ц Очиржапова «Теократи-ческо-балагатское движение и бандитизм по Хоринскому аймаку (в 19171927 гг)» Во Временном фонде - Инв № 422 (Оригинальный тибетский текст поэмы Л -С. Цыденова «Лечу по небу» /Оу1агуш-с1иг ш\ чипет/ Улан-Удэ, 1936) В этом же деле имеется машинописная рукопись сотрудника Антирелигиозного Музея Б Жигмидона «Контрреволюция под маской те-ократизма (Балагатчина) Экспозиция Антирелигиозного Музея» - истори-

ческое введение к концепции выставки, посвященное личности Л.-С Цы-денова и возглавленному им движению. Также, на наш взгляд, интересными являются д 58 (Дневник Шойванова Жамьяна времен теократического движения среди бурят Хоринского аймака 1919 г), рукопись Б Ванникова «Теократизм - демагогическая авантюра обреченных».

В архиве Управления ФСБ РФ по РБ - это следственные дела на лидеров теократического движения, заведенные Бурят-Монгольским Областным Отделом ОГПУ (БМОООГПУ), до последнего времени практически недоступные для исследователей № 5565/с в отношении лидера теократического движения Лубсан-Сандана Цыденова, № 6020/с в отношении Бадмацн-рена Бониева и др (всего 10 человек), № 1836/с в отношении Сандылык Гончикдараева, № 7962/с в отношении Аюши Очирова и др., № 4020/с в отношении Бэликто Дымбрылова

Некоторые материалы по рассматриваемой проблеме отложились в ф 16 с, ф. 1 общ Государственного архива Читинской области (ГАЧО).

В данных архивах изучены материалы более тридцати фондов. Многие из этих документов впервые вводятся в научный оборот

Определенную ценность как исторический источник по рассматриваемой теме представляют и материалы периодической печати На страницах республиканских, краевых и областных газет были опубликованы статьи и письма, касающиеся вопросов теократического (балагатского) движения Эти материалы не только дополняют имеющиеся документы архивов, но и служат нередко в качестве важных документальных источников

Подобные материалы содержат газеты, издававшиеся в Верхнеудинсье и Чите «Вестник ДВР», «Прибайкальская правда», «Дальневосточный телеграф», «Дальневосточный путь», «Дальневосточная правда», «Дальневосточная республика», «Прибайкальский край» К исследованию также привлекались местные периодические издания разных лет. «Бурят-Монгольская правда», «Правда Бурятии», «Бурятия», «Буряад-Монголой унэн», «Буряад унэн» Эти материалы позволяют проследить многие явления и события, непосредственно относящиеся к данной теме

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней впервые проведен исторический анализ теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве Бурятии в 1919-1926 гг, которое рассматривается в системном плане, комплексно в тесной связи с биографиями наиболее активных деятелей этого движения Исследование помогло вскрыть некоторые ранее тенденциозно освещавшиеся моменты в истории теократического движения, позволило также выявить истоки его самобытного развития. В работе использованы новые архивные материалы, ранее не вводившиеся в научный оборот История теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве рассматривается в контексте политической истории Бурятии 1920-х гг

Практическая значимость

.Диссертация имеет не только научное, но и практическое значение. Материалы и выводы, имеющиеся в работе, могут быть использованы при подготовке нового издания «Истории Бурятии» и других научных работ, учебных пособий, при подготовке лекций и практических занятий по история Отечества, в спецкурсах и спецсеминарах по истории Бурятии в высших и средних специальных учебных заведениях

Апробация работы

Диссертация прошла предварительное обсуждение на заседании Отдела истории, этнологии и социологии ИМБТ СО РАН Основные положения диссертации изложены в научных докладах на международных и региональных конференциях «Цыбиковские чтения-7» (Улан-Удэ, 1998), «Молодежь и научно-технический прогресс» (Владивосток, 1998), «Проблемы истории и культуры кочевых цивилизаций Центральной Азии» (Улан-Удэ, 2000), «Актуальные проблемы бурятского языка, литературы, истории» (Иркутск, 2000). По теме диссертации опубликовано 10 научных работ, в т ч монография «Теократическое движение в Хоринском ведомстве Бурятии (1919-1926 гг)» (Улан-Удэ Изд-во БГУ 2008), общим объемом 14,65 п л

Структура диссертации

Диссертация состоит состоит из Введения, трех глав с примечаниями, Заключения, библиографического списка источников и литературы

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается аюуальность темы диссертационного исследования, подробно анализируется ключевой религиоведческий термин нашей работы - «теократия» Отражены степень изученности темы, источ-никовая база и методология исследования Сформулированы цель и задачи, объект и предмет исследования, территориальные и хронологические рамки, новизна и практическая ценность работы

Первая глава «Бурятия в годы революций и гражданской войны» состоит из двух параграфов. В главе рассмотрены условия зарождения и развития теократического движения в Хоринском ведомстве Бурятии в 19191926 гг

В первом параграфе, посвященном политическому положению в регионе, рассматриваются предпосылки развития национального движения в Бурятии после февральской революции и создание системы органов национального самоуправления, отражены предпосылки зарождения общемонгольского движения, которое в исторической литературе получило название «панмонгольское движение» Как свидетельствуют источники, сразу же после получения известий о победе февральской революции во многих местах Бурятии были организованы выступления с требованиями орга-

низации национального самоуправления, решения насущных для населения вопросов экономики, культуры и просвещения.

Лидеры бурятского национального движения сумели превратить стихийные выступления широких бурятских масс в организованную борьбу за автономию. На местах среди населения проходили собрания, сходы, которые принимали наказы на Общебурятские съезды, готовившиеся национальными общественными деятелями В различных регионах Бурятии происходили движения, выдвигавшие этнонациональные, демократические требования, известные по названиям местностей и именам их лидеров ханха-саевское движение в Эхирит-Булагатском аймаке, хилгавайское в Баргу-зинском, абидуевское движение в Селенгинском, догойское в Агинском аймаке Наиболее крупным было теократическое (балагатское) движение во главе с ламой Лубсан-Санданом Цыденовым в Хоринском аймаке, которое явилось наглядным свидетельством того, что в рассматриваемый период в бурятском обществе важнейшую роль играл религиозный фактор

После февральской революции 1917 г. в Бурятии возникли национальные органы местного самоуправления - Бурятский национальный комитет (Бур-нацком), аймачные, хошунные, сомонные комитеты, которые являлись национальными органами самоуправления, организациями административного устройства и объединения бурятского народа Бурятская национальная организация, ее органы на местах продолжали функционировать, сохраняли свою организационную структуру и в период революционных потрясений, и в период гражданской войны и иностранной интервенции. Но бурятское национальное движение вынуждено было, учитывая обстановку и расстановку политических сил в регионе, в конкретно-исторических условиях маневрировать, менять формы и методы действий

Октябрьскую революцию Бурнацком воспринял отрицательно, потому что был разогнан единственный, по его мнению, легитимный орган власти в стране, выбранный всеобщим демократическим голосованием - Учредительное собрание Поэтому он счел себя вправе оградить бурят от новой власти, защитить еще не окрепшие органы национального самоуправления Бурнацком пытался проводить прежнюю политику при новой власти На фоне его неопределенных взаимоотношений с советской властью активизировалось движение станичников (сторонников сохранения казачества) и антиаймачников Они, используя политику советской власти, направленную на ликвидацию земских учреждений, добивались замены аймаков и хошунов на Степные думы и станичные управления

Советская власть проводила в отношении Бурнацкома противоречивую политику С одной стороны, пыталась ликвидировать бурятские органы самоуправления (аймачные земские управы), с другой - декларировало право наций на самоопределение Такая политика приводила зачастую к

анархии на местном уровне в отношении бурятского населения Особенностью первого периода советской власти в Бурятии было то, что некоторые совдепы, проводившие в отношении бурятского населения политику ущемления элементарных прав, вплоть до расправ с активистами, часто не подчинялись высшим советским органам Защитить себя Бурнацком не мог, т к не имел собственных вооруженных сил.

На третьем съезде сельских депутатов Забайкальской области (март-апрель 1918 г) было принято решение организовать отряды самообороны Это было вызвано насилиями и захватами бурятских земель В апреле того же года была обнародована платформа Бурнацкома «Ко всем бурят-монголам'», которая призывала начать борьбу за примирение и объединение всех политических сил Бурятии Она имела антисоветскую направленность

29 мая 1918 г Бурнацком принял постановление о частичной мобилизации бурятской молодежи на военную службу, о призыве 700 человек в аймачные конные отряды самообороны «Улаан сагда» из Агинского, Баргу-зинского, Селенгинского и Хоринского аймаков. Однако из-за протеста бурятского населения полной мобилизации не получилось

Бурнацком выражал недовольство действиями Советов В обстановке «гриумфального шествия» Советской власти (конец 1917 - начало 1918 г) Бурнацкому удалось добиться признания советской властью его в качестве правового органа

После Октябрьской революции, в период господства атамана Семенова, Бурнацком сумел сохранить национальные органы управления После временного падения советской власти в Восточной Сибири в августе 1918 г общественно-политическая обстановка заставила бурятских национальных лидеров пойти на компромисс и сотрудничество с новой властью Бурнацком старался использовать любые средства для достижения главной цели -создания бурятской государственности

Лидеры бурятского национального движения в период февральской и октябрьской революций не успели обеспечить Бурятии национальной автономии, хотя в этом направлении сделали немало выделили бурят территориально в пределах прежних ведомств, создали аймачные, хошунные, со-монные исполкомы, приступили к организации вооруженных отрядов -цагда

В период семеновщины политическая линия Бурнацкома была адаптирована к изменениям общей политической обстановки в регионе Бурнацком перешел к политике формального признания власти Колчака в Сибири и власти Семенова в Забайкалье, так как решение стратегической национальной задачи - создания бурятской автономии - зависело от новой власти Бурятские национальные учреждения сохранили свою организационную структуру Исходя из обстановки в регионе, Бурнацком был переиме-

нован в Бурятскую народную думу (Бурнардуму) на ноябрьском Верхне-удинском съезде 1918 г

В годы гражданской войны и интервенции в Забайкалье, в условиях «красного» и «белого» террора, когда бурятское население было лишено элементарных прав и свобод и оказалось в невыносимо тяжелых условиях, развернулось движение на сближение бурят с монгольским населением соседних территорий - Халха-Монголии и Южной Монголии. Неопределенность будущего бурятского народа и его автономии в рамках Российского государства, раздираемого классовой борьбой и гражданской войной, заставила искать обретение собственной государственности путем объединения монголоязычных народов

Лидеры бурятского национального движения, а также наиболее зрелые и активные в общественно-политическом отношении интеллектуальные силы бурятского общества поддерживали идею общемонгольского движения, которое в исторической литературе получило название «панмонгольс-кого» Идею этого движения одобряли и поддерживали и религиозные деятели, в том числе участники теократического движения в Хоринском ведомстве (аймаке) Бурятии.

Как известно, в начале 1919 г. в Чите состоялась панмонгольская конференция, в работе которой принимали участие бурятские делегаты Конференция приняла решение о создании Монголын Нэгдсэн Нармай Улас (Единого Монгольского государства) и его Временного правительства

Условия гражданской войны, бесконечные конфликты, охватившие Б/-рятию, явились основными причинами неудачи развернувшегося тогда пай-монгольского движения Идеи политической консолидации монголоязычных народов в единое государство оказались неосуществимы

В конце октября 1918 г атаманом Семеновым был издан указ о мобилизации в ряды его армии молодежи из среды казачества и русского крестьянства Затем им был подписан указ о призыве молодых бурят, а Бурнарду-ма вынуждена была поддержать эту инициативу Состоявшийся в ноябре 1918 г Общебурятский съезд принял пост ановление о мобилизации на военную службу 2000 человек из Агинского, Селенгинского, Хоринского и Бар-гузинского аймаков

Бурнардума, реализуя постановление ноябрьского Общебурятского съезда, распространила воззвание о формировании двух национальных полков «Сагаан сагда» (Бурят-монгольских бригад «Зорикто-батор») для охраны интересов бурят-монгольского народа Как известно, в царское время буряты не призывались на военную службу Правда, те бурятские роды, которые были приписаны к казачьему сословию, участвовали в охране границ В годы Первой мировой войны большая группа молодых бурят была мобилизована на тыловые работы Решение Бурнардумы (от 23 января 1919 I )

о призыве бурят на военную службу вызывало недовольство бурятского населения

Вместе с бурятами и тунгусами-буддистами в семеновскую армию при-ш вались также русские крестьяне Баргузинского, Селенгинского, Троиц-косавского и Верхнеудинского уездов В национальное воинское формирование «Сагаан сагда» в основном были призваны буряты из Селенгинского и Агинского аймаков

Во втором параграфе «Хоринское ведомство (аймак) в 1920-х годах» рассматривается политическое и экономическое положение крупнейшего как по территории, так и по населению ведомства Бурятии

Площадь аймака составляла 63,5 тыс. кв км, население насчитывало более 50 тыс человек В то время в состав Хоринского аймака входили современные Баунтовский, Хоринский, Кижингинский, Заиграевский, Ерав-нинский, часть Мухоршибирского районов На территории нынешнего Кижингинского района весной 1917 г были созданы три хошуна Цаганс-кий - в Чесане, Бодонгутский - в Кижинге, Хапьбинский - в Верхней Ки-жинге (к этому хошуну относилась ст Бада, ныне территория Хилокского района Читинской области) В октябре 1923 г они были объединены в один Кижингинский хошун, упраздненный в 1927 г Аймак был расположен вдоль Московского тракта и по реке Уда, а также по южной стороне Транссибирской железной дороги, начиная от Петровского Завода по рекам Хилок и Чикой Жители аймака жили чересполосно с населением русских деревень В Хоринском аймаке имелись десять хошунов (Бодонгутский, Шарайтс-кий, Цаганский, Хальбинский, Кубдутский, Хуацайский, Галзутский, Го-читский, Батанай-Харганатский и Ходайский), сотни сомонов, действовала аймачная земская управа под председательством бывшего главного тай-ши Хоринской Степной думы Эрдэни Вамбоцыренова Членами управы являлись Цыден-Еши Дашепылов, Дулзен Цыдыпов, Жамьян-Дагба Шой-ванов, Дугаржаб Доржиев

В тот период в селе Додо-Анинском (ныне с Хоринск) нелегально действовала малочисленная коммунистическая партийная ячейка В середине 1919 г в аймаке был создан подпольный революционный комитет во главе с С А Носыревым, председателем Додо-Анинского кооперативного товарищества

Годы гражданской войны и иностранной интервенции привели к разорению хозяйств населения аймака, к огромным человеческим жертвам. Трагедия гражданской войны заключалась в том, что соотечественники, разделившись на «красных» и «белых», уничтожали друг друга, будучи уверенными, что каждая сторона борется за правое дело Многие представители интеллигенции, в том числе духовной, а также крестьянства искали возможность обойтись без классовой борьбы, стремились к гражданскому миру

Однако возобладал классовый подход, приведший к гражданской войне

Долгие годы в исторической литературе крестьянские выступления, выступления недовольных политикой Советов народных масс, в том числе верующих, трактовались как мятежи Таких выступлений было немало в Бурятии Причины были разные Они вызывались конкретными действиями тех сил, которые находились у власти (мобилизация в армию, ущемление интересов населения, тяжелое материальное положение, «красный» террор и тд)

Вторая глава «Теократическое движение в 1919-1921 гг. Создание теократического государства во главе с ламой Лубсан-Санданом Цы-деновым» состоит из трех параграфов и посвящена анализу первого этапа движения

В первом параграфе «Лама Лубсан-Сандан Цыденов - религиозный деятель и лидер теократического государства в Хоринском ведомстве (аймаке)» отражены жизнь и деятельность одного из духовных лидеров бурятского народа Лубсан-Сандана Цыденова, его вклад в распространение и развитие буддизма в Забайкалье

В дацанах Хоринского ведомства (аймака) насчитывалось более трех тысяч лам, в числе которых было немало высокообразованных и влип;, пь-ных буддийских деятелей, пользовавшихся огромным авторитетом среди населения История бурятского народа, начиная с рубежа ХУ1-ХУП вв, тесно связана с буддизмом, который был для них не просто религиозным учением, а по существу, являлся одним из важных компонентов их общественно-политической жизни, частью духовной культуры Само бытие монголо-язычных народов, и бурятского в том числе, строилось на религиозных постулатах буддизма С буддизмом связаны распространение у бурят письменности, научных знаний, литературы и искусств Именно в дацанах появились первые ученые и учителя в области буддийской философии, монгольской и тибетской письменности и литературы, астрономии и астрологии, восточной медицины, буддийского искусства, мастера книгоиздательского дела и т д И именно при дацанах началось формирование бурятской интеллигенции

Бурятская духовная интеллигенция выдвинула из своей среды немало выдающихся лам-ученых, известных не только в Бурятии, но и во всем монголоязычном и буддийском мире В памяти бурятского народа живы легенды и предания об именитых ламах, обладавших глубокими знаниями К их числу, несомненно, относится ширетуй Кодунского (Кижингинского) дацана Лубсан-Сандан Цыденов, который даже на этом фоне выделялся своей колоритностью и талантливостью Он был фигурой, чья жизнь, как в фокусе, собрала самые характерные черты бурятского народа Однако он интересен и оригинальностью своего мышления, убеждений, которые ол-

ределяли его поступки

Общественная и религиозная деятельность Л -С Цыденова была активной и весьма плодотворной Сыгравший особую роль в развитии бурятского буддизма лама-созерцатель Л -С. Цыденов являлся незаурядным мыслителем, философом, мастером духовной практики, организатором и лидером уникального в российской истории теократического (балагатского) движения, продолжавшегося с перерывами с 1919 по 1926 г на территории Хоринского ведомства (аймака)

В буддизме ни одно оригинальное движение мысли не исчезало, сохраняясь в традиции и иногда давая жизнь новому побегу на общебуддийском древе, образовывая школы, направления Эти школы являлись составными частями развивающейся буддийской философско-религиозной системы

У Л -С Цыденова была своя буддийская школа В известной степени он изменил образ жизни монашества, создав группу созерцателей-сподвижников под руководством Учителя и став основателем нового реформаторского направления в буддизме, делавшего акцент на внедацанских формах организации и практики Он совершенствовал систему взаимоотношений Учитель-ученик по примеру знаменитых индийских махасиддхов, обратился к практике идамов, исключенных сектой (школой) гелугпа из обихода созерцания

Начало 1920-х гг было тяжелым временем для бурятских буддистов Гражданская война, уже окончившаяся на западе России, все еще продолжалась в Сибири Влияние созданного Лубсан-Санданом Цыденовым теократического правительства было настолько сильным, что атаман ГМ Семенов, так и не сумевший призвать бурят под свои знамена, развернул репрессии против буддийского духовенства. В 1922 г Семенова разгромили большевики, однако, их отношение к буддизму было еще более нетерпимым При советской власти буддийская религия и культура подверглись репрессиям и пришли в упадок.

Исследование основных аспектов деятельности Лубсан-Сандана Цыденова позволяет сделать следующие выводы

1 Лубсан-Сандан Цыденов вел активную общественно-политическую деятельность, стоял у истоков зарождения и развития национального теократического движения в Хоринском ведомстве вначале 1920-х гг, стал лидером этого движения, ставшего весьма крупным событием в истории бурятского народа в первой половине XX в ;

2 Лубсан-Сандан Цыденов как религиозный деятель сыграл большую роль в распространении буддийской религиозно-философской системы в Бурятии Духовная деятельность Л -С Цыденова, которую он вел практически на протяжении всей жизни, была активной и плодотворной,

3. Лубсан-Сандан Цыденов и его последователи максимально задействовали теоретический и практический потенциал тибетского буддизма. Ими было собрано наследие в области теории и практики всех основных школ буддизма гелукпы, нингмапы, кагьюпы, шижедпы и сакьяпы, а также синтезировано в духе «риме» (букв неделимый, несектарный) - внешкольного направления буддизма, появившегося в Тибете в XIX в ;

4 Итогами политической, общественной и религиозной деятельности Лубсан-Сандана Цыденова стали реформирование буддизма в Бурятии, приспособление его к новым историческим условиям, развитие линии преемственности, вышедшее далеко за пределы своего времени и места,

5 Последние годы жизни Лубсан-Сандана Цыденова неразрывно связаны с общественно-политическими реалиями 1920-х гг в жизни нашей страны Судьба и гибель Л.-С Цыденова схожи с судьбами многих его земляков.

Второй параграф «Разработка Основного закона (Конституции) буддийского теократического государства. Созыв Учредительного собрания - Ехэ Суглана. Состав правительства теократов» посвящен образованию независимого буддийского теократического государства, образованию правительства, принятию Конституции созданного государства

В сложных условиях противостояния в бурятском обществе, когда дело чуть не дошло до репрессивных действий со стороны семеновцев, представители бурятского населения Бодонгутского, Цаганского, Хальбинско-го, части Кубдутского и Галзутского хошунов Хоринского ведомства, всего около 30 сомонных (сельских) обществ обратились к Лубсан-Сандан ламе, вручили ему мандал-прошение, просили его посоветовать, как избежать выполнения указа о призыве в армию Мудрость и яркая харизма буддийского мастера Лубсан-Сандан Цыденова пробуждали веру в его современниках, создавали благоприятные условия для распространения Учения по всей Бурятии В то время Лубсан-Сандан Цыденов, лама Кодунского (Ки-жингинского) дацана, находился в медитативном затворничестве-ретрите с 1898 г в местности Суархэ (урочище Халцагай-Толгой Хоринского ведомства), в 20 км от Кижинги и в 25 км от аймачного центра Додо-Анинс-кое (Хоринска) Проявляя заботу о народе и стремясь спасти его от грядущих потрясений, Лубсан-Сандан лама высказал мнение, что лучшим выходом было бы создание независимого буддийского теократического государства, считая, что в таком случае атаман Семенов вынужден будет проявить уважительное отношение к бурятскому населению Народ воспринял его слова как призыв к действию

Учредительное собрание - Ехэ Суглан был проведен 6 мая 1919 г. (6 мая 1919 г — 14 число 5 месяца 1 года по летоисчислению ламы Цыденова) в местности «Челсанайн Эбур», на южном склоне священной горы Чел-

сана, присутствовали на нем 102 делегата, избранных по одному от 100 бурят кижингинских хошунов Было объявлено о создании буддийского теократического государства «Кодунай Эрхидж Балгасан», ханом-ламой и царем был объявлен Лубсан-Сандан Цыденов под именем «Дхарма Раджа хан, царь трех миров, владыка учения» Были избраны должностные лица Местонахождение кельи Лубсан-Сандана Цыденова (местность Суархэ) было объявлено столицей Теократического балагатского государства под названием «Соемпкус», «Соембо» (искаженное санскр. сваямбху - самосущий)

Сандан-ламу с этого времени в народе часто называли Хаа-лама, Хан-лама, а также Хадын-лама - Горный лама и Ходунай-лама - Кодунский лама Подданными Хаа-ламы стали балагаты, жители бывших хошунов (хошуны стали называться балагатами), поэтому его государство называлось Теократическим Балагатским государством

Учредительное собрание - Ехэ Суглан - утвердило Основной закон (Конституцию), избрало Президента, вице-президента, наследника престола Было образовано правительство в составе восьми избранных министров и их товарищей, в ведение которых был передан широкий спектр дел государственного управления Это были министерства иностранных дел, внутренних дел, финансов, юстиции, государственного имущества и земледелия, торговли и промышленности, народного просвещения Ехэ Суглан вынес постановление о прекращении полномочий существовавших тогда бурят-монгольских национальных учреждений на территории вновь созданного государства В декларативном постановлении Ехэ Суглана было объяснено, почему они полны решимости освободиться от существующей власти и образовать независимое буддийское государство-«В силу данных нам прав свободы, мы постановили оставить власть управления Народной думы, аймачных управ, хошунов и сомонов, действия которых направлены в особенности к военной цели, совершенно противной и притеснительной для нашего религиозного и гражданского со ¡нация, и войти во власть всемогущего Дарма-Ранзыйн-хана (Дхарма-раджи Лубсан-Сандана Цыденова)» В этом постановлении особо подчеркивалось, что буддийское государство создается на принципах ненасилия Характерной особенностью этого государства было полное отсутствие каких-либо полицейских и военных сил Сторонники Л-С Цыденова считали, что названия административных единиц - сомоны, хошуны и аймаки - исторически имеют военное происхождение Для обозначения административных единиц, соответствующих хошунам, теократы избрали монгольское слово «балагат», а сомоны было решено впредь именовать «тос-хонами» Монгольский термин «балагаты» - означает крупную сельскую, улусную административную единицу Отсюда это теократическое движе-

ние позже стали называть «балагатским движением»

В Манифесте об образовании буддийского теократического государства, наподобие Тибета и Монголии, во главе с легендарным ханом-ламой Луб-сан-Санданом Цыденовым, говорилось, что оно создано по воле народа, ради его защиты и что оно не намерено ущемлять интересы других, и он был вручен представителям соответствующих инстанций, прежде всего, атаману Семенову и Бурнардуме.

В третьем параграфе «Теократы в начале 1920-х годов» излагается материал о дальнейшем развитии теократического движения в Хоринском ведомстве

После объявления о создании буддийского теократического государстиа приезжали в его столицу представители других, не вошедших в состав этого государства, хошунов с просьбой о принятии их в состав нового государства Многие хошуны Хоринского аймака, хошуны Селенгинского и Баргузинского аймаков (Батанай-Харганатский, Гушитский, ХуацайскиД, Чикойский, Селенгинский, Ороншйский хошуны) делегировали своих представителей для поклонения хану-ламе Л -С Цыденову и выражали желание вступить в состав нового государства, стать его подданными

Теократическое государство защитить себя не могло, т к не имею полицейских и военных сил Ясно, что государство без опоры и без сил защиты ничего не могло сделать, оно было обречено на гибель В связи с арестами и репрессиями позиции теократов сильно ослабли Воспользовавшись этим, местные органы власти перешли к массовым арестам участников теократического движения и отправке их в Читинскую и Верхнеудинскую тюрьмы Преследованиям подверглись свыше 6000 человек, принявших подданство буддийского теократического государства, из которых большинство были бедняками и середняками

Известный религиозный, политический, общественный деятель и дипломат Агван Доржиев, поддерживая идею теократического движения, п л-сал «В настоящее время у прибывающих в Тибет лиц Далай-лама XIII осведомляется о судьбе Лубсан-Сандана Цыденова Как верховный глава буддистов, он не может относиться безучастно к судьбе буддистов - бурят, калмыков, находящихся в пределах Советской России»

Следовательно, благодаря развернувшемуся теократическому движению провалилась попытка призыва молодежи из Хоринского аймака в «Сагаан сагда» Как свидетельствуют архивные документы, абсолютное большинство населения аймака не приняло участия в боевых действиях на стороне ГМ. Семенова. Семеновским властям не удалось отправить в Даурскую военную школу для подготовки офицерского состава бурятской дивизии ни одного человека из аймака

Факты свидетельствуют о том, что теократическое движение, преследуя

благородную цель - защиту народа, спасло много жизней и сумело защитить население от насилия и грабежей, хотя и временно Это движение продолжалось и после падения режима атамана Семенова, при Советах, вплоть до 1926 г Оно то утихало, то усиливалось Оно защищало население от террора, сначала от «белого», затем от «красного»

Третья глава «Балагатско-теократическое движение в 1921-1926 гг.» состоит из двух параграфов и посвящена анализу второго этапа движения В первом параграфе рассмотрены мероприятия Бурнарревкома по строительству перерабатывающих (кожевенного, сыроваренного и маслодельно-1 о) заводов, деятельность члена правительства Дальневосточной республики Д С Шилова. Постановлением Бурнарревкома в Бодонгутском хошу-не (в Кижинге) было решено приступить к строительству кожевенного, сыроваренного и маслодельного заводов путем привлечения местного бурятского населения Это означало принудительность в привлечении жителей хошунов на заготовку леса и на строительство. Повинности были наложены только на бурятское население, а русские, проживавшие в соседних деревнях, были свободны от них, так как входили в состав Верхне-удинского уезда Прибайкальской губернии

2/3 населения кижингинских хошунов были бедняками и слабыми середняками Лишь 4-5 % населения имело зажиточное хозяйство За годы Первой мировой и гражданской войн население Хоринского ведомства, в том числе Кижингинского куста, потеряло тысячи голов скота, многие остались без рабочего скота «Красные» и «белые» изымали лошадей и скот в больших количествах, что привело к разорению бурятских хозяйств

В это тяжелое для местного населения время в Бодонгутский хошун (в Кижингу) прибыла комиссия во главе с представителем Бурнарревкома Баярто Вампилуном, которая обнародовала постановление Бурнарревкома о строительстве перерабатывающих заводов в Кижинге, в частности, в Бодонгутском хошуне К работе по строительству заводов привлекалось все бурятское население в принудительном порядке выполнения трудовой и гужевой повинностей Работа не оплачивалась, причем требовалось выполнение задания в кратчайший срок Эта повинность легла тяжелым бременем на плечи бедняцких семей, многие из которых не имели ни рабочих, ни тягловой силы Они были вынуждены обращаться за помощью к жившим по соседству русским крестьянам, которые брали за свой труд деньги, продовольствие или скот Следует отметить, что комиссия, возглавляемая Б. Вампилуном, начала работу без учета реальных возможностей и тяжелого хозяйственного положения населения Бодонгутского хошуна

Жители сомонов кижингинского куста возбудили ходатайство перед Бур-нарревкомом о приостановлении или отсрочке строительства заводов до благоприятного времени Но ходатайство не было удовлетворено Руко-

водство Бурнарревкома прибегло к мерам принуждения, что еще более обострило обстановку Население кижингинских хошунов вынуждено было обратиться с-ходатайством в правительственные органы Дальневосточной республики (ДВР) Они направили туда комиссию, но ее работа оказалась практически безрезультатной.

Следствием репрессивных мер, принятых Бурнарревкомом по ускорению строительства, явилось усиление недовольства населения его политикой Дело дошло до того, что кижингинцы выразили желание выйти из состава Бурятской автономии и присоединиться к русским соседям, т е войти в состав Верхнеудинского уезда Прибайкальской губернии В первых числах апреля 1921 г население кижингинских хошунов начало создавать в своих хошунах и сомонах административные органы под названием «бала-гатских» Первое собрание состоялось в Табанарасунском сомоне 3 апреля 1921 г, в местности Сахюртын боори, в доме Цыбик-Доржи Абидуева Затем прошли собрания в других местах, вместо хошунов и сомонов создавались балагатские общины, балагатское управление На собраниях выносились постановления об отказе от уплаты налогов и сборов, существовавших на территории Бурят-Монгольской автономной области. Одновременно проводились выборы должностных лиц балагатских административных органов - эзены, тосхонные дарги и т д. Следует заметить, что балагатские общины были созданы во всех сомонах Кижингинского куста, т. е в сомонах Бодонгутского, Цаганского и Хальбинского хошунов Балагатское движение развернулось в тех же сомонах и хошунах, в которых действовали цыденовские теократы

В конце мая 1921 г теократами был создан главный орган балагатских общин - Центральное управление объединенных бурятских обществ, независимое от власти Бурят-Монгольского автономного управления Председателем Центрального управления был избран один из лидероь движения Цыдып Цыденжабон, начальником милиции - Цырендылык Базаров Главной задачей Центрального управления было выделение их из состава Бурят-Монгольской автономной области ДВР и создание особой административной единицы «с уездной функцией» с подчинением Прибайкальской области Центральное управление объединенных бурятских обществ было создано в улусе Шана (Кижингинский сомон), были организованы отряды милиции (Амгалани сахигша). По другой версии, созданное балагатами общество называлось «Балагатская федеративная община»

По примеру балагатского движения в Кижингинских хошунах Хоринс-кого аймака на территории Бурятии зарождаются и другие движения, протестующие против политики Бурят-Монгольской автономной области ДВР Это хилганайское движение в Баргузинском аймаке, догойское движение в Агинском аймаке и движение среднечикойцев в Чикойском аймаке Пред-

ставители указанных движений так же, как и кижингинцы, стремились присоединиться к русским областям в качестве административной единицы. Ходатайства баргузинцев, агинцев, среднечикойцев и кижингинцев не были удовлетворены правительством ДВР.

С созданием балагатских обществ и Центрального управления объединенных балагатских бурятских обществ в мае 1921 г, теократическое движение стали называть балагатским движением Безусловно, изменились и программные установки, цели и задачи теократов-балагатов Участников этого движения стали называть балагатами В основном это были участники теократического движения во главе с Санданом Цыденовым, их сторонники, также некоторые сторонники хошунов, не желавшие исполнять повинности по строительству Они прекратили заготовку леса и строительные работы Однако в это время из Читы от руководства ДВР поступило указание русским властям в Верхнеудинске, запрещающее нарушать бурятскую автономию и принимать бурят в свое Управление. После чего Управление Бурят-Монгольской автономной области (Бурмонавтоупр) объявило о роспуске балагатско-теократического движения Но вместе с тем, было прекращено строительство заводов в хошунах Кижинги Несмотря на давление сверху, балагаты продолжали действовать

Как свидетельствуют факты, на втором этапе движения балагаты уже не стремились к созданию самостоятельного теократического государства В основе их движения лежало недовольство политикой Бурмонавтупра и деятельностью его администрации на местах. Органы управления Бурят-Монгольской Автономной области в составе ДВР, укомплектованные неопытными, разношерстными кадрами, в своей деятельности допускали «перегибы» и ошибки, часто увлекались методами принуждения

Чтобы избавиться от их гонений и притеснений, был поднят вопрос о сохранении за собой права на местное самоуправление при одновременном подчинении русским властям «в сфере высшего административного управления» Делегатское собрание Кижингинских хошунов, заседавшее 27 апреля 1921 г, решило образовать «ямон объединенных балагатов, выйти из подчинения Хоринского аймака и присоединиться к Верхнеудинско-му нарревкому».

Правительство ДВР 6 июля 1921 г. поручило Д С. Шилову, члену правительства ДВР, потушить разгоравшийся конфликт, объяснить населению, что «вера свободна», законы Дальневосточной республики должны соблюдаться, а изменить порядок управления можно только законным путем

Д С Шилов внимательно отнесся к бурятским деятелям и населению, втянутым в балагатское движение, проявил уважительное отношение к национальным и религиозным чувствам В целом, верно характеризовал тог-

дашнюю обстановку, трудности, переживаемые бурятами и причины, вызвавшие подъем теократических выступлений в улусах Хоринского аймага Бурятии

Второй параграф посвящен вооруженному противостоянию балагатов-теокраюв и властей в 1922-1926 гг на территории Хоринского ведомства, на основе архивных документов показаны репрессии в отношении лидеров теократического движения

Теократическое (балагатское) движение было сложным и противоречивым явлением, изучение которого приводит к неоднозначным оценкам и выводам Политический конфликт между балагатами-теократами и властями (от семеновской до советской), возникший и развивавшийся в 19191926 гг, проявлялся в двух основных формах - в «собственно протестном движении» и «вооруженных восстаниях» Власти, от семеновской до советской, считали балагатов-теократов своими противниками, любыми способами, вплоть до лжесвидетельств, старались очернить это движение Руководители Дальневосточного бюро ЦК РКП(б) и правительства ДВР полагали, что выделение балагатов и образование самостоятельного буддийского теократического государства на территории Восточной Бурятии означало бы уничтожение Бурятской автономной области Дальнего Востока Это также означало бы для них поражение в борьбе за политическую власть

Пиком балагатско-теократического движения в Хоринском аймаке в рассматриваемый нами период стало вооруженное противостояние балагатов--теократов с властями и сторонниками хошунов. Начавшиеся вооруженные столкновения явились следствием обострившейся борьбы между балагатами-теократами и властями Вооруженные выступления балагатов-теократов характеризовались властями, как «бандитские действия», намеренно затушевывалась политическая окраска этих событий Подобная оценка действий балагатов-теократов в дальнейшем, вплоть до недавнего времени, не подвергалась сомнению Понятно, что любая действующая власть расценивает вооруженное сопротивление своих политических или идеологических противников как «бандитизм»

Следует отметить, что поляризация общества началась именно в 1920-е гг, когда народ был разделен на правых и виноватых по классовым и идеологическим признакам Одним из лидеров созданного вооруженного формирования - отряда балагатов-теократов - был Базархан Цымпилов Такие отряды возглавили Арсалан Чойдуров, Бадаршан Доржиев, Абида Аюши-ев, Батомунко Балигаев, Гомбо и Содном Цыденжаповы, Зандара Цыренов и Гарма Цыбиков В течение апреля 1922 г. вооруженные столкновения балагатов-теократов с многочисленными отрядами милиции происходили преимущественно в таежных условиях. В вооруженных столкновениях при-

нимали участие балагаты-теократы из двух хошунов - Бодонгутского и Цаганского. На протяжении двух последующих месяцев происходило множество вооруженных столкновений между балагатскими и хошунными отрядами За счет превосходства сил правительственным отрядам до конца июня 1922 г. удалось уничтожить половину отряда Б Цымпилова

Вопросами борьбы с теократическим движением занимались ЦК бурят-монголов Восточной Сибири и Дальневосточное бюро ЦК РКП(б) 18 мая 1922 г Дальневосточное бюро ЦК РКП(б) заслушало доклад М Н Ербано-ва «О теократическом движении» и приняло решение, призывающее вести планомерную борьбу с теократическим движением, «нарушающим нормальное строительство жизни Бурятской автономной области и содействующим контрреволюции»

В постановлении было отмечено, что «объективно теократическое движение может повести, при широком развитии его, к созданию самостоятельного государственного образования на основе теократизма». Дальневосточное бюро ЦК РКП(б) указало на основные причины этого движения. а) боязнь ламства, с одной стороны, потерять влияние и авторитет в глазах массы, что неизбежно повлекло бы за собой нежелательное уменьшение мандалы - подношения верующих, б) желание нойонства возвратить и сохранить былые привилегии и власть, утерянные в ходе революционных событий, в целях дальнейшего закабаления и эксплуатации бурятской бедноты, в) темнота, политическая безграмотность и религиозный фанатизм населения, г) поддержка извне и реакционной части русского населения В постановлении было подчеркнуто, что идейными вдох-нозителями и руководителями движения являются ламство, нойонство, кулачество, теократическое движение выливается в недопустимую форму открытого неподчинения существующим органам государственной власти

Несмотря на то, ч го правительство Бурят-Монгольской АССР, созданное в мае 1923 г, призывало балагатов прекратить вооруженные выступления, они продолжались до 1926 г

В Заключении подводятся итоги исследования

Зарождение и развитие теократического (балагатского) движения в Хори иском ведомстве в 1919-1926 гг представляет собой сложный и противоречивый процесс в истории хоринских бурят - одной из составляющих бурятского народа Анализ конкретного материала позволяет разделить теократическое (балагатское) движение в Хоринском ведомстве на три основных периода 1) 1919 г - образование буддийского теократического государства, 2) 1921 г - начало второго этапа балагатско-теократического движения, 3) 1922 - 1926 гг. - вооруженное противостояние балагатов-теокра-тов и советской власти

На первом этапе было создано буддийское теократическое государст во во главе с ханом-ламой Лубсан-Санданом Цыденовым, которое было образовано по просьбе большинства населения кодуно-кижингинской долины. Оно было образовано на принципах ненасилия Несомненно, Л-С Цыденова и других лидеров теократического движения не могли не вдохновлять образцы буддийских теократий Тибета и Внешней Монголии, действовавших в политической реальности того времени Буддийское теократическое государство было обречено на крах - государство не вписывалось в общую политическую картину того времени Безусловно, лидеры движения не могли не понимать этого, они руководствовались благородной целью защитить и уберечь своих подданных от насилия и грабежей Теократическое движение, возглавляемое смелым и мудрым ханом-ламой Лубсан-Санданом Цыденовым, спасло много жизней и сумело защитить население от террора, сначата от «белого», затем от «красного» Теократическое движение встало н,а защиту жизненных интересов, прав и свобод бурятского населения Хоринского ведомства По нашему мнению, хоринские буряты отличались консолидированным традиционным этническим самосознанием

Второй этап теократического (балагатского) движения характеризовался изменением программных установок, целей и задач, движение претерпело эволюцию Имея глубокие социально-экономические корни, оно выдвигало и политические требования Основной движущей силой второго этапа в основном были те же теократы, подданные теократического государства

На третьем этапе произошло вооруженное противостояние (высшая форма антагонизма) теократов-балагатов с советской властью По нашему мнению, третий этап - кульминационный, именно на него пришелся пик кризиса во взаимоотношениях государства и теократов-балагатов Вооруженное противостояние теократов-балагатов с правительственными отрядами явилось свидетельством непопулярности политики советской власти в Восточной Бурятии, в частности, в Хоринском аймаке

Теократы-балагаты в противостоянии с семеновской, а затем с советской властью сражались за право жить естественной человеческой жизнью, за право верить в буддийскую религию, за свое будущее Многие теократы-балагаты погибли в семеновских застенках, многие в советских тюрьмах и ссылках Руководители теократическо-балагатского движения и многие его участники были объявлены контрреволюционерами и репрессированы органами НКВД Они разделили трагическую судьбу тысяч земляков и соотечественников. став жертвой политического произвола тоталитарного режима

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК:

1 Дарибазарон, Э Ч Национальное теократическое движение бурятского народа в 1919-1926 гг / ЭЧ Дарибазарон//Вестн. Бурятского госун-та Востоковедение История Вып 5 Улан-Удэ Изд-во БГУ, 2007 С 167-171

Монография:

2 Дарибазарон, Э Ч. Теократическое движение в Хоринском ведомстве Бурятии (1919-1926 гг) / Э Ч Дарибазарон , Федер агентство по образ-ю, Бурятский госун-т, Конгресс бурятского народа - Улан-Удэ Изд-во БГУ, 2008 - 180 с ([ 1,25 пл ) - 500 экз - ISBN 978-5-9793-0028-3

Статьи:

3 Дарибазарон, Э Ч. К вопросу о теократическом движении в 1918-1926 гг в Хоринском ведомстве / Э Ч Дарибазарон // Мат-лы науч конф «Цыбиковс-кие чтения-7» Улан-Удэ Изд-во БНЦ СО РАН, 1998 С 100-101

4 Дарибазарон, Э Ч Общественная и религиозная деятельность ученого-богослова Сандана Цыденова / Э Ч Дарибазарон // Сб науч трудов ВСГТУ Серия общественные науки Вып 4 Улан-Удэ Изд-во ВСГТУ, 1998 С 304-308

5 Дарибазарон, Э Ч Ученый-богослов Сандан Цыденов - реформатор буддизма / Э Ч Дарибазарон, Ш Б Чимитдоржиев // Молодежь и научно-технический прогресс Мат-лы регион науч конф Владивосток Изд-во ДВГТУ, 1998 С 82

6 Дарибазарон, Э Ч Теократическое движение как национально-политический феномен (20-е годы XX в.) / Э Ч Дарибазарон // Проблемы истории и культуры кочевых цивилизаций Центральной Азии Т 2 История Философия Социология Культурология и Искусство Мат-лы междунар науч конф Улан-Удэ Изд-во БНЦ СО РАН, 2000 С 150-152

7 Дарибазарон, Э Ч Теократическое движение новое видение проблем / Э Ч Дарибазарон // Актуальные проблемы бурятского языка, литературы, истории Регион науч -практ конф Тезисы докладов Иркутск Изд-во Иркутск госун-та, 2000 С 65-66

8 Дарибазарон, ЭЧ Сандан Цыденов (1851-1922) / Э Ч Дарибазарон, Ш Б Чимигдоржиев // Выдающиеся бурятские деятели / Сост Ш Б Чимитдоржиев, ТМ Михайлов Вып 5 Улан-Удэ Бур кн изд-во, 2004 С 83-85

9 Дарибазарон, Э Ч Балагатско-теократическое движение в Хоринском аймаке в 1921 -1922 гг / Э Ч Дарибазарон // Монголоведные исследования Сб науч статей Вып 5. Улан-Удэ Бур кн изд-во, 2007 С 84-104

10 Дарибазарон, Э Ч Лубсан-Сандан Цыденов (набур яз)/ЭЧ Дарибазарон // «Байгал» - № 3 - май-июнь - 2007 Улан-Удэ Изд-во ГП «Соел-культура», 2007 С 143-148

Общий объем публикаций -14,65 п.л.

Подписано в печать 14 04 2008 Бум тип№1 формат 60x841/16 Уст печ л 1,69 Тираж 100 Заказа 517

Отпечатано в типографии ФГОУ ВПО «Бурятская государственная сельскохозяйственная академия им В Р Филиппова» 670024, г Улан-Удэ, ул Пушкина, 8

 

Оглавление научной работы автор диссертации — кандидат исторических наук Дарибазарон, Эрхэтэ Чимитдоржиевич

Введение (Теократическая идея: истоки и смысл. Источники. Историография проблемы).3

Глава 1. Бурятия в годы революций и гражданской войны.31

1.1. Политическое положение в регионе.31

1.2. Хоринское ведомство (аймак) в 1920-х годах.52 —

Глава 2. Теократическое движение в 1919-1921 гг. Создание теократического государства во главе с ламой Лубсан-Санданом Цыденовым.63

2.1. Лама Лубсан-Сандан Цыденов - религиозный деятель и лидер теократического государства в Хоринском ведомстве (аймаке).63

2.2. Разработка Основного закона (Конституции) буддийского теократического государства. Созыв Учредительного собрания - Ехэ Суглана. Состав правительства теократов.".91

2.3. Теократы в начале 1920-х годов.105

Глава 3. Балагатско-теократическое движение в 1921-1926 гг.142

3.1. Политическая программа и практическая деятельность балагатов-теократов в 1921-1922 гг.142

3.2. Вооруженное противостояние балагатов-теократов и властей в 1922-1926 гг.174

 

Введение диссертации2008 год, автореферат по истории, Дарибазарон, Эрхэтэ Чимитдоржиевич

До недавнего, времени теократическое (балагатское) движение вХоринском ведомстве (аймаке) в 1919-1926 гг. трактовалось как контрреволюционное, антисоветское. Оно получило в литературе определенное фальсифицированное освещение, а оценка его была выдержана, в рамках официальных государственных идеологических установок и выработанной методологии. Имеющиеся в нашем распоряжении материалы опровергают подобное утверждение.

1917-1920-е годы явились периодом, когда Сибирь, в том числе Бурятия, пережила несколько переворотов. Сначала произошло свержение царского самодержавия и образование власти временного буржуазного правительства^ которое также было низложено. К власти пришли Советы, однако, эта власть долго не продержалась, и воцарился режим колчаковщины и семеновщины. Весной 1920 г. и этот режим был ликвидирован и вновь объявилась Советская власть.

В эти бурные годы национальное движение бурятского народа, его лидеры прошли суровую жизненную, политическую школу, приобрели определенный опыт. Участники бурятского национального движения проявляли неоднозначный подход к событиям, к решению тех или иных проблем.

Как известно, после февральской революции 1917 г. в Бурятии были сформированы национальные органы местного самоуправления - Бурятский национальный комитет (Бурнацком), аймачные, хошунные, сомонные комитеты, которые являлись организациями административного устройства и объединения бурятского народа. В них концентрировались все наиболее активные в общественно-политическом отношении интеллектуальные силы бурятского- общества. Бурятские национальные организации продолжали функционировать и сохранять организационную структуру и в революционные годы, и в период так называемой контрреволюции, в- период иностранной интервенции.

Конец 1918 года и 1919" год были-весьма важным рубежом в развитии бурятского национального движения. ' На обособленных территориях проживания бурятского населения около двух лет действовали органы национального самоуправления, признанные Советами, затем атаманом Г.М.Семеновым. Но возникали частые конфликты- с русским населением из-за земель. Лидеры национального движения стояли перед выбором пути дальнейших действий. Бурнацкому приходилось лавировать, исходя из-за быстротечных изменений политической обстановки. Политика Бурнацкома, преобразованного в ноябре 1918 г. в Бурнардуму, была противоречивой, но в одном вопросе - вопросе о сохранении сформированных бурятских национальных органов управления — оставалась постоянной и непреклонной, он отстаивал неприкосновенность этих органов. Стратегической задачей этой национальной организации было создание бурятской автономии.

Господствовавший в Забайкалье с августа 1918 до весны, 1920 г. атаман Г.М.Семенов объявил о мобилизации молодых бурят в ряды бурят-монгольских бригад «Зорикто-батор», а лидеры Бурнардумы поддержали инициативу атамана.

Решение о призыве бурят на^ военную службу было встречено негативно основной частью бурятского населенйя. Так называемая реквизиция, примененная в годы Первой мировой войны среди бурятского населения, была свежа в памяти народа. Народ стал опасаться реквизиции, тем более мобилизации в ряды армии в качестве бойца. Своеобразной формой" протеста против призыва стала укочевка бурят в Монголию, которая в отдельных аймаках приняла массовый характер. Верующие-буддисты не хотели отдавать сыновей- в армию. Когда' дело дошло до репрессивных мер со стороньг семеновцев, жители кижингинских хошунов Хоринского ведомства обратились к всеми почитаемому ламе• Лубсан-Сандану Цыденову с письменной просьбой «о принятии населения-под свое покровительство и защиту».

Лубсан-Сандан- Цыденов, приняв прошение-мандал, заявил, что служба бурят-буддистов в армии противопоказана бурханай шажанаар (буддизмом), поэтому готов принять их под свою-защиту. Он высказался^ о возможности создания в отдельно, взятом Кижингинском хошуне буддийского теократического государственного образования. Народ воспринял его слова как призыв, к,действию. Таково* было начало теократического, (балагатского) движения в Хоринском ведомстве.

Важнейшей тенденцией современного религиоведения является повышенное внимание к уточнению религиоведческой терминологии, унификации ключевых терминов. Прежде чем приступить к характеристике теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве необходимо, хотя бы вкратце, остановиться на раскрытии таких терминов, как теократия, теократическая форма правления.

Теократическая идея: истоки и смысл. Теократия-(букв.-боговластие, от греч. ввод - бог и краток - сила, власть) — форма государственной власти, при которой управление государством осуществляется- преимущественно духовенством, а глава церковной иерархии обладает высшей духовной и светской властью. Исторические примеры «чистой» теократии (восходящей своими корнями к архаическим представлениям, когда верховным правителем считается бог) редки, но ее элементы были сильны в ряде государств древности и средневековья1. На практике теократическое правление означает, что в основе политических решений лежат религиозные нормы и принципы2.

Теократия существовала в V — I вв. до н.э. в Иудее, где верховная власть и высший духовный авторитет принадлежали Верховному жрецу3! Первоначальные формы теократической власти воплощались в деятельности* жрецов, которые на начальных этапах развития человечества осуществляли как духовную, так и светскую власть. Постепенно из этих форм выросли теократические государства, где верховная, власть принадлежала духовному лицу4.

Теократическими государствами были: Древний Египет, Ассирия, Древняя Греция и Рим, Халифат Омейядов и Аббасидов, а также Папская область, где Папа Римский осуществлял и политическую, и духовную власть5. В Парагвае в XVII в. существовала католическая теократия6.

Впервые понятие- «Теократия» употреблено Иосифом Флавием в сочинении «Против Апиона», (русский перевод которого был осуществлен в 1898 г.) применительно к политическому строю Иудейского царства, где теократическая власть жрецов во главе с первосвященником была установлена в VI веке до н.э.

В Западной Европе в средние века папы римские являлись теократическими правителями Папской области и стремились к установлению папской теократии над всем «христианским миром» (теократические программы пап Григория VII, Иннокентия III).

Наибольшего могущества папство достигает при Иннокентии III (1198-1216), который сознавал себя наместником Христа на земле по образцу библейского царя-священника Мелхиседека. В своей интронизационной речи Иннокентий III объявил, что является викарием Христа, преемником Петра, помазаником Божиим, поставленным посредником между небом и землей. Иннокентий III заявлял в своем первом послании, что «как луна заимствует свой свет от солнца.так точно и царская власть заимствует блеск своего достоинства от власти священнической»7.

Протестантскую разновидность теократии представляло собой правление Ж. Кальвина в*Женеве в XVI веке. Он учил, что все церковные установления определяются Библией, и настаивал на независимости церкви от государства. Верующие- христиане должны чтить, и доддерживать гражданские власти постольку, поскольку эти власти покровительствуют истинной религии. Но они призваны сопротивляться властям, если те отказываются подчиняться божественным указаниям. На практике в женевской Реформации светская власть была сведена к роли исполнительницы церковных установлений8.

Из теократической идеи исходило мусульманское государственное право (Халифат, Имамат), согласно которому Халиф соединял'в* одном1 лице власть духовную — имамат и политическую — эмират (в исторической действительности, однако, чаще всего светские элементы власти Халифа преобладали над духовными).

Наиболее ярким примером теократии, ставшим почти классическим, была оригинальная форма праления в Тибете, когда Далай-лама9, высший сан в иерархии буддийского монашества и инкарнация бодхисаттвы Авалокитешвары, осуществлял также и светскую власть (под покровительством сначала монгольских ханов, а затем китайских императоров, а некоторое время в условиях фактической независимости)10. Сосредоточение духовной и светской власти в Тибете в руках Далай-ламы У-го (1617-1682 гг.) привело к установлению в Тибете теократии, просуществовавшей здесь без особых изменений в течение нескольких веков11, вплоть до потери независимости и

19 присоединения к Китаю в 1951 г. Далай -лама V известен как «Аба ченбо»

1 7 тиб. «Великий Пятый») .Великий Пятый Далай-лама Нгаванг Лобсанг Гьяцо родился в королевской семье-в Захоре в 1617 г., стал выдающейся личностью и сыграл огромную роль,в истории Тибета14. Посреди хаоса, царившего в XVII веке по всей Центральной^ Азии, он в 1642 г. взял на себя» бразды правления, всеми тибетскими землями;от Ладака»до Ташиенлу. Через десять лет китайский император Шун Чин пригласил Нгаванга Лобсанга Гьяцо к себе в резиденцию, где он был принят как равный, и получил императорский свиток, на котором было написано золотыми* чернилами: «Далай-лама, Держатель Ваджры и Владыка Учения».

Пятый Далай-лама впервые объединил в Тибете духовную и светскую власть, ' построил* дворец Потала, основал систему национального здравоохранения и ввел образовательные программы. Он- мастерски владел словом, а его исторические и автобиографические сочинения служат ценнейшим материалом для5изучения истории того-периода15. Великий Пятый написал столько произведений, сколько все Далай-ламы вместе взятые. Особенно- его интересовали история и классическая поэзия Индии, а также жанр намтаров, жизнеописаний великих личностей16. Нгаванг Лобсанг Гьяцо был выдающимся ученым и оставил после себя пять больших томов сочинений. Его называют Абаченбс за большую ученость и за- то, что сумел вновь объединить Тибет. Как политик Далай:лама V Нгаванг Лобсанг Гьяцо стремился отстоять независимость Тибета как от Китая; так и от Монголии17.

Великий Пятый много учил и много медитировал . Он ушел из этого мира на шестьдесят шестом году жизни (1682 г.) во время выполнения трехлетнего ретрита, медитативного,затворничества в резиденции Потала19.

Как известно, в 1911 г. Монголия приобрела независимость в результате падения власти маньчжурской Цинской династии. 1 декабря 1911г. было провозглашено независимое Монгольское государство. И тогда Джебцун Дамба хутухта из Богдо гэгэна превратился в Богдо хана: ему была вручена и светская власть - Монголия стала теократической монархией. 29 декабря 1911 г. в Урге в торжественной обстановке состоялась пышная церемония возведения на трон великого хана» Монголии Джебцун Дамба хутухты богдо-гэгэна, получившего уникальный титул «Многими возведенного»20 (по-монгольски, «Олноо

21 оргогдсон», на санскрите — «Махасамати») и девиз правления «годы многими возведенного», а также храмовое имя «Наран гэрэлт», т. е. «лучезарный, испускающий свет наподобие солнца».

Беспрецедентное возвышение духовного лица, тибетца по происхождению, было восторженно встречено подавляющим большинством населения, Монголии и отмечено празднованием по всей стране. К тому времени церковь играла огромную роль в жизни монгольского общества, она располагала экономическим могуществом и политическим влиянием.

Первым же указом богдо-гэгэна, объявленным в день его восшествия на ханский престол, было образовано правительство'Монголию в составе пяти министров, в ведение которых был передан относительно широкий спектр дел государственного управления. Это были министерства иностранных дел, внутренних дел, военное, финансов и юстиции. Было объявлено о переименовании Урги — Их Хурэ (букв. «Большой, или Великий монастырь») в Ниислэл Хурэ («Столичный монастырь»), что придало городу официальный статус столицы нового государства, о замене старого календаря - по новому летоисчислению отсчет времени стали вести с 1911 г. — первого года правления «многими возведенного».

Духовный и светский глава Монголии Восьмой. Богдо-гэгэн Джебцун Дамба хутухта был самым уважаемым* в то время в стране человеком, к нему верующие массы испытывали глубочайшее благоговение, в ходе национального движения все монголы почитали его как «живого Будду». В сознании монголов богдо-гэгэн был олицетворением и символом монгольского национального единства и самобытности, и только вокруг него в то время могли объединиться все монгольские народности22. Большим уважением Хутухта пользовался и среди бурят-монгольского народа.

Теократия (или ее элементы) сохранились до нового и новейшего времени (Ватикан; до революции 1962 г. - Королевство Йемен).

11 февраля 1929 г. были подписаны Латеранское-соглашение между Папой римским и правительством Муссолини. По этому договору папа получил светскую власть в Государстве - городе Ватикан (0, 44 квадр. км. в границах Рима). Папа как высший наставник, глава и судья церкви* имел и имеет неограниченную власть. Он мог и может в любое время вмешиваться в дела каждого католического диоцеза23 в мире.

Папское государство' обладало и обладает символами политического суверенитета - своим флагом и гимном, жандармерией, и т. п. Вполне реальными являются идеологические возможности этого государства. Оно располагает мощной радиостанцией, вещающей на многих языках, ежедневной газетой «Osservatore Romano». Раз в две недели публикуется официальный орган Апостольской Столицы журнал «Acta Apostolise Sedis», содержащий документы и хронику церковных событий. Ватикан поддерживает дипломатические отношения с более чем 100 странами и представлен в ООН24.

В XX в. принципы теократического государства наиболее наглядно проявились в жизни Ирана, в котором в конце 70-х гг. к власти пришли представители шиитского духовенства во главе с аятоллой Хомейни, где религиозные нормы доминировали-в государственной жизни25. Власть аятоллы Хомейни в Иране продолжалась в течение 10 лет, с 1979 г. по 1989 г.

Идея теократии в 1990-е годы была воплощена в Афганистане, где лидеры движения Талибан стремились ввести управление в полном соответствии с шариатом (исламским законодательством); сходные тенденции в разной степени наблюдались в Судане, Саудовской Аравии, Пакистане, Алжире, Нигерии и ряде других мусульманских странах. Вне мира ислама сравнительно сильные религиозные партии, в той или- иной, форме призывающие к преобладанию <■ сакральных норм, существовали в Израиле, Индии, Шри-Ланке; в США консервативные христианские движения, ставящие целью установление общества, основанного на Библии, еще во второй половине XX века оказывали довольно сильное влияние на публичную политику; некоторые эксклюзивные (закрытые) секты, относящиеся к Новым религиозным движениям, воспроизводили в своем устройстве теократический принцип слияния-светского и религиозного авторитета26.

Анализ реально существующих теократических государств, показывает, I что основнымишризнаками этой- формы государственного управления^ являются: религиозная- регламентация всех сторон общественной жизни, осуществление судопроизводства по нормам религиозного права, провозглашение религиозных праздников государственными, притеснение или запрещение ^других религий.

В* XX в. появились стертые, но не менее влиятельные формы вмешательства представителей религий в политическую жизнь страны. Растет значение экстремальных форм религии. Идеологией теократии все больше становится религиозный мессианизм. Насколько влиятельна может быть религия в решении политических вопросов показывает пример католицизма в Польше, исламистов в Алжире, ваххабитов на Ближнем- Востоке и на Кавказе. Именно в XX в. возродились, религиозные войны между католиками и протестантами в Северной Ирландии, между сторонниками ислама и христианства на Кипре. Противоречия между представителями православия, католицизма и ислама явились одной из причин трагедии Югославии.

Элементы теократического движения можно видеть в событиях в Чечне, Дагестане, Таджикистане, Узбекистане. Рост влияния теократических элементов виден в создании политических партий с религиозным уклоном: христианско-демократических, исламских. Соответственно организуются молодежные религиозные и полурелигиозные организации, различные сообщества, целью которых были1 не только религиозное просвещение, а активное участие в общественной и-политической жизни страны.

Возникновение новых теократических государств на* современном этапе весьма затруднено, но это не означает уменьшения влияния религии на политические процессы во многих странах, и особенно в странах ислама .

Наша работа посвящена истории теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве (аймаке) Бурятии в 1919-1926 гг. Эта тема не являлась предметом специального исследования в отечественной историографии. Лишь касались ее некоторые историки, изучая вопросы революций и гражданской войны в Сибири и Бурятии.

Следует отметить, что подходы и взгляды, которые господствовали в советской историографии по проблеме теократического движения, имели негативную окраску. Насаждая коммунистическую идеологию, советские партийные и карательные органы вели борьбу с так называемыми «контрреволюционными, антисоветскими, антисоциалистическими, националистическими организациями и движениями». В этих условиях за теократическим движением прочно укоренился ярлык «контрреволюционного». Теократическое (балагатское) движение в Хоринском ведомстве в 20-х годах XX века было признано антисоветским и контрреволюционным. Следовательно, оно получило в советской историографии фальсифицированное освещение, а оценка его была выдержана в рамках официальных; государственных идеологических, установок и выработанной методологии.

Между тем, процесс зарождения: и развития теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве (аймаке)- в 1919-1926 гг. требует объективного научного подхода: ' .

Следует подчеркнуть, что в условиях политической? и социальной . нестабильности , процессу зарождения; и развития теократического (балагатского) движения! в Хоринском ведомстве, безусловно, способствовало существование в те: годы; влиятельных центральноазиатских буддийских теократическихтосударств, как Тибет и соседняя Монголия;.во-вторых, нельзя- . не: отметить» влияния на; зарождение данного; теократического движения развернувшегося?: в; тот, период общемонгольского движения за сближение монгольских народов, имевших общее этническое происхождение,' историко-культурную и языковую общность.

Известно, что' история состоит не только? из определенной и последовательной совокупности событий и фактов; но и: из личностей, чья историческая й политическая деятельность нередко оказьгаает серьезное влияние на ход событий; Сегодня; когда! восстанавливается историческая справедливость, возвращаются, народу забытые или-даже оклеветанные имена деятелей науки, культуры и религии Бурятии, наша задача состоит в том, чтобы правдиво рассказать о них.

Актуальность темы определяется еенеразработанностью в отечественной историографии. Требуется объективный «научный анализ, осмысление темы и ее исторического местам История: теократического (балагатского) движения в Хоринском? вед<эмстве в 1919-1926 гг. должна по праву занять свое место в комплексе проблем по изучению истории социально-экономического и общественно-политического развития Бурятии рассматриваемого периода.

Без изучения данной темы-фактически невозможно всестороннее и объективное исследование истории нашего региона.

Известно, • что- с 1990-х годов началось возрождение национальной культуры Бурятии, проявляется интерес, в том числе и исследовательский, к роли и вкладу в духовное становление бурятской нации отдельных личностей. Объектом исследования становится наследие таких деятелей, как Ц.Жамцарано, Э.-Д:Ринчино, Э.-Х.Галыниев, Агван Доржиев, и среди этих имен должно быть имя Лубсан-Сандан Цыденова, организатора и лидера теократического движения в Хоринском ведомстве. Актуальность исследуемой1 нами темы определяется также и научно-теоретическим значением. Если вышеперечисленные имена бурятских деятелей находили своих исследователей и раньше, тснжизнедеятельность Лубсан-Сайдана Цыденова слабо изучена.

Актуальность изучения темы возрастает на современном этапе в связи с переосмыслением проблем советской историщ в ластности, некоторых этапов послеоктябрьской истории, в данном случае - периода 1920-х годов.

Историография' проблемы. Нами использованы исторические труды, авторами которых в основном являются историки Бурятии и Сибири. Проблема теократического! (балагатского) движения в 1920-х годах в Хоринском ведомстве Бурятии привлекала внимание1 прежде всего бурятских исследователей.

Отдельные аспекты проблемы теократического движения затронуты в работах, опубликованных в. 1920-1930-х годах: в работе Г.Отрепьева «Балагады ищут свободы, равенства и. братства» (Чита, 1922), в статьях Матюна «Противоавтономное движение среди бурят-монгольского- населения- ДВР» (Вестник ДВР, Чита, 1922, №3), В.П.Гирченко «Этапы революционного движения в Бурятии в 1917-1918 гг. (Хроника)», опубликованный в журнале «Жизнь Бурятии» (1927), А.Долотова «Октябрьская революция и ламаизм»

См. «Сибирская советская энциклопедия», т. 3, М., 1932), в книгах В.П.Гирченко «Хроника национально-освободительного и революционного движения* в Бурятии (1918-1923 гг.)» (Улан-Удэ, 1935), П.Т.Хаптаева «Национальное движение в Бурятии в период первой русской. революции» (Улан-Удэ, 1938).

Следует отметить, что« в своих работах В.П.Гирченко * и П.Т.Хаптаев использовали ряд документов Бурнацкомаг — Бурнардумы, Верхнеудинского совета и Исполкома* общественных организаций. Однако в вышеназванных публикациях содержатся разрозненные материалы по теме, нет объективного анализа фактов и событий, связанных с Хоринским теократическим (балагатским) движением.

То же самое можно сказать о публикациях, вышедших в послевоенное время - и в наши дни. Вскользь и фрагментарно, притом в негативном плане упомянуто теократическое (балагатское) движение в. академическом издании «История Бурятской АССР» (т. 2, Улан-Удэ, 1959) и «Очерках истории Бурятской областной организации КПСС» (Улан-Удэ, 1970). В этих изданиях дается негативная оценка теократическому (балагатскому) движению в Хоринском ведомстве в 1919-1926 гг. и деятельности его лидеров. Исследования выдержаны в духе идеологических штампов и клише тех времен.

По сравнению с этими трудами в несколько выгодном свете выглядят монографии П.Т.Хаптаева, изданные в 1960-х годах: «Октябрьская социалистическая революция и гражданская война в* Бурятии, ч. 1 - 2» (Улан-Удэ, 1964), и «Бурятия в годы гражданской войны» (Улан-Удэ, 1967), в которых содержатся новые архивные материалы. Правда, их немного, но анализ событий и действий лидеров теократического (балагатского) движения выдержаны в основном в негативном плане.

Некоторые сведения о теократическом (балагатском) движении в Хоринском ведомстве содержатся в работах Н.Д.Шулунова, Ф.М.Шулунова, А.А.Бартановой, Б.Д.Цибикова, К.М.Герасимовой, В.Б.Базаржапова,

A.Н.Кочетова, В.А.Демидова и В.В.Демидова, Л.Б.Жабаевой, А.А.Елаева1,

B.М.Монтлевича, Ц-Х.В.Очировой и Н.В.Цыремпилова, П.Балдандоржийна,

А.Матвеева, Д.Л.Баяртуевой, А.М.Стрелкова, В.В.Бабакова, которые в совокупности» могут ' послужить необходимым фактологическим 28 обоснованием . Философский анализ теократическому движению хоринских лл бурят дал С.Ю.Лепехов . Однако некоторые ученые* писали об этом историческом событии без должного понимания> движения в целом. Это вызвало множество ошибочных и искаженных представлений, связанных с природой теократического (балагатского) движениям Хоринском ведомстве.

Конец' XX века характерен широкой издательской деятельностью по-проблемам буддизма* в Бурятии. Статьи по ним печатались не только в журналах и сборниках, ной в средствах-массовой информации. В1 материалах, опубликованных в последнее десятилетие находим упоминания о Хоринском теократическом (балагатском) движении, о его лидере Лубсан-Сандане Цыденове. Имя Л.-С.Цыденова справедливо вернули из исторического забытья, прежде всего местные периодические издания. Довольно серьезные публикации стали появляться в буддологическом журнале «Гаруда» (Санкт-Петербург). В выпуске 5 серийного издания «Выдающиеся бурятские деятели» (Улан-Удэ, 2004) опубликована статья Э.Ч.Дарибазарона и Ш.Б.Чимитдоржиева «Сандан Цыденов».

Следует отметить, что авторы публикаций пытаются по-новому взглянуть, на проблему теократического (балагатского) движения, находят в этом движении немало позитивного, положительного. В них наметилась тенденция объективного взгляда на теократическое (балагатское) движение.

В настоящей работе собраны и расставлены в единый логический ряд статьи, опубликованные в республиканских и областных газетах на русском, бурятском и других языках, в которых содержатся материалы по нашей теме30. Несомненный интерес представляют произведения художественной литературы, освещающие исторические события 1920-х годов в Бурятии. Это роман Ц.Р.Галанова-«Хун шубуун» (Мать-лебедица). (Улан-Удэ, 1975, 2003), повесть Ц.-Д.Дамдинжапова «Дуугэй ами наЬан» (Судьба брата). (Улан-Удэ, 1975), роман-хроника И.Е.Тугутова «На четырех ветрах» (М., Современник, 1981).Таким образом, историографический анализ отечественной литературы по проблеме теократического (балагатского) движения1 в целом позволяет сделать вывод, что история этого движения в Хоринском ведомстве (аймаке) в 1919-1926 гг. и жизнедеятельность Л.-С.Цыденова- еще не стали предметом исчерпывающего научного исследования, остро нуждается в научно-теоретической разработке.

Целью работы является исследование зарождения и развития теократического (балагатского) • движения в Хоринском ведомстве (аймаке) Бурятии в 1919-1926 гг., сложного и противоречивого процесса в истории хоринских бурят.

Исходя из поставленной цели, определены следующие задачи: показать политические предпосылки зарождения теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве; проанализировать политическое и экономическое положение Хоринского ведомства (аймака) в 1920-х гг.;

- рассмотреть вопросы идейного и организационного оформления теократического (балагатского) движения хоринских бурят, показать развитие движения, выявить его особенности; рассмотреть жизнь и деятельность религиозного деятеля Лубсан-Сандана Цыденова, руководителя теократического движения в Хоринском аймаке;

- показать ход, дать оценку вооруженному противостоянию балагатов-теократов и властей в 1922-1926 гг.; сформулировать выводы, вытекающие из анализа поставленной проблемы.

Объектом исследования является история теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве (аймаке) Бурятии в 1919-1926 гг.

Предмет исследования - зарождение и развитие теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве (аймаке) Бурятии в 1919-1926 гг.

Хронологические рамки диссертации ограничены периодом с 1919 по 1926 г. Начальная временная граница связана с зарождением теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве против принудительного призыва бурятской молодежи в ряды «Сагаан сагда». Конечная грань определяется тем, что в 1926 г. были подавлены последние вооруженные выступления балагатов-теократов.

Территориальные рамки исследования включают границы Бурятии с учетом административно-территориальных изменений, произошедших в рассматриваемый период (Западное Забайкалье, совпадающее в основном с современной территорией Республики Бурятия, образование Бурят-Монгольских автономных областей ДВР и РСФСР, образование Бурят-Монгольской АССР).

Методологическая основа исследования. При написании диссертации широко применялся распространенный в исторической науке принцип историзма, который не допускает модернизации исторических процессов и событий, но позволяет видеть их в реальном развитии и взаимосвязи; и принцип объективности, который ориентирует исследователя на всесторонний адекватный анализ и оценку фактов в их совокупности и целостности.

При анализе проблем, связанных с изучением теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве, использовались сравнительно-исторический и ретроспективный методы, методы сопоставления, анализа и обобщения различных научных взглядов и гипотез. Выбор методов исследования определялся имеющейся источниковой базой, логикой изложения материала и, наконец, стремлением автора максимально убедительно и объективно раскрыть тему диссертационной работы.

Источниковую базу работы составили архивные материалы, собрания официальных документов по истории бурятского национального и религиозного движения.

Прежде всего, следует назвать документальные материалы Национального архива Республики Бурятия (БАРБ), из фондов Центра восточных рукописей и ксилографов Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН (ЦВРК ИМБТ СО РАН), из фондов Музея истории Бурятии им. М.Н.Хангалова. К исследованию привлекались следственные дела, извлеченные из архива Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Республике Бурятия (Архив Управления ФСБ РФ по РБ), документальные материалы Государственного архива Читинской области (ГАЧО).

В НАРБ это директивные, организационно-распорядительные, отчетно-информационные и аналитические документы партийных и советских органов разного уровня, в которых содержатся ценные данные, освещающие борьбу с теократическим (балагатским) движением в Хоринском ведомстве в 1919-1926 гг. Данные НАРБ также включают в себя различные документы институтов- буддийской церкви в Бурятии (дацанов, дуганов, религиозных образований верующих), их переписку с государственными и- светскими учреждениями и организациями. Часть из них написана на монгольском языке.

Так, из использованных автором архивных документов наибольшую ценность для нашей работы представляли материалы следующих фондов: ф. 483 (Бурятский Национальный комитет), ф. 484 (Общебурятский нарревком), ф.р. 248с (Совет Народных комиссаров), ф.р. 278 (Управление Бурят-Монгольской Автономной области ДВР), ф.р. 994 (Хоринское аймачное управление /1921-1922[)■ ф.р. 1706 (Кижингинскишревком /1921-1923/), ф.р. 11 (Хоринский нарревком /1920-1922/), ф.р: 151 (Отдел милиции.Хоринского аймисполкома /1920-1938/), ф. 470 (Кудунский /Кижингинский/ дацан /18311936/), ф.р. 1759 (ф. Шулунова Н.Д., доктора исторических наук), ф.р: 127 (ф.Иванова Д.М., журналиста; члена КПСС с 1920 г.); ф.р. 1746 (ф. Эрдынеева Ц.Э., участника борьбы за власть Советов, ветерана труда, персонального пенсионера, краеведа), ф. 305 (Народная дума бурят-монгол Восточной Сибири - Бурнардума), ф. 711с.

В фонде № 483 (Бурятский Национальный комитет) сосредоточены документы, отражающие ход общенациональных съездов бурят, областных, губернских, аймачных съездов, хошунных, сомонных собраний, протоколы заседаний Бурнацкома, его- Иркутского отдела. В делах фонда содержатся документы, материалы, переписка Бурнацкома с различными органами, учреждениями, общественными организациями, отдельными лицами' и их группами по самым, различным вопросам - по вопросам административной, хозяйственной, военной, финансовой, земельной, социальной, национальной политики.

В фонде № 151 (Хоринская аймачная милиция) содержатся следственные документы, заведенные по фактам различных проявлений теократического (балагатского) движения. Наиболее ценным из них является дело № 364 -«О теократическом движении среди бурят Бодонгутского, Цаганского и Хальбинского хошунов Хоринского аймака».

Автором также обработаны, и проанализированы материалы и других фондов НАРБ: ф.р. 643 (Агван Доржиев - представитель Тибета в СССР, цанит-хамбо, /1853-1938/), ф.р. 415 (Хоринская земская, аймачная управа /1917-1920/), ф.р. 1514 (Хоринское аймачное управление /1918-1925/), ф.р. 386 (Хоринская дума /1918-1920/), ф. 4591 (Ширетуй Чесанского дацана /1846— 1929Г), ф.р. 905 (Хоринская аймачная- управа /1917-1918/), ф. 704 (Правительственный Эмиссариат Прибайкальской области), ф. 21, ф. 408, ф. 474, ф. 476. В бывшем партийном архиве Бурятского обкома КПСС наибольшую ценность для' нашей .работы* представляют материалы ф. 1-п (Бурят-Монгольский Областной комитет ВКП /б/), ф. 34-п (Хоринский аймачный комитет ВКП /б/ Бурят-Монгольской. АССР).

Документальные материалы по теократическому движению хранятся в фондах Центра восточных рукописей и ксилографов Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН (ЦВРК ИМБТ СО РАН): д.636 (Архив Лубсан-Сандана Цыденова), д.299, д.318 (Рукописи Ц.Очиржапова), д.2408 (Рукописи Ц.Эрдынеева), д.316 (Из истории Кижингинского дацана).

Привлечены документы- из> фондов Музея истории Бурятии им. М.Н.Хангалова. В ф. 9644 хранится рукопись Ц.Очиржапова «Теократическо-балагатское движение и бандитизм по Хоринскому аймаку (в 1917-1927 гг.)». В Временном фонде - Инв. №422 (Оригинальный тибетский текст поэмы Л.-С. Цыденова «Лечу по небу» /Оу1агуш-с1иг шуБипет/ Улан-Удэ,

1936). В этом же деле имеется машинописная рукопись сотрудника Антирелигиозного Музея Б.Жигмидона «Контрреволюция под маской теократизма (Балагатчина). Экспозиция Антирелигиозного Музея» историческое введение к концепции выставки, посвященное личности Л.-С.Цыденова и возглавленному им движению. Также, на наш взгляд, интересными являются: д.58 (Дневник Шойванова Жамьяна времен теократического движения среди бурят Хоринского. аймака. 1919 г.), рукопись Б.Ванчикова «Теократизм - демагогическая авантюра обреченных».

В архиве Управления ФСБ РФ по РБ - это следственные дела на лидеров теократического движения, заведенные БМОООГПУ (Бурят-Монгольским Областным Отделом ОГПУ), до последнего времени практически недоступные для исследователей: № 5565/с в отношении лидера теократического движения Лубсан-Сандана Цыденова, № 6020/с в отношении Бадмацырена Бониева и др. (всего 10 человек), № 1836/с в отношении Сандылык Гончикдараева, № 7962/с в отношении Аюши Очирова и др., № 4020/с в отношении Бэликто Дымбрылова.

Некоторые материалы по рассматриваемой нами теме отложились также в ф. 16 с, ф. 1 общ. Государственного архива Читинской области (ГАЧО).

В данных архивах изучены материалы более тридцати фондов. Многие из этих документов впервые вводятся в научный оборот.

Определенную ценность как исторический источник по рассматриваемой теме представляют и материалы периодической печати. На страницах республиканских, краевых и областных газет были опубликованы статьи и письма, касающиеся вопросов теократического' (балагатского) движения. Эти материалы не только дополняют имеющиеся документы архивов, но и служат нередко в качестве важных документальных источников.

Подобные материалы содержат газеты, издававшиеся в Верхнеудинске и Чите: «Вестник ДВЕ», «Прибайкальская правда», «Дальневосточный телеграф», «Дальневосточный путь», «Дальневосточная правда», «Дальневосточная республика», «Прибайкальский край». К исследованию также привлекались местные периодические издания- разных лет: «Бурят-Монгольская правда», «Правда Бурятии», «Бурятия», «Буряад-Монголой унэн», «Буряад унэн». Эти материалы'позволяют проследить многие явлениями события, непосредственно относящиеся к данной теме.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней впервые проведен исторический анализ" теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве Бурятии- в 1919-1926 гг., которое рассматривается- в системном плане,.комплексно-в тесной связи с биографиями наиболее активных деятелей этого движения., Исследование помогло вскрыть некоторые ранее тенденциозно освещавшиеся моменты в истории теократического движения^ позволило также выявить истоки его самобытного развития. В работе использованы, новые архивные материалы, ранее не вводившиеся в научный оборот. История теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве рассматривается в контексте политической истории Бурятии 1920-х гг.

Практическая значимость. Диссертация имеет не только научное, но и практическое значение. Материалы-и выводы, имеющиеся в работе, могут быть использованы при подготовке нового издания «Истории Бурятии» и других научных работ, учебных пособий, при. подготовке лекций и практических занятий по- истории Отечества, в спецкурсах и спецсеминарах по истории Бурятии в высших и средних специальных учебных заведениях.

Апробация работы. Диссертация прошла предварительное обсуждение на заседании Отдела истории, этнологии и социологии ИМБТ СО РАН. Основные положения диссертации изложены в научных докладах на международных и региональных конференциях: «Цыбиковские чтения-7» (Улан-Удэ, 1998), «Молодежь и научно-технический прогресс» (Владивосток, 1998), «Проблемы истории и культуры кочевых цивилизаций Центральной Азии» (Улан-Удэ, 2000), «Актуальные проблемы бурятского языка, литературы, истории» (Иркутск, 2000). По теме диссертации опубликовано 10 научных работ, в т.ч. монография «Теократическое движение в Хоринском ведомстве Бурятии (19191926 гг.)» (Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2008), общим объемом 14, 65 п.л.

Структура работы соответствует избранной цели и задачам. Диссертация состоит из введения, трех глав с примечаниями, заключения, библиографического списка источников и литературы.

 

Заключение научной работыдиссертация на тему "Теократическое движение в Хоринском ведомстве Бурятии"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В нашей работе было рассмотрено теократическое (балагатское) движение вХоринском ведомстве (аймаке) в 1919-1926 гг., являющееся недостаточно изученным и освещенным. Актуальность изучения темы возрастает на современном этапе в связи с переосмыслением проблем политической истории Бурятии, в частности, некоторых этапов послеоктябрьской истории, в данном случае - периода 1920-х годов. Автор стремился изложить основные факты, относящиеся к теократическому (балагатскому) движению и- рассмотреть мотивы поведения людей, определявших их шаги в период гражданской войны, в период вооруженного противостояния теократов-балагатов с советской властью. Следует подчеркнуть, что многие сложившиеся в науке концепции и взгляды на различные этапы истории Бурятии требуют пересмотра и существенного дополнения. Несомненно, подобного дополнения требует и история теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве (аймаке) в 1919-1926 гг., также дополнения требует исследование религиозной и общественно-политической деятельности Лубсан-Сандана Цыденова. История этого движения вполне актуальна и интересна с научной точки зрения.

Между тем, без исследования этой .актуальной темы, послеоктябрьскую историю Бурятии нельзя считать полностью изученной и осмысленной.

Зарождение и развитие теократического (балагатского) движения в Хоринском ведомстве в 1919-1926 гг. представляет собой сложный и противоречивый процесс в истории хоринских бурят, одной из составляющих бурятского народа.

Анализ конкретного материала по истории теократического (балагатского) движения вХоринском ведомстве в 1919-1926 гг. позволяет дать ее периодизацию в виде трех основных этапов: 1) 1919 г. - образование буддийского теократического государства в период режима атамана Г.М.Семенова; 2) 1921 г. - начало второго периода - периода балагатско-теократического движения; 3) с 1922 г. по 1926 г. -период вооруженного противостояния балагатов-теократов с советской властью.

На первом этапе было создано буддийское теократическое государство во главе с ханом-ламойг Лубсан-Санданом Цыденовым, которое было образовано по просьбе большинства населения кодуно-кижингинской долины. Буддийское государство было образовано- на принципах ненасилия. Несомненно, Л-С. Цыденова и лидеров теократического движения не могли не вдохновлять образцы буддийских теократий Тибета и- Внешней Монголии^ действовавшие в политической- реальности того времени. Буддийское теократическое государство было обречено на. крах -государство не вписывалось в общую« политическую картину того времени. Безусловно, лидеры движения не могли-не понимать этого, они руководствовались благородной целью защитить и уберечь своих подданных от насилия, и грабежей. Теократическое движение, возглавляемое смелым, бесстрашным и глубоко верующим ханом-ламой Лубсан-Санданом Цыденовым, спасло много жизней и сумело защитить население от террора, сначала- от белого, затем от красного. Теократическое движение встало на защиту жизненных интересов, прав и свобод бурятского населения Хоринского ведомства. По нашему мнению, хоринские буряты отличались более консолидированным традиционным этническим самосознанием.

Мы соглашаемся с мнением известного ученого-религиоведа К.М.Герасимовой, что «политические определения, теократического (балагатского) движения как "контрреволюционного", "антисоветского", "этноцентрийского", "националистического", "сепаратистского" - несправедливы, поскольку огульные обвинения и расхожие политические ярлыки^ , неприменимы для выяснения объективной исторической природы этого движения»1.

Нельзя не согласиться с оценкой этого движения, сделанной С.Ю.Лепеховым: «"прибежище", которого в условиях жестокой гражданской войны искали хоринцы в полном соответствии с формулой: "Прошу прибежища у Будды, прошу прибежища у Дхармы, прошу прибежища у Сангхи"), носило характер вступления под защиту ценностей и норм буддийской цивилизации. Поэтому здесь не было и не могло быть никаких этноцентристских, националистических сепаратистских стремлений, поскольку они как раз находятся в резком противоречии с духом и буквой принципов буддийской цивилизации, для которой национальные и государственные границы не имеют никакого особого значения»2.

Второй этап теократического (балагатского) движения характеризовался изменением, программных установок, целей и задач, движение претерпело эволюцию. Участников второго этапа движения стали называть балагатами. В основном это были участники теократического движения во главе с Лубсан-Санданом Цыденовым, их сторонники, также некоторые сторонники хошунов, не желавшие исполнять повинности советской власти. Основной движущей силой второго этапа движения в основном были те же теократы, подданные теократического государства. Балагатское-движение, имея глубокую социально-экономические корни, выдвигало определенные политические требования.

На третьем этапе произошло вооруженное противостояние (высшая форма антагонизма) теократов-балагатов с советской'властью. По нашему мнению, третий этап - кульминационный этап теократического движения, именно на этот этап пришелся пик кризиса во взаимоотношениях государства и теократов-балагатов. Вооруженное противостояние теократов-балагатов с правительственными отрядами явилось свидетельством непопулярности политики советской власти в Восточной Бурятии, в частности, в Хоринском аймаке.

Теократы-балагаты в противостоянии с семеновской властью, затем с советской властью сражались за право жить естественной человеческой жизнью, за право верить в буддийскую религию, за свое будущее. Многие теократы-балагаты погибли в семеновских застенках, многие в советских тюрьмах и ссылках. Руководители теократическо-балагатского движения и многие его участники были объявлены контрреволюционерами и репрессированы органами НКВД. Они разделили трагическую судьбу тысяч и тысяч земляков и соотечественников, став жертвой политического произвола тоталитарного режима. Как теократы времен Лубсан-Сандана Цыденова, так и балагаты-теократы выступали в защиту народных масс, за их лучшую жизнь, за права и свободу народа.

 

Список научной литературыДарибазарон, Эрхэтэ Чимитдоржиевич, диссертация по теме "Отечественная история"

1. Государственный архив Читинской области (ГАЧО):фонд 16 с, оп. 1, д. 33;фонд 1 общ., оп. 1, д. 6950.

2. Архив Музея истории Бурятии им. М.Н.Хангалова:дело 58 «Дневник Шойванова Жамьяна времен теократического движения среди бурят Хоринского аймака. 1919 г.»;

3. Временный фонд. Инв. №422. «Жигмидон Б. Контрреволюция под маской теократизма (Балагатчина). Экспозиция Антирелигиозного Музея. Машинописная рукопись»;дело 58 «Рукопись Ванникова Б.».

4. Архив Отдела письменных памятников Востока Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН (ОППВ ИМБТ СО РАН):

5. Архивные дела: «636. Архив Сандана Цыденова»; «299. Рукопись Ц. Очиржапова»; «318. Рукопись Ц. Очиржапова»; «2408. Рукопись Ц. Эрдынеева»; «316. Из истории Кижингинского дацана»; Монгольский фонд -М1, 516.-Р£1г-2у; д. 4.1. Литература

6. Агаджанян, A.C. Буддизм в России / A.C. Агаджанян // Религиоведение: словарь. М.: Академический Проект, 2007. - С. 81-82.

7. Агаджанян, A.C. Теократия / A.C. Агаджанян // Религиоведение: словарь. М.: Академический Проект, 2007. - С. 496-498.

8. Алов, A.A. Мировые религии / A.A. Алов, Н.Г. Владимиров, Ф.Г. Овсиенко. -М.: Изд-во ПРИОР, 1998. 480 с.

9. Ангаева, С.П. Буддизм в Бурятии и Агван Доржиев / С.П. Ангаева. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1999. — 138 с.

10. Андреев, А.И. Буддийская святыня Петрограда / А.И. Андреев. Улан-Удэ, 1992.-126 с.

11. Бабаков, В.В. Бурнацком Бурнардума: первый опыт национально-государственного строительства в Бурятии: Дис. . канд. ист. наук / В.В. Бабаков. - Улан-Удэ, 1997. - 187 с.

12. Базаржапов, В.Б. Буряты на службе Отечеству / В.Б. Базаржапов. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 2005. - 152 с.

13. Базаров, Б.В. Общественно-политическая жизнь 1920-1950-х годов и развитие литературы и искусства Бурятии / Б.В. Базаров; Отв. ред. H.H. Щербаков; РАН. Сиб. отд-ние. Бурят, науч. центр. БИОН. Улан-Удэ, 1995. — 193 с.

14. Базаров, Б.В. Панмонгольский фактор в истории Бурятии в 20-30-е гг. / Б.В. Базаров // The 7 th International Conqress. Улан-Батор, 1997.

15. Ю.Балдандоржийн П. О реабилитации Сандана Цыденова // Долина Кижинги. — 1997. 24 сент.

16. Балдандоржийн П., Матвеев А. О ламе Сандане Цыденове // Долина Кижинги. 1993. - 15 мая.

17. Балдандоржийн, П. О ламе Сандане Цыденове / П. Балдандоржийн, А.Матвеев // Гаруда. 1994. - № 1 (6).

18. Балдандоржийн, П. Страницы истории / П. Балдандоржийн, А. Матвеев // Гаруда. 1994.-.№ 1 (6).

19. Барадин, Б.Б. Буддийские монастыри: Краткий очерк / Б.Б. Барадин // Ориенталистический сборник. СПб., 1992.

20. Бартанова, A.A. Образование Бурятской Автономной Советской Социалистической Республики / A.A. Бартанова. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1964.- 133 с.

21. Батуев, Б.Б. К вопросу о характере национального движения в Бурятии / Б.Б. Батуев // Октябрьская революция и гражданская война в Сибири и на Дальнем Востоке. Улан-Удэ, 1993.

22. Баяртуев, БД. Предыстория литературы бурят-монголов / Б.Д. Баяртуев. -Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2001. 222 с.

23. Баяртуева, Д.Л. Роль Лубсан-Сандана Цыденова в становлении буддизма в Бурятии / Д.Л. Баяртуева // Вестн. Бурят, гос. ун-та. Сер.: Востоковедение. История. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2007. Вып. 5. - С. 13-19.

24. Богомолов, А.И. Религии мира: Новейший словарь / А.И. Богомолов. Ростов н/Д: Феникс, 20Q5. - 667 с.

25. Бороноева, Д.Ц. Динамика пространственно-временной локализации бурят Внутренней Монголии КНР (историко-культурологический анализ). Автореф. дис. канд. ист. наук / Д.Ц. Бороноева. Улан-Удэ, 2000. - 22 с.

26. Борходоева, Е. Агван Силнам. Проповедь нетленного тела / Е. Борходоева // Информ полис. 2003. - 2 июля.

27. Буддизм и Россия. СПб., 1992. - 174 с. - (Orient: Альманах; Вып. 1).

28. Буддизм и средневековая культура народов Центральной Азии / АН СССР. Сиб. отд-ние. Бурят, фил. Бурят, ин-т обществ, наук; Ред. кол.: Н.Д. Болсохоева, М.Г. Брянский, K.M. Герасимова, P.E. Пубаев. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1988.- 158 с.

29. Буддизм. Каноны. История. Искусство. М.: Белый город, 2006. - 650 с.

30. Буддизм: Словарь / JI.JI. Абаева, В.П.Андросов, Э.П.Бакаева и др.; Под ред. Н.Л. Жуковской, А.Н. Игнатовича, В.И. Корнева. М.: Республика, 1992. - 287 с.

31. Бурятские летописи / РАН. Сиб. отд-ние. Бурят, ин-т обществ, наук; Сост. Ш.Б. Чимитдоржиев, Ц.П. Ванникова (Пурбуева). Улан-Удэ, 1995. - 198 с.

32. В неспокойном углу (О теократическом движении в Хоринском аймаке) // Дальневосточный телеграф. 1922. - 22 марта.

33. Вампилов, Б.Н. От Алари до Вьетнама / Б.Н. Вампилов; Отв. ред. С.Д. Дылыков; РАН. Ин-т Востоковедения. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Наука, 1986.-235 с.

34. Вандерхилл, Э. Мистики XX века: Энциклопедия / Э. Вандерхилл. -М.: Астрель: Миф, 2001. 522 с.

35. Ванчикова, Ц.П. К истории 11 хоринских родов / Ц.П.Ванчикова // Средневековая культура Центральной Азии: письменные источники. Улан-Удэ, 1995.- С. 43-52.

36. Васильева, И. Д. Миротворческая и просветительская деятельность буддийского духовенства Забайкалья / И.Д. Васильева, Д.С. Цыренжапова // Проблемы изучения Сибири в научно-исследовательской работе музеев. -Красноярск, 1989.

37. Владимирцов, Б.Я. Буддизм в Тибете и Монголии / Б.Я.Владимирцов. Птб., 1919.-52 с.

38. Востриков, А.И. Тибетская историческая литература / А.И.Востриков; Отв. ред. Ю.Н. Рерих. JL: Наука. Ленингр. отд-ние, 1962. - 427 с. - (Bibliotheca Buddhica, 32).

39. Выдающиеся бурятские деятели. Вып. 5 / РАН. Сиб. отд-ние. Ин-т монголоведения, буддологии и тибетологии, Конгресс бурят, народа; Сост. Ш.Б. Чимитдоржиев, Т.М. Михайлов; Отв. ред. Б.Ш. Доржиев. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 2004. - 186 с.

40. Выдающиеся деятели выходцы из Хори-бурят: Очерки / Сост. Ш.Б. Чимитдоржиев; Ред. Ю.Б. Рандалов. - Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 2002. -212 с.

41. Гармаева, Т.Ф. Реквизиция инородцев на тыловые работы / Т.Ф. Гармаева // Слово о земле Хоринской. Улан-Удэ, 1998. - С. 76-77.

42. Герасимова, K.M. Ламаизм и национально-колониальная политика царизма в Забайкалье в XIX и начале XX векА / K.M. Герасимова; БМНИИК. Улан-Удэ, 1957.- 159 с.

43. Герасимова, K.M. Об историзме в исторических исследованиях: теократическое и балагатское движение в Хоринском аймаке (1917-1926 гг.) / K.M. Герасимова // Региональные музеи: настоящее и будущее. Улан-Удэ, 2003. -С. 122-128.

44. Герасимова, К.М. Обновленческое движение бурятского ламаистского духовенства (1917-1930) / К.М. Герасимова; АН СССР. Сиб. отд-ние. БЬСНИИ. -Улан-Удэ, 1964. 178 с.

45. Гирченко, В.П. Хроника национально-освободительного и революционного движения в Бурятии (1918-1923 гг.) / В.П. Гирченко. Улан-Удэ, 1935.

46. Гирченко, В.П. Этапы революционного движения в Бурятии в 1917-1918 гг.: (Хроника) / В.П.Гирченко. Верхнеудинск, 1927. — 40 с.

47. Далай-лама о Дзогчене. Учения Пути великого совершенства. М.: Цасум Линг & Институт Общегуманитарных Исследований, 2002. 272 с.

48. Дамдинова, Е.Г. Теория власти в индийском и тибетском буддизме. Автореф. дис. . канд. филос. наук / Е.Г. Дамдинова. Улан Удэ, 2005. — 19 с.

49. Дандарон, Б.Д. Буддизм: Сб. ст. / Б.Д.Дандарон. СПб., 1996. - 144 е.: табл.

50. Дарибазарон, Э.Ч. Балагатско-теократическое движение в Хоринском аймаке в 1921-1922 гг. / Э.Ч. Дарибазарон // Монголоведные исследования. Сб. науч. статей. Улан Удэ, 2007. - Вып. 5. - С. 84-104.

51. Дарибазарон, Э.Ч. К вопросу о теократическом движении в 1918-1926 гг. в Хоринском ведомстве / Э.Ч.Дарибазарон // Материалы науч. конф. «Цыбиковские чтения-7». Улан-Удэ, 1998. - С. 100-101.

52. Дарибазарон, Э.Ч. Лубсан-Сандан Цыденов (на бур. яз.) / Э.Ч. Дарибазарон // Байгал. 2007. - № 3, май-июнь. - С. 143-148.

53. Дарибазарон, Э.Ч. Национальное теократическое движение бурятского народа в 1919-1926 гг. / Э.Ч. Дарибазарон // Вестн. Бурят, гос. ун-та. Востоковедение. История. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2007. - Вып. 5. - С. 167-171.

54. Дарибазарон, Э.Ч. Общественная и религиозная деятельность ученого-богослова Сандана Цыденова / Э.Ч.Дарибазарон // Сб. науч. трудов ВСГТУ. Сер.: обществ, науки. Улан Удэ: Изд-во ВСГТУ, 1998. - Вып. 4. - С. 304-308.

55. Дарибазарон, Э.Ч. Сандан Цыденов (1851-1922) / Э.Ч. Дарибазарон, Ш.Б. Чимитдоржиев // Выдающиеся бурятские деятели. Улан Удэ, 2004. - Вып. 5.-С. 83-85.

56. Дарибазарон, Э.Ч. Теократическое движение в Хоринском ведомстве Бурятии (1919-1926 гг.) / Э.Ч. Дарибазарон. Улан-Удэ: Изд-во Бурят, гос. ун-та, 2008. -180 с.

57. Дарибазарон, Э.Ч. Теократическое движение: новое видение проблем / Э.Ч. Дарибазарон // Актуальные проблемы бурятского языка, литературы, истории: Тез. докл. Регион, науч.-практ. конф. Иркутск, 2000. - С. 65-66.

58. Дарибазарон, Э.Ч. Ученый-богослов Сандан Цыденов реформатор буддизма / Э.Ч. Дарибазарон, Ш.Б. Чимитдоржиев // Молодежь и научно-технический прогресс:. Материалы регион, науч. конф. - Владивосток, 1998. - С. 82.

59. Демидов, В.А. Бурятия: от степных дум к автономии / В.А. Демидов, В.В. Демидов. Новосибирск: СибАГС, 2001. - 162 с.

60. До лотов, А. Ламаизм и война / А. Долотов; БМНИИК. Верхнеудинск, 1932. -22 с.

61. Долотов, А. Октябрьская революция и ламаизм / А. Долотов // Сибирская советская энциклопедия. М.: Западно-Сибирское отд-ние ОГИЗ, 1932. - Т. 3. — С. 13-16.

62. Долотов, А. Происхождение буддизма / А. Долотов; БМНИИК. -Верхнеудинск, 1932. 28 с.

63. Доржиев, Д.Л. Крестьянские восстания и мятежи в Бурятии в 1920-1930 годы: (Хроника языком документа) / Д.Л. Доржиев. Улан Удэ: Изд-во ОНЦ «Сибирь», 1993. - 82 с.

64. Доржиев, Д.Л. Социально-политический протест и вооруженныевыступления крестьянства в Бурятии на рубеже 1920-1930-х гг. / Д.Л. Доржиев.

65. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 1996. 180 с.

66. Дугаров, Р.Н. Конь мой гнедой Хоридая (Хэжэнгэ-Худанай Хий-Морин) / Р.Н. Дугаров, Б.А. Абидуев. - Улан-Удэ, 2003.

67. Дугаров, Р.Н. Теократия в истории средневековой Монголии (X-XVII вв.) / Р.Н. Дугаров // Байкал. — 1999. № 1 (март-апрель). — С. 2-35.

68. Егунов, Н.П. Первая русская революция и второй этап национального движения в Бурятии / Н.П. Егунов. Улан-Удэ, 1970. - 197 с.

69. Елаев, A.A. 'Бурятский народ: становление, развитие, самоопределение / А.А.Елаев. М.: Изд-во «Вестком», 2000. - 352 с.

70. Ербанов, М.Н. Вопросы культурно-национального строительства Бурятии: Краткий очерк / М.Н. Ербанов; Предисл. М. Дворкина. — Верхнеудинск, 192652 с.

71. Жабаева, Л.Б. Элбек-Доржи Ринчино и национально-демократическое движение монгольских народов / Л.Б. Жабаева. Улан Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2001. -335 с.

72. Жамцарано, Ц. Народническое движение бурят и его критика / Ц. Жамцарано // Сибирские вопросы. 1907. - № 21, 23, 24, 25.

73. Жамцарано, Цыбен. Путевые дневники (1903-1907 гг.) / Отв. ред. Ц.П. Ванникова; РАН. Сиб. отд-ние. ИМБТ; Ин-т востоковедения (СПб.); М-во культуры РБ. Науч.-исслед. центр. Улан-Удэ, 2001. - 382 с.

74. Железнов, А.И. О тибетских традициях в бурятском буддизме / А.И. Железнов // Тибетский буддизм: теория и практика: Сб. ст. Новосибирск, 1995.-С. 54-79.

75. Жеребцов, Г.А. К истории Гражданской войны в Забайкалье: О так, называемой тапхаевщине / Г.А.Жеребцов // Народы Забайкалья: Возрождение и развитие. Чита, 1997.

76. Жуковская, Н.Л. Буддизм в- истории монголов и бурят: политический и культурный аспекты / Н.Л. Жуковская // Буддийский мир. — М., 1994. — С. 6-16.

77. Жуковская, Н.Л. Бурятия и буряты в жизни Моисея Кроля / Н.Л. Жуковская // Восточная коллекция. М., 2004. - № 4 (19). - С. 69-73.

78. Жуковская, Н.Л. Изучение ламаизма в СССР (1917-1976) / Н. Л. Жуковская // Народы Азии и Африки. 1977. - № 2. - С. 187-196.

79. Жуковская, Н.Л. К вопросу о награде, полученной Дамба Даржа Заяевым от императрицы Екатерины II / Н.Л. Жуковская // Мир буддийской культуры: Материалы междунар. симпоз. 10-14 сент. 2001 г., Агинское Улан-Удэ - Чита. -Чита, 2001.- С. 82-87.

80. Иванов, Г.М. Исторический источник и историческое познание / Г.М. Иванов. -Томск, 1973.

81. Из жизни бурятского населения. Бурятское население и теократическо-монархическое движение // Прибайкальский край. — 1920. № 1. - С. 33.

82. Из истории религиозных конфессий Бурятии. XX век: Сб. док. / Сост.: С.Г. Аюшеева, М.Г. Бухаева, Н.К. Сафонова, Л.П. Щапова. Улан-Удэ, 2001. -260 с.

83. Из истории'Хоринского района: По документам Национального архива Республики Бурятия. 1923-1980 гг.-Хоринск, 1995.

84. Ислам в России. М.: НИИ наследия, 1996. - 119 с.

85. История Бурят-Монгольской АССР: В 2 т. Т. 1 / БМНИИК. Улан-Удэ: Бурят-Монг. кн. изд-во, 1951. - 574 с.

86. История Бурятьской АССР: В 2 т. Т. 2 / АН СССР. Сиб. отд-ние. БКНИИ; Гл. ред. П.Т.Хаптаев. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1959. - 643 с.

87. История Востока: В 6 т. Т. 4: Восток в новое время (конец XVIII- начало XX в.), Кн. 2 / Отв. ред. Л.Б. Алаев, М.Г. Козлова, Г.Г. Котовский и др. М. : Изд. фирма "Вост. лит." РАН, 2005. - 574 с.

88. История Монгольской Народной Республики / Гл. ред.: А. П. Окладников (СССР), Ш. Бира (МНР) и др. М.: Наука, 1983. - 661 с.

89. История религии. В 2 т. Т. 2. / В.В. Винокуров, А.П. Забияко, З.Г.Лапина и др.; Под общей ред. И.Н. Яблокова. М.: Высш. шк., 2002. — 639 с.

90. К распрям в Прибайкалье // Дальневосточная правда. 1921. - 30 июля.

91. Кожевин, В.Е. Дмитрий Шилов / В.Е.Кожевин. Улан-Удэ: Бурят, ьсн. изд-во, 1979.-184 с.

92. Козлов, П.К. Тибет и Далай-лама / П.К. Козлов. Птб., 1920.

93. Корнев, В.И. Буддизм религия Востока / В.И.Корнев. - М.: Знание, 1990. — 63 с.

94. Кочетов, А.Н. Буддизм / А.Н.Кочетов. М.: Политиздат, 1968. - 175 с.

95. Кроль, М.А. Годы ссылки. В гостях у Святого Ламы / М.А. Кроль // Восточная коллекция. М., 2004. - № 4 (19). - С. 74-80. г

96. Кудрявцев, Ф.А. 1905 год в Бурят-Монголии / Ф.А.Кудрявцев. Улан-Удэ: Бурят-Монг. кн. изд-во, 1936. - 58 с.

97. Курас, Л.В. Атаман Семенов и национальные военные формирования / Л.В.Курас // История «белой» Сибири: Тез. II! науч. конф., 2-3 февр. 1999 г. -Кемерово, 1999.

98. Лепехов, С.Ю. Монастыри и философские школы как основные структурообразующие элементы буддийской цивилизации / С.Ю.Лепехов // Буддизм в Бурятии: истоки, история, современность: Материалы конф. Улан-Удэ, 2001.-С. 3-39.

99. Лепехов, С.Ю. Философия мадхьямиков и генезис буддийской цивилизации / С.Ю.Лепехов, РАН. Сиб. отд-ние. ИМБТ; Отв. ред. Л.Е.Янгутов. Улан-Удэ, 1999.-238 с.

100. Ломакина, И.И. Великий беглец. Документальная повесть о судьбе XIII Далай-ламы / И.И.Ломакина. М.: «Дизайн. Информация. Картография», 2001.-288 с.

101. Маркизов, А. Борьба на два фронта за ленинскую национальную политику / А.Маркизов // Советская Бурятия. 1933. - № 1 (июль - август).

102. Материалы первого съезда народов Республики Бурятия. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1997. - 44 с.

103. Матюн. Противоавтономное движение среди бурят-монгольского населения ДВР / Матюн // Вестник ДВР. Чита, 1922. - № 3.

104. Миллер, Г.Ф. История Сибири, Т. 2 / Г.Ф. Миллер. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941.-638 с.

105. Молодцова, E.H. Тибет: сияние пустоты / Е.Н.Молодцова. М.: Алетейа, 2001.-344 с.

106. Монтлевич, В.М. Дхармараджа Бидия Дандарон / В.М. Монтлевич // Гаруда. СПб.: Алга-Фонд, 1992. - № 1. - С. 3-10.

107. Монтлевич, В.М. Буддизм на севере России / В.М. Монтлевич // Наука и религия. 1990. - № 2. - С. 8-9.

108. Монтлевич, В.М. Материалы к жизнеописанию Лубсан-Сандана Цыденова / В.М. Монтлевич // Гаруда. СПб.: Алга-Фонд, 1993. - № 2-3 (4-5). - С. 31-37.

109. Назаров, М.М. Политический протест: опыт эмпирического анализа / М.М. Назаров // Социол. исслед. 1990. - № 10. - С. 47-49.

110. Национальная интеллигенция, духовенство и проблемы социального, национального возрождения народов Республики Бурятия. Улан-Удэ, 1995. -121 с. - (Труды БИОН СО РАН, Вып. 2).

111. Национальное движение в Бурятии в 1917-1919 гг. Документы и материалы / Сост., науч. ред. Б.Б. Батуев. Улан-Удэ: Изд-во ОНЦ «Сибирь», 1994.- 198 с.

112. Нацов, Г.-Д. Материалы по истории и культуре бурят Ч. 1. / Г.-Д.Нацов; Введ., пер. и примеч. Г.Р.Галдановой; РАН. Сиб.отд-ние. Бурят, науч. центр. БИОН. Улан-Удэ, 1995. - 156 е.: ил.

113. Нацов, Г.-Д. Материалы по ламаизму в Бурятии. Ч. 2. / Г.-Д.Нацов; Предисл., пер., примеч. и глоссарий Г.Р.Галдановой; Отв. ред. Ц.П:Ванчикова; Науч. ред. К.М:Герасимова; РАН. Сиб.отд-ние. Бурят, науч. центр. ИМБТ. -Улан-Удэ, 1998. 187 е.: ил.

114. Неудачная вспышка теократов // Дальневосточный путь. — 1922. 9 апр.

115. Новиков, П.А. Гражданская война в Восточной Сибири / П.А.Новиков.— М.: ЗАО Центрполиграф, 2005. 415 с.

116. О бурятском теократическом государстве // Дальневосточная республика. -1920.-№9-10.

117. О теократическом движении // Прибайкалье. 1921. - 1 июля.

118. Оливер, П. 101 ключевая идея: Мировые религии / П.Оливер. Пер. с англ. О.Перфильева. - М.: ФАИР-ПРЕСС, 2002. - 224 с.

119. Откровения тибетских отшельников. Руководство по ретриту / Ригдзин Джигме Лингпа, Тулку Ургьен Ринпоче, Дуджом Ринпоче и др.; пер. с тиб. Лама Сонам Дордже. М:: Открытый Мир, 2006. - 352 с.

120. Отрепьев, Георгий. Балагады ищут свободы, равенства и братства / Георгий Отрепьев. Чита, 1922.

121. Отрепьев, Георгий. Начало нашего осознания / Георгий Отрепьев. Чита, 1922.

122. Очерки истории Восточного Забайкалья: Читинская область. Т. 2. / Под ред. НВТордеева.^ — Чита: Экспресс-издательство, 2007. — 240 с.

123. Очерки истории культуры Бурятии. Т. 1 / Ред.кол.: Е.М. Залкинд, Н.В. Ким, Т.М. Михайлов. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1972. - 490 с.

124. Очирова, Ц-Х.В. Самдан Цыденов и его проект буддийской теократии / Ц-Х.В. Очирова, Н.В. Цыремпилов // Мир буддийской культуры: Духовное наследие и современность: Материалы Междунар. конф. (Сентябрь 2006 г.). -Чита-Агинское-Улан-Удэ, 2006. С. 65-80.

125. Плеханова, A.M. Бурят-Монгольская АССР в условиях новой экономической политики, Кн. 1 : / A.M. Плеханова, Д.К. Чимитова, В.В. Номогоева. Улан-Удэ, 2004. - 213 с.

126. Позднеев, A.M. К истории развития буддизма в Забайкальском крае / А.М.Позднеев // Зап. / ВОИРАО. СПб., 1886. - Т. 1, вып. 3. - С. 69-188; Вост. обозр. - 1887. - № 12. - С. 9-11.

127. Позднеев, A.M. Очерки быта буддийских монастырей и буддийского духовенства в Монголии в связи с отношениями сего последнего к народу / А.М.Позднеев // Зап. / ИРГО по отд. этнографии. 1887. - Т. 16; Отд. изд. — СПб., 1887.-492 с.

128. Предания Кудунского Круга // Гаруда. 1993. - № 2-3.

129. Протоколы заседаний съезда представителей рабочих, крестьян, казаков, бурят Забайкальской области. Чита, 1918.131. «Прошедший 10 трудных этапов обучения.» // Легшед. — 1998. № 3.

130. Пупышев, В.Н. Жизнь, посвященная духовному совершенствованию / В.Н. Пупышев // Священный Байкал. Улан-Удэ, 1995. - Спец. номер. — С. 9-12.

131. Рассказы участников гражданской войны в Прибайкалье / А.Б. Баинов, Л.Е. Элиасов // Зап./ ГИЯЛИ. 1940. - Вып. 2. - С. 80-109.

132. Ринчино, Э.-Д. Бурят-монголы Восточной Сибири / Э.-Д. Ринчино // Жизнь национальностей. -1921.-28 мая.

133. Ринчино, Э.-Д. Документы. Статьи. Письма / Э.-Д. Ринчино. Улан-Удэ: Ред.-изд. отдел Минпечати Республики Бурятия, 1994. — 236 с.

134. Савченко, С.Н. Белая армия на Дальнем Востоке: возникновение и структура (сентябрь 1918 февраль 1920гг.) / С.Н. Савченко // Из истории гражданской войны на Дальнем Востоке (1918 - 1922 гг.): Сб. науч. ст. -Хабаровск, 2000. - Вып. 2. - С. 36-69.

135. Санчиров, В.П. Теократия в Тибете и роль Гуши-хана в ее окончательном утверждении / В.П. Санчиров // Ламаизм в Калмыкии. Элиста, 1977.

136. Сафронова, Е.А. Буддизм в России / Е.А.Сафронова. М.: РАГС, 1998. -117 с.

137. Скрынникова, Т.Д. Ламаистская церковь и государство: Внешняя Монголия: ХУ1-начало XX века / Т.Д.Скрынникова; Отв. ред. Р.Е.Пубаев; АН СССР. Сиб. отд-ние. Бурят, фил. БИОН. Новосибирск, 1988. - 103 с.

138. Слово о земле Хоринской: к 75-летию Хоринского района. Улан-Удэ: Изд-во Бурят, госун-та, 1998. - 320 с.

139. События в Буравтобласти // Дальневосточный путь. 1922. - 30 марта.

140. Соодой лама. Улан-Удэ: Изд-во «Бэлиг», 2006. - 84 с.

141. Среди национальных меньшинств. К ликвидации теократического движения среди бурят-монгол // Дальневосточная правда. -1921.-25 авг.

142. Стрелков, A.M. Легенды и были о великом ламе / A.M. Стрелков // Восточная коллекция. М., 2004. - № 4 (19). - С. 81-83.

143. Стрелков, A.M. Тибетский дневник / А.М.Стрелков. Нижний Новгород: Изд-во «Деком», 1999. - 176 с.

144. Тайны Бурятии. Улан-Удэ, 2004. - Спецвып.: Бидия Дандарон: ' Жизненный путь и духовный подвиг. - 24 с.

145. Теократическое движение среди бурят // Прибайкальская правда. 1922. -№213.

146. Тойнби, А. Постижение истории / А. Тойнби. -М., 1991.

147. Тощенко, Ж.Т. Теократия / Ж.Т. Тощенко // Политическая энциклопедия: В 2 т. Т. 2. М., 2000.

148. Турунов, А. Прошлое бурят-монгольской народности: (Популярный историко-этнологический очерк) / А.Турунов. Иркутск, 1922. - 48 с.

149. Урбанаева, И.С. Цыден Содоев (1846-1916) / И.С. Урбанаева // Выдающиеся бурятские деятели. Улан-Удэ, 2004. - Вып. 5. - С. 81-83.

150. Федотова, М.И. «Бидиядара», или История единственной попытки бурятского народа учредить теократическое государство по примеру Тибета и Монголии / М.И. Федотова // Бурятия. 1996. - 1 авг.

151. Фролова, Г.Д. Богдо-наследник Николай в хвалебных песнях бурят / Г.Д.Фролова // Восточная коллекция. М., 2004. - № 4 (19). - С. 29-33.

152. Хангалов, М.Н. Собрание сочинений: В 3 т. / М.Н.Хангалов; Под ред. Г.Н.Румянцева; АН СССР. Сиб. отд-ние. БКНИИ. Улан-Удэ, 1958-1961. - Т. 1. - 1958.-551 е.

153. Хангалов, М.Н. Собрание сочинений: В 3 т. / М.Н. Хангалов; Под ред. Г.Н.Румянцева; АН СССР. Сиб. отд-ние. БКНИИ. Улан-Удэ, 1958-1961. - Т. 2: -1959.-444 с.

154. Хангалов, М.Н. Собрание сочинений: В 3 т. / М.Н. Хангалов; Под ред. '4

155. Г.Н.Румянцева; АН СССР. Сиб. отд-ние. БКНИИ. Улан-Удэ, 1958-1961. - Т. 3. —1961. — 42Гс.

156. Хаптаев, П.Т. Аймачное и антиаймачное движения / П.Т.Хаптаев // Тр. БКНИИ. Улан-Удэ, 1962. - Вып. 10: Сер. ист. Из истории народов Бурятии (Исследования и материалы). — С. 99-110.

157. Хаптаев, П.Т. Бурятия в годы гражданской войны / П.Т.Хаптаев. -Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1967. — 264 с.

158. Хаптаев, П.Т. Краткий очерк истории бурят-монгольского народа / П.Т.Хаптаев; БМГИЯЛИ. Улан-Удэ, 1942. - 198 с.

159. Хаптаев, П. Т. Национальное движение в Бурятии в период первой русской революции / П.Т.Хаптаев; БМГИЯЛИ. Улан-Удэ, 1938.-147 с.

160. Хаптаев, П.Т. Октябрьская социалистическая революция и гражданская война в Бурятии. Ч. 1-2. / П.Т.Хаптаев; АН СССР. Сиб. отд-ние. БКНИИ. -Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1964. — 338 с.

161. Цибиков, Б.Д. Образование Бурят-Монгольской автономной области Дальнего Востока / Б.Д. Цибиков. Улан-Удэ, 1953.

162. Цибиков, Б. Д. Образование Бурят-Монгольской Автономной Социалистической Республики / Б.Д. Цибиков // 25 лет Бурят-Монгольской АССР. Улан-Удэ, 1948. - С. 12-28.

163. Цибиков, Б.Д. Хоринские степные уложения / Б.Д. Цибиков. -Новосибирск, 1992.

164. Цыбикжапов, В.Б. Ламаизм в Бурятии. Опыт этно-социологического анализа: Автореф. дис. . канд. ист. наук/В.Б. Цыбикжапов. Л., 1978. - 17 с.

165. Цыбиков, Г.Ц. Материалы первого культурно-национального совещания БМАССР / Г.Ц. Цыбиков, Б.Б. Барадин, П.Н. Дамбинов. Верхнеудинск, 1926.

166. Цыденов, Ц.-Д. Даша-Доржо Итыгилов (1852-1927 гг.) / Ц.-Д. Цыденов, Б. Бальжиев // Выдающиеся бурятские деятели. Улан-Удэ, 2004. - Вып. 5. — С. 79-81.

167. Чимитдоржиев, Ш.Б. Бурят-монголы: история и современность / Ш.Б.Чимитдоржиев. Улан-Удэ: ОАО «Респ. тип.», 2001. — 128 с.

168. Чимитдоржиев, Ш.Б. Панмонгольское движение это общемонгольское национальное движение / Ш.Б. Чимитдоржиев // Монголоведные исследования: Сб. науч. ст. - 2000. - Вып. 3. - С. 12-30.

169. Шагдурова, И.Н. История развития общественно-политической мысли Бурятии в первой четверти XX в. Автореф. канд. дис. / И.Н. Шагдурова. -Иркутск, 1995. '■

170. Шевоцуков, П.А. Страницы истории гражданской войны. Взгляд через десятилетия / П.А.Шевоцуков. М.: Просвещение, 1992. - 191 с.

171. Ширапов, Ю.С. Бурятская интеллигенция и-общественно-политическая мысль Бурятии в нач. XX в. / Ю.С. Ширапов. Улан-Удэ, 1993.

172. Шулунов, H.Д. Становление Советской национальной государственности в Бурятии (1919-1923 годы) /Н.Д. Шулунов. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд-во, 1972. - 493 с.

173. Шулунов, Ф. К истории бурят-монгольского казачества: (Краткий очерк) / Ф. Шулунов; БМГИЯЛИ. Верхнеудинск: Бургосиздат, 1936. - 28 с.

174. Шулунов, Ф.М. Контрреволюция и ламство / Ф.М. Шулунов // Зап./ ГИЯЛИ. 1940. - Вып. 2. - С. 110-117.

175. Энциклопедия Забайкалья. Читинская область: В 4 т. Т. 4. Новосибирск: Наука, 2006. - 526 с.

176. Эрдынеев, Ц. Борьба за укрепление Советской власти в Кижинге в 1921-1922 годах / Ц. Эрдынеев // Красная заря. 1960. - 2 дек.

177. Эрдынеев, Ц. О некоторых событиях 1919-1920, годов на территории ; Хоринского аймака / Ц. Эрдынеев // Красная заря. — 1960. 3 апр.

178. Эрдынеев, Ц. Организационно-советская работа в Хоринском аймаке в 1923 1924 годах / Ц. Эрдынеев // Красная заря. - 1961. - 24 марта. •1. На английском языке

179. Bawden CR. Shamans, Lamas and Evangelicals. The English Missionaries in Siberia. London, 1985.

180. Lepekhov S. Yu. Philosophical Views of B.D. Dandaron (1914-1974) // International Conference "Buddhism in Asia: Challenges & Prospects". 10-12 February 2006, Sarnath. Varanasi, India, 2006. - P. 74-76.1. На монгольском языке

181. Damdinsurung Се. Mongyol uran jokiyal-un degeji jayun bilig orusibai. — Улаанбаатар, 1959.-P. 541-547.1. На бурятском языке

182. Балдандоржийн, П. Худанай ламхайн хуби заяан / П. Балдандоржийн // Буряад Унэн. 1997. - октябриин 16.

183. Балдандоржийн, П. Хэжэнгын дасанай хуряангы туухэ (Краткая история Кижингинского дацана) / П. Балдандоржийн. Хэжэнгэ, 2003.

184. Балдандоржийн, П. Цэдэнэй Самдан ламахай тухай / П. Балдандоржийн // Хэжэнгэ. 1992. - № 25, июниин 18.

185. Нимбуев, Т. Худанай ламхай / Т. Нимбуев // Буряад Унэн. 1997. -октябриин 25. ;

186. Номтоев, Ц. Даяанша Сандан лама / Ц. Номтоев // Буряад Унэн. 1992. -ноябриин 26.

187. Худанай ламын магтаал // Хэжэнгэ. — 2003. №34, августын 22.

188. Эрдынеев, Ц. Совет засагай тулоо тэмсэлэй хуудаЬануудИаа / Ц. Эрдынеев // Буряад Унэн. 1963. - №131, июниин 5.