автореферат диссертации по истории, специальность ВАК РФ 07.00.02
диссертация на тему:
Проблемы исторической модернизации России в идейном наследии В.М. Чернова

  • Год: 2006
  • Автор научной работы: Коновалова, Ольга Викторовна
  • Ученая cтепень: доктор исторических наук
  • Место защиты диссертации: Красноярск
  • Код cпециальности ВАК: 07.00.02
Диссертация по истории на тему 'Проблемы исторической модернизации России в идейном наследии В.М. Чернова'

Полный текст автореферата диссертации по теме "Проблемы исторической модернизации России в идейном наследии В.М. Чернова"

На правах рукописи

Коновалова Ольга Викторовна

ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ В ИДЕЙНОМ НАСЛЕДИИ В.М.ЧЕРНОВА

Специальность 07.00.02. - Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук

Красноярск, 2006

На правах рукописи

Коновалова Ольга Викторовна проблемы

исторической модернизации россии в идейном наследии в.м.чернова

Специальность 07.00.02. — Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук

Красноярск, 2006

Работа выполнена на кафедре отечественной истории Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева.

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор В.И. Федорова

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук С.П. Звягин;

доктор исторических наук, профессор В.И. Федорченко;

доктор исторических наук, профессор Э.И. Черняк;

Ведущая организация:

Иркутский государственный университет

Зашита состоится I декабря 2006 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д.212.097.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева по адресу: 660077, Красноярск, ул. Взлетная, 20, Красноярский государственный педагогический университет, исторический факультет, ауд.2-13

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева

Автореферат разослан « 0.4

2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Л.Э, Мезит

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования • .

В истории развития общественно-политического движения в России Виктор Михайлович Чернов занимает'особое место. С его именем связано идейное и организационное становление партии социалистов-революционеров, лидером которой он являлся. Ему принадлежит теоретическое обоснование программы эсеров, в основу которого была положена оригинальная концепция типов капитализма и особенностей исторического развития России. Но если роль Чернова в разработке программно-теоретических установок эсеровской партии в начале XX в. более или менее исследована в отечественной и зарубежной историографии, то его общественно-политическая деятельность и взгляды периода эмиграции до сих пор остаются малоизученными. ■ '

Между тем эмигрантский период явился важной вехой в политической биографии Чернова. Вплоть до самой смерти Виктор Михайлович оставался одной из центральных фигур российской политической эмиграции и активным деятелем международного рабочего и социалистического движения, одновременно продолжая теоретические изыскания. Переосмысление причин политического поражения партии эсеров в годы гражданского противостояния и анализ опыта социалистического строительства в Советской России привели его к разработке теории конструктивного социализма, которая может рассматриваться как своеобразная альтернатива большевистской модернизации. ' '

Изучение теоретического наследия Чернова эмигрантского периода позволяет историкам расширить представления об идейно-политической сущности неонародничества на заключительном этапе его развития, выявить имманентно присущие ему внутренние противоречия и тенденции.

Актуальность изучаемой проблемы не исчерпывается отмеченными аспектами. В современных условиях выявилось несоответствие либеральной модели модернизации страны российским реалиям. Это обозначило перед современной наукой задачи изучения исторического

опыта российской модернизации, особенно на советском этапе развития страны и альтернативных программ, которые выдвигались деятелями политической эмиграции.

Не менее интересны для современных исследователей размышления Чернова о глобальных интеграционных процессах в мировом развитии, обозначившихся после Первой мировой войны, и роли в них России. Его'йдеи о перспективах и основных направлениях развития демократии, распространение ее принципов на сферу социально-экономических и международных отношений, создание механизмов сдержек и противовесов в политической сфере не потеряли своей актуальности до сих пор.

Историография проблемы

В отечественной историографии в оценке эсеровской партии ощущалось сильное давление идейно-политических пристрастий. Представителей охранительного и праволиберального направлений объединяло категорическое неприятие революционно-социалистической ориентации эсеров. Они не видели принципиальных различий между эсерами и большевиками, обвиняя Чернова в пособничестве последним1, хотя ряд либеральных ученых признавали своеобразие эсеровской идеологии, указывали на то, что аграрная программа эсеров учитывала особенности аграрного строя страны, положительно оценивали разработку вопросов правового регулирования в социалистическом обществе.2

В марксистской литературе всячески подчеркивались идейные различия между эсерами и социал-демократами. В стремлении развести

' Спиридович, А.И. Партия социалистов-революционеров и ее предшественники / А.И.Спнридович. - Пг., 1918; Зайцев, А. 1918 год: очерки по истории русской гражданской войны / А.Зайцев. - Париж, 1934; Гинс, Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный MOMeirr русской истории. 1918-1920 гг. (Впечатления и мысли члена Омского правительства): в 2 т. / Г.К.Гинс. - Пекин. 1921; Мельгунов, С.П. Трагедия адмирала Колчака в 3 ч. / С.П.Мельгунов. - Белград, 1930, 1931.

2 Туган-Барановский, М.И. Национализация земли / М.И.Туган-Барановский. - Пг.. 1907; Кауфман, A.A. Аграрный вопрос в России / А.А.Кауфман. — М., 1918; Кистяков-ский, Б.А. Государство правовое и социалистическое / Б.А.Кистяковский // Вопросы философии психологии. - 1906. - Т. 85; Вопросы философии. - 1990. - Хч 6.

эти два направления социалистической идеологии сказались отголоски идейной борьбы народников и марксистов на рубеже веков.3 В.И.Ленин называл эсеровскую доктрину «мелкобуржуазным социализмом», «образцом мещанской апологетики».4 Он не смог в полной мере оценить постановку Черновым проблемы особенностей капитализма в аграрных странах, отвергая все, что расходилось с марксистской схемой универсальности пролетарской революции. Только после Октябрьской революции Ленин вынужден был обратиться к идеям эсеровской аграрной программы, взяв их за основу Декрета о земле. Однако политическое противостояние в годы гражданской войны определило резко негативное отношение Ленина к эсерам.

Критическая оценка Лениным эсеровского руководства, в том числе и Чернова, была редуцирована в ранних работах советских историков. На эсеров была возложена вся тяжесть вины за развязывание гражданской войны и иностранной интервенции. При этом игнорировались глубокие различия в позициях деятелей правого крыла партии и ее центра, возглавлявшегося Черновым, замалчивались факты участия эсеров в борьбе с белогвардейским движением.3

Эти установки получили закрепление в знаменитом «Кратком курсе истории ВКП(б)» И.В.Сталина и надолго определили направления исторических исследований в СССР.

На рубеже 1950-1960-х гг. под воздействием позитивных процессов в общественно-политической жизни страны в советской историографии наметился поворот в изучении эсеровской партии. Заметно расширяется проблематика исследований, делается попытка отойти от крайностей в оценке деятельности эсеров, изучается социальная база партии, эволюция ее программно-тактических установок, разнообраз-

3 Переписка П.Б.Аксельрода и Ю.О.Мартова. — Берлин, 1924.

4 Ленин. В.И. ПСС. - Т.5. - С.213.

* Быстрянский, В. Меньшевики и эсеры в русской революции / В. Быстрянский. -Пг., 1921; Луначарский, A.B. Бывшие люди: очерк истории партии эсеров / А.В Луначарский. - М., 1922; Мещеряков, В.И. Партия социалистов-революционеров / В.И.Мещеряков. - М., 1922; Черноморда«, С.П. Эсеры / С.П.Черномордик. — Харьков, 1930; Ярославский, Е.М. Третья сила ! Е.М.Ярославский. - М.,' 1932.

ные формы деятельности среди народных масс. Однако в трактовке социальной сущности эсерства по-прежнему сохранялся принцип жесткой классовой детерминированности, а эсеровская идеология рассматривалась не иначе как мелкобуржуазная и контрреволюционная по своей сути.6 Естественно, что такой подход автоматически переносился и на характеристику политических воззрений и деятельности Чернова.

На общем фоне ортодоксально-марксистского направления заметно выделялись работы В.Г.Хороса, в которых можно было наблюдать попытку отойти от историко-партийных шаблонов в изучении эсеровской идеологии.7 По мнению Хороса, идеи Чернова о преобладании разрушительных тенденций капитализма в странах, с опозданием вступивших на путь капитализма, реакционном характере национальной буржуазии и потенциальных альтернативах некапиталистической модернизации аграрных стран подтверждаются мировым историческом опытом.

В 1990-е гг. в отечественной историографии явно обозначились черты кризиса марксистской методологической парадигмы. В этих условиях часть историков по инерции продолжали придерживаться устоявшихся стереотипов в оценке неонародничества как идеологии крестьянской демократии, историческая прогрессивность которой была исчерпана уже на этапе буржуазно-демократической революции.8 С дру-

6 Гусев, К.В. Крах партии левых эсеров / К.В.Гусев. - М., 1963; Он же. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. Исторический очерк / К.В.Гусев. - М., 1975; Спирина, М.В. Крах мелкобуржуазной концепции социализма эсеров / М.В.Спирина. - М., 1987; Гинев, В.Н. Аграрный вопрос и мелкобуржуазные партии в России в 1917 г. / В.Н.Гинев. - Л.,1977.

7 Хорос, В.Г. Неонародническая идеология и марксизм / В.Г.Хорос. — М., 1972; Он же. Идейные течения народннческого типа в развивающихся странах / В. Г.Хорос. - М., 1980.

* Алексеева, Г.Д. Народничество в России в XX в. (Идейная эволюция) / Г.Д.Алексеева- -М., 1990; Ишин, В В. Социалисты-революционеры в России в конце XIX - начале XX вв. / В.В.Ишин. - Астрахань, 1995.

гой стороны, наблюдаются попытки пересмотреть ортодоксальные подходы, расширить проблематику исследования.9

Именно в это время появляются первые исследования, посвященные анализу деятельности и мировоззрения Чернова. В них уже нет былого «разоблачительного» пафоса, авторы признают его выдающийся вклад в развитие российской общественной мысли, дается высокая оценка программы социализации земли.10 Однако в работах этих лет встречаются и рецидивы идеологизированного подхода."

В конце XX — начале XXI в.' в отечественной историографии интенсивно развивается новое направление, связанное с изучением идейного наследия российской эмиграции.12 Практически первым диссертационным исследованием, посвященным эсеровской эмиграции, стала работа И.В.Чубыкина.13 Историк Б.К.Ярцев особое внимание уделяет эволюции взглядов Чернова на характер Октябрьской революции. Он

" Леонов, М.И. Партия социалистов-революционеров в 1905-1907гг. / М.ИЛеонов. - М„ 1997; Морозов, К.Н. Партия социалистов-революционеров в 1907-1914 гг. / К.Н.Морозов. - М., 1998; Савельев, П.И. Пути аграрного капитализма в России. XIX век (по материалам Поволжья). / П.И.Савельев. - Самара, 1994.

10 Колесниченко, Д.А. В.М.Чернов / Д.А.Колесниченко // Россия на рубеже веков. Исторические портреты. - М., 199 Г," Гусев, К.В. В.М.Чериов. Штрихи к политическому портрету / К.В.Гусев. - М., 1999; Ярцев, Б.К. Социальная философия В.М. Чернова / Б.К.Ярцев // Был ли у России выбор?.// Н.И.Бухарин и В.М.Чернов в социал-философской дискуссии 20-х гг. -М„ 1996. -C.94-I41..

" Федоренко, A.A. Политическая концепция В.М.Чернова / А.А.Федоренко. - М., 1999. Автор подходит к рассмотрению философско-социологических и программно-тактических установок Чернова с ортодоксально марксистских позиций. Он повторяет оценку, данную в советской историографии, о принципиальном эклектизме мировоззренческих взглядов лидера эсеров, о «терминологической путанице и произвольном использовании» им разнородных понятий, полагает, что в представлениях Чернова о социалистическом обществе «отсутствовали ярко выраженные самобытные черты» (С. 132-133, 136).

12 Костиков, В. Не будем проклинать изгнанье... Пути и судьбы русской эмиграции / В.Костиков. - М., 1990; Омельченко, H.A. Политическая мысль русского зарубежья (очерки истории 1920 - начала 1930-х гг:) / Н.А.Омельченко. - М., 1997.

13 Российские социалисты-революционеры в эмиграции (1920-е годы): автореф. дис. ... канд. истор. наук. 07.00.02 / И.В.Чубыкин. - М., 1996.

приходит к выводу, что если бы не сталинская коллективизация, обернувшаяся непомерными жертвами со стороны российского крестьянства, эсеры, несомненно, повернули бы в сторону сотрудничества с большевиками.14 Такая позиция, несмотря на то что автор верно отражает стремление Чернова к более объективному анализу природы и сущности большевистского режима, все же упрощает взгляды лидера эсеров и нуждается в уточнении.

Важный вклад в изучении эсеровской эмиграции вносит монография К.Г.Малыхина «Большевистская модернизация России и русское зарубежье 20-30-х годов». В главе, посвященной эсеровской эмиграции, автор отмечает, что «именно в эмиграции развернулся поразительный аналитический дар В.М.Чернова. ...Он проделал колоссальную работу по исследованию проблем, с которыми столкнулась большевистская Россия».15 Однако изучение только опубликованных работ Чернова не позволило автору в полной мере оценить предлагавшуюся лидером эсеров альтернативу большевистскому курсу. За «кадром» остались взгляды Чернова на характер экономических и политических процессов в СССР в 1930-1940-е годы.

Сборник документов и монография К.Н.Морозова, посвященные подготовке и проведению политического процесса над эсерами в 1922 г., существенно расширяют круг источников и проблематику исследования по истории эсеровской партии. На основе введенных в оборот новых источников из архива ФСБ проясняются взгляды Чернова на отношение к террору в годы гражданской войны, его роль в организации протестной кампании за границей в период проведения процесса.|ь

14 Ярцев, Б.К. Чернов, эсеры и большевистский режим / Б.К.Ярцев // Свободная мысль,- 1994.-№5.-С.195-198.

15 Малыхин, К.Г. Большевистская модернизация России и русское зарубежье 20-30-х годов / К.Г.Малыхин. - Ростов-на-Дону, 2000. - С.82.

16 Судебный процесс над социалистами-революционерами (июнь-август 1922 г.). Подготовка. Проведение. Итоги: сборник документов. - М., 2002; Морозов, К.И Судебный процесс социалистов-революционеров и тюремное противостояние (19221926): этика и тактика противоборства / К.Н.Морозов. - М., 2005.

В статье, посвященной политическому руководству партии эсеров в 1901-1922-х гг., К.Н.Морозов приходит к выводу, что Чернов в 1919 г. теряет лидерские позиции в партии.17 На наш взгляд, такой вывод не бесспорен. Чернов в партии никогда не претендовал на монопольную роль лидера, работал «в связке» с другими, оставаясь преимущественно теоретиком и идеологом партии. Вплоть до организационного кризиса заграничной делегации ПСР в 1926-1927 гг. эту его роль в партии никто не оспаривал. До отъезда за границу в сентябре 1920 г. Чернов оказывал значительное влияние на принятие важных политических решений.

Плодотворной, на наш взгляд, является попытка саратовского историка А.П.Новикова представить биографию лидера эсеров, в которой большое внимание уделяется эмигрантскому периоду жизни Чернова, отмечается его большой вклад в развитие теории и практики мирового социалистического движения.18 Об объективном интересе современных историков к изучению эсеровской партии свидетельствует выход в свет обзорной историографической работы А.А.Кононенко.19

Если интерес отечественных историков к идейному наследию Чернова отчетливо обозначился лишь в последнее время, то в зарубежной историографии внимание к нему проявилось еще при его жизни. Так, чехословацкий ученый и политический деятель Т.Масарик и американский исследователь Ж.Хеккер, анализируя идейно-теоретические основы мировоззрения Чернова, признавали, что его социологические работы имеют под собой солидную философско-гносеологическую базу и идут в ногу с современными направлениями науки начала XX века.20

17 Морозов, К.Н. Политическое руководство партии социалистов-революционеров в 1901-1922 годах / К.Н.Морозов // Политические партии в российских революциях в начале XX века/под ред. Г.Н.Севостьянова. - М., 2005.-С.483-484.

Новиков, А.П. В.М.Чернов: человек и политик: материалы к биографии / А.П.Новиков. - Саратов, 2004.

Кононенко, А.А. Партия социалистов-революционеров в 1901-1922 гг. Проблемы историографии / А.А.Кононенко. - Тюмень, 2004.

20 Masaruk, Т. The Spirit of Russia: Studies in History, Literature, and Philosophy / T.Masaruk. - London, 1970. - V. 2. - P. 372-375; Hecher, J. Russian Sociology: A Contri-

С конца 1950-х гг. на Западе активизировалось изучение истории партии эсеров. Заметным явлением стал выход фундаментальных работ О.Г.Рэдке.21 Исследователь усматривал истоки идеологии и политики эсеров не только в народничестве, но и в идеях западной социал-демократии начала XX века. Рэдке подчеркивал антибуржуазную направленность эсеровской аграрной программы, но считал, что она носила декларативный характер. Программа социализации земли характеризуется им как фантазия «безответственных интеллигентов», но вместе с тем он сетует, что эсеры отказались реализовать ее в 1917 году. Причину поражения эсеров историк видит в политических просчетах Чернова, не решившегося организационно оформить раскол партии в период революции и гражданской войны.

Немецкий историк М.Хильдермайер оспаривает утверждение Рэдке, согласно которому история партии эсеров предстает в виде цепи субъективных ошибок. В условиях России, отмечает историк, модернизация страны была неизбежно связана с реализацией кардинальных социальных реформ. Их могли осуществить две могущественные революционные силы - эсеры и большевики, идейные и политические разногласия которых объективно отражали противоречия между аграрным и промышленным секторами экономики. Невозможность интегрировать город и деревню составляла фундаментальную дилемму российской революции, это в конечном счете и предрешило поражение эсеров. Кроме того, Хильдермайер справедливо считает, что эсеры не смогли найти оптимальный вариант организационной структуры партии, позволявшей эффективно руководить народным движением, а поэтому ПСР не стала партией аграрных масс, оставшись организацией интеллигентского меньшинства.22

bution to the History of Sociological Thought and Theory / J. Hecher . - New York, 1969. -P. 256.

21 Radkey, O.H. The Agrarian Foes of Bolshevizm. Promise and Default of Russian Social-Revolutionaries I O.H.Radkey. - N.Y., 1958; Ibid. The Sickle under the Hammer / O.II.Radkey. -N.Y., 1963.

22 Hildermeier, M. The Russian Socialist Revolutionary Party Before the First World War / M. Hildermeier. - New-York: St. Martin's Press. - 2000. - PP.340-343.

Практически единственной персоналией, посвященной Чернову, в зарубежной историографии является диссертационное исследование его внука — С.Б.Сосинского, который акцентирует внимание на демократических установках лидера эсеров и категорическом неприятии им диктаторских методов большевиков.23

В публикациях зарубежного историка М.Меланкона признается, что поражению эсеровской партии способствовали объективные причины — быстрый рост партии весной 1917 г. и нарастание противоречий между радикальным и умеренным ее флангами. Ошибка Чернова, ставшая роковой по мнению указанного автора, состояла в том, что он не сумел вовремя нейтрализовать влияние правого крыла в руководстве партии и тем самым способствовал отчуждению левых эсеров.24

Гораздо менее изучен в зарубежной литературе эмигрантский период жизни и деятельности Чернова. В общих работах по истории русской эмиграции М.И.Раева и Д.Глэда имя Чернова упоминается лишь эпизодически.25 Это вызывает недоумение, поскольку в американских и голландских архивах находятся уникальные коллекции документов, свидетельствующих об его активной политической и творческой деятельности за рубежом.

Таким образом, в изучении идейного наследия Чернова в отечественной и зарубежной историографии накоплен огромный положительный опыт. Но вместе с тем следует отметить, что степень изученности мировоззрения Чернова вряд ли можно признать достаточной. Практически не исследованным остается период его последней эмиграции, оказавшийся очень плодотворным для разработки ключевых теоретиче-

23 Pages from the live and work of an SR leader a reappraisal of Victor Chernov.: Dissertation... for the degree ofDoctor ofPhilosophy/S. B.Sossirisky, - Boston, 1995.

24 Melancon, M. Chernov / M.Melancon // Critical companion to the Russian Révolution 1914-1921 / Edited by Edward Acton, Vladimir Chemiaev, Willian Rosenberg. - London, Sydney, Auckland, 1997. - PP.136-137; Melancon, M. The Socialist-Revolutionary Party (SRs), 1917-1920/M. Melancon// lbid.-PP.281-290.

25 Раев, M. Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции. 1919-1939 / М. Раев - М., 1994; Glad, J. Russia Abroad. Writers, History, Politics / J.GIad. - Hermitage, 1999.

ских проблем политической и социально-экономической доктрины эсерства, основанной на анализе большевистского опыта модернизации страны в контексте мировых процессов. Без изучения этого этапа проблема эволюции мировоззрения Чернова, его роли и места в истории российского революционного и международного социалистического движения не может быть решена.

Методологическая основа исследования

Дальнейшее продвижение в изучении идейно-политической борьбы в России в эпоху революционных преобразований начала XX в. возможно при условии обновления методологической базы на основе творческого переосмысления теоретических подходов, которые дает современная историческая наука. Представляет интерес в этом плане концепция модернизации, позволяющая объяснить эпохальные изменения, происходящие в мире при переходе от традиционного общества к современному.

В отечественной литературе определились две позиции по проблеме модернизации. Сторонники классической версии рассматривают ее как процесс капиталистического развития, движения к ценностям западной цивилизации, охватывающей различные сферы общественной жизни.26 Приверженцы второй точки зрения сводят модерйизацию к достижениям индустриализации и научно-техническому прогрессу.27

На наш взгляд, социально-экономические аспекты модернизации неразрывно связаны с политической и культурной ее составляющей. Модернизация — это взаимообусловленный процесс индустриального развития и освобождения общества от феодальных и сословных пут, сопровождавшийся ростом активности народных масс. Революционная ситуация 1917 г. продемонстрировала неспособность политической

26 Красильщиков, В.А. Вдогонку за прошедшим веком. Развитие России в XX веке с точки зрения мировых модернизаций I В.А.Красильщиков. - М., 1998; Малыхин, К.Г. Большевистская модернизация России и русское зарубежье 20-30-х годов / К.Г.Мапыхин. - Ростов-на-Дону, 2000.

27 Дмитре- нко, В.П. Последние десять лет в контексте истории России XX века (Куда идет Россия? 10 лет реформ. Заседание круглого стола) / В.П.Дмитре- нко // Отечественная история. -1995,-№4.

элиты самодержавной России аккумулировать энергию народных масс для реализации задач модернизации страны. Практически в годы революции и гражданской войны решался вопрос не только о победе определенных политических сил, но и о путях модернизации России.

Неэффективность и ограниченность либерально-буржуазной модели модернизации, с одной стороны и патриархально-подданический тип политической культуры основной массы народа — с другой, способствовали торжеству большевизма. Большевистская политическая элита, используя различные экономические и политические рычаги управления оказалась способной мобилизовать все ресурсы государства и общества для проведения форсированной индустриализации страны. Это определило своеобразие большевистской модернизации — ведущая роль государства во всех сферах общественной жизни и система политической диктатуры. Большевикам удалось создать особую равновесную систему, нейтрализующую на определенном этапе противоречия мо-дернизационного процесса и сочетающую традиционные культурно-исторические формы с инновациями технического прогресса.

Модель модернизации России, предлагаемая Черновым, представляет программу преобразований, альтернативную как либерально-буржуазному реформаторству, так и большевистской диктатуре. Пытаясь найти вариант модернизации страны, отвечавший особенностям ее культурно-исторического развития, Чернов старался сочетать приверженность к институтам и ценностям традиционного общества (кооперация, коллективизм, уравнительность) и стремление к утверждению новых общественных отношений, основанных на признании прав человека, политической демократии. Программа модернизации страны Чернова эволюционировала под воздействием большевистского опыта в направлении признания важной роли государства в процессе социальных преобразований, но ставка на развитие правового государства и демократии оставалась для него неизменной.

Мы попытались отойти от старых методологических установок классового детерминизма, полагая, что мировоззрение человека представляет сложный синтез различных составляющих, оно обусловлено

комплексом условий и не определяется лишь классовой принадлежностью индивида. Большое влияние на формирование общественно-политических позиций личности наряду с социальным окружением имеет морально-этическая мотивация. При анализе мировоззрения Чернова плодотворным, на наш взгляд, является комплексный, междисциплинарный подход, позволяющий продуктивно сочетать сравнительно-исторический метод и принципы объективизма и историзма с методами других общественных наук, таких как социология и политология, право, психология и экономика.

Объект н предмет исследования

Объектом исследования являются идейно-политические процессы в российском обществе и эсеровской эмиграции в первой половине XX в. Предметом — мировоззрение Чернова в эпоху революции, гражданской войны и периода последней эмиграции. Мы исследуем, прежде всего, его социально-экономические и политические представления о перспективах развития российского общества, оценку большевистского опыта построения социализма в контексте общемировых политических процессов.

Хронологические рамки исследования

Нижний' временной рубеж исследования относится к периоду Февральской революции, когда четко проявились альтернативы исторического развития страны. Период от февраля к октябрю является кульминационным в политической карьере Чернова.

Верхняя грань исследования: рубеж 1940-х — начало 1950-х гг. — это заключительный этап активной политической и творческой деятельности Чернова, когда он подводит определенные итоги осмыслению опыта политической борьбы и изучению политических и социально-экономических процессов в СССР.

Цель и задачи исследования

Целью диссертации является изучение разработанной Черновым концепции социалистической модернизации России в неразрывной связи с критическим анализом большевистской теории и практики пере-

устройства страны и основными тенденциями мирового политического развития.

В соответствии с целью определены основные задачи работы:

- изучить взгляды Чернова на характер и особенности революционного процесса в России;

- выявить его оценку и характеристику экономической и политической сторон большевистской модернизации;

- определить концептуальные положения модели конструктивного социализма Чернова и предлагаемых им путей политического и экономического преобразования страны;

- рассмотреть основные принципы сравнительного анализа Черновым тоталитарных систем и режимов;

- проследить развитие взглядов Чернова на роль СССР в международных процессах 1930-1940-х годов.

Структура исследования

Решению основных задач исследования подчинена структура работы. В первой главе прослеживаются взгляды Чернова на революционный процесс в России. Вторая глава посвящена исследованию экономических аспектов социалистической доктрины Чернова и его оценке большевистской экономической политики. В третьей главе рассматривается разработка Черновым политических основ конструктивного социализма и его анализ политической системы СССР. Четвертая глава посвящена сравнительной характеристике Чернова двух моделей тоталитарных государств: СССР и фашистской Германии, анализируются его взгляды на роль СССР накануне и в годы Второй мировой войны.

Новизна исследования

Новизна исследования заключается в комплексном подходе к изучению мировоззрения Чернова, которое рассматривается на всех его структурных уровнях, включая анализ идеологических компонентов, экономической и политической сторон общественного идеала. В диссертации впервые рассматривается эволюция взглядов Чернова по коренным вопросам социалистической доктрины со времени Февральской революции до начала 1950-х гг., что позволяет в должной степени рас-

крыть его роль как теоретика и лидера партии эсеров и крупной политической фигуры социалистической эмиграции.

Характеристика мировоззрения и социалистической доктрины Чернова основывается на анализе не использовавшихся ранее опубликованных трудов и архивных материалов из заграничных архивных коллекций.28 Все это позволяет расширить и конкретизировать представление о его взглядах по краеугольным программно-теоретическим вопросам, по-новому оценить место Чернова в общественно-политической борьбе в России и истории мировой социалистической мысли XX века.

Источники

Для решения поставленных задач проработан значительный комплекс опубликованных и архивных источников. Его основу составляет творческое наследие самого Чернова.

Важную роль для изучения взглядов Чернова в период революции и гражданской войны имеет знакомство с его статьями в периодических эсеровских изданиях «Дело народа» и «Дело». Как правило, статьи писались на злобу дня, по горячим следам и позволяют проследить эволюцию'воззрений Чернова на самые яркие события революции и гражданской войны. Особенно важны для историка в плане выявления его оценок большевистского режима статьи «Право революционной диктатуры», «Ленин против Каутского. Демократия и диктатура», опубликованные в 1918-1919 гг. в эсеровской газете «Дело».

Огромное значение для исследования имеют также два тома собрания сочинений Чернова, изданных в 1917-1918 гг. по решению ЦК ПСР. Первый том — «Земля и право» - включает наиболее важные работы по аграрной тематике. Второй — «Основные вопросы пролетарского движения» — содержит труды Чернова по истории рабочего и профессионального движения в России и за рубежом. Проблеме соотношения демократии и диктатуры посвящены его статьи в эсеровских сборниках

2* В приложении дается библиография опубликованных работ В.М.Чернова, составленная на основе архивных и библиографических разысканий. Она включает более 860 наименований и на данный момент является самой полной.

«Русский рабочий» (Пг., 1918), «Большевики у власти. Социально политические итоги октябрьского переворота» (ГТг., 1918). Определенный интерес в этом аспекте представляют рукописные тезисы Чернова о демократии, относящиеся к началу 1930-х гг., опубликованные автором диссертации в журнале «Исторический архив» (2001, №4).

Работы Чернова периода гражданской войны и отрывки из начатой им истории партии эсеров представлены вместе с другими партийными документами в фундаментальном сборнике «Партия социалистов-революционеров после октябрьского переворота 1917 года», изданном в 1989 г. в Амстердаме известным историком эсеровской партии М.Янсеном. Он подготовил также к изданию в Москве наиболее полную версию «Конструктивного социализма» Чернова.29 В ходе архивных изысканий в фонде Чернова нами также были выявлены фрагменты второго тома «Конструктивного социализма», считавшегося до последнего времени утерянным. Они посвящены анализу аграрной проблемы.30

В 2000 г. в российском журнале «Вопросы истории» (ХгХ°7-10) американскими историками Ю.Г.Фельштинским и Г.И.Чернявским были представлены «Протоколы заседаний ЦК партии эсеров (июнь 1917 - март 1918 гг.) с комментариями В.М.Чернова». В 2006 г. ими была опубликована статья лидера'эсеров ««Черновская грамота» и Уфимская Директория» (№№2-4). Эти работы позволяют конкретизировать взгляды Чернова на события революции и гражданской войны.

В годы эмиграции Чернов продолжал работать над важнейшими программно-теоретическими вопросами. Особый интерес для исследователей в этом плане имеет знакомство с его статьями, опубликованными на страницах эсеровских заграничных изданий «Народное дело», «Революционная Россия», «Воля России», «Голос России». Фундаментальное значение для изучения предлагаемой Черновым модели развития страны и анализа результатов большевистского опыта строительст-

Чернов, В. Конструктивный социализм / В.Чернов. — М., 1997.

Чернов, В.М. Глава из рукописи II тома книги «Конструктивный социализм». 1920-е гг. / подготовила О.В.Коновалова И Исторический архив. - 1997. - №5-6. -С. 122-140

ва социализма имеет первый том «Конструктивного социализма» (Прага, 1925). Чернов выступает здесь как убежденный сторонник эволюционного перехода к социализму через постепенное расширение социалистического сектора экономики и широкое развитие демократии. Работа «Рождение революционной России (Февральская революция)» (Прага, 1934) конкретизирует и обобщает взгляды Чернова на события Февральской революции. Дополненная и переработанная версия этого труда была переведена на английский язык профессором Йельского университета США Ф.Е.Мозели и опубликована в 1936 году.31

В 1930 г. в США вышли семь номеров «Бюллетеня Американской Федерации ПСР», а в 1933 г. — два номера журнала «Пути», посвященные проблемам тоталитаризма в Германии и России. Значительную часть опубликованных в них материалов составляют статьи Чернова. С 1941 г. эсерам удалось организовать издание в Нью-Йорке журнала «За свободу». Представленные в нем статьи Чернова позволяют познакомиться с его взглядами на важнейшие события Второй мировой войны и роль СССР в мировом противостоянии.

Существенно расширяют возможности исследования неопубликованные работы Чернова 1920-1930-х гг., сохранившиеся в его личном фонде (5847) в ГАРФ и фонде (274) ЦК партии эсеров в РГАСПИ. Анализ социальных процессов в России представлен в его статьях «Черный передел 1918 г.», «Социальная структура послереволюционной России» и «Русская партия социалистов-революционеров и крестьянство».32 Машинописный автограф брошюры Чернова «Итоги марксизма. Демократия, диктатура, социализм», подготовленный к 50-ой годовщине смерти К.Маркса, позволяет выявить его позиции в 1930-е годы.33 В работе Чернов подводит итог идеологическим исканиям в марксизме. Он приходит к выводу, что реанимировать доктрину марксизма в современных условиях невозможно.

31 Chernov, V. The Great Russian Revolution / Translated and Abridged by Philip E. Moseley / V. Chernov. - New Haven: Yale University Press, 1936. - 1X+446 P.

32 ГАРФ, ф. 5847, on. 1, д.40, л. I -29; д.31, л. 1 -108; д.28, л . I -21.

33 ГАРФ, ф.5847, on. I, д. 11, л. 1 -190.

Наибольшую ценность для изучения истории эсеровской эмиграции представляет крупнейшая архивная коллекция Б.И.Николаевского из Гуверовского архива при Стэнфордском университете США34. Более 40 объемных коробок этой коллекции содержат материалы Чернова. Наибольшую ценность в ней представляют неопубликованные работы Виктора Михайловича 1930-1940-х гг., посвященные анализу тоталитарных режимов в СССР и Германии.35 Фонды В.М.Зензинова и ПСР из Бахметь-евского архива при Колумбийском университете США в определенной мере дополняют Гуверовскую коллекцию. Среди неопубликованных работ Виктора Михайловича периода Второй мировой войны в коллекции Зензинова (ЬохЗ, f. «Chernov») нами обнаружена статья «Демократия в войне», посвященная проблемам демократии и тоталитаризма.

Большой массив материалов по истории эсеровской эмиграции находится в коллекциях ПСР и Чернова в Международном институте социальной истории в г.Амстердаме. Личная коллекция Чернова включает 45 коробок, из которых наибольшую ценность представляют материалы, посвященные его поездке в Палестину (box 21-22), неопубликованные фрагменты 2-го тома «Конструктивный социализм» (box 8) и статьи о гражданской войне (box 45). Среди неопубликованных материалов архива интересны письма Чернова о наиболее актуальных событиях мировой политики 1930-х годов.36 Основная часть коллекции ПСР микрофильмирована и передана в РГАСПИ (Ф.673).

Ценную информацию для воссоздания атмосферы идейной и политической борьбы эпохи содержат эпистолярные и мемуарные источники. Особую важность для нас представляют воспоминания самого Чернова — «Записки социалиста-революционера» (Берлин, 1922) и «Пе-

54 Благодаря финансовой поддержке Программы Фулбрайта (США) диссертанту удалось поработать в Гуверовском архиве Стэнфордского университета и Бахметьев-ском архиве Колубийского университета США.

35 Hoover Institution archives, B.I.Nikolaevsky Collection, box 391, ff.2,9, 13, 14,22.

''' International Institute of Social History (1.1.S.O.), V.M.Chernov, box 18.

ред бурей» (Нью-Йорк, 195Э), а также других видных представителей российской эмиграции.37

Практическая значимость работы

Полученные результаты исследования могут быть использованы для углубленной научной разработки проблем общественно-политической истории России начала XX в. Фактический материал и выводы могут быть полезны для соответствующих спецкурсов по отечественной истории в системе вузовского обучения.

Апробация работы

Основные положения и выводы диссертации были апробированы на международных, всероссийских и региональных конференциях. Автор неоднократно выступала с докладами на международных конференциях в Кемерово, посвященных истории белого движения в Сибири (2003, 2005 гг.). Принимала участие во Всероссийской конференции выпускников Программы Фулбрайта на базе Томского университета в 2005 году. Была активным участником международной конференции, посвященной 180-летию М.Сперанского в Иркутске (2003 г.), а также неоднократно представляла доклады на международные, всероссийские и региональные конференции, проходившие в Красноярске. Базовые положения диссертации нашли отражение в 29 научных публикациях объемом более 37 п.л. Работа обсуждена на заседании кафедры отечественной истории исторического факультета Красноярского государственного педагогического университета им. В.П.Астафьева.

37 Аргунов, А. Между двумя большевизмами / А.Аргунов. - Paris, 1919; Вишняк, М. Годы эмиграции, 1919-1969 гг. / М.Вишняк - Париж; Нью-Йорк, 1970; 2-е изд. - СПб., 2005; Вишняк, М. Дань прошлому / М.Вишняк. - Нью-Йорк, 1954; Дневник П.Н.Милюкова. 1918-1921. - М., 2004. Зензинов, В.М. Пережитое / В.М.Зензинов. -Нью-Йорк, 1953; Керенский, А.Ф. Россия на историческом повороте / А.Ф.Керенский. -М., 1993; Керенский, А.Ф. Русская революция 1917 / пер. с фр. Е.В.Нетесовой. - М„ 2005; Милюков, П И. Воспоминания / П.И.Милюков: в 2 т. - М., 1990; Церетели, И.Г. Воспоминания о Февральской революции / И.Г.Церетели: в 2 кн. - Париж, 1963

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и приложения

Во введении дается обоснование темы, характеристика научной литературы и источников, формулируются цели и задачи исследования.

В первой главе — «В.М.Чернов о революционном процессе в России 1917-1921 годы» - изучается разработка Черновым программно-тактических установок эсеровской партии в условиях начавшейся революции, выявляются его роль во Временном правительстве и позиция в годы гражданской войны.

Первый параграф — «От Февраля к Октябрю» — посвящен анализу Черновым социально-политической обстановки, сложившейся после Февральской революции.

Если В.И.Ленин оценивал политическую ситуацию после Февральской революции как двоевластие, то Чернов характеризовал этот период как безвластие, обусловленное тем, что ни буржуазия, ни революционные массы не обладали достаточной силой, чтобы овладеть властью. Отношение между Советами и правительством лидер эсеров определял следующей формулой: «бессильная власть и безвластная сила».38

Чернов полагал, что на первом этапе революции для создания демократических институтов в стране необходим широкий блок либеральных и революционных сил. Поэтому дальнейшую перспективу он видел в постепенной трансформации Советов в парламентскую форму с широким представительством как партий социалистического, так и либерального спектров. Он не только не усматривал опасности союза социалистов с либералами, но и считал его необходимым условием переходного периода, когда возможности для социалистических преобразований еще не созрели. Вхождение социалистов во Временное правительство лидер эсеров расценил как победу трудовой демократии и считал, что история дает России шанс решить важнейшие социальные

Чернов, В.М. Рождение революционной России (Февральская революция) / В.М.Чернов. - Прага, 1934. -С.369.

вопросы путем реформ. Поэтому тактика партии была переориентирована исключительно на легальные методы политической деятельности.

Возглавив в правительстве Министерство земледелия, Чернов попытался реализовать аграрную программу партии, однако встретил резкое сопротивление со стороны либерального большинства. Опыт первого коалиционного правительства зародил у Чернова сомнения в эффективности тактики блока с буржуазией, но к окончательному выводу о невозможности соглашения с кадетами он приходит только после Корниловского мятежа.

После августовских событий Чернов выдвигает лозунг создания однородного социалистического правительства. Однако этот призыв встретил активное сопротивление в руководстве партии, большинство которого настаивало на продолжении коалиции с либералами. Чернову не удалось сплотить партию, нейтрализовать возрастающее влияние правых элементов, опираясь на левое крыло. Это блокировало возможности левых оказывать серьезное влияние на принятие политических решений в партии, вызывало их недовольство, подтолкнув к расколу. Таким образом, накануне Октябрьской революции Чернов оказался в политическом вакууме, утратив рычаги влияния на партийное большинство.

Позднее Чернов вынужден был признать, что курс на сохранение коалиции с либералами ценою отказа от проведения социальных реформ, аграрных преобразований способствовал потере эсерами социальной поддержки и лидирующих позиций.39 Следует заметить, что само стремление к широким политическим коалициям не может рассматриваться как проявление классовой ограниченности, вытекающей из мелкобуржуазной сущности эсеровской партии. При определенной ситуации коалиционная тактика могла бы привести к образованию прочного левого блока. Но в условиях слабости и рыхлости партийной структуры эсеров как одной из самых влиятельных левых партий эта альтернатива не была реализована.. . .

19 Краткий отчет о работе IV съезда ПСР. - Пг., 1918. - С. 123.

Чернов не сводил причины поражения партии только к тактическим просчетам. Главным уроком для него стала ревизия фундаментальных основ революционного мировоззрения, характеризующихся завышенными представлениями о возможности управлять революционным процессом. Анализируя в годы эмиграции революционные события 1917 г., Чернов приходит к заключению, что недостаточное развитие в народе навыков хозяйственного и гражданского самоуправления, политическая незрелость привели революцию к «охлократическому перерождению» и способствовали торжеству большевизма.

Во втором параграфе — «.Борьба за Учредительное собрание» — исследуются отношение Чернова к большевистской власти и обоснование им программно-тактических установок эсеровской партии в период октября 1917 г. - ноября 1918 года.

Октябрьскую революцию Чернов встретил враждебно, увидев в провозглашенной большевиками диктатуре пролетариата главную угрозу демократии и свободе. Он не отрицал возможности установления диктатуры пролетариата и крестьянства для подавления сопротивления реакционных классов в период гражданского противостояния, но считал ее временной мерой. Провозглашение большевиками диктатуры пролетариата в аграрной стране, по его мнению, означало взятие курса на диктатуру меньшинства, что могло привести к упрочению диктаторского режима всерьез и надолго.

Коалицию большевиков с левыми эсерами Чернов считал временной политикой, которая была нужна большевикам для использования популярной среди крестьянства эсеровской программы социализации земли в период выборной кампании в Учредительное собрание. Вместе с тем он признавал, что провозглашение большевиками курса на созыв Учредительного собрания, прекращение войны и первые большевистские декреты привлекли к ним значительную часть трудящихся. Выступить против большевизма в этих условиях - значит посеять междоусобную вражду в народе. Поэтому на IV съезде эсеровской партии в ноябре 1917 г., когда обсуждался вопрос об отношении к большевикам, он выступил с предложением сосредоточить все усилия партии на сот

зыве Учредительного собрания и «мирном изживании большевистских иллюзий» в среде пролетариата и трудового крестьянства.

Разгон Учредительного собрания, ужесточение большевистского режима, массовые выступления крестьян в Поволжье и Сибири привели к пересмотру тактики. VIII-ой Совет партии, состоявшийся в мае 1918 г., принял решение начать борьбу с Советской властью. Однако по вопросу о политических союзниках в партии эсеров не было единства. Правое крыло во главе с Н.Д.Авксентьевым пошло на союз с кадетами, образовав на Уфимском государственном совещании Директорию. Чернов оценил это как тяжелое поражение, «прямо ведущее партию и демократию к неминуемому падению». Сама Директория рассматривалась им как последняя ступенька на пути к установлению единоличной

диктатуры. .

Трагедия Чернова и его сторонников по партии заключалась в том, что в гражданской войне они не могли встать на позицию признания диктатуры, несмотря на, казалось бы, неизбежную целесообразность такого решения. В условиях жесткого политического противостояния и глубокого кризиса партии Чернов понимал, что удержать диктатуру в определенных временных рамках будет очень сложно. Он интуитивно чувствовал, что отступление от демократических принципов обезличит партию, приведет ее к растворению в «белой» или «красной» диктатуре.

На пленуме ЦК в октябре 1918 г. по инициативе Чернова было принято решение поддержать создание Директории, но при этом сохранить за партией право критики ее политики. Вместе с тем к октябрю 1918 г. Всероссийское правительство под председательством Авксентьева пошло на ряд существенных уступок Сибирскому правительству. Указание всех ошибок и просчетов Директории нашло отражение в «Черновской грамоте» — циркулярном письме ЦК от 22 октября 1918 г., адресованном к партийным организациям на местах. Монархические силы истолковали это письмо как призыв эсеров к вооруженному вос-

40 Чернов, В.М. Перед бурей/В.М.Чернов. - Нью-Йорк, 1953.-С. 376-379; Чернов, В.М. Историк или истерик / В.М.Чернов // Воля России. - 1925. - № 3. - С. 108

станию против Директории и использовали его в качестве повода для переворота.

Установившаяся 18 ноября 1918 г. диктатура А.В.Колчака и начавшиеся репрессии против эсеров подтвердили предвидение Чернова. Белогвардейская диктатура, опиравшаяся на реакционное офицерство, реставрировала буржуазные порядки.

В третьем параграфе - «Тактика «третьей силы»» - рассматриваются позиции Чернова по отношению к большевистской власти после Колчаковского переворота.

В условиях углубления гражданской войны Чернов пытался балансировать между противодействующими лагерями, избрав тактику «третьей силы». Не поддерживая ни белое движение, ни большевиков, он связывал свои надежды с созданием единой социалистической партии. Потенциальных союзников он видел в меньшевиках.

В рамках провозглашенной тактики борьбы на два фронта эсерам все же в начале 1919 г. пришлось определяться: если не с кем, то хотя бы против кого они должны выступать. Эсеры сделали свой выбор -приостановив вооруженную борьбу с большевиками, они направили оружие против белого движения.

В период с лета 1919 г. по лето 1920 г. складываются возможности перехода от конфронтации к мирному политическому сотрудничеству социалистических партий. К этому располагала победа над Колчаком в Сибири и тактические позиции эсеров. В циркулярном письме ЦК ПСР от 13 мая 1920 г. «Ко всем местным организациям партии с.-р.» ЦК призывал эсеров направить протест крестьянства против большевиков в формах «мирных, открытых, легальных постановлений», «приговорного движения».41 Вопрос о власти предполагалось вынести на всенародный референдум.

Но партия большевиков демонстрировала непримиримую позицию, усилив гонения на эсеровскую партию, поэтому на партийной конференции в сентябре 1920 г. эсеры приняли резолюцию, в которой

41 Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы: в 3 т. Т.З. - 4.2: Октябрь 1917-1925 гг.-М., 2000.-С.637.

признавалось неизбежным «в будущем возобновление партией вооруженной борьбы с большевистской властью».42

Усиление массовых выступлений против политики большевиков в 1920-1921 гг. Чернов воспринял как начало нового демократического подъема и призвал партию быть вместе с народом. Эсеры продемонстрировали явные намерения продолжить вооруженную борьбу с властью и оказать политическую поддержку антибольшевистским силам в стране. Это не могло не вызвать ответной реакции в правящей партии, в которой возобладали сторонники жесткой линии, взявшие курс на уничтожение социалистической оппозиции и проведение политического суда над эсерами в 1922 году.

Таким образом, оценка Черновым революционных событий 1917 г. и гражданской войны претерпела серьезные изменения. Если на раннем этапе он рассматривал захват большевиками власти как «контрреволюционный переворот», покончивший с демократическими процессами в стране, то в период нэпа он признал октябрь 1917 г. органической частью революционного процесса, однако считая победу большевиков торжеством разрушительных сторон революции над созидательными. При этом нельзя винить большевиков во многих просчетах их политики,' так как они, по мнению Чернова, управляли революцией лишь «как флюгер управляет движением ветра».43 Даже в 1930-е гг., критически относясь к сталинскому курсу, он не вернулся к прежним оценкам, полагая, что в ходе индустриализации и коллективизации страны «развитие социальных противоречий революции вступает в новый фазис».,44

Во второй главе — «Конструктивный социализм В.М. Чернова и большевистский вариант модернизации страны» — исследуются взгляды эсера на экономические основы социалистического общества в неразрывной связи с осмыслением большевистского опыта модернизации.

42 Там же. — С.65 8.

43 Чернов, В.М. Аккорды и диссонансы революции / В.М.Чернов // Революционная Россия,- 1927.-№62.-С.10-13.

44 Hoover Institution archives, B.l.Nikolaevsky Collection, box.384, f. 19.

В первом параграфе - «В.Л/. Чернов о хозяйственной политике большевиков в 1917-1920-х годах» - рассматривается его отношение к политике военного коммунизма.

По мнению эсера, национализация промышленности и банков, введение в оборот огромного количеств^ бумажных денег и рабочий контроль привели к дезорганизации экономики. В этих условиях большевики вынуждены были пойти на крайнее ужесточение хозяйственной политики, возродив, по выражению Чернова, «социальную аракчеевщину», проявившуюся в методах прикрепления рабочих к предприятиям и жестком административном регулировании экономики.45

В аграрной сфере в результате непродуманных мер большевики подорвали механизм товарообмена между городом и деревней, лишив государство всех налоговых поступлений. В этих условиях они вынуждены были перейти к насильственным изъятиям продовольствия у крестьян. В деревне заговорили о советском крепостном праве. Грубейшие просчеты большевиков, по мнению Чернова, были опасны не только для экономики, но и для сохранения зачатков гражданского общества, которые возникли в ходе революционных преобразований, но главное - они могли скомпрометировать идеи социализма в массах.

Выход Чернов видел в отказе от директивных, чрезвычайных методов управления экономикой. Весной 1920 г. он представил в ЦК ПСР «Проект экономической программы». Главная ставка в ней была сделана на многоукладность. Эсер предполагал, что в деревне будут развиваться некапиталистические отношения,, а в городской промышленности допускалось сосуществование общественного и частного секторов. Чернов считал необходимым сохранить управление важнейшими отраслями промышленности в руках государства, вместе с тем денационализировать среднюю и мелкую промышленность, либерализовать цены, провозгласить

45 Чернов, В.М. Революция или контрреволюция / В.М.Чернов Н Революционная Россия.- 1920. — №1. Приложение. -С.8.

свободу торговли, активно привлекать иностранный капитал для восстановления промышленности.46

В программе Чернова предусматривалась передача ряда важнейших предприятий местного значения в муниципальную собственность. За местными органами власти, по проекту Чернова, должны быть закреплены, главным образом, функции управления транспортом, организация продовольственного обеспечения, решение жилищной проблемы.

Большое значение Чернов придавал правильному функционированию финансовой системы страны, возрождению кредита. Наряду с системой государственного кредита предусматривалось развитие кооперативного и частного.

Во втором параграфе — «Альтернативы нэпу» — определяется позиция Чернова по отношению к нэпу и перспективам его развития в связи с развернувшейся дискуссией в ВКП (б).

Провозглашение большевиками нэпа было встречено эсерами настороженно. Чернов видел в нем сильное сходство с политикой С.Ю.Витте. Это проявлялось не только в протекционизме, осуществлявшемся через монополию внешней торговли, финансовой реформе, попытках привлечь иностранный капитал, но и в аграрной политике, направленной на разрушение общины и поддержку индивидуального крестьянского хозяйства. И если в сфере промышленности Чернов не мог не признать, что это «настоящий путь», то в сфере сельского хозяйства подобная «смена вех» не вызывала у него оптимизма. Он опасался, что резкие повороты в аграрной политике могут спровоцировать в партийных верхах рецидивы традиционного для большевиков недоверия к крестьянству.

К 1926 г. наметились тревожные тенденции в советской экономике — кризис хлебозаготовок, нехватка промышленных товаров, снижение производства сельскохозяйственной продукции при расширении посевных площадей. Чернов полагал, что эта ситуация должна заострить перед властью вопрос о состоянии производительных сил в дерев-

46 Чернов, В.М. Проект экономической программы / В.М.Чернов //Революционная Россия. - 1921.-№ 5.-С. 12,14.

не. С этих позиций взятый большевиками курс на индустриализацию страны за счет «перекачивания средств в индустрию из земледелия» Чернов считал повторением ошибок С.Ю.Витте. Падение покупательной способности крестьян «загоняет в тупик» и без того «чахлую» государственную промышленность, а государственные налоги становятся непосильной ношей для разоренной деревни.

Выход из создавшейся ситуации Чернов видел в отказе от политики индустриализации за счет сельского хозяйства и провозглашении приоритетов развития земледелия, которое необходимо «ценою каких угодно жертв в кратчайшее время оборудовать возможно более дешевым инвентарем, дать ему одновременно максимум сельскохозяйственных знаний и улучшенных средств производства. ...И только по мере создания в деревне... крепкого, устойчивого, платежеспособного внутреннего рынка можно на этом надежном фундаменте возводить дальнейшие индустриальные и финансовые постройки».47

Эсеры признавали, что среди большевиков были реалисты, стремившиеся подчинить внешнюю политику всецело интересам внутреннего развития страны, пойти по пути расширения нэпа. Это направление в политике олицетв'оряло правое крыло большевистской партии — Л.Б.Красин, Г.В.Чичерин, Х.Г.Раковский. К нему приближались И.В.Сталин, Н.И.Бухарин и А.И.Рыков, представлявшие центр партии. Причем Бухарин развитие социализма связывал со смычкой государственной промышленности и крестьянской кооперации. Такую позицию Чернов квалифицировал как «комнародническую». Принципиальное ее отличие от эсеровских установок он видел в отрицании самостоятельной ценности кооперации и убежденности в мелкобуржуазной природе крестьянского хозяйства.

Наиболее непримиримую позицию по отношению к нэпу демонстрировало левое крыло ВКП(б), оформившееся в блок сверхиндуст-риализаторов в лице Г.Е.Зиновьева, Л.Б.Каменева и Л.Д.Троцкого. Они предлагали свернуть нэп и перейти к ускоренному развитию тяжелой

[Чернов В.М] Коммунистические виттеанцы // Революционная Россия. - 1923. -Xii33-34.-C.4_

промышленности. Анализируя политический расклад в партии в 1928" г., Чернов отмечал, что ситуация весьма неопределенная: «никто вполне не обрел самого себя, а если кто и обрел, то не смеет открыто казаться тем, чем внутренне уже стал».48

В третьем параграфе - «В.М. Чернов о сталинской модернизации и экономической системе в СССР» - изучаются взгляды Чернова на экономическую систему в Советской России, сложившуюся в результате индустриализации и коллективизации.

Политическая борьба привела к победе центристского течения в партий во главе со Сталиным. Однако оно стало осуществлять программу форсированной индустриализации. Причины такой метаморфозы в эмигрантском окружении Чернова усматривали в тактике внутрипартийной борьбы: стремлении сталинской группы закрепить свою по-бёду'и консолидировать партию. Но главное заключалось, по его мнению, в глубоком «индустриоцентризме», вытекавшем из марксистской идеологии большевиков.

Чернов признавал, что индустриализация страны — объективная необходимость. В странах Западной Европы эту миссию успешно выполнил капитализм. В России капитализм, не выдержав испытаний мировой войны, не справился со своей исторической задачей. Поэтому, придя к власти, коммунистическая партия, «декретом отменив капитализм», была вынуждена проводить капиталистическую индустриализацию. Не случайно индустриализация становится «душой советской экономической политики». Но если на Западе капиталистическое накопление было ускорено грабительской колониальной политикой, то большевики в такую «внутреннюю колонию» превратили русскую деревню.

Сталинскую коллективизацию Чернов рассматривал в неразрывной логике с индустриализацией страны, видя в ней принудительную пролетаризацию деревни, а альтернативу сталинскому курсу связывал с отказом от политики форсированной индустриализации, привлечением в страну иностранного капитала, постепенном, добровольном коопери-

4' Чернов, В.М. Безысходное противоречие / В.М.Чернов // Революционная Россия. - 1925.-№43.-С. 15-16.

ровании крестьянства, создании экономических стимулов для привлечения его в колхозы. Одновременно он считал необходимым раскрепощение личной и общественной инициативы, коренное изменение хозяйственных взаимоотношений между городом и деревней на основе эквивалентного обмена, сбалансированного развития промышленности и сельского хозяйства.49

Осмысливая характер экономической системы в СССР, сложившейся в результате осуществления большевистской модернизации, Чернов сначала квалифицировал ее как государственный капитализм. Но в 1930-е гг., не без влияния идей Р. Гильфердинга о тоталитарном государственном хозяйстве, он приходит к выводу о формировании в СССР системы «тоталитарного этатизма», для которой характерны замкнутый, жестко централизованный характер хозяйства, ликвидация частной собственности, грандиозное усиление государственной мощи, «гигантизм» и гипертрофия тяжелой индустрии за счет легкой, милитаризация экономики.

Формирование тоталитарной системы в экономике сопровождалось огосударствлением профсоюзных и кооперативных организаций; ростом бюрократизма, появлением нового привилегированного класса - коммунистов-аппаратчиков, представлявших иерархическую корпорацию, занимавшую все командные высоты в социальной жизни.50 Системе «тоталитарного хозяйственного этатизма» соответствует особый политический режим, широко использующий для реализации экономической политики идеологические, экономические и внеэкономические факторы.

В третьей главе — «Политические идеалы В.М.Чернова и советская действительность» — рассматриваются взгляды эсера на характер политических процессов в СССР, оценка им политической системы и формирование концепции социалистической демократии.

В первом параграфе — «В.М.Чернов о феномене большевизма и перипетиях политической борьбы в 1920-е годы» — дается анализ при-

44 ГАРФ. ф.5847, оп. 1, д.30, л.36-37.

Чернов. В.М. На путях этатизма / В.М.Чернов // За свободу. - 1942. - №8-9. -С.37-38.

роды и сущности большевизма и рассматривается его оценка расстановки политических сил в стране в период нэпа.

Причины упрочения власти большевиков после гражданской войны Чернов связывал с особыми качествами, проявленными правящей партией в политической борьбе. Большевики, по его мнению, являются «величайшими оппортунистами». «Они готовы быть гибкими до самой последней степени», приспосабливаться ко всяким обстоятельствам». Эта гибкость в политике парадоксально контрастирует с другими чертами партии, такими как полная неспособность к компромиссам и коалициям, крайняя централизация и вождизм, склонность к авантюризму и социальному экспериментированию, принципиальный политический аморализм. Виктор Михайлович объяснял это тоталитарной природой большевизма, исторические корни которого уходят в эпоху самодержавного деспотизма. В условиях постоянных преследований, чтобы выжить как политическая организация, партия была вынуждена «сохранять во что бы то ни стало абсолютное единство и железную дисциплину»."

Нэп привел к кризисным явлениям в партии. Недовольные нэпом коммунисты, беспартийные рабочие составили социальную базу левой оппозиции, консолидировавшуюся к 1926 году. Программа объединенной оппозиции, по мнению Чернова, была «насквозь пропитана довольно отчетливым духом крестьянофобии». Оппозиция предлагала осуществить крутой поворот в сторону форсированной индустриализации страны за счет перекачивания ресурсов из сельского хозяйства, отказаться от ставки на середняка, опереться на бедноту и начать поход против кулака, возвратиться к режиму политической диктатуры бедноты и изоляционистскому курсу во внешней политике.52 Противоречия между социально-экономической частью программы оппозиции, предусматривавшей практически возврат к модели военного коммунизма, с одной стороны, и ставкой на внутрипартийную демократию, с другой,

51 Чернов, В.М. Гипноз успеха / В.М.Чернов // Народное дело. - 1920 - №104, 5декабря. -С-3.

52 Чернов, В.М. Романтика и проза большевизма (статья вторая) / В.М. Чернов // Революционная Россия. - 1926. - №54. - С.9-10.

по мнению Чернова, не позволили ей опереться на определенные социальные силы в стране и предопределили ее поражение.

Правая оппозиция была неоднородна: она была представлена коммунистами-хозяйственниками, деятелями профсоюзного, кооперативного движения, «красной» профессурой и руководством Красной Армии. Виктор Михайлович считал, что у оппозиции имеется вполне реалистическая программа, направленная на расширение социальной и политической базы советского строя, но так и не реализованная из-за неспособности к консолидации. Этим тактическим проигрышем оппозиции воспользовался Сталин, который «распылил, разгромил, деморализовал и по ветру развеял почти всю старую гвардию большевизма».53

Исход политической борьбы в 1920-е гг., по мнению Чернова, зависел от наличия в правящей партии силы, способной апеллировать к общественности и пойти на раскол партии. Наиболее близко к этому подошла объединенная левая оппозиция. Ее разгром, слабость правого крыла партии, оказавшегося не способным учесть промахи и ошибки левых, привели к складыванию в стране «партийного абсолютизма» под руководством Сталина.

Во втором параграфе — «Советская политическая система в трудах В.М.Чернова» — рассматриваются оценки политического строя в СССР.

Политическую систему, сложившуюся в первые годы советской власти, Чернов оценивал как некое подобие «эргократии или трудовла-стия», имея в виду передачу власти в руки Всероссийского съезда рабочих и солдатских депутатов. Если бы эта система получила возможность для свободного функционирования, считал он, то она бы неизбежно эволюционировала к демократии. Но для большевиков провозглашение власти Советов было «простою маскировкой» узурпации власти. Под влиянием гражданской войны и затем жесткого противостояния с политическими противниками в партии возобладала линия на бюрократические методы построения социализма. Это и предопределило,

53 Чернов, В.М. Очередь за правыми / В.М.Чернов // Бюллетень Американской Федерации ПСР. - 1930 - №2-3. - С.3-4.

по мнению эсера, трансформацию диктатуры пролетариата в форме Советов к фактической диктатуре Коммунистической партии.

Перестройка государственного аппарата привела к «плебеизации» личного состава бюрократии, отмечал в 1926 г. Чернов. Изменились принципы отбора в элиту. Если раньше титул дворянина «везде ускорял движение по службе, то ныне такими же началами являются пролетарское происхождение и принадлежность к ВКП». Принципы изменились, но суть системы, закрытой и недоступной общественному контролю, осталась. Возможный контроль над бюрократией со стороны общественности большевики заменили партийным диктатом. Это, в свою очередь, приводило к дублированию структуры и функций государства партийным аппаратом и положило начало процессу сращивания партии и государства.54

Чернов приходит к выводу, что право на неограниченную власть и ставка на диктаторские методы построения социализма привели к качественным изменениям в самой большевистской партии. В первой половине 1920-гг. она вырождается в олигархию. Логика развития ведет от диктатуры партии к власти единоличного диктатора.

"Характеризуя личные качества Сталина, Чернов отмечал: «В нем мы имеем дело с классическим типом хитрого, коварного и дальновидного «восточного политика»». Рассуждая о причинах культа личности Сталина, Чернов полагал, что важную роль сыграл присущий ему комплекс неудовлетворенных личных амбиций. При Ленине он был второстепенной фигурой и, чтобы унаследовать его место в партии, должен был устранить со своей дороги целый ряд претендентов. Формирование режима личной диктатуры в стране приводило к тому, что переживания, страсти, капризы, извращения и психологические трагедии вождя автоматически превращались в трагедию общества и государства.55

Причину политических репрессий, затронувших большевистскую элиту, Чернов видел в стремлении преодолеть своеобразную двойственность системы управления, связанную с параллельным существова-

54 ГАРФ, ф.5847, on. I, д.31, л.79.

ss Hoover Institution Archives. B.I.Nikolaevsky Collection, box.391, f. 18.

нием государственных и партийных структур. Претендуя на абсолютную власть в стране, особенно в экономической сфере, коммунистическая партия стремилась подчинить государственный аппарат. Это осуществлялось, с одной стороны, путем обязательного членства в партии всех лиц, занимающих государственные и общественные должности, с другой - физическим устранением наиболее самостоятельных и способных хозяйственных и общественных руководителей, рассматривавшихся в качестве опасных политических конкурентов.56

Итак, политической формой, соответствующей хозяйственному этатизму в России, по мнению Чернова, становится «тоталитарное однопартийное государство». Давая оценку большевистскому режиму, Чернов отмечал, что коммунистическая партия сохраняет монополию власти, опираясь на политический террор. Держа народ «в состоянии людской пыли», власть не допускает создания какой бы то ни было организованной силы вне своего контроля. Диктаторская власть, по глубокому убеждению Чернова, не способна в полной мере реализовать интересы трудящихся, поэтому рано или поздно она неизбежно будет ликвидирована. Рассуждая о возможных формах этого процесса, Чернов в начале 1930-х гг. не исключал перспективы народной революции. Но, пройдя через опыт революции и гражданской войны, он уже не идеализировал революционное насилие, полагая, что все-таки мирная эволюция политического режима предпочтительнее революционного исхода.

В третьем параграфе — «Политическая демократия В.М. Чернова» - рассматриваются взгляды эсера на проблему демократии и социализма.

Для Чернова демократия - многогранное явление. В широком смысле «демократия есть не что иное, как политическая сторона социализма, неотъемлемая часть общего социалистического идеала». Она неразрывно связана с переходом человечества на новую ступень развития. В узком — демократия представляет политический режим, функционирующий на основе признания прав и свобод личности, прав меньшинства, разделения властей и т.д.

v' Chernov, V. The Soviet Government and the Communist Party / V. Chernov 4 Foreign Affairs. - 1929, January. PP.242-254.

Совершенствование внешних форм демократии немыслимо, по мнению Чернова, без воспитания народа в подлинно демократическом духе. «Внутренний демократизм означает глубочайшую терпимость и уважение к чужому убеждению как к святому святых личности. Им исключаются все виды духовного деспотизма, фанатизма догмы и ненависти к несогласно мыслящим. Духовный демократизм предполагает внутреннюю потребность в критике и в оппозиции как в элементах совместного искания истины».57

Преимущества демократического режима Чернов видел в возможности разрешения конфликтов без «вооруженных столкновений» и «кровавых революций». «Демократия означает умиротворение человечества, нахождение для разрешения всех его внутренних споров, распрей и конфликтов нормальных мирных путей: путей ПРАВА». Кроме того, как подчеркивал Чернов: «Демократия есть царство ПРАВА..., суверенитет Права».58

Идеал Чернова — интегральная демократия, охватывающая все сферы общественной жизни. Интегральная демократия — это не только расширение демократических принципов на хозяйственную, международную сферы, но и новый качественный уровень самих политических отношений.'

С этих позиций предпочтительной формой государственного правления и устройства для Чернова являлась федеративная республика парламентского типа с пропорциональным представительством в двухпалатном парламенте. Он считал, что провозглашенное большевиками полноправное самостоятельное существование советских республик в условиях жесткой централизации и бюрократизации государственной системы в СССР носит декларативный характер и ничего общего не имеет с федерализмом. По его мнению, демократизация политического строя в СССР неизбежно приведет к выделению из него самостоятельных и независимых государств. В 1927 г. он полагал, что на базе СССР может быть образована конфедерация независимых государств: Рос-

" ГАРФ, ф.5847, оп.1, д.67, л.470.

58 ГАРФ, ф.5847, оп. 1, д. 11, л. 127.

сийской Федерации, Украины, Белоруссии, Грузии, Армении, Азербайджана, Узбекистана, Туркменистана и Кавказа. Для того чтобы процесс создания конфедерации не сопровождался вооруженными конфликтами, лидер эсеров предполагал создание демилитаризованных зон, обеспечение на территории бывших республик гарантий равенства иностранцев в гражданских и имущественных правах.59

Таким образом, Чернов не мог признать политический строй, установившейся в СССР, социалистическим. Специфическими чертами новой политической системы, образовавшейся в стране, являлись: сращивание партийного и государственного аппаратов, огосударствление общественных организаций, тотальный контроль над обществом, навязывание единой коммунистической идеологии, ставка на силовые методы, приоритет принципа социального равенства путем отказа от свободы.

Такая оценка политического режима в СССР шла в русле «теории тоталитаризма», окончательно сформулированной лишь к середине XX в. в трудах западных политологов К.Фридриха, З.Бжезинского и др. Чернов не только предвосхитил многие положения этой концепции, но практически подвел под нее теоретический фундамент. Он предположил, что мир вступает в новый этап своего развития — эпоху этатизма, которую можно рассматривать как еще одну ступень общественного развития на пути от капитализма к социализму. В связи с этим тоталитарные режимы являются особой политической формой этатизма, присущей странам, вступившим на путь капиталистического развития с

опозданием. Для них была характерна незавершенность процессов пер-

воначального накопления и индустриализации.

В четвертой главе — «В.М. Чернов о мировом политическом процессе в 1920-1940-е гг. и роли СССР» — рассматриваются его взгляды на природу и сущность фашизма, роль СССР в мировом противостоянии и анализируются варианты послевоенного устройства мира.

59 Платформа Социалистической Лиги Нового Востока И Революционная Россия. -1927. -№59-60. -С.20.

60 Hoover Institution archives. B.I.Nikolaevsky Collection, box. 391, f.22.

Первый параграф — «Феномен фашизма» - посвящен данным Черновым анализу причин утверждения фашизма и характеристике его социально-экономической и политической сущности.

Рассуждая об истоках глобальных перемен, приведших мир к кризису либеральной демократии и возникновению тоталитарных режимов, Чернов приходит к выводу, что их следует искать в Первой мировой войне. Война продемонстрировала эффект мобилизационной модели экономики, ускорила процессы маргинализации общества. В политической сфере она привела к ограничению роли представительных учреждений и усилению контроля государства над обществом. Особенно остро кризис демократических институтов проявился в странах, существенно пострадавших от войны, - Германии, Австрии, Венгрии, России и Италии.

Причины успеха идеологии фашизма Чернов связывает с болезненными процессами в германском обществе, вызванными катастрофическими последствиями Версальской системы. Победившие страны Антанты так перекроили государственные границы, что это привело к нарушению экономического равновесия в Европе и как следствие к мировому экономическому кризису 1929-1930 гг., который больнее всего ударил по побежденным странам. Это, в свою очередь, повлекло хроническую безработицу и резкое падение уровня жизни в этих странах. Маргинализация общества создавала благоприятную почву для распространения фашистской идеологии, главными чертами которой Чернов считал национальную рознь, шовинизм, идеализацию насилия, расовые предрассудки и воинственный антисемитизм.61

Важную роль в становлении фашистского режима Чернов отводил германской военщине. Общей платформой, на которой стал возможен союз высшего генералитета с фашистской партией, явилось стремление к увеличению военного потенциала страны, развитию военно-промышленного комплекса, пересмотру территориальных условий Версальского мира.62

" Hoover Institution archives. B.l.Nikolaevsky Collection, box.391, f.14.

" ГАРФ, ф.5847, on. 1, д.34, Л.295.

Во второй половине 1930-х гг. фашизм, по мнению Чернова, претерпел важные изменения. Являясь первоначально игрушкой в руках буржуазии, юнкерства и военных, он превратился в самостоятельную политическую силу.

Размышляя об экономической политике фашизма, Чернов признавал, что власти удалось организовать экономическое хозяйство Германии на принципиально новых началах. Государство взяло на себя функции экономического суверена-хозяина. Оно в директивном порядке стало определять «генеральный план» развития экономики, указывая размеры необходимых инвестиций в ту или другую отрасль производства, качество и количество технического оборудования, устанавливая зарплату рабочих и даже калькуляцию цен на товары. Анализируя экономическую систему в фашистской Германии, Чернов не мог удержаться от параллелей с советской экономикой. Общее он видел в огосударствлении экономики в СССР и Германии, хотя и отмечал, что в Германии эта тенденция не была завершена, и институт частной собственности все же сохранялся.

Такое сравнение неизбежно подводило Чернова к вопросу о типологии этих двух систем. Рассуждая об этом, он приходил к выводу о формировании в СССР и Германии тоталитаризма, при этом общие черты в экономике и государственном устройстве этих стран он усматривал в антилиберализме и антидемократизме, репрессивном характере политических режимов, тотальном государственном регулировании всех сфер общественной жизни и экономики, но не ставил знак равенства между этими системами, а, наоборот, подчеркивал, что они являются антиподами.

Задаваясь вопросом о природе и сущности фашизма, Чернов приходит к заключению, что он является продуктом кризиса капиталистической системы. Фашизм становится политической формой для «капитализма, перешагнувшего через самого себя». Но вместе с тем он сохраняет «все негативные, деструктивные античеловеческие внутренние стороны стяжательного капитализма». Полагая, что проявившаяся после ервой мировой войны тенденция к усилению роли государства в

общественной жизни' капиталистических стран свидетельствовала о наступлении эпохи гипер-империализма или этатизма, Чернов убежден, что в фашистских государствах переход к новой стадии принял наиболее агрессивный характер.63

Милитаризация экономики и военно-политическая экспансия фашистских государств ставят человечество перед угрозой мировых войн. По мнению Чернова, «фашизм — дитя последней мировой войны. Но, с другой стороны, он предвещает быть отцом новой будущей мировой войны».64

Во втором параграфе — «СССР во Второй мировой войне» — рассматриваются взгляды Чернова на роль Советского Союза в системе международных отношений накануне и в годы Второй мировой войны.

До нападения Гитлера на Советский Союз эсеровская эмиграция весьма критически оценивала внешнеполитический курс большевистского руководства, считая его прогерманским. На этом фоне позиция Чернова выглядела более умеренной. Он видел целый комплекс причин, заставивших СССР пойти на сотрудничество с Гитлером: страх столкновения с военной мощью Германии; непосредственная выгода от предлагаемых Германией территориальных приобретений на западных границах. Чернов был убежден, что мюнхенская политика западных стран не позволила создать систему коллективной безопасности в Европе и спровоцировала Сталина на союз с Гитлером.

Он полагал, что ответственность за начало войны целиком лежит на Германии, однако признавал, что советское правительство внесло определенную лепту в этот процесс, заключив пакт с Гитлером и устранив возможную опасность для Германии войны на два фронта.

С началом гитлеровского вторжения на территорию СССР Чернов связывал перспективы войны с тремя возможностями, самая опасная и пугающая — успех блицкрига и полный разгром советских вооруженных сил. Это неизбежно привело бы к падению большевистского режима, хаосу и анархии в стране. Не менее опасным Чернов считал путь, «про-

63 Hoover Institution archives. B.I.Nikolaevsky Collection, box.391, f.22, f. 14.

ы Там же. - Box.388, f.24.

топтанный для Франции маршалом Петэном», - новый поворот Сталина к союзу с Гитлером. Третья возможность, наиболее благоприятная, зависела от способности Красной Армии к длительному и упорному сопротивлению. Поглощая неприятеля пространством, растягивая его фронт и коммуникационные линии, Россия, по мнению Чернова, была способна погубить Гитлера.

Эсеровская эмиграция приветствовала провал гитлеровского блицкрига. «Апогеем массового героизма, жертвенности, подвижничества» советского народа назвал Чернов Сталинградскую битву.65 Зимнее контрнаступление советских войск в 1942-1943 гг. эсеровские эмигранты верно связывали с началом коренного перелома в войне. По их мнению, значительный вклад в его осуществление внесли и союзники, оказывая военно-техническую помощь СССР и успешно проведя операцию в Северной Африке. Такая оценка принципиально отличалась от позиции советского руководства, усматривавшего в действиях союзников попытку заменить открытие фронта в Европе африканским «суррогатом».

Существенным недостатком союзнических отношений в войне Чернов считал отсутствие общего руководства, единого плана в «распределении сил и средств между основными театрами войны». Приоритетное значение он придавал выработке'принципиального согласия насчет целей войны. По его мнению, недостаточно было провозгласить борьбу с общим врагом в качестве цели, необходимо противопоставить фашистскому «новому порядку» свой — хотя бы общий - положительный план».66

В третьем параграфе - «Послевоенное устройство мира: альтернативы холодной войны» — анализируются предлагаемые Черновым планы послевоенного устройства мира.

Перспективы развития международных отношений после Второй мировой войны он связывал с политической интеграцией европейских государств, наивно призывая поступиться национальными интересами во имя сохранения общего мира. Чернов не переставал надеяться, что в будущем человечество превратится в «демократическое сообщество

65 Чернов, В.М. Сталинград / В.М. Чернов//За свободу, - 1943.-№10-11.-С. 14.

ы' Hoover Institution archives. B.I.Nikolaevsky Collection, box.386. f.23.

равноправных народов», хотя и вынужден был признать, что «перепрыгнуть из раздираемой всякими антагонизмами Европы в Элизиум всеобщего демократического миропорядка нельзя», но считал, что идти к нему «путем постепенных, частичных консолидации, федераций, конфедераций... - и можно, и должно». Чернов полагал, что для создания системы равновесия в Европе необходимо взять курс на образование «федерированных союзов». Так, на территории Европы вполне возможно, по его мнению, существование трех таких союзов - в Восточной Европе, Северной и Западной.67

Большую роль в урегулировании процессов в послевоенном мире Чернов отводил Советскому Союзу. Особую активность должен проявить СССР в «организации Восточно-Европейского комплекса», что обусловлено, по его мнению, геополитическими интересами страны. Однако возврат в Европу потребует от СССР новых шагов в изменении политического курса.

Первым условием консолидации Восточной Европы и СССР Чернов считал снятие таможенных и визовых барьеров. Общая согласованная таможенная политика по отношению к внешнему миру и свободное обращение продукции славянских и экономически ориентированных со славянством стран отвечают экономическим интересам всех участников блока. Он предлагал также образовать общий представительный орган с единой исполнительною властью, в компетенцию которого и будет входить установление общих норм финансовой и валютной политики, развитие путей сообщения, определение общего курса внешней торговли.

Необходимым условием создания единого экономического пространства является также унификация политических форм на основе их демократизации, что исключает возможность существования тоталитарного режима, поэтому перед Советским Союзом после войны неизбежно встанет дилемма: либо либерализация политического режима, либо новая изоляция от Европы.68

67 Hoover Institution Archives. B.I.Nikolaevsky Collection, box.391, f.2.

Л* Там же.

Таким образом, Чернов еще в годы Второй мировой войны предвосхитил основные черты послевоенного экономического взаимодействия СССР и Восточной Европы, организационные основы созданного в 1949 г. СЭВ.

Чернов не терял надежды на осуществление своих планов. Борьба СССР против фашизма в союзе с демократическими государствами, надеялся он, не может не привести к трансформации тоталитарного режима в стране. Заключение экономических договоров с Англией и Америкой, рассчитанных на длительный послевоенный период сотрудничества, вместе с подписанием Атлантической хартии, казалось, давали определенные шансы в этом направлении. Однако стремление Советского Союза оставить за собой территории части Польши, Бессарабии, Прибалтийских государств, занятых советскими войсками в начале войны, обнародованное на Московской конференции в октябре 1943 г., внушали Чернову определенные опасения.69

Рассматривая с демократических позиций внешнюю политику Сталина, он видел в ней стремление обеспечить монопольное преобладание СССР в Европе и «обогнать союзников в направлении на Берлин». Чернов явно не учитывал, что такой курс был обусловлен не только «злой волей советского руководителя», но и отвечал национальным интересам страны в рамках складывавшегося после войны баланса военных и политических сил. Идеализируя демократические режимы США и Великобритании, он считал, что только по вине Советского Союза ситуация после войны грозит «новым роковым конфликтом», нарастание трений между Советским Союзом и остальным «блоком свободолюбивых народов» неизбежно.70

Новая тактическая линия нью-йоркской группы ПСР, связанная с усилением критики советской власти, встретила настороженное отношение со стороны европейской части либеральной и социалистической эмиграции, длительное время находившейся под немецкой оккупацией и освобожденной союзниками в 1944 году. Позицию эмигрантских

№ Hoover Institution archives. B.I.Nikolaevsky Collection, box.386, f.l

7" Hoover Institution archives. B.l. Nikolaevsky Collection, box.386, f.26.

групп примирила сама сталинская власть, демонстрировавшая неспособность к эволюции.

По окончанию Второй мировой войны эсеровская эмиграция в США снова перешла на позицию непримиримой критики большевизма. Пропасть, разделявшая бывших эсеров и советский народ, оказалась непреодолима. Между ними и народом стояли коммунистическая власть, а с началом «холодной войны» — и железная логика сформировавшегося К: тому времени баланса международных интересов. Но эсеровская эмиграция и в период «холодной войны» продолжала борьбу за демократизацию России. Однако особую настороженность российских эмигрантов вызывало стремление США, оказывавших финансовую помощь эмигрантским организациям, использовать их для идеологической борьбы с СССР. Правда, Чернов уже не принимал в этом участие. С 1950 г., в связи с болезнью он отходит от активной общественной деятельности.

В заключении автор приходит к выводу, что Чернов внес существенный вклад в исследование процесса модернизации в СССР и разработку принципиальных основ модели демократического социализма.

Демократия для Чернова была неразрывно связана с идеями народовластия и гуманистическими ценностями. Его идеалом являлось развитие интегральной демократии, суть которой заключалась в распространении принципов «свободы, равенства, братства» на сферу внутренней и международной политики. Перспективы интегральной демократии Чернов связывал со становлением эпохи новых общественных отношений. Социализм для Чернова являлся не только идеалом, но реальной тенденцией исторического развития. В XX в., как считал эсер, социализм становится «конструктивным», из области утопии и научных гипотез переходит на рельсы конкретной политики, деятельности по защите интересов народа.

Однако морально-этический подход к анализу политической действительности не всегда позволял Чернову адекватно воспринимать общественно-политические реалии. Тактика, направленная на приход к власти через завоевания масс и победу на выборах в Учредительное со-

брание, линия «третьей силы» не привели эсеров к успеху. Чернов оказался более успешным теоретиком, идеологом, ученым, чем политиком.

Предложенная им модель модернизации России, рассчитанная на паритетное развитие индустрии и сельского хозяйства, не отвечала задачам форсированной индустриализации страны, поэтому осталась не востребованной. Но это нисколько не умаляет ее научной значимости. Модель смешанной экономики Чернова, включавшая развитие коллективных форм труда в сельском хозяйстве, поощрение предпринимательской активности в промышленности, сочетание рыночных и плановых начал, поиск оптимальной системы управления хозяйством, сочетавшей принципы вертикального и горизонтального управления, федерализация экономических и политических отношений, созвучна поискам современных ученых и, несомненно, представляет научный интерес.

Общественный строй в СССР он не считал социалистическим, а полагал, что речь идет о развитии особой модели «гиперкапитализма», «этатизма», в котором государству отводилась ключевая роль во всех сферах общественной жизни. Характеризуя суть политического режима в СССР, Чернов говорил о всевластии Сталина и коммунистической партии, сращивании партии и государства.

Результаты изучения советского строя привели Чернова к обоснованию основных положений теории тоталитаризма, которые он сформулировал задолго до ее появления в науке в 1950-е годы. Концепция тоталитаризма Чернова, по сути, являлась логическим развитием его доктрины о типах капиталистической эволюции. Он считал, что государства, поздно вступившие на путь капитализма, в развитии которых преобладали его «темные» стороны, в условиях XX в. трансформировались в тоталитарные системы.

Чернов признавал, что появление тоталитарных систем было обусловлено объективными причинами, но в то же время считал их существование несовместимым с общей тенденцией развития человечества в направлении демократизации и гуманизации. Это создавало определенные противоречия в его концептуальных построениях. Он отказывался признавать тоталитаризм адекватной формой развития обществ, пережи-

вающих существенные трудности на пути модернизации. Чернов считал его своеобразным тупиком в общественном развитии, выход из которого видел на пути преодоления всех видов духовного и политического деспотизма: Таким образом, политические построения Чернова 1930-1950-х гг. продолжали сохранять черты социальной и политической утопии.

По теме исследования автором опубликованы следующие работы:

■ 'К Разработка программы экономических преобразований партии'социалистов-революционеров в трудах В.М.Чернова. - Красноярск, 2000. - 4,5 п.л. - •■■-.' ■■■:;■.;•.■■

2. Политические идеалы В.М. Чернова: взгляд через годы. -Красноярск,-2005. - 13,4 п.л.

3.- В.М.Чернов об аграрной политике большевиков. Глава из рукописи II тома книги «Конструктивный социализм», 1920-е гг. И Исторический архив. — 1997. - №5-6. - 1,5 п.л.

4. В.М.Чернов о демократии и социализме // Исторический архив. - 2001.- №4. - 0,8 п.л.

5. В.М.Чернов и аграрная програйма партии ■ социалистов-революционеров И Отечественная история. — 2002. — №2. - 1,5 п.л.

6. «Черновская грамота»: к вопросу о причинах разногласий в партии социалистов-революционеров в годы Гражданской войны П Вестник КрасГАУ. - 2006. -Вып. П. - 1 п.л.

7: В.М.Чернов о социально-экономических аспектах фашизма // Вестник КГУ. Сер. Гуманитарные науки. - 2006. - №3. - 0,5 п.л.

8. К истории гражданской войны в России: В.М. Чернов, эсеры и Директория // Отечественная история. - 2006. — №5. — 2 п.л.

9. Преодоление народнических догм. В.М.Чернов о типах капиталистической эволюции // Свободная мысль. XXI в. — 2001. - №4. - 1,5 п.л.

,.,■; 10. «Смешанная экономика»: вариант Виктора Чернова // Свободная мысль - XXI. — 2002. - №3. — 1,2 п.л.

11. Правовые аспекты аграрной программы .эсеров в идейном наследии В.М. Чернова Н Россия: исследования по социально-политической истории, историографии, демографии: сборник научных

статей. - Красноярск, 1999. - 1 п.л.

12. Программно-тактические установки центра эсеровской партии в годы гражданской войны: // Гражданская война в Сибири: сборник докладов и статей научной конференции. - Красноярск, 1999.-0,5 п.л.

13. Исследование правовых и политических институтов в творчестве российских народников начала XX в. // Политические и правовые институты: материалы межвузовской научно-теоретической конференции. - Ростов-на-Дону, 2000. - 0,4 п.л.

14. Представление о демократии и гражданском обществе в идейном наследии народничества в начале XX в. // Интеллигенция и проблемы формирования гражданского общества в России: тезисы докладов Всероссийской конференции. — Екатеринбург, 2000. — 0,3 п.л.

15. Демократические ценности, права и свободы личности в теоретических построениях народничества начала XX в. // Права и свободы человека в современном мире: сборник материалов региональной научно-практической конференции. — Красноярск, 2001. — 0,5 п.л.

16. Идеи правового государства и гражданского общества в политической доктрине неонародничества // Права и свободы человека в современном мире: сборник материалов региональной научно-практической конференции. - Красноярск, 2002. - 0,3 п.л.

17. Повстанческое движение в Енисейской губернии в 1920-1921 гг. // История белой Сибири: материалы международной научной конференции (4-5 февраля 2003 года). - Кемерово. - 2003. - 0.3 п.л.

18. Партия социалистов-революционеров и повстанческое движение крестьян // Енисейской губернии — 180 лет: материалы IV краеведческих чтений / ред. В.И.Федорова, Т.Л.Савельева. - Красноярск, 2003. - 0,8 п.л.

19. Муниципальное управление в государственной вертикали власти России: эсеровский вариант // Россия и Сибирь: проблемы взаимодействия в региональной политике в исторической ретроспективе: материалы международной научно-практической конференции, посвященной 180-летию сибирских реформ М.М.Сперанского. - Иркутск, 2004. — 0.3 п.л.

20. К вопросу о роли «Союза Возрождения России» в истории партии социалистов-революционеров и гражданской войне // История

Белой Сибири: материалы международной научной конференции. — Кемерово, 2005. — 0,3 п.л.

21. Эсеровская эмиграция о роли СССР в годы Второй мировой войны // Великая Отечественная война (1941-1945 гг.): 60 лет победы: материалы Всероссийской научной конференции (28 апреля 2005 г.). -Красноярск, 2005. - 1 п.л.

22. К вопросу о патриотической позиции социалистической эмиграции США в годы Великой Отечественной войны // Традиции патриотизма в культуре и истории России: материалы научно-практических конференций (2003-2005 гг.). — Волгоград, 2005. — 0,5 п.л.

23. Эсеровская эмиграция в США в годы Второй мировой войны: проблемы культурно-политической идентичности II Американские исследования в Сибири. Вып.8.: материалы Всероссийской научной конференции выпускников Программы Фулбрайта. - Томск, 2005. - 1 п.л.

24. Политическая демократия В.М.Чернова И Проблемы демократии: история и современность: материалы научной конференции с международным участием. — Красноярск, 2006. - 0,8 п.л.

Общий объем опубликованных работ составляет более 37 п.л.

Подписано в печать ПЛО. 06 Формат Р 60x84. Бумага типографская. Гарнитура Тайме. Печать офсетная. Усл.печ. листов 2,0.Тираж ЧОО экз. Заказ 3 &

Отпечатано на участке оперативной полиграфии Сибирского юридического института МВД России. 660050, г. Красноярск, ул. Кутузова,

 

Оглавление научной работы автор диссертации — доктор исторических наук Коновалова, Ольга Викторовна

Введение.

Глава I. В.М. Чернов о революционном процессе в России. 1917-1921 годы.

1Л. От Февраля к Октябрю.

1.2. Борьба за Учредительное собрание.

1.3. Тактика «третьей силы».

Глава II. Конструктивный социализм В.М.Чернова и большевистский вариант модернизации страны.

2.1. В.М.Чернов о хозяйственной политике большевиков в 1917-1920-х годах.

2.2. Альтернативы нэпу.

2.3. В.М.Чернов о сталинской модернизации и экономической системе в СССР.

Глава III. Политические идеалы В.М.Чернова и советская действительность.

3.1. В.М. Чернов о феномене большевизма и перипетиях политической борьбы в 1920-е годы.

3.2. Советская политическая система в трудах В.М. Чернова.

3.3. Политическая демократия В.М.Чернова.

Глава IV. В.М. Чернов о мировом политическом процессе

1920-1940-е гг.) и роли СССР.

4.1. Феномен фашизма.

4.2. Роль СССР во второй мировой войне.

4.3. Послевоенное устройство мира: альтернативы холодной войны.

 

Введение диссертации2006 год, автореферат по истории, Коновалова, Ольга Викторовна

Научная значимость и актуальность исследования

В истории развития общественно-политического движения в России имя Виктора Михайловича Чернова занимает особое место. С ним связано идейное и организационное становление партии социалистов-революционеров. Являясь ее признанным лидером, он дал теоретическое обоснование программы эсеров, в основу которого была положена оригинальная концепция типов капитализма и особенностей исторического развития России. Но если роль Чернова в разработке программно-теоретических установок эсеровской партии в начале XX в. более или менее исследована в отечественной и зарубежной историографии, то его общественно-политическая деятельность и взгляды периода эмиграции до сих пор остаются малоизученными.

Между тем эмигрантский период стал важной вехой в политической биографии Чернова. Д.А. Лутохин - известный экономист и литератор, вернувшись из эмиграции в конце 1920-х гг. в СССР, отмечал, что хотя Чернов и «не герой его романа», но все же являлся «самым достойным, ярким и интересным человеком» среди представителей российской эмиграции. «Мне думается, - писал он, - что из всех небольшевистских деятелей революции - это самая интересная для изучения фигура»1.

Вплоть до самой смерти Виктор Михайлович оставался одним из активных деятелей российской политической эмиграции, международного рабочего и социалистического движения. Одновременно Чернов продолжал свои теоретические изыскания. Переосмысление причин политического поражения партии эсеров в годы гражданского противостояния и анализ опыта социалистического строительства в Советской России привели его к разработке теории конструктивного социализма, которая может рассматриваться как своеобразная альтернатива большевистской модернизации.

Изучение теоретического наследия Чернова эмигрантского периода позволяет историкам расширить представления об идейно-политической сущности неонародничества на заключительном этапе его развития, выявить имманентно присущие ему противоречия и тенденции.

Актуальность изучаемой проблемы не исчерпывается отмеченными аспектами. В современных условиях выявилось несоответствие либеральной модели модернизации страны российским реалиям. Это ставит перед наукой задачи изучения исторического опыта российской модернизации, особенно на советском этапе развития страны, и альтернативных программ, которые выдвигались деятелями политической эмиграции.

Не меньший интерес для современных исследователей представляют размышления Чернова о глобальных интеграционных процессах в мировом развитии, обозначившихся после первой мировой войны, и роли в них России. Его идеи о перспективах и основных направлениях развития демократии, распространении ее принципов на сферу социально-экономических и международных отношений, создании механизмов сдержек и противовесов в политической сфере не потеряли своей актуальности до сих пор.

Историография проблемы

В отечественной историографии в оценке эсеровской партии ощущалось сильное давление идейно-политических пристрастий. Представителей охранительного и право-либерального направлений объединяло категорическое неприятие революционно-социалистической ориентации эсеров. В годы революции и гражданской войны они не видели принципиальных различий между эсерами и большевиками, обвиняя Чернова в пособничестве последним.

В 1918 г. в Петрограде вышла книга А.И. Спиридовича «Партия социалистов-революционеров и ее предшественники 1886-1916 гг.», богатая фактическим материалом. Основное внимание автор уделил террористической деятельности партии, положив начало устойчивому представлению об эсерах как исключительно террористической организации. Спиридович подчеркивал выдающуюся роль Чернова в выработке программно-тактической линии партии и обращал внимание на его отрицательное отношение к методам аграрного терроризма.3

В либеральной историографии неоднозначно оценивались программно-теоретические установки эсерства. П.Б. Струве, М.Я. Герценштейн считали доктрину эсерства «чудовищным симбиозом» славянофильских и социалистических идей4, тогда как А.А. Кауфман и М.И. Туган-Барановский усматривали в программе эсеров ряд достоинств. По мнению А.А. Кауфмана, «народники оказались правы, настаивая на своеобразии русских экономических отношений».5

Один из авторов знаменитого сборника «Вехи» - Б.А. Кистяковский -высоко оценил попытки Чернова подойти к проблемам социализма с правовой точки зрения и ликвидировать досадный пробел в социалистической литературе в отношении правовых вопросов.6

Историки эсеровского направления идеализировали программу своей партии. Несмотря на то, что до революции вышло несколько работ по п истории партии, создать целостную ее картину не удалось. Особое место среди работ этого направления занимает многотомное исследование Р.В. Иванова (Иванов-Разумник) «История русской общественной мысли» (СПБ., 1907). Автор одним из первых попытался определить место Чернова в развитии отечественной общественной мысли. Историк весьма скептически оценивал попытки Виктора Михайловича модернизировать философско-теоретические установки народничества на основе эмпириокритицизма, полагая, что они «не дали всему народничеству того твердого философского фундамента, который необходим при постройке цельного и широкого мировоззрения».8

При жизни Чернова среди деятелей эсеровской партии можно было встретить разные оценки его роли в партии. Будучи добродушным по характеру человеком, он стремился к сглаживанию конфликтов, примирению сторон. Его компромиссная позиция не всегда была уместна в конкретной политической ситуации, вызывая критику и возражение противоборствующих сторон. Как следствие - появлялись обвинения Чернова в лживости (Е.Ф. Азеф), хитрости, двуличии (Б.В. Савинков, Н.Д. Авксентьев).9

В марксистской литературе всячески подчеркивались идейные различия между эсерами и социал-демократами. В стремлении развести эти два направления социалистической идеологии сказались отголоски идейной борьбы народников и марксистов на рубеже веков.10 В.И. Ленин называл эсеровскую доктрину «мелкобуржуазным социализмом», «образцом мещанской апологетики».11 В ранних работах он не смог в полной мере оценить постановку Черновым проблемы особенностей капитализма в аграрных странах, отвергая все, что расходилось с марксистской схемой универсальности пролетарской революции. Только после Октябрьской революции Ленин вынужден был обратиться к идеям эсеровской аграрной программы, взяв их за основу «Декрета о земле».

Обосновывая причину заимствования основных принципов программы социализации земли, Ленин на III съезде Советов заявлял, что «есть здоровое, жизнеспособное, великое социалистическое зерно в учении тех, кто хотел крестьянство, в его трудовой части, присоединить к великому

1 л социалистическому движению рабочих всего мира». После окончания гражданской войны Ленин пересмотрел установки по аграрному вопросу периода военного коммунизма в духе эсеровских идей о кооперации. Лидер большевиков признал, что кооперирование крестьянских хозяйств есть

11 своеобразный путь врастания крестьянства в социализм. Однако жесткое противостояние большевиков и эсеров в годы гражданской войны определило резко негативное отношение Ленина к эсерам.

Критическая оценка Лениным эсеровского руководства, в том числе и Чернова, была редуцирована в ранних работах советских историков. На эсеров была возложена вся тяжесть вины за развязывание гражданской войны и иностранной интервенции. При этом игнорировались глубокие различия в позициях деятелей правого крыла партии и ее центра, возглавлявшегося Черновым, замалчивались факты участия эсеров в борьбе с белогвардейским движением. В трудах видных деятелей большевистской партии - В. Ватина-Быстрянского, А.В. Луначарского, В.Н. Мещерякова, С.П. Черномордика, Е.М. Ярославского - превалировал разоблачительный тон, давались жесткие политические оценки эсеров как «предателей народных интересов», контреволюционеров.14 Дорога к краху эсеров в их изображении была фатально предопределена мелкобуржуазной сущностью эсерства. В истории эсеровской партии выделялись два этапа: первый до Февраля, когда они были «честными революционерами» и после - когда они стали «пособниками реакции».

Особняком среди работ этого периода стояли исследования Е.А. Мороховца и Ю.М. Стеклова, в которых критика эсеровской доктрины и тактики носила объективный характер.15 Хотя социалистическая доктрина эсерства оценивалась в целом как антинаучная, все же признавалось ее общедемократическое содержание. Наряду с этим деятельность эсеровской партии в послеоктябрьский период характеризовалась как контрреволюционная, способствовавшая разжиганию гражданской войны.

В 1930-1940-е гг., под влиянием сталинского «Краткого курса истории ВКП(б)», негативные акценты в оценке эсерства усилились. Изучение истории эсеровской партии было резко ограничено.

На рубеже 1950-1960-х гг. под воздействием позитивных процессов в общественно-политической жизни страны в советской историографии наметился поворот в изучении эсеровской партии. Заметно расширилась проблематика исследований, была сделана попытка отойти от крайностей в оценке деятельности эсеров, изучались социальная база партии, эволюция её программно-тактических установок, разнообразные формы деятельности среди народных масс. Однако в трактовке социальной сущности эсеровской идеологи по-прежнему сохранялся принцип жесткой классовой детерминированности, она рассматривалась не иначе как мелкобуржуазная и контрреволюционная по своей сути.16 Естественно, что такой подход автоматически переносился и на характеристику политических воззрений и деятельности Чернова.

В 1970-1980-х гг. в проблематике изучения эсеровской партии наметилось смещение внимания историков от политической деятельности к исследованию идейно-теоретических основ программы партии. Представляют интерес в этом плане монографии В.Н. Гинева «Аграрный вопрос и мелкобуржуазные партии в России в 1917 г.» (Л., 1977), «Борьба за крестьянство и кризис русского неонародничества 1902-1914 гг.» (Л., 1983). Автор выступает против упрощения теоретических воззрений идеологов неонародничества. Однако эсеровскую модель социализма Гинев определяет как разновидность «мелкобуржуазного кооперативного социализма», игнорируя ее многомерность.

Не потеряла значения коллективная монография «Социологическая мысль в России. Очерки истории немарксистской социологии последней трети XIX - начала XX века» (М., 1978), отличающаяся целым рядом достоинств: фундаментальностью исследования, всесторонним теоретическим охватом основных социологических школ и направлений в русской социологии в конце XIX-XX веков. Однако предметом ее изучения не стало собственно эсеровское направление. Вклад, который внесли идеологи эсерства в социологическую науку России, остался не раскрыт авторами. Оценка философских воззрений Чернова как эклектических, антинаучных, на наш взгляд, несостоятельна.

Анализ экономической стороны социалистического идеала эсеров дается в работе М.В. Спириной «Крах мелкобуржуазной концепции социализма эсеров» (М., 1987). По мнению исследователя, несостоятельность социалистической доктрины эсеров была предопределена непониманием марксистско-ленинского учения о закономерностях развития капитализма и обусловлена социально-этическим подходом к экономической действительности. «Строя свою концепцию социализма, - пишет автор, - они не могли выяснить внутренних закономерностей и путей развития экономики, так как выделяли те стороны экономической жизни, которые соответствовали их этическому идеалу».17 Ошибочной и вредной, с точки зрения Спириной, была установка эсеров на мирное врастание социализма в капиталистический базис, поскольку она затемняла «революционное классовое сознание рабочих масс, развращая его реформизмом и отвлекая от настоящих путей революционной борьбы за социализм».18

На общем фоне ортодоксально-марксистского направления заметно выделялись работы В.Г. Хороса, в которых можно было наблюдать попытку отойти от историко-партийных шаблонов в изучении эсеровской идеологии.19 По мнению Хороса, идеи Чернова о преобладании разрушительных тенденций капитализма в странах, с опозданием вступивших на путь капитализма, реакционном характере национальной буржуазии и потенциальных альтернативах некапиталистической модернизации аграрных стран подтверждаются мировым историческом опытом.

Таким образом, несмотря на жесткие методологические рамки, историки 1970-1980-х гг. внесли значительный вклад в изучение роли партии эсеров и ее лидеров в политическом процессе России на рубеже веков. Однако определенное идеологическое давление, тяготевшее над исследователями, существенно ограничивало возможности объективного научного анализа роли и места партии и ее лидеров в политическом процессе России.

В 1990-е гг. в отечественной историографии явно обозначились черты кризиса марксистской методологической парадигмы. В этих условиях часть историков по инерции продолжали придерживаться устоявшихся стереотипов в оценке неонародничества как идеологии крестьянской демократии, историческая прогрессивность которой была исчерпана уже на этапе буржуазно-демократической революции. С другой стороны, появились попытки пересмотреть ортодоксальные подходы, расширить проблематику исследования.

Именно в это время появились первые исследования, посвященные анализу деятельности и мировоззрения Чернова. В них уже не было «разоблачительного» пафоса, авторы признавали его выдающийся вклад в развитие российской общественной мысли, давалась высокая оценка программы социализации земли. Однако в работах этих лет встречались и рецидивы идеологизированного подхода.

Первой работой, посвященной непосредственно Чернову как лидеру эсеров, стал очерк Д.А. Колесниченко, опубликованный в книге «Россия на рубеже веков. Исторические портреты» (М., 1991). Автор дал высокую оценку программе «социализации земли» Чернова, так же как и его роли в качестве теоретика и лидера партии. Однако в работе Колесниченко продолжало сказываться давление прежних стереотипов, что проявилось в упрощенном редукционизме - выведении эсеровской идеологии из мелкобуржуазной классовой природы крестьянства.

Г.Д. Алексеева в монографии «Народничество в России в XX в. Идейная эволюция» (М., 1990), рассматривая философско-теоретические основы эсеровской доктрины, считает их крайне эклектическими, указывая, что в них позитивизм сочетался с вульгарным материализмом, субъективный идеализм с социальным биологизмом и психологизмом, фальсифицированный марксизм с его критикой с позиций реформизма. В целом же, утверждает Алексеева, «эсеровская концепция социализма, как и другие составные части их идеологии, была разработана крайне слабо. Теоретики партии эсеров не смогли создать научной теории социализма, все их рассуждения носили абстрактный и примитивный характер».20

В 1990-е гг. изучение эсеровской партии продолжил исследователь К.В. Гусев. В 1999 г. выходит его монография «В.М. Чернов. Штрихи к политическому портрету», в которой автор пересматривает свои прежние оценки в отношении лидера и теоретика эсеров, признавая его важную роль в процессе становления и развития партии. Чернов, отмечал историк, «искренне стремился как убеждённый демократ к достижению социальной справедливости и народовластия. Это был умный, высокообразованный политик. одна из наиболее значительных личностей среди российских

У 1 социалистов». Автор обстоятельно остановился на деятельности Чернова в период первой российской революции и Февральской революции 1917 года. Но, уделяя внимание тактическим установкам эсеров, особенно террору, Гусев практически не затронул программно-теоретических вопросов. Эволюция мировоззренческих взглядов Чернова в годы последней эмиграции также осталась «за кадром».

Плодотворной, на наш взгляд, представляется попытка М.И. Леонова в цикле работ начала 1990-х гг. обосновать новые подходы к изучению эсеровской партии, альтернативные марксистской методологии. Историк дает высокую оценку роли Чернова как лидера партии, считая его «центральной фигурой генерального штаба эсеров», создателем теоретической концепции эсерства, автором программы и главным конструктором тактических установок партии. Вместе с тем ученый отмечает, что в тактических вопросах Чернов проявлял порой колебания и неуверенность, не отличался особой решимостью в принятии политических решений и, несмотря на то, что был признанным авторитетом в партии, до уровня вождя не дотягивал.22

В монографии «Партия социалистов-революционеров в 1905-1907 годы» (М., 1997) М.И. Леонов попытался отойти от традиционного в советской историографии противопоставления неонародничества и марксизма, рассматривая эти два разных идейных течения как отражение двух культур - традиционной крестьянской и индустриальной. Развитие капитализма в России привело к существенной корректировке народнических представлений о социализме в сторону сближения с технологическими концепциями», в первую очередь с марксизмом. Исходя из возможности совершенствования крестьянской цивилизации при одновременном индустриальном развитии, эсеровские теоретики пытались обосновать аграрно-индустриальный путь развития России, тогда как марксисты выступали за индустриальный путь.23

Поиск новых методологических подходов нередко приводит историков к радикальной переоценке идейно-теоретических и программно-тактических основ политических партий. Так, Н.Д. Ерофеев в предисловии к сборнику «Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы. 1900-1907 гг.» (М., 1996) высказывает мысль о том, что эсеровская модель социализма, являясь альтернативой большевистской, была более демократичной. Эсеры ориентировались не на один класс, составляющий меньшинство населения, а на народ в целом. Причину поражения эсеров на политической арене России автор видит не только в стечении случайных обстоятельств, личных качествах лидеров партии, политической неопытности масс, но и в специфике исторических условий России начала XX века. Победила авторитарная модель большевиков, потому что она более адекватно отражала потребности страны в ускоренной индустриализации. «Эсеровская же идеология являлась аграрной утопией, недостаточно пригодной для решения проблемы модернизации».24

Вместе с тем автор отмечает, что в начале XX в. в обеих социалистических партиях присутствовали эволюционные тенденции: «В то время как большевизм развивался от марксизма в сторону революционного народничества, эсерство эволюционировало от революционного народничества к западноевропейскому реформистскому социализму».25 Такая позиция автора, на наш взгляд, не лишена противоречий. Если большевизм все более эволюционировал в сторону народничества, открыто заимствовал идеологические установки своих политических оппонентов и одновременно был более приемлемым вариантом модернизации России, значит, и ряд важных положений народнической программы отвечали реальным условиям развития страны.

Заметным событием в современной историографии аграрного вопроса в России стала изданная в 1994 г. в Самаре работа П.И. Савельева «Пути аграрного капитализма в России. XIX в. (по материалам Поволжья)». В поисках выхода из методологического кризиса Савельев обращается к идее типологизации аграрно-капиталистической эволюции, изложенной в трудах Чернова. Основную заслугу идеолога эсерства автор видит в методологическом обосновании устойчивости и способности к прогрессивной эволюции крестьянского хозяйства. Савельев утверждает, что типологический метод Чернова представляет теоретический прорыв в решении аграрного вопроса. Он был блестяще подтвержден мировым опытом развития сельского хозяйства. По мнению автора, в результате теоретико-методологического прорыва, осуществленного Черновым, народническая доктрина обрела второе дыхание.

Разработка Черновым принципов и основных положений аграрной программы эсеров и его практическая деятельность на посту министра Временного правительства стали предметом диссертационного исследования О.В. Егоренковой «Разработка В.М. Черновым аграрной программы партии социалистов-революционеров как составной части теории крестьянского социализма» (СПб., 1995). Автор утверждает, что программа социализации земли была реальной альтернативой исторического развития России, но осуществить свою программу эсерам не удалось из-за ряда политических просчетов и ошибочной тактики партии в 1917 году.

Причину неудачной политической карьеры Чернова Егоренкова усматривает не только в «происках» большевиков, но в его интеллигентской позиции решать проблемы целого класса без тесных связей с самими классом.26 Большевики не испугались сделать ставку на стихийное творчество масс, поэтому оказались у власти. И именно они смогли претворить в жизнь эсеровскую социализацию земли. Разницу между эсеровским и большевистским вариантами земельной реформы автор усматривает лишь в «большей проработанной детализации» первого.

Существенный вклад в изучение экономической программы эсеров в период с октября 1917 по лето 1921 гг. вносит диссертация И.В. Маримовой «Социалистическая оппозиция большевизму по вопросам экономической политики (октябрь 1917 - лето 1921)». Автор утверждает, что эсеры раньше, чем меньшевики и большевики, пришли к идее многоукладной экономики, которая рассматривалась как экономическая основа переходного периода. Отдавая должное данной работе, считаем нужным внести уточнение следующего характера: не следует жестко привязывать начало работы эсеров над моделью переходной экономики к октябрю 1917 года. На наш взгляд, она началась немного раньше в период существования коалиционной власти, о чем свидетельствует Чернов в мемуарах «Перед бурей».

Книга В.В. Ишина «Социалисты-революционеры России, конца XIX -начала XX века» (Астрахань, 1995) посвящена анализу программно-теоретических установок и практической деятельности партии эсеров. Автор стремится дистанцироваться от марксистского подхода, но при анализе расстановки политических и классовых сил в стране непроизвольно к нему возвращается. Ишину также не удалось избежать упрощения экономических и политических взглядов эсеров. Признавая оригинальность эсеровского социализма, автор, в конечном счете, подменяет его теорией некапиталистической эволюции и программой социализации земли и считает эсеровскую модель социализма разновидностью кооперативного социализма. Анализируя теорию типов капитализма Чернова, Ишин фактически сводит на «нет» свою же позитивную оценку эсеровского социализма, считая, что «отсталость и неразвитость общественно-экономических отношений России эсеры превратили в "теорию", позволяющую объяснить ее самобытность». Характеризуя Чернова как политического деятеля, автор отмечает его «робость перед массовым движением, неверие в его успех, колебания в определении партийной тактики» и полагает, что его качества сыграли определенную роль в поражении эсеров.27

Плодотворным в методологическом плане представляется попытка К.П. Строжко (диссертационное исследование «Экономический гуманизм в концепциях государственных деятелей, политических партий и общественных движений России конца XIX - начала XX века», (Екатеринбург, 1996) выделить целое направление в истории российской экономической мысли, которое им классифицируется как «экономический гуманизм». Представителей этого направления, по мысли автора, отличает подход к изучению экономических процессов в рамках социально-этических приоритетов. К нему Строжко справедливо, на наш взгляд, причисляет и Чернова.

Однако нельзя согласиться с данной им общей оценкой эсеровской аграрной программы. Он утверждает, что упразднение частной собственности на землю в эсеровской аграрной программе основано на субъективном представлении Чернова и его соратников по партии о социальной справедливости, которое не отвечало историческим реалиям, и потому аграрная программа эсеров была утопичной. Во-первых, реальностью было именно неразвитость частной собственности в России, а во-вторых, упразднение частной собственности на землю отражало воззрения о социальной справедливости не только эсеров, но и многомиллионного российского крестьянства. И эти представления тоже являлись исторической реальностью, не считаться с которой для политических деятелей и было бы утопией.

Анализу политических взглядов Чернова до 1920-х гг. посвящена работа А.А. Федоренко «Политическая концепция В.М. Чернова» (М., 1999). Автор подходит к рассмотрению философско-социологических и программно-тактических установок Чернова с ортодоксально марксистских позиций. Он повторяет оценку, данную в советской историографии, о принципиальном эклектизме мировоззренческих взглядов лидера эсеров, о «терминологической путанице и произвольном использовании» им разнородных понятий, полагает, что в представлениях Чернова о социалистическом обществе «отсутствовали ярко выраженные самобытные черты».28 Историк в целом правильно отмечает тенденцию к сближению взглядов Чернова с позициями западной социал-демократии, ярко проявившуюся в годы эмиграции. Но, на наш взгляд, он напрасно отказывает Чернову в оригинальности. Взгляды Чернова периода эмиграции представляют органическое развитие его концепции о типах капитализма, особенностях капиталистической эволюции России.

Определенный интерес для выявления позиций Чернова по вопросам внутрипартийной борьбы имеют работы К.Н. Морозова, посвященные истории деятельности эсеровской партии. В монографии «Партия социалистов-революционеров в 1907-1914 гг.» (М., 1998) Морозов рассматривает концепцию Чернова как своеобразный вариант модернизации страны, уникальность которого заключается в попытке соединить ценности западной цивилизации с ценностями традиционной культуры. Автор подчеркивает, что в стремлении к осуществлению варианта демократического социализма «эсеры, по сути дела, хотели "расконсервировать" демократический потенциал народа, обеспечить максимальное развитие приглушенных, но не подавленных до конца традиций народоправства».29

В начале XXI в. ученые продолжают изучение партии социалистов-революционеров и идейного наследия Чернова на основе новых источников из отечественных и зарубежных архивных, библиотечных коллекций. В 2002 г. был издан сборник документов политического процесса над партией эсеров в 1922 г., подготовленный С.А. Красильниковым, К.Н. Морозовым и И.В. Чубыкиным. Сборник сопровожден солидным предисловием и комментариями. В предисловии авторы затрагивают и деятельность

Чернова в период подготовки и проведения процесса, а также его позицию по отношению к советской власти, террору в годы гражданской войны. Исследователи отмечают, что процесс консолидировал правые и левые группы эсеровской эмиграции, но ненадолго.30

Эту тему К.Н. Морозов развивает в монографии «Судебный процесс социалистов-революционеров и тюремное противостояние (1922-1926): этика и тактика противоборства» (М., 2005). Автор подчеркивает, что, хотя процесс и можно назвать «кульминационным этапом» во взаимоотношениях эсеровской и большевистской партий, он все же «не стал последним годом существования эсеровского подполья в Советской России, и властям понадобилось еще несколько лет на его "добивание"». Поражение эсеров, как справедливо утверждает ученый, вовсе не означало «краха неонароднической идеологии и миросозерцания в целом». Речь нужно вести об уничтожении партии средствами государственного террора, которым противостоять не смогла ни одна политическая сила в Советской России. Власти применяли репрессивные меры не только против самих эсеров, но и против сочувствующих им и даже членов их семей.

В статье, посвященной политическому руководству партии эсеров в 1901-1922-х гг., К.Н.Морозов приходит к выводу, что Чернов в 1919 г. теряет лидерские позиции в партии, «к этому времени складывается новый "коллективный лидер", в котором Чернов уже на периферии, а лидеры его ч I

А.Р. Гоц и Е.М. Тимофеев». На наш взгляд, такой вывод не бесспорен. Чернов никогда особо не претендовал на организационную роль в партии, оставаясь по преимуществу ее главным теоретиком и идеологом. Вплоть до организационного кризиса Заграничной делегации ПСР в 1926-1927-х гг. эту его роль в партии никто не оспаривал. Кроме того, до своего отъезда за границу в августе 1920 года. Чернов оказывал значительное влияние на принятие важных политических решений. Он являлся инициатором тактики «третьей силы» в 1919 г., под его идейным руководством проходила сентябрьская конференция 1920 года. В марте 1921 г. он сыграл важную роль в организации помощи восставшему Кронштадту.

Плодотворной, на наш взгляд, является попытка саратовского исследователя А.П. Новикова представить биографию лидера эсеров в работе «В.М. Чернов: человек и политик: материалы к биографии», (Саратов, 2004). В ней впервые большое внимание уделяется эмигрантскому периоду жизни Чернова, отмечается важный вклад лидера эсеров в развитии теории и практики мирового социалистического движения. Новиков дает высокую оценку личным качествам лидера эсеров, позволившим ему сыграть важную роль в революционном движении. В научный оборот вводятся неизвестные до этого времени письма Чернова, отзывы о нем, написанные соратниками по эмиграции.

Об объективном интересе современных историков к изучению эсеровской партии свидетельствует обзорная историографическая работа А.А. Кононенко «Партия социалистов-революционеров в 1901-1922 гг. Проблемы историографии» (Тюмень, 2004).

Важным событием конца XX в. - начала XXI в. является выход в свет солидных энциклопедических изданий, учебников и сборников документов по истории политических партий в России, позволяющих систематизировать знания по истории партии социалистов-революционеров и ее политических лидеров.32

Новым явлением в последнее десятилетие стало обращение историков к изучению российской эмиграции, что существенным образом позволило раздвинуть хронологические рамки и проблематику исследования истории партии эсеров и мировоззрения Чернова. Начальному периоду эмиграции Чернова посвящены страницы книги В. Костикова «Не будем проклинать изгнанье. Пути и судьбы русской эмиграции» (М., 1990). Автор положительно отзывается о «конструктивном социализме» Чернова, обращает внимание на демократический характер его модели социализма, ставку на эволюционные методы строительства нового общества в противоположность «деструктивному социализму» большевиков. «Социализм Чернова, - пишет Костиков, - отражал, прежде всего, взгляды крестьянства. Одной из центральных идей был «конструктивный социализм», иными словами, «эволюционный социализм», предполагающий возможность построения социалистического общества исключительно демократическими методами».33

Практически первым отечественным диссертационным исследованием, посвященным эсеровской эмиграции, стала работа И.В. Чубыкина «Российские социалисты-революционеры в эмиграции (1920-е годы)», где автор подробно рассматривает организационные центры эсеровской эмиграции, деятельность «Внепартийного объединения» во главе с Административным центром. Определяя основные тенденции в развитии политических установок эсеровской эмиграции и характеризуя модель «конструктивного социализма» Чернова, историк приходит к выводу, что, несмотря на определенную утопичность, концепция Чернова «заключала в себе немало пригодных к использованию в условиях российской специфики ценных решений».34

Продолжает изучение организационных центров эсеровской эмиграции И.А. Кукушкина в статье «Путь социалистов-революционеров в эмиграцию (1918-1922), опубликованной в сборнике «Русский исход» (СПб., 2004). Автор затрагивает важный вопрос об отношении Чернова к Административному центру, подчеркивает, что острая нехватка материальных средств обуславливала стремление Чернова найти компромисс между Центральным бюро ПСР, отрицательно воспринявшим создание «Внепартийного объединения» и Административным центром.35

Эсеровским организациям на территории Эстонии и деятельности Чернова посвящены страницы коллективного исследования «Русское

36 национальной меньшинство в Эстонской республике, 1918-1940».

Несомненно, к числу исследований, заслуживающих внимания, следует отнести работы Б.К. Ярцева. В статье «Чернов, эсеры и большевистский режим» Ярцев рассматривает эволюцию взглядов Чернова на революционные события 1917 года. Автор утверждает, что в 1920-х гг. Чернов отошел от первоначальной резко отрицательной оценки Октябрьской революции. Трансформация эсеровских оценок большевизма приводит автора к мысли, что если бы не сталинская коллективизация, эсеры, несомненно, повернули бы в сторону сотрудничества с большевиками. Верно отмечая общую направленность эволюции представлений Чернова о причинах, характере и значении Октября в сторону более взвешенного анализа, автор, на наш взгляд, не избежал упрощения его взглядов в период 1917 - начала 1920-х годов. Ярцев утверждает, что Чернов изначально считал октябрьский переворот контрреволюционным. Позволим себе не согласиться с этим утверждением. До весны 1918 г. - начала «горячей» гражданской войны в России - Виктор Михайлович и примыкавшие к нему левоцентристски настроенные эсеры все же не считали деятельность большевиков контрреволюционной и настаивали на тактике «мирного изживания большевистских иллюзий в массах». Возможность сотрудничества эсеров с большевиками в 1930-е гг. тоже была маловероятной, со стороны эсеров она могла быть обусловлена только демократизацией политического режима в СССР. Однако на этот счет они не питали особых иллюзий.

Темой исследования Б.К. Ярцева «Социальная философия В.Чернова» является социалистическая доктрина теоретика эсеров. Концепция социализма Чернова, по мнению автора, утопична, поскольку она исключала товарные отношения и централизованное государство. Ярцев считает, что в своих теоретических построениях Чернов недооценил позитивную роль капитализма в общественном развитии, чрезвычайно усложнил движение к социализму. Однако заслуги Чернова весомее его ошибок. Виктор Михайлович разработал модель демократического, сознательного, творческого социализма, в центре внимания которого стояла гармонически развитая личность.

В целом автор объективно подошел к анализу социалистической доктрины Чернова, хотя вновь не избежал ряда упрощений. Так, он делает попытку проследить эволюцию философских, аграрных и социалистических воззрений Чернова на основе его публикаций в 1920-1930-е гг., упуская из виду целый пласт работ дореволюционного и революционного периодов и времен гражданской войны. Отсюда его недооценка философско-социологических основ миросозерцания Чернова. Например, он ошибочно считает, что «проклятые вопросы философии», проблемы внутреннего мира

38 человека эсер проигнорировал.

Важный вклад в изучение политической эволюции основных направлений российской эмиграции вносит исследование Н.А. Омельченко. В монографии «Политическая мысль русского зарубежья (очерки истории 1920 - начала 1930-х гг.)» (М., 1997) он выявляет взгляды консервативного, либерального и «альтернативного» (сменовеховство и евразийство) течений российского зарубежья на оценку русской революции, государственного строительства в большевистской России и перспектив развития страны после большевизма. Однако автор, на наш взгляд, существенно ограничил поле своего исследования, не уделив должного внимания социалистическому направлению российской эмиграции.

Компенсировать этот досадный пробел в отечественной историографии пытается К.Г. Малыхин в монографии «Большевистская модернизация России и русское зарубежье 20-30-х годов» (Ростов-на-Дону, 2000). В главе, посвященной эсеровской эмиграции, автор отмечает, что именно в эмиграции развернулся поразительный аналитический дар В.М. Чернова. «Он проделал колоссальную работу по исследованию проблем, с которыми столкнулась большевистская Россия».

Характеризуя разрабатываемую Черновым модель развития страны, ученый верно отмечает, что она «должна была строиться на принципах длительного сосуществования различных укладов в экономике России, при опоре на принципы рыночной экономики», демократических политических устоев и носила по своей сути «вестернистскую направленность».40 Автор доказывает, что в реальной ситуации ставка Чернова на инвестиционную поддержку стран Западной Европы была невозможна. «России предстояло развитие при опоре на собственные силы, - утверждает он, - что в тех условиях приводило к неизбежности сталинского варианта «деспотической варварской модернизации». Это сводило предложения эсера «в набор благих пожеланий». С другой стороны, К.Г. Малыхин подчеркивает, что демократические идеи Чернова во многом опередили свое время, «развитие современной цивилизации пошло по пути им предсказанном».41

Таким образом, автор достаточно объективно исследует отношение эсеров к большевистской модернизации и предлагаемые ими альтернативы развития. Однако ограничение источниковедческой базы исследования исключительно опубликованными материалами неизбежно сузило возможность полного и всестороннего изучения отношений Чернова к большевистскому опыту строительства социализма и оценке его варианта модернизации страны. За «кадром» остались взгляды Чернова на характер экономических и политических процессов в СССР в 1930-1940-е годы.

Первым шагом в этом направлении можно считать диссертационную работу Е.Г. Кривошеевой «Российская послереволюционная эмиграция накануне и в период второй мировой войны», в которой она исследует пораженческое и оборонческое направления в российской эмиграции и уделяет основное внимание участию эмигрантов в фашистском и антифашистском движении. Объектом пристального внимания автора становятся позиции белой эмиграции, Власовского движения и движения Сопротивления во Франции. К сожалению, эсеровской эмиграции автор не

42 уделяет должного внимания.

Таким образом, в конце XX - начале XXI вв. исследователи более взвешенно и конструктивно подходят к оценке роли Чернова и его творческого наследия. Но вместе с тем значительная часть работ Чернова

1920-1940-х гг. не введены в научный оборот и требуют дальнейшего осмысления.

Если интерес отечественных историков к идейному наследию Чернова отчетливо обозначился лишь в последнее время, то в зарубежной историографии внимание к нему проявлялось еще при его жизни.

С конца 1950-х гг. на Западе активизировалось изучение истории партии эсеров. Заметным явлением стали фундаментальные работы американского историка О.Г. Рэдке «The Agrarian Foes of Bolshevism: promise and default of the Russian Socialist Revolutionaries February to October 1917» (New-Yourk, 1958), «The Sickle under the Hammer: The Russian Socialist Revolutionaries in the early months of Soviet Rule» (New-York, 1963). Оливер Рэдке, еще будучи студентом, с середины 1930-х гг. заинтересовался темой «Партия социалистов-революционеров в революции 1917 года». При посредничестве М.М.Карповича, бывшего сотрудника российского посольства в Вашингтоне, а затем профессора русской истории Гарвардского университета, он установил связи с С.П. Постниковым и В.М. Черновым. Чернов оказал ему помощь при написании докторской диссертации, которую Рэдке успешно защитил в 1939 году. В ней Рэдке, со слов М.В. Вишняка, дал «чрезвычайно высокую оценку» Чернову и «с сочувственным пониманием» отнесся к партии эсеров.43

Однако в работах 1950-1960 гг. историк пересмотрел свои позиции. Как отмечал Вишняк, «автор взял на себя обязанности следователя и судьи»; в своих работах он «огорчается, издевается и негодует».44

Вишняк обратил внимание на противоречивость оценок автора. Подчеркивая антибуржуазную направленность эсеровской аграрной программы, стремление отразить в ней чаяния крестьянства, Рэдке отмечал, что программа партии не вышла за рамки политических деклараций. Она была утопична в своем главном требовании - общественной собственности на землю. Социализация земли характеризуется автором как игра безответственных интеллигентов, и прежде всего «плодоносного мозга»

Чернова. Но вместе с тем он сетует на то, что эсеры отказались реализовывать свою программу в 1917 году.45

По мнению Рэдке, поражение эсеров в 1917 г. и крах Февральского режима были обусловлены неудачным решением двух вопросов - о мире и о земле. В качестве оптимального варианта им рассматривался выход из войны в духе Циммервальда и проведение земельной реформы, предлагаемой Черновым в бытность министра земледелия.46 Рэдке признавал, что Чернов пользовался огромной популярностью, был одаренным теоретиком с громадными интеллектуальными способностями, но ему недоставало организаторского таланта, способности убеждать в своей правоте и отстаивать свою точку зрения. Недостатки лидера эсеров сыграли важную роль в поражении эсеров, считает историк.

Чернов отказался от борьбы за свою программу, пойдя на компромисс с правым крылом партии. Оно стало определять политику партии в течение решающих летних месяцев, что фатально вело ее к катастрофе. Главной ошибкой правых Рэдке считал то, что они попали под влияние меньшевиков и кадетов, заимствовав у них концепцию буржуазной революции, тактику коалиции с буржуазией и установку на невозможность социалистической революции.47

Рэдке отмечал, что ПСР была конгломератом противоречивых элементов, что негативно сказывалось на организационной структуре. Война еще более усугубила ситуацию, разделив партию на левое течение -сторонников Циммервальда и правое - выступающее за продолжение войны. По мнению Рэдке, партия совершила фатальную ошибку, отказавшись организационно оформить раскол.48

Историк обвиняет эсеров в том, что они недооценили опасность большевизма и преувеличили роль кадетов. Другой причиной, по его мнению, определившей поражение эсеров, было то, что эсеровская партия, считаясь крестьянской, так и не смогла аккумулировать в себя крестьянские массы и по сути дела осталась организацией «доктринеров-интеллигентов».49

С начала 1970-х гг. количество исследований, посвященных эсеровской партии, резко возросло. В западной историографии наметилось два направления. Представители первого акцентировали внимание на утопичности концептуальных положений эсерства. Другие делали попытки выявить степень адекватности их позиций интересам трудящихся масс, возможности реализации представленной модели в специфических условиях России, обращали внимание на объективные и субъективные причины политического краха эсеров.

Особое внимание историки уделили разработке Черновым аграрной программы партии. М. Пери в лекции на тему «The agrarian policy of the Russian Socialist-Revolutionary Party from its origins through the revolution of 1905-1907», прочитанной в 1976 г., акцентировал внимание на той важной роли, которую сыграл Чернов в привлечении внимания к деятельности партии среди крестьянства. Большую роль в этом направлении, подчеркивал он, сыграло создание в Тамбовской губернии «Братства для защиты народных прав» и организация за границей «Аграрно-социалистической лиги».50 Итальянский исследователь А. Вентури признает значительным вклад Чернова в процесс формирования идеологической доктрины партии эсеров.51

Работа финского исследователя X. Иммонена посвящена сугубо теоретическим сюжетам разработки эсеровской аграрной программы. Выделяя «черновский», «вихляевский», «ракитниковский» этапы становления аграрной программы, он отдает первенство Чернову, который, по его мнению, задался целью «синтезировать идеи русского народничества и западноевропейского аграрного реформизма». Автор дает позитивную оценку этому направлению, видя в нем поступательное развитие эсеровской идеологии, выразившееся в освобождении от крайностей революционного радикализма.52

В работах А. Гейфман рассматриваются предпосылки возникновения и распространения террора в Российской империи в начале XX века. Эсеровский террор вызван, по ее мнению, теми же обстоятельствами русской жизни, что и народовольческий. Вместе с тем, отмечает автор, в программных и тактических установках эсеровской партии он не занимает всеобъемлющего значения. На изменение представлений народнических мыслителей о роли и месте террора в политической борьбы большое влияние оказал марксизм. Под влиянием марксизма эсеры даже террор «привязывали» к развитию массового народного движения.53

Немецкий историк М. Хильдермайер в книге «The Russian Socialist Revolutionary Party before the First world war» (New-York, 2000) не согласился с утверждением Рэдке, что история партии эсеров предстает в виде цепи субъективных ошибок. Неприемлем для него и вывод американского историка о том, что доктрина эсеров ничего, кроме «интеллектуальных фантазий», собой не представляла. В своих сочинениях он уделяет большое внимание теоретическим изысканиям социалистов-революционеров. По его мнению, Чернов, наряду с М.Р. Гоцем, Е.К. Брешко-Брешковской и Г.А. Гершуни, являлся ключевой фигурой в руководстве эсеровской партии на начальном этапе ее развития. Его роль в качестве теоретика партии была обусловлена неординарными литературными и интеллетуальными способностями, блестящим ораторским искусством и мощным интеллектом. Хильдермайер отмечает что, Чернов блестяще начал карьеру теоретика партии, синтезируя основные положения «субъективной школы» Н.К. Михайловского и постулаты марксизма.54 Сравнивая доктрины социал-демократов и эсеров, он приходит к выводу, что если для первых отсталость России была «источником безнадежных противоречий», то для вторых - она превращалась в преимущество, поскольку в неразвитости капитализма эсеры видели своеобразный исторический шанс для торжества социалистических отношений.55

Историю партии эсеров Хильдермайер рассматривает сквозь призму проблемы модернизации России. По его мнению, усиление организационных и идейных противоречий между различными течениями в эсеровской партии накануне первой мировой войны объективно отражало борьбу за различные пути модернизации России. Страна стояла перед выбором между двумя направлениями развития - либерально-буржуазным вариантом западного типа и «социально-трудовым». Правое крыло эсеров (группа «Почин») предпочла первый путь развития, левое - второй, отвечающий культурно-цивилизационным особенностям России. Таким образом, подчеркивает Хильдермайер, победа «центробежных тенденций в партии эсеров над центростремительными» была вызвана глубокими причинами модернизации страны и неизбежно должна была привести к утрате партией «синтетического характера» ее идеологии и движения.56

Модернизация страны предполагала проведение кардинальных социальных преобразований. По мнению историка, их могли осуществить только две могущественные революционные силы - эсеры и большевики, разногласия между которыми олицетворяли раскол между аграрным и городским секторами экономики. Невозможность интегрировать город и деревню стала главной причиной неудач эсеров. Хильдермайер считает, что их программа, рассчитанная на реализацию варианта некапиталистического развития и сохранение большого удельного веса аграрного сектора экономики, не отвечала задачам форсированной индустриализации, которые

СП диктовались исторической необходимостью. Историк утверждает, что партия эсеров не смогла понять реалии современной России, не нашла оптимальный вариант собственной организационной структуры, позволившей ей эффективно руководить народным движением. Эсеры так и остались партией интеллигенции.

Рассуждения ученого перекликаются с выводами американского исследователя П. Холквеста. Он утверждает, что большевики победили потому, что первыми стали применять в политической практике России популистские методы, опираясь на самодеятельность и активность народных масс, привлекая их на свою сторону и манипулируя в собственных политических целях, тогда как другие политические партии, в том числе и эсеры, оказались не способны встать во главе народной стихии и были сметены ею.58

Диссертационное исследование С.Б. Сосинского, внука В. Чернова, «Page from the live and work of an SR leader a reappraisal of Victor Chernov» (Boston, 1995) является практически единственной фундаментальной работой, посвященной персонально Чернову. Автор исследует жизненный и творческий путь Чернова от гимназической скамьи до 1920 г., используя широкий круг источников, в том числе из коллекций Гуверовского архива при Стэндфордском университете США. Он подробно останавливается на становлении мировоззрения Чернова, дает целостную характеристику его философско-этическим взглядам. Автор полагает, что, несмотря на явные заимствования из философских теорий начала XX в., философская доктрина Чернова не лишена оригинальности и явилась фундаментом идеологии крупнейшей политической партии в России.

Анализируя воззрения революционера, С.Б. Сосинский отмечает противоречивое сочетание принципов гуманистической морали, с одной стороны, и политического утилитаризма - с другой. Это проявилось в оправдании террора как средства революционной борьбы. Противопоставляя политическую платформу эсера в 1917 г. большевизму, исследователь обращает внимание на приверженность Чернова демократическим ценностям, которую он пронес через всю жизнь. Причину поражения эсеровской партии ученый усматривает в стечении неблагоприятных исторических обстоятельств.

Американский историк М. Меланкон в статье «Чернов», опубликованной в сборнике статей «Critical companion to the Russian Revolution 1914-1921» (1997), указывает, что разработанная Черновым социальная концепция российской революции была более адекватна российской реальности, чем марксистская. Историк считает, что теория Чернова единого трудового класса (состоящего из пролетариата, крестьянства и интеллигенции) как бы предвосхитила основы социального строя в СССР.

Автор полагает, что в 1917 г. Чернов получил уникальный шанс воплотить свою теорию на практике. Однако отсутствие у него политического чутья, умения проявить решительность, твердость в нужное время и в нужном месте, наряду со склонностью к политическому самопожертвованию, привели его к фатальному поражению как политического лидера.59

В другой статье, посвященной партии эсеров в 1917-1920-х гг., представленной в этом же сборнике, М. Меланкон отмечает, что эсеровская партия в период Февральской революции столкнулась с рядом проблем. Одной из них стало несоответствие между прежними организационными формами и массовой базой, вызванное притоком новых членов в партию (мартовских эсеров). В результате массового пополнения партии партия становилась организационно и идеологически не управляемой. Руководство партии эсеров в Петрограде было представлено в основном приехавшими из-за границы прежними лидерами, политическая ориентация которых была весьма умеренна. Новые лидеры партии, занимавшие левые позиции, еще не успели вернуться из ссылки и мест заключения. Это привело к перевесу правых элементов в ЦК. Ошибка Чернова, ставшая роковой, по мнению автора, состояла в том, что он не сумел нейтрализовать во время влияние правого крыла в руководстве партии, и тем самым способствовал отчуждению от партии левых эсеров. По мнению М. Меланкона, этот выбор и обусловил политическое одиночество Чернова в решающие моменты революции.60

Анализ позиций партии социалистов-революционеров в период Октябрьской революции и гражданской войны представлен на страницах работ В.Н. Бровкина «Behind the Front Lines of the Civil War Political Parties and Social Movements in Russia» (Princeton, 1994), «The Bolsheviks in Russian Society: ehe Revolution and the Civil War Years» (New Haven, 1997). Автор обращает внимание на то, что после Октябрьской революции эсеры были вынуждены лавировать между большевиками и несоциалистическими силами. Если до мая 1918 г. они придерживались тактики легальной оппозиции власти, то весной вынуждены были перейти к открытой вооруженной борьбе с большевиками. По мнению В.Н. Бровкина, противостояние между социалистическими силами определило сущность первого этапа гражданской войны. Немаловажную роль в переходе эсеров к новой тактике сыграло заключение большевиками Брест-Литовского мира. В период открытого гражданского противостояния эсерам пришлось решать вопрос о сотрудничестве с несоциалистическими силами, что усилило разногласия в партии. Коалиция с либералами и создание Директории не спасло положения. Колчаковский переворот и окончание первой мировой войны в ноябре 1918 г. заставили эсеров вновь вернуться к тактике мирной оппозиции большевизму. Причины поражения эсеров Бровкин связывает с организационным кризисом партии, неспособностью соединиться с народным движением.61

Позиция эсеровской партии и взгляды Чернова в годы гражданской войны нашли отражение в общих работах зарубежных историков по истории революции и гражданской войны в России.62

Ряд специальных исследований, посвященных изучению крестьянского движения, в той или иной степени позволяют выявить степень влияния эсеровской партии в массах.63

В 1993 г. в Москве на русский язык была переведена книга известного голландского исследователя партии эсеров М. Янсена «Суд без суда. 1922 год. Показательный процесс социалистов-революционеров», в которой автор затрагивает вопросы, связанные с отношением Чернова к террору в годы революции и гражданской войны, дает общую характеристику эсеровской эмиграции в 1920-е годы.

В отличие от других разделов российской истории изучение эсеровской эмиграции еще не стало предметом специального научного исследования за рубежом. Это вызывает недоумение, поскольку в американских и голландских архивах находятся уникальные коллекции документов, свидетельствующие об активной политической и творческой деятельности Виктора Михайловича за рубежом.

Первой попыткой заполнить историографический вакуум можно считать публикацию на английском языке в 1990 г. (Нью-Йорк, Оксфорд), а затем и на русском в 1994 г. книги нашего соотечественника, эмигранта М.И. Раева «Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции. 1919-1939». Автор констатирует, что, несмотря на огромный массив источников, имеющихся по политической эмиграции за рубежом, историография темы оказалась несопоставимо мала.64 По эсеровской эмиграции можно назвать лишь книгу Р. Абрагама, посвященной

A.Ф. Керенскому.65 Вместе с тем он также практически не уделяет внимание эсеровской эмиграции, сконцентрировавшись исключительно на изучение культурной жизни эмигрантов.

Работа Д. Глэда «Россия за рубежом. Писатели, историки, политики» (1999 г.) явилась еще одной попыткой изучения российской эмиграции. Автор пошел по пути расширения хронологических рамок исследования, начиная историю российской эмиграции с XVIII в. и доведя ее до конца советского периода. Однако эсеровской эмиграции в этом фундаментальном

66 исследовании посвящены только две страницы.

Появление статьи еврейского историка В. Хазана «О поездке

B.М. Чернова в Палестину» свидетельствует о пробуждение интереса зарубежных исследователей к эмигрантскому периоду деятельности эсеровской эмиграции и, возможно, будет «первой ласточкой» в расширении проблематики исследования российского эсерства за рубежом.67

Таким образом, в изучении идейного наследия Чернова в отечественной и зарубежной историографии накоплен огромный положительный опыт. Но вместе с тем, следует отметить, что степень изученности мировоззрения Чернова вряд ли можно признать достаточной. Практически не исследованным остается период его последней эмиграции, оказавшийся очень плодотворным для разработки ключевых теоретических проблем политической и социально-экономической доктрины эсерства, основанной на анализе большевистского опыта модернизации страны в контексте мировых процессов. Без изучения этого этапа проблема эволюции мировоззрения Чернова, его роли и места в истории российского революционного и международного социалистического движения не может быть решена.

Методологическая основа исследования

Дальнейшее продвижение в изучении идейно-политической борьбы в России в эпоху революционных преобразований начала XX в. возможно при условии обновления методологической базы на основе творческого переосмысления теоретических подходов, которые дает современная историческая наука. Представляет интерес в этом плане концепция модернизации, позволяющая объяснить эпохальные изменения, происходящие в мире при переходе от традиционного общества к современному.

В отечественной литературе определились две позиции по проблеме модернизации. Сторонники классической версии рассматривают ее как процесс капиталистического развития, движения к ценностям западной цивилизации, охватывающей различные сферы общественной жизни.68 Приверженцы второй точки зрения сводят модернизацию к достижениям индустриализации и научно-техническому прогрессу.69

На наш взгляд, социально-экономические аспекты модернизации, неразрывно связаны с политической и культурной ее составляющей. Модернизация - это взаимообусловленный процесс индустриального развития и раскрепощения общества от феодальных и сословных пут, сопровождавшийся ростом активности народных масс, формированием институтов гражданского общества.

Революционная ситуация начала XX в. продемонстрировала неспособность политической элиты самодержавной России аккумулировать энергию народных масс для реализации задач модернизации страны. Практически в годы революции и гражданской войны решался вопрос не только о победе определенных политических сил, но путей модернизации России.

Неэффективность и ограниченность либерально-буржуазной модели модернизации, с одной стороны, и патриархально-подданический тип политической культуры основной массы народа - с другой, способствовали торжеству большевизма. Большевистская политическая элита, используя различные экономические и политические рычаги управления, оказалась способной мобилизовать все ресурсы государства и общества для проведения форсированной индустриализации страны. Это определило своеобразие большевистской модернизации - ведущую роль государства во всех сферах общественной жизни и систему политической диктатуры. Большевикам удалось создать особую систему, нейтрализующую на определенном этапе противоречия модернизационного процесса и сочетающую традиционные культурно-исторические формы с инновациями технического прогресса.

Модель модернизации России, предлагаемая Черновым, представляет программу преобразований, альтернативную как либерально-буржуазному реформаторству, так и большевистской диктатуре. Пытаясь найти вариант модернизации страны, отвечавший особенностям ее культурно-исторического развития, Чернов старался сочетать приверженность к институтам и ценностям традиционного общества (кооперация, коллективизм, уравнительность) и стремление к утверждению новых общественных отношений, основанных на признании прав человека, политической демократии. Программа модернизации страны Чернова эволюционировала под воздействием большевистского опыта в направлении признания важной роли государства в процессе социальных преобразований, но ставка на развитие правового государства и демократии оставалась для него неизменной.

В работе мы попытались отойти от старых методологических установок классового детерминизма, полагая, что мировоззрение человека представляет сложный синтез различных составляющих, оно обусловлено целым комплексом условий и не определяется лишь классовой принадлежностью индивида. Большое влияние на формирование общественно-политических позиций личности, наряду с социальным окружением, имеет морально-этическая мотивация. При анализе мировоззрения Чернова плодотворным, на наш взгляд, является комплексный, междисциплинарный подход, позволяющий продуктивно сочетать сравнительно-исторический метод и принципы объективизма и историзма с методами других общественных наук, таких как социология и политология, право, психология и экономика.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования являются идейно-политические процессы в российском обществе и эсеровской эмиграции в первой половине XX века.

Предметом - мировоззрение Чернова в эпоху революции, гражданской войны и периода последней эмиграции. Мы исследуем, прежде всего, его социально-экономические и политические представления о перспективах развития российского общества, оценку большевистского опыта построения социализма в контексте общемировых политических процессов.

Хронологические рамки исследования

Нижний временной рубеж исследования относится к периоду Февральской революции, когда четко проявились альтернативы исторического развития страны. Период от Февраля к Октябрю является кульминационным в политической карьере Чернова.

Верхняя грань исследования - рубеж 1940 - начало 1950 гг. - это заключительный этап активной политической и творческой деятельности Чернова, когда он подводит определенные итоги осмыслению опыта политической борьбы и изучению политических и социально-экономических процессов в СССР.

Цель и задачи исследования

Целью диссертации является изучение разработанной Черновым концепции социалистической модернизации России в неразрывной связи с критическим анализом большевистской теории и практики переустройства страны и основными тенденциями мирового политического развития.

В соответствии с целью определены основные задачи работы:

- изучить взгляды Чернова на характер и особенности революционного процесса в России;

- выявить его оценку экономической и политической сторон большевистской модернизации;

- определить концептуальные положения модели конструктивного социализма Чернова и предлагаемых им путей политического и экономического преобразования страны;

-рассмотреть основные принципы сравнительного анализа Черновым тоталитарных систем и режимов;

- проследить развитие взглядов Чернова на роль СССР в международных процессах 1930-1940-х годов.

Структура исследования

Решению основных задач исследования подчинена структура работы. В первой главе изучается разработка Черновым программно-тактических установок эсеровской партии в условиях начавшейся революции, выявляется его роль во Временном правительстве и позиции в годы гражданской войны.

Вторая глава посвящена исследованию взглядов эсера на экономические основы социалистического общества в неразрывной связи с осмыслением большевистского опыта модернизации.

В третьей главе рассматриваются оценки Черновым политического процесса в СССР, характеристика политической системы страны и концепция социалистической демократии.

В четвертой главе представлена сравнительная характеристика Черновым двух моделей тоталитарных государств: СССР и фашистской Германии, анализируются его взгляды на роль СССР в системе международных отношений накануне и в годы второй мировой войны и рассматриваются предлагаемые варианты послевоенного устройства мира.

Новизна исследования

Новизна исследования проявляется в комплексном подходе к изучению мировоззрения Чернова, которое рассматривается на всех его структурных уровнях, включая анализ идеологических компонентов, экономической и политической сторон общественного идеала. В диссертации впервые рассматривается эволюция взглядов Чернова по коренным вопросам социалистической доктрины со времени Февральской революции до начала 1950-х гг., что позволяет в должной степени раскрыть его роль как теоретика и лидера партии эсеров и крупной политической фигуры социалистической эмиграции.

Характеристика мировоззрения и социалистической доктрины Чернова основывается на анализе не использовавшихся ранее опубликованных трудов и архивных материалов из заграничных архивных коллекций.70 Все это позволяет расширить и конкретизировать представление о его взглядах по коренным программно-теоретическим вопросам, по-новому оценить место Чернова в общественно-политической борьбе в России и истории мировой социалистической мысли XX века.

Практическая значимость работы

Полученные результаты исследования могут быть использованы для углубленной научной разработки проблем общественно-политической истории России начала XX века. Фактический материал и выводы могут быть полезны при изучении соответствующих спецкурсов по отечественной истории в системе вузовского обучения.

Апробация работы

Основные положения и выводы диссертации были апробированы на международных, всероссийских и региональных конференциях. Автор неоднократно выступала с докладами на международных конференциях в Кемерово, посвященных истории белого движения в Сибири (2003, 2005 гг.). Принимала участие во Всероссийской конференции выпускников Программы Фулбрайта на базе Томского университета в 2005 г. Была участником международной конференции, посвященной 180-летию М. Сперанского в Иркутске (2003 г.), а также неоднократно представляла доклады на международные, всероссийские и региональные конференции, проходившие в Красноярске. Базовые положения диссертации нашли отражения в 31 научных публикациях, объемом более 38 п.л. Работа обсуждена на заседании кафедры отечественной истории исторического факультета Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева.

Источники

Для решения поставленных задач проработан значительный комплекс опубликованных и архивных источников. Его основу составляет творческое наследие самого Чернова.

Важную роль для изучения взглядов Чернова в период революции и гражданской войны имеет знакомство с его статьями в периодических эсеровских изданиях «Дело народа» и «Дело». Как правило, статьи писались «на злобу дня» по горячим следам и позволяют проследить эволюцию воззрений Чернова на самые яркие события революции и гражданской войны. Особенно важны для историка в плане выявления его оценок большевистского режима статьи «Право революционной диктатуры», «Ленин против Каутского. Демократия и диктатура», опубликованные в 1918-1919 гг. в эсеровской газете «Дело».

Особый интерес для исследователя представляют два тома собрания сочинений Чернова, изданных в 1917-1918 гг. по решению ЦК ПСР. Первый том - «Земля и право» - включал в себя наиболее важные работы по аграрной тематике. Второй - «Основные вопросы пролетарского движения» - содержал труды Чернова по истории рабочего и профессионального движения в России и за рубежом. Проблеме соотношения демократии и диктатуры посвящены его статьи в эсеровских сборниках «Русский рабочий» (Пг., 1918), «Большевики у власти. Социально-политические итоги октябрьского переворота» (Пг., 1918). Определенный интерес в этом аспекте представляют рукописные тезисы Чернова о демократии, относящиеся к началу 1930-х гг., опубликованные автором диссертации в журнале «Исторический архив» (М., 2001. №4).

Работы Чернова периода гражданской войны и отрывки из начатой им истории партии эсеров представлены вместе с другими партийными документами в сборнике «Партия социалистов-революционеров после октябрьского переворота 1917 года», изданном в 1989 г. в Амстердаме известным историком эсеровской партии М. Янсеном. Он подготовил также к изданию в Москве наиболее полную версию «Конструктивного

71 социализма» Чернова. В ходе работы в фонде Чернова нами были выявлены фрагменты II тома «Конструктивного социализма», считавшегося до последнего времени утерянным. Они посвящены анализу аграрной

Т) проблемы.

В 2000 г. в журнале «Вопросы истории» (№7-10) американскими историками Ю.Г. Фельштинским и Г.И. Чернявским были представлены «Протоколы заседаний ЦК партии эсеров (июнь 1917 - март 1918 г.) с комментариями В.М. Чернова». В 2006 г. ими была опубликована статья лидера эсеров «"Черновская грамота" и Уфимская Директория» (№2-4). Эти работы позволяют конкретизировать взгляды Чернова на события революции и гражданской войны.

В годы эмиграции Чернов продолжал работать над важнейшими программно-теоретическими вопросами. Особый интерес для исследователей в этом плане имеет знакомство с его статьями, опубликованными на страницах эсеровских заграничных изданий «Народное дело», «Революционная Россия», «Воля России», «Голос России».

Исключительно важное значение для изучения предлагаемой Черновым модели развития страны и анализа результатов большевистского опыта строительства социализма имеет первый том «Конструктивного социализма» (Прага, 1925). Чернов выступает здесь как убежденный сторонник эволюционного перехода к социализму через постепенное расширение социалистического сектора экономики и широкое развитие демократии. Работа «Рождение революционной России (Февральская революция)» (Прага, 1934) конкретизирует и обобщает взгляды Чернова на события Февральской революции. Дополненная и переработанная версия этого труда была переведена на английский язык профессором Иельского

•7-3 университета США Ф.Е. Мозели и опубликована в 1936 году.

В 1930 г. в США вышли семь номеров «Бюллетеня Американской Федерации ПСР», а в 1933 г. - два номера журнала «Пути», посвященные проблемам тоталитаризма в Германии и России. Значительную часть опубликованных в них материалов составляют статьи Чернова. С 1941 г. эсерам удалось организовать издание в Нью-Йорке журнала «За свободу». Представленные в нем статьи Чернова позволяют познакомиться с его взглядами на важнейшие события второй мировой войны и роль СССР в мировом противостоянии.

Существенно расширяют возможности исследования неопубликованные работы Чернова 1920-1930-х гг., сохранившиеся в его личном фонде (5847) в ГАРФ и фонде (274) ЦК партии эсеров в РГАСПИ. Анализ социальных процессов в России представлен в его статьях «Черный передел 1918 г.», «Социальная структура послереволюционной России» и «Русская партия социалистов-революционеров и крестьянство».74 Машинописный автограф брошюры Чернова «Итоги марксизма. Демократия, диктатура, социализм», подготовленный к 50-летию годовщины смерти К. Маркса, позволяет выявить его позиции в 1930-е

75 годы. В работе Чернов подводит итог идеологическим исканиям в марксизме. Он приходит к выводу, что реанимировать доктрину марксизма в современных условиях невозможно.

Наибольшую ценность для изучения истории эсеровской эмиграции представляет крупнейшая архивная коллекция Б.И. Николаевского из ч/

Гуверовского архива при Стэнфордском университете США. Уникальность коллекции Б.И. Николаевского заключается в том, что там представлены материалы, охватывающие весь период существования партии социалистов-революционеров и эсеровской эмиграции, содержатся документы, дающие представление о деятельности и теоретических исканиях виднейших деятелей российского социалистического движения.

Более 40 объемных коробок этой коллекции содержат материалы Чернова. Наибольшую ценность в ней представляют неопубликованные работы Виктора Михайловича 1930-1940-х гг., посвященные анализу тоталитарных режимов в СССР и Германии, событиям второй мировой войны и периоду «железного занавеса».77 Дело в том, что по материальным и идеологическим соображениям Чернову в эти годы не всегда удавалось опубликовать свои труды. Небольшой перечень изданных работ свидетельствует не только о том, что Чернов меньше писал и работал, но и об отсутствии возможностей для публикации. Кроме того, следует учитывать, что после приезда в США в 1941 г. он оказался в окружении правых эсеров. Сам Виктор Михайлович не всегда разделял взгляды своих товарищей по изгнанию, однако вынужден был считаться с ними и

P f * С С\ i С К А я ГО С УД ft Р С Т С Е (•!! i АЯ БИБЛИОТЕКА подвергать свои статьи определенной корректировке. В этом плане знакомство с рукописями его работ позволяет более точно реконструировать взгляды Чернова по важнейшим проблемам современности.

В конце 1930-х - начале 1940-х гг. основным лейтмотивом работ, вышедших из-под пера Чернова, стало изучение внешней политики СССР и Германии, выявление геополитических причин, способствовавших развязыванию второй мировой войны. Этим вопросам посвящена одна из крупных, но так и не опубликованных работ Чернова «Муки родов "Новой Европы"» (Вох134, f.8). Практически еще до того, как основные постулаты теории тоталитаризма были сформулированы американскими политологами К. Фридрихом и 3. Бжезинским, Чернов в статьях «Старые и новые диктатуры» (Box 391, f.2), «Природа тоталитарного этатизма» (Box 391, f.14), «Этатизм, оттесняющий социализм» (Box 391, f.22), «Встреча антиподов» (Box 391, f.26), «Как это произошло» (Box 391, f.9), «По ту стороны ошибок и ответственности» (Box 391, f.13) определил принципиальные черты сходства и отличия тоталитарных режимов правого и левого толков.

Фонды В.М. Зензинова и ПСР из Бахметьевского архива при Колумбийском университете США в определенной мере дополняют Гуверовскую коллекцию. Среди неопубликованных работ Виктора Михайловича периода второй мировой войны в коллекции Зензинова (ЬохЗ, f. «Chernov») нами обнаружена статья «Демократия в войне», посвященная проблемам демократии и тоталитаризма.

Большой массив материалов по истории эсеровской эмиграции находится в коллекциях ПСР и Чернова в Международном институте социальной истории в г. Амстердаме. Личная коллекция Чернова включает 45 коробок, из которых наибольшую ценность представляют материалы, посвященные его поездке в Палестину (box 21-22), неопубликованные фрагменты второго тома «Конструктивного социализма» (box 8) и статьи о гражданской войне (box 45). Среди неопубликованных материалов архива интересны письма Чернова, по наиболее актуальным событиям мировой

78 политики 1930-х годов. Основная часть коллекции ПСР микрофильмирована и передана в РГАСПИ (Ф.673).

Ценную информацию для воссоздания атмосферы идейной и политической борьбы эпохи содержат эпистолярные и мемуарные источники. Особую важность для нас представляют воспоминания самого Чернова - «Записки социалиста-революционера» (Берлин, 1922) и «Перед бурей» (Нью-Йорк, 1953), а также других видных представителей российской эмиграции.79

Весь комплекс источников позволяет решить поставленные в диссертации задачи - исследовать альтернативную большевизму модель политической и экономической модернизации страны Чернова в тесной взаимосвязи с анализом большевистского опыта.

1 Лутохин, Д.А. Зарубежные пастыри / Д.А. Лутохин // Минувшее: исторический альманах. Вып.22. - СПб., 1997. - С.75.

2 Зайцев, А. 1918 год: Очерки по истории русской гражданской войны /А.Зайцев. - Париж, 1934; Гинс, Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918-1920 гг. (Впечатления и мысли члена Омского правительства). Т.1,2. / Г.К. Гинс. - Пекин, 1921; Мельгунов, С.П. Трагедия адмирала Колчака / С.П. Мельгунов. 4.1,2,3. - Белград, 1930, 1931.

3 Спиридович, А.И. Партия социалистов-революционеров и ее предшественники / А.И. Спиридович. - Пг., 1918.

4 Струве, П.Б. Patriotica. Политика, культура, религия, социализм /П.Б. Струве. - СПб., 1911. - С.10, 13-17, 56-58; Герценштейн, М.Я. Аграрный вопрос в программах различных партий / М.Я. Герценштейн // Аграрный вопрос. -М., 1907. -Т.2. -С.141.

5 Туган-Барановский, М.И. Национализация земли / М.И. Туган-Барановский. - Пг., 1907; Кауфман, А.А. Аграрный вопрос в России /А.А.Кауфман. - М., 1918; Цит. по: Леонов, М.И. Партия социалистов-революционеров / М.И. Леонов. - М., 1997. - С.7.

6 Кистяковский, Б.А. Государство правовое и социалистическое / Б.А. Кистяковский //Вопросы философии психологии. - 1906. - Т.85; Вопросы философии. - 1990. - № 6. - С.158.

Кубов, А. [Аргунов А.А.]. Краткий очерк истории программы и устава П.С.-Р. / А. Кубов // Памятная книжка социалиста-революционера. - Париж, 1911. - Вып.1; Нечетный, С. [Слетов С.Н.]. Очерки по истории возникновения партии социалистов-революционеров / С. Нечетный // Социалист-революционер. - 1912. - №4; Слетов, С.Н. К истории возникновения партии социалистов-революционеров / С.Н. Слетов. - Пг., 1917. о

Иванов-Разумник. История русской общественной мысли / Иванов-Разумник. - М., 1997. - Т.З. - С.247.

9 См.: Городницкий, Р.А. Б.В. Савинков и судебно-следственная комиссия по делу Азефа / Р.А. Городницкий // Минувшее: исторический альманах. Вып.18. - СПб., 1995. - С.211; Савинков, Б. Посмертные статьи и письма / Б. Савинков. - М., 1926. - С.24; Авксентьев, Н.Д. Письмо «К с.-рам юга России» от 31 октября 1919 г. / Н.Д.Авксентьев //Пролетарская революция. - 1921. - №1. - С.119; Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы: в 3 т. Т.З. 4.2. Октябрь 1917 г. - 1925 г. - М., 2000. -С.414.

10 Переписка П.Б. Аксельрода и Ю.О. Мартова. - Берлин, 1924.

11 Ленин, В.И. ПСС. - Т.5. - С.213.

12 Там же. - Т.35. - С.263.

13 Там же. - Т.45. - С.369-377.

14 Быстрянский, В. Меньшевики и эсеры в русской революции / В. Быстрянский. - Пг., 1921; Луначарский, А.В. Бывшие люди: очерк истории партии эсеров / А.В. Луначарский. - М., 1922; Мещеряков, В.И. Партия социалистов-революционеров / В.И. Мещеряков. - М., 1922; Черномордик, С.П. Эсеры / С.П. Черномордик. - Харьков, 1930; Ярославский, Е.М. Третья сила / Е.М. Ярославский. - М., 1932.

15 Мороховец, Е.А. Аграрные программы политических партий в России / Е.А. Мороховец. - М., 1929; Стеклов, Ю. Партия социалистов-революционеров (правых эсеров) / Ю. Стеклов. - М., 1922.

16 Гусев, К.В. Крах партии левых эсеров / К.В. Гусев. - М., 1963; Он же. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. Исторический очерк / К.В. Гусев. - М., 1975.

Спирина, М.В. Крах мелкобуржуазных концепций социализма эсеров / М.В. Спирина. - М., 1987. - С.13.

18 Там же. - С. 44.

19 Хорос, В.Г. Неонародническая идеология и марксизм / В.Г. Хорос. -М., 1972; Он же. Идейные течения народнического типа в развивающихся странах / В.Г. Хорос. - М., 1980.

20 Алексеева, Г.Д. Критика эсеровской концепции Октябрьской революции / Г.Д. Алексеева. - М., 1989. - С.48.

21 Гусев, К.В. В.М.Чернов. Штрихи к политическому портрету / К.В. Гусев. - М, 1999. - С.176.

22 Леонов, М.И. Указ. соч. - С.63.

23 Леонов, М.И. Партия социалистов-революционеров в 1905-1907гг. / М.И. Леонов. - М., 1997. - С. 102-103.

24 Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы. 1900-1907 гг.-М., 1996. - T.I. -С.9.

25 Там же. - С.8-9.

Егоренкова, О.В. Разработка В.М. Черновым аграрной программы партии социалистов-революционеров как составной части теории крестьянского социализма : дис. канд. ист. наук: 07.00.02 О.В.Егоренкова. - СПб., 1995.-С.138, 124.

Ишин, В.В. Социалисты-революционеры России. Конец XIX - начало

XX века /В.В. Ишин - Астрахань, 1995. - С.62.

Федоренко, А.А. Политическая концепция В.М. Чернова /А. А. Федоренко.-М., 1999.-С.132-133, 136.

29 Морозов, К.Н. Партия социалистов-революционеров в 1907-1914 гг. /К.Н. Морозов.-М., 1998.-С.12.

Судебный процесс над социалистами-революционерами (июнь-август 1922 г.). Подготовка. Проведение. Итоги : сборник документов. - М., 2002.-С. 138.

Морозов, К.Н. Политическое руководство Партии социалистов-революционеров в 1901-1922 годах / К.Н. Морозов // Политические партии в российских революциях в начале XX века / под ред. Г.Н. Севостьянова. -М., 2005. - С.483-484.

32 История политических партий России. - М., 1994; История национальных партий России. - М., 1997; Политические деятели России, 1917 г.: биографический словарь. - М., 1993; Политические партии России: история и современность. - М., 2000; Политические партии России. Конец XIX - первая треть XX века: энциклопедия. - М., 1996; Политические партии России. Документальное наследие (исследовательский проект издания документов политических партий). См.: Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы: в 3 т. Т.1: 1900-1907 гг. - М., 1996; Т.2: Июнь 1907 г. - февраль 1917 г. - М., 2001; Т.З. - 4.1: Февраль-октябрь 1917 г. - М., 2000; Т.З. - Ч. 2: Октябрь 1917 г. - 1925 г. - М., 2000; Программы политических партий России. Конец XIX - начало XX вв. - М., 1995. л л

Костиков, В. Не будем проклинать изгнанье. Пути и судьбы русской эмиграции / В. Костиков. - М., 1990. - С.82.

34 Чубыкин, И.В. Российские социалисты-революционеры в эмиграции

1920-е годы): автореф. дис.канд. ист. наук: 07.00.02 / И.В. Чубыкин.

М., 1996.-С.24.

Кукушкина, И.А. Путь социалистов-революционеров в эмиграцию (1918-1922) / И.А. Кукушкина // Русский исход / отв. ред. Е.М. Миронова. -СПб., 2004. -С.79-105.

36 Русское национальное меньшинство в Эстонской республике, 19181940. - Тарту, СПб., 2001. - С. 65-66.

Ярцев, Б.К. Чернов, эсеры и большевистский режим / Б.К. Ярцев // Свободная мысль. - 1994. - №5. - С.95-98. ла

Ярцев, Б.К. Социальная философия В.Чернова / Б.К. Ярцев // Был ли у России выбор?-М., 1996.-С.137, 139-140.

39 Малыхин, К.Г. Большевистская модернизация России и русское зарубежье 20-30-х годов / К.Г. Малыхин. - Ростов-на-Дону, 2000. - С.82.

40 Там же. - С.98-99.

41 Там же.-С. 102.

42 Кривошеева, Е.Г. Российская послереволюционная эмиграция накануне и в период Второй мировой войны : автореф. дис. . докт. истор. наук: 07.00.02 / Е.Г. Кривошеева. - М., 2003.

43 Вишняк, М.В. Письмо о работах О. Редке, 15.11.1958 г. // Hoover Institution Archives (HIA), M.V.Vichniak Collection (VC), box 8, f.D.

44 Вишняк, M. К истории Февральской революции / М.Вишняк // Новый журнал. - 1958. - Кн.54. - С.201-202.

45Там же.-С. 203-204.

46 Radkey, О. The Agrarian Foes of Bolshevism / О. Radkey. - New-York: Columbia University Press, 1958. - PP.212, 245, 318.

47Ibid. -P.467.

48 Ibid.-PP.455, 457.

49 Ibid. - P.20; Radkey, O. The Sickle under the Hammer. The Russian Socialist Revolutionaries in the early months of Soviet Rule / O. Radkey. - New-York: Columbia University Press, 1963. - PP.277, 481

50 Perrie, M. The agrarian policy of the Russian Socialist-Revolutionary Party from its origins through the revolution of 1905-1907 / M. Perrie. - Cambridge, 1976.

51 Вентури, А. Русско-итальянская модель В.М.Чернова (1899-1902 гг.) / А. Вентури //Русская эмиграция до 1917 года - лаборатория либеральной и революционной мысли. - СПб., 1997.

Immonen, Н. The agrarian Program of the Russian Socialist-Revolutionary Party, 1900-1914. / H. Immonen. - Helsinki, 1988.

Geifman A. Thou Shalt Kill. Revolutionary Terrorism in Russia, 18941917 / A. Geifman. - Prinsenton, 1995; Гейфман, А. Революционный террор в России 1894-1917/А. Гейфман.-М., 1997.

54 Hildermeier, М. The Russian Socialist Revolutionary Party before the First world war / M. Hildermeier. - New-York: St. Martin's Press. - 2000. -P.45.

55 Хильдермайер, • M. Представления партии социалистов-революционеров о рабочем классе (1900-1914 гг.) / М. Хильдермайер // Рабочие и интеллигенция России в эпоху реформ и революций. 1861 -февраль 1917. - СПб., 1997. - С.307, 308.

56 Hildermeier, М. The Russian Socialist Revolutionary Party Before the First World War / M. Hildermeier. - New-York: St. Martin's Press. - 2000. -PP.338-340.

57 Ibid. -PP.340-343.

58 Holquist, P. What's Making War, forging revolution: Russia's continuum of crisis, 1914-1921 / P. Holquist. - Cambridge: Harvard University Press, 2002.

59 Melancon, M. Chernov / M. Melancon // Critical companion to the Russian Revolution 1914-1921 / Edited by Edward Acton, Vladimir Cherniaev, Willian Rosenberg. - London, Sydney, Auckland, 1997. - PP. 136-137.

60 Melancon, M. The Socialist-Revolutionary Party (SRs), 1917-1920 / M. Melancon // Ibid. - PP.281-290.

61 Brovkin, V.N. Behind the Front Lines of the Civil War Political Parties and Social Movements in Russia / V.N. Brovkin. - Princeton, 1994; Brovkin, V.N. The Bolsheviks in Russian Society: The Revolution and the Civil War Years / V.N. Brovkin. - New Haven, 1997; см. также: Бровкин, B.H. Гражданская война как социально-политический феномен / В.Н. Бровкин //Политическая история: Россия - СССР - Российская Федерация. - М., 1996. - Т.2. - С.58-117; Он же. Россия в гражданской войне: власть и общественные силы / В.Н.Бровкин // Вопросы истории. - 1994. - №5. -С.27-28; Кононенко, А.А. Современная зарубежная историография партии социалистов-революционеров / А.А. Кононенко // Вопросы истории. - 2005. -№2. - С.156-158.

Перейра, Н. Сибирь: политика и общество в гражданской войне /Н. Перейра. - М., 1996; Шанин, Т. Революция как момент истины. Россия 1905-1907 гг. - 1917-1922 гг. / Т. Шанин ; пер. с англ. Е.М. Ковалев. - М., 1997; Dotsenko, P. The struggle for a democracy in Siberia, 1917-1920 /Р. Dotsenko. - Stanford, California, 1983; Footman, D. Civil War in Russia /D. Footman. - New-York, 1961; Keep, J. The Russian Revolution. A study in Mass Mobilization / J. Keep. - New-York, 1976; Laqueur, W. The Fate of the Revolution. Interpretations of the Soviet History from 1917 to the present /W. Laqueur. - New-York, 1987; Liebman, M. The Russian Revolution / M. Liebman. - New-York, 1970; Lincon, W. Red Victory. A History of the Russian Civil War / W. Lincon. - New-York, 1999; Mawdsley, E. The Russian Civil War /Е. Mawdsley. - London-Sydney, Wellington, 1987; Pereira, N. White Siberia. The Politics of Civil War / N. Pereira. - Montreal Kingston - London-Buffalo,

1996; Radkey, 0. The unknown civil war in Soviet Russia /0. Radkey. -Stanford, California, 1976; Raleigh, D. Experiencing Russia's Civil War. Politics, society, and revolutionary culture in Saratov, 1917-1922 / D. Raleigh. - Princeton and Oxford, 2002; Smele, G. Civil war in Siberia. The anti-Bolshevik government of Admiral Kolchak, 1818-1920 / G. Smele. - Cambridge, 1996; The Russian Revolution / Edited by M. Miller. - Blackwell, 2001.

63 Ferro, M. October 1917. A social history of the Russian Revolution /М. Ferro. - London, Boston and Henley, 1980; Figes, O. A people's tragedy. The Russian Revolution: 1891-1924 / O. Figes. - New-York, 1998; Figes, O. Peasant Russia, Civil War. The Volga Countryside in Revolution (1917-1921) / O. Figes. - Oxford, 1989; Gill, G. Peasants and Government in the Russian Revolution / G. Gill. - London, 1979; The Politics of Rural Russia, 1905-1914 / Edited by L. Haimson. - Bloomington and London, 1979; Society and Politics in the Russian Revolution / Edited by R. Service. - New-York: St. Martin's Press, 1992: Wcislo, F. Reforming Rural Russia. State, local society, and national politics, 1855-1914 / F. Wcislo. - Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1990.

64 Раев, M. Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции. 1919-1939/М. Раев-М, 1994.-С.24.

65 Abraham, R. Alexander Kerensky: The First Love of the Revolution / R. Abraham. - New-York, 1987.

66 Glad, J. Russia Abroad. Writers, History, Politics / J. Glad - Hermitage, 1999.-PP.118-119.

67 Хазан, В. О поездке В.М.Чернова в Палестину / В. Хазан // История и культура российского и восточноевропейского еврейства: новые источники, новые подходы: материалы международной научной конференции. Москва, 8-10 декабря 2003 г. / под ред. О.В. Будницкого и др. - М., 2004. - С.324-332.

Красильщиков, В.А. Вдогонку за прошедшим веком. Развитие России в XX веке с точки зрения мировых модернизаций / В.А. Красильщиков. -М., 1998; Малыхин, К.Г. Большевистская модернизация России и русское зарубежье 20-30-х годов / К.Г. Малыхин. - Ростов-на Дону, 2000.

69 Дмитренко, В.П. Последние десять лет в контексте истории России XX века / В.П. Дмитренко (Куда идет Россия? 10 лет реформ. Заседание круглого стола) // Отечественная история. - 1995. - №4.

В Приложении дается библиография опубликованных работ В.М. Чернова, составленная на основе архивных и библиографических разысканий. Она включает более 860 наименований и на данный момент является самой полной.

71 Чернов, В.М. Конструктивный социализм / В.Чернов. - М., 1997.

72 Чернов, В.М. Глава из рукописи II тома книги «Конструктивный социализм». 1920-е гг. /подготовила О.В.Коновалова // Исторический Архив. - 1997.-№5-6.-С. 122-140.

Chernov, V. The Great Russian Revolution / Translated and Abridged by Philip E. Moseley / V. Chernov. - New Haven: Yale University Press, 1936. -IX+446 P.

74 Г АРФ, ф. 5847, on.l, д.40, л.1-29; д.31, л.1-108; д.28, л .1-21.

75 ГАРФ, ф.5847, оп.1, д.11, л. 1-190.

76 Благодаря финансовой поддержке Программы Фулбрайта (США) диссертанту удалось поработать в Гуверовском архиве Стэнфордского университета и Бахметьевском архиве Колубийского университета США.

77 HIA, B.I.Nikolaevsky Collection (NC), box 391, ff.2, 9, 13, 14, 22.

78 International Institute of Social History (IISH), V.M.Chernov, box 18.

79 Аргунов, А. Между двумя большевизмами / А. Аргунов. - Paris, 1919; Вишняк, M. Годы эмиграции, 1919-1969 гг. / М. Вишняк - Париж; Нью-Йорк, 1970; 2-е изд. - СПб., 2005; Вишняк, М. Дань прошлому / М. Вишняк. - Нью-Йорк, 1954; Дневник П.Н.Милюкова. 1918-1921. - М., 2004.

Зензинов, В.М. Пережитое / В.М. Зензинов. - Нью-Йорк, 1953; Керенский, А.Ф. Россия на историческом повороте / А.Ф. Керенский. - М., 1993; Керенский, А.Ф. Русская революция 1917 / пер. с фр. Е.В. Нетесовой. - М., 2005; Милюков, П.Н. Воспоминания: в 2 т. /П.Н.Милюков. - М., 1990; Церетели, И.Г. Воспоминания о Февральской революции : в 2 кн. / И.Г. Церетели. - Париж, 1963.

 

Заключение научной работыдиссертация на тему "Проблемы исторической модернизации России в идейном наследии В.М. Чернова"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Нарастание противоречий модернизационного процесса, резко обозначившееся в начале XX в., привело к глубокому кризису российского общества, с которым не смогла справиться самодержавная власть. В результате страна оказалась на грани революционных потрясений. В период революции 1917 г. определись два возможных варианта модернизации страны - либерально буржуазный путь, ориентированный на западную модель развития общества, и радикально-демократический, опирающийся на российские коллективистские традиции. Это предопределило остроту соперничества за власть между либеральными и радикально-демократическими партиями.

Февральская революция «вынесла» Чернова, как лидера и теоретика самой многочисленной в России партии социалистов-революционеров, на вершины власти. Это открывало дорогу к реализации программы партии с помощью глубоких демократических реформ. Однако эсеры упустили этот шанс, совершив на первом этапе революции ряд грубых стратегических и тактических просчетов, одним из которых можно считать линию на союз с либеральными партиями. В этом Чернов вскоре убедился, когда, войдя во Временное правительство как министр земледелия, встретил ожесточенное противодействие либерально-кадетского большинства попыткам провести аграрную реформу.

В сложной ситуации экономической разрухи и надвигавшегося голода Чернов сделал ставку на достижение компромисса между буржуазией и рабочим классом, сглаживание социальных антагонизмов в деревне. Пока народ ждал от Временного правительства решения злободневных вопросов о земле и мире, у Чернова была социальная база для проведения компромиссной политики, но затягивание с реформами, ухудшение ситуации в стране привело к тому, что она стала интенсивно размываться. В обществе нарастала тенденция к поляризации сил, в эсеровской партии стремительно развивался процесс двухсторонний дифференциации -усиление правого и левого уклонов за счет партийного центра.

В этих условиях тактическая линия Чернова, направленная на сохранение единства партии за счет уступок правым элементам, делавшим ставку на союз с либералами и оттягивание социальных и политических реформ, приводила к недовольству ее левого крыла. Виктору Михайловичу, стоявшему на левоцентристских позициях, не удалось нейтрализовать влияние правых, получивших преобладающее значение в партийном руководстве в решающие месяцы революции, что способствовало отчуждению левых сил от партии и политической изоляции самого Чернова. Бесплодность этой тактики стала очевидна после Корниловского выступления, когда популярность соглашательских партий - эсеров и меньшевиков - стала стремительно падать, а большевики получили преобладающее влияние в Советах - органах народной демократии.

Серьезной ошибкой Чернова в анализе политической ситуации в период между февралём и октябрем 1917 г. стала недооценка им роли Советов. Рассматривая Советы как «суррогат» развитых партий и профессиональных организаций, Чернов в отличие от Ленина не увидел, что они становятся новым политическим институтом страны. Ослепленный иллюзией Учредительного собрания как вершины демократического совершенства народа, он предлагал партии даже после прихода к власти большевиков сконцентрировать все силы на победе в выборах и мирном изживании большевистских настроений в массах. Эсеры действительно получили большинство мест в Учредительном собрании, Чернов был избран его председателем. Но это не привело эсеров к власти.

Размышляя в эмиграции над причинами поражения партии, Чернов вынужден был признать, что главной ее бедой был комплекс «властебоязни», истоки которой крылись в нежелании руководства эсеровской партии взять на себя ответственность за управление страной. В период гражданской войны эсеры, по сути, повторили свои ошибки, пойдя на формирование нового варианта коалиции с либералами - Всероссийского правительства - Директории. Однако на этот раз союз с либералами уже являлся не компромиссом с целью предотвращения гражданской войны, а фактически способствовал ее углублению. Колчаковский переворот в ноябре 1918 г., положившей конец Директории, заставил эсеров снова пересмотреть тактические позиции.

В этих условиях Чернов предложил партии курс на «третью силу» -одновременную борьбу против белой и красной диктатуры. При этом вооруженное противостояние с большевиками перешло в идеологическое, а все усилия были направлены на разгром реставрационных сил. Тактика «третьей силы» после ликвидации белых фронтов стала приобретать двусмысленный характер как по отношению к крестьянству, так и большевикам. Эсеры, делая ставку на возникновение единого, организованного массового сопротивления крестьян против большевиков, объявляли отдельные крестьянские восстания «вспышкопускательством» и дистанцировались от них, в то же время заявляя, что в будущем вооруженная борьба с большевизмом неизбежна. Поддержка Черновым Кронштадтского выступления в 1921 г. окончательно развела эсеров и большевиков по разные стороны баррикад. Большевики взяли курс на ликвидацию эсеровской партии в России и дискредитацию идей демократического социализма.

Анализ Черновым опыта большевистской модернизации представляет несомненный интерес для историков в плане изучения возможных альтернатив советскому пути развития страны. Предлагавшейся лидером эсеров демократический вариант модернизации России был рассчитан на паритетное развитие сельского хозяйства и промышленности, формирование модели многоукладной смешанной экономики, постепенное развитие новых общественных отношений. Однако такая модель не могла стать реальной альтернативой большевистской политики, так как у страны не было для этого ни необходимых экономических резервов, ни запаса времени. Уже в 1920-е гг. международная обстановка складывалась таким образом, что перспектива новой мировой войны стала очевидной. В этих условиях путь форсированной индустриализации, выбранный большевиками, хотя и был сопряжен с тяжелыми экономическими и социальными издержками, как абсолютно верно отметил Чернов, однако он позволил в предельно короткий срок создать мощную индустриальную базу. Именно это и стало решающим условием, обеспечившим победу СССР в Великой Отечественной войне, предотвратив куда более страшный геноцид, чем тот, в котором обвиняют большевиков некоторые современные либеральные историки и деятели.

Идеалом Чернова являлось развитие интегральной демократии, суть которой заключалась в распространении принципов «свободы, равенства, братства» на социально-экономические, культурные, духовные отношения, во внедрении основных демократических ценностей в сферы внутренней, внешней и международной политики. Перспективы интегральной демократии Чернов связывал с процессом становления новой общественной эпохи - социализма. Социализм для Чернова, являясь идеалом, в то же время означал реальную тенденцию мирового развития. В XX в., как считал эсер, социализм становится «конструктивным», из области утопии и научных гипотез он переходит на рельсы конкретной политики, деятельности по защите интересов народа.

С этих позиций Чернов критически оценивал большевистскую практику построения социализма. Общественный строй в СССР он не считал социалистическим, а полагал, что речь идет о развитии особой модели «этатизма» - тоталитаризме, в котором государству отводилась ключевая роль во всех сферах общественной жизни. Характеризуя суть политического режима в СССР, Чернов писал о всевластии Сталина и коммунистической партии, сращивании партии и государства, об управлении страной с помощью репрессий. Анализ политической системы в СССР привел Чернова к обоснованию основных положений теории тоталитаризма, которые он сформулировал задолго до появления ее официальной версии в трудах западных политологов К. Фридриха и 3. Бжезинского. Он рассматривал фашизм как один из самых агрессивных и опасных для всего человечества видов тоталитаризма, в своей идеологии и политике бросивший вызов всем гуманистическим основам цивилизации.

Концепция тоталитаризма Чернова, по сути, являлась логическим развитием его доктрины о типах капиталистической эволюции. Получалось, что именно государства, поздно вступившие на путь капитализма, в развитии которых преобладали его «темные» стороны, в условиях XX в. трансформировались в тоталитарные диктатуры. Но сам Чернов такой вывод не сформулировал. Более того, он отказывался признавать тоталитаризм адекватной формой развития обществ, переживающих существенные трудности на пути модернизации. Теоретик считал его своеобразным тупиком в общественном развитии. В этом, на наш взгляд, проявились противоречия в концептуальных построениях Чернова. Он был убежден в существовании особых моделей капитализма, обращал внимание на специфику социально-экономических отношений стран, поздно вступивших на путь модернизации, однако при этом не хотел признавать, что особым социально-экономическим условиям соответствуют адекватные им политические формы. Политические идеалы Чернова, ориентированные на защиту прав и свобод личности, демократию, не позволяли ему смириться с диктатурой.

В годы Великой Отечественной войны Чернову пришлось сделать трудный выбор между ненавистью к коммунистической власти и любовью к Родине. Патриотические чувства одержали верх. Но победу России он связывал с перспективой демократизации ее политического строя. Когда опасность для Родины миновала, Чернов перешел к жесткой критике большевистского режима.

Рассуждая об однотипности моделей модернизации в СССР и фашистских государствах в середине 1940-х гг., он фактически ставил знак равенства между фашистским и советским режимами, между фашизмом и большевизмом. Такой резкий сдвиг вправо связан с общей эволюцией его политического мировоззрения от радикально-демократической ориентации к либерально-консервативной. Не последнюю роль в этом сыграла победа СССР во второй мировой войне, которая доказала устойчивость советской системы, косвенно подтвердив несостоятельность социально-политической доктрины эсеров.

В противостоянии между США и СССР на мировой арене в годы «холодной войны» Чернов видел не борьбу национальных и геополитических интересов, а мировое противоборство демократии и тоталитаризма. Идеализируя американскую демократию, он перенес вину за развязывания «третьей» мировой войны на СССР. Такая оценка явилась своеобразным редуцированием Черновым отношения к большевикам в годы гражданской войны на мировые политические процессы. Виктор Михайлович так и не сумел разрешить дилемму между политическими идеалами и реальной действительностью, ориентацией на общечеловеческие ценности и приверженностью классовым позициям.

Чернов прожил долгую и интересную жизнь, в которой проявил себя политиком и ученым. На всем протяжении жизненного пути он оставался жизнерадостным, полным энергии и задора человеком, вдохновлявшим своим оптимизмом всех, кто был рядом. Через всю свою жизнь он пронес веру в идеалы социализма и демократии, в светлое будущее человечества.

 

Список научной литературыКоновалова, Ольга Викторовна, диссертация по теме "Отечественная история"

1. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ГА РФ):

2. Ф.5893. Административный центр

3. Ф. 1796. Главный земельный комитет Временного правительства.

4. Ф.144. Государственное совещание в г. Уфе

5. Ф.6772. Заграничная делегация ПСР.5. Ф.5764. Земгор.

6. Ф.5775. Институт изучения России в Праге.

7. Ф.5804. Исполнительная комиссия частного Совещания бывших членов Всероссийского Учредительного собрания.

8. Ф. 1781. Канцелярия Всероссийского Учредительного собрания.

9. Ф. 10017. Коллекция документов личного происхождения и документов эмигрантских учреждений и организаций.

10. Ф.376. Коллекция документов, собранная Б.И. Николаевским.

11. Ф.6655. Коллекция материалов о Временном правительстве

12. Ф.5799. Нью-Йорское отделение фонда Вольной русской прессы.

13. Ф. 10003. Коллекция микрофильмов Гуверовского института войны, революции и мира Стэнфордского университета США.

14. Ф.6214. Коллекция материалов правительства Директории.15. Ф.749. Комуч.

15. Ф.6108. Областной комитет заграничных организаций ПСР (Прага).

16. Ф.9431. Особая Varia (коллекция).

17. Ф.5995. Парижская группа содействия партии эсеров.

18. Ф.6405. Парижское отделение газеты «Воля России».

19. Опубликованные работы В.М. Чернова представлены в Приложении.

20. Ф.5969. Протоколы заседаний политического комитета заграничного союза ПСР (1926-1931).

21. Ф. 7007. Рабочий Социалистический Интернационал.

22. Ф.5959. Редакции газеты «Воля России» г. Прага.

23. Ф.5878. Редакция газеты «Дни» (А.Ф. Керенский).

24. Редакция газеты «За Россию» (А.Ф. Керенский)

25. Ф.5882. Редакция газеты «Руль».

26. Ф.454. Русское политическое совещание.

27. Ф.9105. Трудовая крестьянская партия.

28. Ф.180. Управление делами Временного Всероссийского правительства.29. Ф.5798. Амфитеатров А.В.30. Ф.6075. Аргунов А.А.

29. Ф.480. Документы международного социалистического движения. 1919-1941 гг. Оп. 3. Документы социалистического рабочего интернационала. 1923-1941 гг.

30. Ф.17. ЦК КПСС. Оп.84, 3,34.3. Ф. 274. ЦК. ПСР4. Ф. 5. Ленин В.И.5. Ф.76. Дзержинский Ф.Э.

31. Ф.673. Микрофильмы из коллекции Международного института социальной истории г. Амстердам: Архив ПСР (МИСИ).

32. I. ГУВЕРОВСКИЙ ИНСТИТУТ ВОЙНЫ, РЕВОЛЮЦИИ И МИРА СТЭНФОРДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА США (HOOVER INSTITUTION ARCHIVES) (HIA)1. КОЛЛЕКЦИИ:

33. Партии социалистов-революционеров (PSR Collection).

34. Русское посольство. Франция (Russia Posolstvo. France Records).

35. Сибирское Временное правительство (Siberia Provisional Government).

36. Андреева-Карлайл О.В. (O.V. Andreyev-Carlisle Collection).

37. Болдырев В.Г. (V.G. Boldyrev Collection).

38. Брешко-Брешковская E.K. (E.K. Breshko-Breshkovskaia Collection)

39. Бурцев В.Л. (V.L. Burtsev Collection).

40. Вишняк M.B. (M.V. Vishniak Collection).

41. Вольф Б.Д. (B.D. Wolfe Papers).

42. Вологодский П.В. (Vologodskiy P.V. Collection).

43. Гинс Г.С. (Guins G. C. Collection).

44. Зензинов В.М. (V.M. Zenzinov Collection).

45. Керенский А.Ф. (A.F. Kerensky Collection)

46. Кроль M.A. (M.A. Krol Collection).

47. Николаевский Б.И. (B.I. Nicolaevsky Collection).

48. Савинков Б.В. (B.V. Savinkov Collection).

49. Чайковский H.B. (N.V. Schakovskiy Collection).

50. Чернов В.М. (V.M. Chernov Collection).

51. Шапиро JI.B. (L.V. Schapiro Collection).1.. БАХМЕТЬЕВСКИЙ АРХИВ КОЛУМБИЙСКОГО УНИВЕРСИТЕТА США (COLUMBIA UNIVERSITY RARE BOOK AND MANUSCRIPT LIBRARY BAKHMETEFF ARCHIVE) (BAR):1. КОЛЛЕКЦИИ:

52. ПСР (Party of Socialist Revolutionaries Papers).

53. Зензинов В.М. (Vladimir Zenzinov Papers).

54. Мозели M. (Mozely Papers).

55. V. МЕЖДУНАРОДНЫЙ АРХИВ И КОЛЛЕКЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ИНСТИТУТА СОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ Г. АМСТЕРДАМА (INTERNATIONAL ARCHIVES AND COLLECTION AT THE INTERNATIONAL INSTITUTE SOCIAL HISTORY) (IISH):1. КОЛЛЕКЦИИ:

56. Чернов В.М. (V.M. Cernov).2. ПСР (PSR).

57. Опубликованные документы и материалы1. «Сын вольного штурмана» и тринадцатый «смертник» процесса с.-р. 1922 г.: документы и материалы из личного архива В.Н. Рихтера / сост., ком. К.Н. Морозов, А.Ю. Морозова, Т.А. Семенова (Рихтер). М., 2005.

58. Бюллетень Совещания членов Учредительного собрания. Париж, 1921.-№2.

59. В Социалистическом Интернационале // Воля России. 1928. - №3.

60. В.М. Чернов «Черновская грамота» и Уфимская директория / Документы подготовили Ю.Г. Фелыптинский, Г.И. Чернявский // Вопросы истории. 2006. -№2,3,4.

61. В.М. Чернов: человек и политик. Материалы к биографии / сост., автор биографического очерка, библиографических указателей и комментариев А.П. Новиков. Саратов, 2004.

62. Владимир Зензинов. Борьба российской демократии с большевиками в 1918 годы. Москва Самара - Уфа - Омск / Документы подготовили Ю.Г. Фелыптинский, Г.И. Чернявский // Вопросы истории. - 2006. - №6.

63. Всероссийское Учредительное собрание. Первый и единственный день его занятий (5-6 января 1918): Перепечатка стенографического отчета, изданного по распоряжению Председателя Учредительного собрания. -Одесса, 1918.

64. Гаагский конгресс мира // Воля России. 1923. - №2.

65. Голод в России // Воля России. 1922. - №1.

66. Государственный переворот Адмирала Колчака в Омске 18 ноября 1918 года : сборник документов / собр. В. Зензинов. Париж, 1919.

67. Гулаг: Главное управление лагерей. 1918-1960 /сост. А.И. Кокурин, Н.В. Петров ; под ред. акад. А.Н. Яковлева. М., 2002.

68. Девятый Совет партии и его резолюции. Париж, 1920.

69. Декрет о праве частной собственности // Воля России. 1922.1.

70. Допрос Колчака / под ред. К.А. Попова. Ленинград, 1925.

71. Журналы заседаний Временного правительства. Т.2. Май-июнь 1917 г.// Архив новейшей истории России. Т. VIII. - М., 2002.

72. За советы без коммунистов: Крестьянское восстание в Тюменской губернии. 1921 : сб. документов. Новосибирск, 2000.

73. Заявление по поводу состава редакции «Революционной России» // Воля России. 1929. - №4.

74. Избранные труды российских экономистов, общественных деятелей, кооператоров-практиков. Кн. I: 30-40-е годы XIX начало XX в. Предыстория. - М, 1998.

75. История терроризма в России в документах, биографиях, исследованиях / Сост. О.В. Будницкий. Ростов-на-Дону, 1996.

76. Ко всем членам партии // Революционная Россия. 1921. - №10. -С.10-13.

77. Конституция Уфимской директории: Акт об образовании всероссийской верховной власти 26/8-1023 сентября 1918 г. // Архив русской революции: в 22 т. М., 1991. - Т. 12.

78. Краткий отчет о работе IV-ro съезда партии социалистов-революционеров (26 ноября -5 декабря 1917г.). Пг., 1918.

79. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919-1921 гг.Тамбов, 1999.

80. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919-1921 гг. («Антоновщина»): документы и материалы. Тамбов, 1994;

81. Крестьянское движение в Поволжье. 1919-1922 гг.: документы и материалы. М., 2002.

82. Крестьянское движение в Тамбовской губернии (1917-1918): документы и материалы. М., 2003;

83. Кронштадская трагедия 1921 года. Документы: в 2 кн. М., 1999.

84. Литературное наследие: М. Горький и русская журналистика начала XX в.: неизданная переписка. М., 1988.

85. Марсельский конгресс Рабочего социалистического интернационала // Революционная Россия. 1925. - №45. - С.13-18.

86. Обвинительные речи на процессе эсеров. М., 1922.

87. Отчет Заграничной делегации ПСР о деятельности партии в России // Революционная Россия. 1925. - №44. - С. 17-24.

88. Партия социалистов-революционеров после Октябрьского переворота 1917 года : документы из архива ПСР / сост. Марк Янсен. -Амстердам, 1989.

89. Первый Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. М.; Л., 1930. - Т.1,2.

90. Первый съезд Аграрно-социалистической лиги. Б.м., б.г.

91. Письма во власть. 1928-1939: Заявления, жалобы, доносы, письма в государственные структуры и советским вождям / сост. А.Я. Лившин, И.Б. Орлов, О.В. Хлевнюк. М., 2002.

92. Платформа Социалистической лиги нового востока // Революционная Россия. 1927. - №59-60. - С.18-21.

93. Политическая история русской эмиграции, 1920-1940-х гг.: документы и материалы / под ред. проф. В.Ф. Киселева. М., 1999.

94. Политические партии и общество в России 1914-1917 гг.: сб. статей и документов / ИНИОН РАН. Центр социал науч.- информ. исслед.; редкол.: К.И.Кирьянов (отв. ред), В.М. Шеверин, B.C. Коновалов. М., 2000.

95. Программные и тактические позиции ПСР // Революционная Россия. 1925. - №44. - С.8-11.

96. Программы политических партий в России / под ред. И.В. Владиславлева. Вып.1. М., 1917; 2-е изд. - Л., 1990.

97. Проект платформы Американской федерации ПСР // Бюллетень Американской федерации ПСР. 1930. -№1.

98. Протоколы заседаний ЦК партии эсеров (июнь 1917 март 1918 г.) с комментариями В.М. Чернова // Вопросы истории. - 2000. - №7,8,9,10.

99. Протоколы III съезда партии социалистов-революционеров. М., 1917.

100. Резолюция VIII Совета ПСР // Социалист-революционер. -1918. №3.

101. Резолюция Нью-Иорской группы партии социалистов-революционеров о советско-германской войне // За свободу. 1941. -№2-3. -С.1-2.

102. Резолюция Нью-Иорской группы партии социалистов-революционеров о советско-германской войне // За свободу. 1941. - №2-3. -С.1-2.

103. Резолюция по текущему моменту, принятая на конференции ПСР, 8 сентября 1920 // Революционная Россия. 1920. -№1.

104. Резолюция съезда заграничных организаций ПСР // Воля России. -1923.-№20.

105. Резолюция X Совета ПСР // Революционная Россия. 1921. - № 11.

106. Россия антибольшевистская: Из белогвардейских и эмигрантских архивов / сост. Л.И. Петрушева, Е.Ф.Теплова; отв. ред. Г.А. Трукан. М., 1995.

107. Русская военная эмиграция 1920-40-х гг. Документы и материалы. Т.2: Несбывшиеся надежды 1923 / сост. И.И. Басик и др.. М., 2001.

108. Сибирская Вандея. 1919-1920. Документы: в 2 т. Т. 1. М., 2000; Т.2.-М„ 2001.

109. Советская повседневность и массовое сознание. 1939-1945 / сост. А.Я. Лившин, И.Б. Орлов. М., 2003.

110. Судебный процесс над социалистами-революционерами (июнь-август 1922 г.). Подготовка. Проведение. Итоги: сборник документов. М., 2002.

111. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927-1939. Документы и материалы: в 5 т. Т.2: Ноябрь 1929 декабрь 1930 / под ред. В. Данилова. Р. Миннинг, Л. Виолы. - М., 2000.

112. Хроника гражданской войны в Сибири и изгнания в Китае: дневники Петра Васильевича Вологодского. 1918-1925. Т. 1,2. Stanford, 2002.

113. Частное Совещание членов Всероссийского Учредительного собрания. Париж, 1921.

114. Экономика Гулага и ее роль в развитии страны, 1930-е годы: сб. документов / РАН. Ин-т рос. истории; сост. Хлусов М.И. М., 1998.

115. Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской социалистической революции, март октябрь 1917г.: документы и материалы. - М.; Л., 1957. - Ч.З.1. Мемуары

116. Авксентьев, Н.Д. Государственный переворот Колчака / Н.Д. Авксентьев // Гражданская война в Сибири и северной области. М.-Л., 1927.

117. Аргунов, А.А. Из прошлого партии социалистов-революционеров / А.А. Аргунов. М., 1917.

118. Аргунов, А. А. Кубов, А. Краткий очерк истории программы и устава ПСР / А. Кубов // Памятная книжка социалиста-революционера. -Париж, 1911.- Вып. 1.

119. Аргунов, А. Между двумя большевизмами / А. Аргунов. Paris, 1919.

120. Аронсон, Г. К семидесятилетию В.М.Чернова / Г. Арансон // Социалистический вестник. 1944. - №7/8.

121. Бабина, Б.А. Февраль 1922 / Б.А. Бабина // Минувшее: исторический альманах. М., 1990. - №2.

122. Буревой, К. Распад / К. Буревой. М., 1923.

123. Вишняк, М. Всероссийское Учредительное собрание / М. Вишняк. -Париж, 1932.

124. Вишняк, М. Годы эмиграции, 1919-1969гг. / М. Вишняк Париж; Нью-Йорк, 1970; 2-е изд. - СПб., 2005.

125. Вишняк, М. Дань прошлому / М. Вишняк. Нью-Йорк, 1954.

126. Вишняк, М. Виктор Чернов идеолог / М. Вишняк // Социалистический вестник. - 1949. - №1/2. - С.15-18.

127. Встреча с эмиграцией: Из переписки Иванова-Разумника. 19421946 годов / публ., вступ. ст., подгот. текста и коммент. О. Раевской-Хьюз. -М.; Париж, 2001.

128. Дневник П.Н. Милюкова. 1918-1921.-М., 2004.

129. Зайцев, А. 1918 год: очерки по истории русской гражданской войны / А. Зайцев. Париж, 1934.

130. Гинс, Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918-1920 гг. (Впечатления и мысли члена Омского правительства). Т. 1,2 / Г.К. Гинс. Пекин, 1921.

131. Гражданская война в Сибири и Северной области. М-Л., 1927.

132. Зензинов, В. Из жизни революционера / В. Зензинов. Париж, 1919.

133. Зензинов, В.М. Пережитое / В.М. Зензинов. Нью-Йорк, 1953.

134. К 75-летию В.М. Чернова // Новое русское слово. 1949, 4 февраля.

135. Керенский, А.Ф. Россия на историческом повороте / А.Ф. Керенский. М., 1993.

136. Керенский, А.Ф. Русская революция 1917 / пер. с фр. Е.В. Нетесовой. М., 2005.

137. Кроль, JI.A. За три года (воспоминания, впечатления, встречи) / JI.A. Кроль. Владивосток, 1921.

138. Лутохин, Д.А. Зарубежные пастыри / Д.А. Лутохин //Минувшее: исторический альманах. Вып. 22. СПб., 1997. - С. 69-76.

139. Майский, И.М. Демократическая контрреволюция / И.М. Майский. -М., 1923.

140. Мельгунов, С.П. Н.В. Чайковский в годы гражданской войны. (Материалы для истории русской общественности) / С.П. Мельгунов. -Париж, 1929.

141. Мельгунов, С.П. Трагедия адмирала Колчака / С.П. Мельгунов. 4.1,2,3.-Белград, 1930, 1931.

142. Мельгунов, С.П. Воспоминания и дневники / сост., прим. и подг. текста Ю.Н. Емельянова. М., 2003.

143. Милюков, П.И. Воспоминания : в 2 т. / П.И. Милюков. М., 1990.

144. Милюков, П.Н. История второй русской революции. М., 2001.

145. Милюков, П. Сталин / П. Милюков // Современные записки. -1935.-№LIX.

146. Лещенко-Сухомлина, Т. Долгое будущее / Т. Лещенко-Сухомлина. -М., 1991.

147. Николаевский, Б. В.М. Чернов как идеолог / Б.И. Николавевский // На рубеже. 1952. - №3/4. - С.5-8.

148. Николаевский, Б. В.М. Чернов / Б. Николаевский // Чернов В.М. Перед бурей. Нью-Йорк, 1953. - С.5-16.

149. Николаевский Б.И. Тайные страницы истории / ред.-сост. Ю.Г. Фелыптинский. М., 1995.

150. О России и русской философской культуре: Философы русского послеоктябрьского зарубежья: Н.А. Бердяев, Б.П. Вышеславцев,

151. B.В. Зеньковский, П.А. Сорокин, Г.П. Федотов, Г.В. Флоровский / сост. М.А. Маслин; отв. ред. Е.М. Чехарин. -М., 1990.

152. Образ будущего в русской социально-экономической мысли конца XIX начала XX века: избранные произведения. - М., 1994.

153. Октябрьский переворот: Революция 1917 года глазами ее руководителей. Воспоминания русских политиков и комментарий западного историка / сост., вступ. ст., послесл., примеч. Д.С. Анина. М., 1991.

154. Памяти В.М. Чернова // Социалистический вестник. 1952. - №4.1. C.74-75; №5. С.93-96.

155. Ракитников, Н.И. Сибирская реакция и Колчак / Н.И. Ракитников. -М., 1920.

156. Русанов, Н.С. В эмиграции / Н.С. Русанов. М., 1920.

157. Русский Париж / сост., предисл. и коммент. Т.П. Буслаковой. И., 1998.

158. Савинков, Б.В. Воспоминания террориста / Б.В. Савинков. -Харьков, б.г.; 2-е изд. М., 1990.

159. Савинков, Б. Посмертные статьи и письма / Б. Савинков. М., 1926.

160. Савинков, Б. Виктор Михайлович Чернов // Савинков, Б. Последние письма и статьи. М., 1926.

161. Савинков, Б. Виктор Михайлович Чернов / Б. Савинков // Руль. -1925.-28 июня.

162. Ропшин, В. Савинков Б.В. То, чего не было / Б.В. Савинков. 3-е изд. -М., 1918.

163. Слетов, С.Н. Нечетный, С.. Очерки по истории возникновения партии социалистов-революционеров / С.Н. Слетов // Социалист-революционер. 1912. - №4.

164. Слетов, С.Н. К истории возникновения партии социалистов-революционеров / С.Н. Слетов. Пг., 1917.

165. Совершенно лично и доверительно!»: Б.А. Бахметьев

166. B.А. Маклаков. Переписка. 1919-1951: в 3 т. / под ред. О. Будницкого. М., 2001.

167. Страна гибнет сегодня. Воспоминания о Февральской революции 1917 г.-М., 1991.

168. Суханов, Н.И. Записки о революции: в 7 кн. / Н.И. Суханов. М., 1991-1992.

169. Троцкий, Л.Д. К истории русской революции / Л.Д. Троцкий / сост., автор биограф, очерка и примеч. Н.А. Васецкий. М., 1990.

170. Церетели, И.Г. Воспоминания о Февральской революции: в 2 кн. / И.Г.Церетели. Париж, 1963.

171. Церетели, И.Г. Российское крестьянство и В.М.Чернов / И.Г. Церетели // Новый журнал. Нью-Йорк, 1952. - №29. - С.215-244.

172. Чествование В.М. Чернова // Новое русское слово. 1949. - 10 февраля.

173. Чествование В.М. Чернова: (К его семидесятилетию) // За свободу. 1945. - №15. - С.86-96.

174. Abramovitch, R. Victor Chernov at 70 Portrait of a Socialist / R. Abramovitch // The New Leader. - 1944, May 15.

175. Chernov Victor: dies at age of 78 //New-York Times. 1952, Apr., 16.

176. Nicolaevsky, B. V.M. Chernov (November 19, 1873 April 15, 1952) / B. Nicolaevsky // Bulletin of the International Institute of Social History. - 1952. -P. 169-180.1. Резензии

177. Аргунов, А. К.Г. Гинс. Сибирь, союзники и Колчак. - Том. 1, часть I, Пекин, 1921 / А. Аргунов // Современные записки. - Париж, 1921. - №6.1. C.З 18-319.

178. Вишняк, М.В. Февральская революция в толковании В.М.Чернова / М.В. Вишняк // Свобода. 1934. - №3.

179. Дан, Ф. Борьба за демократию / Ф.Дан // Социалистический вестник.- 1922.-№20.

180. Денник, Ю. Отзыв на книгу В.М. Чернова «Перед бурей. Воспоминания». Изд-во имени Чехова. Нью-Йорк. 1953. / Ю.Денник // Новый журнал. Нью-Йорк, 1953. - №35. - С.313-315.

181. Зензинов, В. ЧЕ-ка. Материалы по деятельности чрезвычайных комиссий. Издание центрального бюро Партии социалистов-революционеров / В. Зензинов. Берлин, 1922.

182. Николаевский, Б. Рецензия на книгу В.М. Чернова «Записки социалиста-революционера». Изд-во З.И. Гржебин. Берлин. 1922 / Б. Николаевский // Новая русская книга. Берлин, 1922. - №9. - С.22-23.

183. Постников, С. Книга о гражданской войне (о книге С.П. Мельгунова «Николай Васильевич Чайковский в годы гражданской войны. Материалы для истории русской общественности 1917 - 1925 гг.» - Париж, 1929) / С.Постников // Воля России. - 1929. - №8-9.

184. Руднев, В.В. В. Чернов. Рождение революционной России (Февральская революция). Изд. юбилейного комитета по изданию трудов В.М. Чернова. Париж, 1934 / В.В. Руднев // Современные записки. Париж, 1935.-№58.

185. Флер, М.Г. В. Чернов и июльские дни / М.Г. Флер // Красный архив. -1924.-№5.

186. Florinsky, М. Т. The Great Russian Revolution. By Victor Chernov. Translated and abridged by Philip E.Mosely. New Haven: Yale University Press. // New York Times. 1936, 8 November.1. Работы социалистов

187. Авксентьев, Н. Исторический год / Н. Авксентьев // За свободу. -1942.-№8-9.-С.6-12.

188. Авксентьев, Н. Кризис демократического сознания / Н.Авксентьев // За свободу. 1941. -№1. - С.21.

189. Авксентьев, Н. Судьба России / Н. Авксентьев // За свободу. 1941. -№2-3.

190. Авксентьев, Н.Д. Письмо «К с.-рам юга России» от 31 октября 1919 г. / Н.Д. Авксентьев // Пролетарская революция. 1921. - №1.

191. Архангельский, В. «Экономия» и рабочий класс / В. Архангельский // Революционная Россия. 1926. - №49-50.

192. Бабина, Б.А. Февраль 1922 / Б.А. Бабина // Минувшее: исторический альманах. М., 1990. - №2.

193. Бенеш, Эд. Трудности демократии / Эд. Бенеш // Современные записки. 1924. -№18-19.

194. Верещак, С. Госзаготовки и госснабжение / С. Верещак // Революционная Россия. 1926. - №51-52.

195. Верещак, С. О восстановительном процессе в СССР / С. Верещак // Революционная Россия. 1926. - №53.

196. Верещак, С. Учеты, расчеты и вечные просчеты / С. Верещак // Революционная Россия. 1926. - №49-50.

197. Вишняк, М. Из истории гражданской войны / М. Вишняк // Современные записки. №40. - С.497-502.

198. Вишняк, М. К истории Февральской революции / М. Вишняк // Новый журнал. 1958. - Кн.54.

199. Вишняк, М. Капитулянты, выжидающие, непримиримые / М. Вишняк // За свободу. 1945. - №16.

200. Вишняк, М. На родине (от утопии к утопии) / М. Вишняк // Современные записки. 1926. - №27.

201. Вишняк, М. На Родине. Советы и право / М. Вишняк // Современные записки. 1923. - №14.

202. Вишняк, М. На чем мы стоим / М. Вишняк // За свободу. 1941.1.

203. Вишняк, М. О патриотизме советском и ином / М. Вишняк // За свободу. 1942. - №4-5. - С.23-26.

204. Вишняк, М. О Судьбах России / М. Вишняк // Современные записки.-1931.-XLVI.

205. Вишняк, М. От Учредительного собрания к Верховному Совету / М. Вишняк //Современные записки. 1937. - №LXV.

206. Вишняк, М. Парламент, Советы, Корпорации / М. Вишняк // Современные записки. 1934.- №LV.

207. Вишняк, М.В. Гражданская война / М.В. Вишняк // Современные записки. 1930. - №41.

208. Вишняк, М.В. На Родине / М.В. Вишняк // Современные записки. -1920.-№2.

209. Война и ПСР. Доклад А.Р. Гоца об отношении ПСР к войне // Дело народа. -1917.-6 апреля. №17.

210. Гуревич, В. Кризис ВКП / В. Гуревич // Революционная Россия. -1926. -№51-52. С. 1-4.

211. Гуревич, В. Реальная политика в революции / В. Гуревич // Воля России. 1923.-№14.

212. Далин, Д. Большевизм и революция / Д. Далин // Социалистический вестник. 1928. -№10.

213. Дан, Ф. Борьба за демократию / Ф. Дан // Социалистический вестник.- 1922. -№20.

214. Зензинов, В. Величайшая в истории человечества битва / В. Зензинов // За свободу. 1941. - №2-3. - С.18-20.

215. Зензинов, В.М. Временное правительство и цели войны / В.М. Зензинов // Дело народа. 1917 - 25 марта - №9. - С.2.

216. Зензинов, В.М. Немножко истории (К вопросу о коалициях) / В.М. Зензинов // Воля России. 1920. - №67 (1 декабря).

217. Зензинов, В.М. Правда о неправде / В.М. Зензинов // Общее дело. -1919.-22 апреля.

218. Зензинов, В.М. Представительство революционной демократии в правительстве / В.М. Зензинов // Дело народа. -1917.-12 апреля. СЛ.

219. Зильберберг, Е. К началу 1927-1928 хозяйственного года / Е. Зильберберг // Революционная Россия. 1927. - №61.

220. Каутский, К. Социал-демократия и большевизм / К. Каутский // Воля России. 1931.-№1-2.

221. Керенский, А. «Проблема власти в России / А. Керенский // Дни. -1928.-№14.

222. Керенский, А. В.М. Чернов и «светлые явления» / А. Керенский // Дни.-1930.-№94.

223. Керенский, А. Горящая Россия / А. Керенский / За Родину. 1941. -№2-3. - С.8-13.

224. Керенский, А. Доклад «Перераспределение сил перемена тактики» / А. Керенский // Дни. - 1930. - №113.

225. Лебедев, В.Л. Лучше поражение, чем измена или капитуляция / В.Л. Лебедев // Воля России. 1928. - №8-9.

226. Лункевич, В. Вынужденный ответ / В. Лункевич // Дело народа. -1917. №150 - 9 сентября. - СЛ.

227. Переписка П.Б. Аксельрода и Ю.О. Мартова. Берлин, 1924.

228. Прения по докладу А.Ф. Керенского «Перераспределение сил -перемена тактики» // Дни. 1930. - №118.

229. Прения по докладу М.В. Вишняка «Свободные советы или парламентская демократия» // Дни. 1930. - №75.

230. Ракитников, Н. Временное Правительство / Н. Ракитников // Дело народа. 1918. - №2 (5 октября).

231. Руднев, В. Религия и социализм / В.Руднев // Современные записки. 1928.-№37.

232. Северянин, Гр. Продолжение предыдущего / Гр. Северянин // Революционная Россия. №65.

233. Северянин, Гр. Уроки прошлого хозяйственного года / Гр. Северянин // Революционная Россия. 1927. - №63-64.

234. Сталинский, Е. А. Что дальше? (юбилей и оппозиция) / Е.А. Сталинский // Воля России. 1927. ,

235. Сталинский, Е. Бонапартизм или народовластие? / Е. Сталинский //Воля России. 1922. -№18. - 10 мая.

236. Сталинский, Е. Оценки большевизма (Каутский Дан) / Е. Сталинский // Воля России. - 1925. - №2.

237. Сталинский, Е. Пути революции / Е. Сталинский // Воля России. -1922.-№15 (15 апреля).

238. Сталинский, Е. Советская демократия (на внутреннем фронте большевизма) / Е. Сталинский // Воля России. 1925. - №12.

239. Сталинский, Е.А. Власть Сталина / Е.А. Сталинский // Воля России. 1929.-№10-11.

240. Сталинский, Е.А. Фашизм / Е.А. Сталинский // Воля России. -1922.-№6.

241. Суровцев, В. Эволюционируют ли большевики? / В. Суровцев // Воля России. 1922. - №7. - 18 февраля. - С.1 -4.

242. Сухомлин, В.В. «Антигосударственность» и «Антипатриотизм» социалистов-революционеров / В.В. Сухомлин // Воля России. 1931 - №1-2.

243. Сухомлин, В.В. Государство и класс / В.В. Сухомлин // Воля России. 1929.-№1.

244. Сухомлин, В.В. Кризис РКП. / В.В. Сухомлин // Воля России. -1924.-№5.

245. Сухомлин, В.В. Политические заметки / В.В. Сухомлин // Воля России. 1928.-№10-11.

246. Утгоф, B.J1. Уфимское государственное совещание 1918 года. Из воспоминаний участника / В.Л. Утгоф // Былое. М., 1921. - №16.

247. Шрейдер Гр. Царское в советском (К пересмотру системы управления) / Гр. Шрейдер // Революционная Россия. 1927. - №57-58.

248. Шрейдер, Гр. Грилич. Метаморфозы диктатуры // Революционная Россия. 1927. - 357-58. - С.12-14.

249. Шрейдер, Гр. Грилич. Немного политграмоты // Революционная Россия. 1926. - №47. - С.19-23.

250. Шрейдер, Гр. ВКП (б) и советская власть / Гр. Шрейдер // Революционная Россия. 1927. -№61.

251. Шрейдер, Гр. Диктатура и система советов / Гр. Шрейдер // Революционная Россия. 1927. - №66-67.

252. Шрейдер, Гр. Диктатура, рабочие и крестьяне в советской системе / Гр. Шрейдер // Революционная Россия. 1929. - №75-76.

253. Шрейдер, Гр. К перевыборам Советов. и к пересмотру советской конституции / Гр. Шрейдер // Революционная Россия. 1925. - №41.

254. Шрейдер, Гр. Какой должна быть демократизация советов / Гр. Шрейдер // Бюллетень Американской федерации ПСР. 1930. - №5-6.

255. Шрейдер, Гр. Кто правит в СССР / Гр. Шрейдер // Революционная Россия.- 1928.-№65.

256. Шрейдер, Гр. Отмирание советов / Гр. Шрейдер // Воля России. -1925.-№5.

257. Шрейдер, Гр. Перспективы коммунистической диктатуры / Гр. Шрейдер // Революционная Россия. 1927. - №59-60.

258. Шрейдер, Гр. Что нужно для победы / Гр. Шредер // Революционная Россия. 1925.- №43.

259. Шрейдер, Е В.Р. Эволюция или беспринципность? // Революционная Россия. 1921. - №9.

260. Шрейдер, Е. Десять лет борьбы против рабочей общественности / Е. Шрейдер // Революционная Россия. 1927. - №57-58. - С.27.

261. Шрейдер, Е. Идеология фашизма / Е. Шрейдер // Революционная Россия. 1926.-№47.

262. Шрейдер, Е. Октябрь / Е. Шрейдер // Революционная Россия. -1927.-№61.

263. Штейнберг, И.З. Германия и фашизм / И.З. Штейнберг // Пути. -1933.-№2.

264. Shreider, G. Dictatorship and Terror / G. Shreider // The Bulletin of the American Federation of the Socialist-Revolutionist Party. 1931.3961. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ1. Исследования

265. Абрамов, М.А. Судьба либерализма в Европе и России: взгляд Т. Масарика, президента Чехословацкой республики / М.А. Абрамов, Э.Г. Лаврик // Вопросы философии. 1997. - №10.

266. Аврус, А.И. A.M. Горький и В.М. Чернов: Литературно-политический «роман» / А.И. Аврус, А.П. Новиков // Клио. 2000. -№3(12). - С.81-87.

267. Аврус, А.И. В.М. Чернов. Штрихи к политическому портрету / А.И. Аврус, К.В. Гусев. // Отечественная история. 2000. - № 4.

268. Аврус, А.И. Забытая монография / А.И. Аврус // Клио. 1999. -№3(9).

269. Аврус, А.И. Когда и где родился В.М. Чернов? / А.И. Аврус, З.Е. Гусакова, А.П. Новиков // Исторический архив. 1998. - № 3.

270. Аврус, А.И. Материалы к родословной В.М.Чернова / А.И. Аврус, А.П. Новиков // Исторический архив. 2002. -№3. - С. 171-185.

271. Аврус, А.И. Эсеровский журнал «За свободу» о внешней и внутренней политике СССР в годы Великой Отечественной войны / А.И. Аврус, А.П. Новиков // Военно-исторические исследования в Поволжье : сборник научных трудов. Вып. 5. Саратов, 2003. - С.З 13-323.

272. Алексеева, Г.Д. Критика эсеровской концепции Октябрьской революции / Г.Д. Алексеева. М., 1989.

273. Алексеева, Г.Д. Народничество в России в XX в. Идейная эволюция / Г.Д. Алексеева. М., 1990.

274. Алексеева, Г.Д. Партия социалистов-революционеров после Октября 1917г./ Г.Д. Алексеева, А.В. Малыкин // Вопросы истории. 1992. -№6-7.

275. Анатомия революции, 1917 год в России: массы, партия, власть. -СПб., 1994.

276. Аникин, А.В. Элементы сакрального в русских революционных теориях / А.В. Аникин // Отечественная история. 1995. - №1.

277. Анишев, А. Очерки истории гражданской войны. 1917-1920 гг. /А. Анишев.-Л., 1925.

278. Аноприева, Г.С. Эсеры между утопиями и реальностью / Г.С. Аноприева, Н.Д.Ерофеев // Полис. 1993. - №6.

279. Анфимов, A.M. Неоконченные споры / A.M. Анфимов // Вопросы истории. 1997. - №5, 6, 7.

280. Анфимов, A.M. Столыпин и российское крестьянство / A.M. Анфимов. М., 2002.

281. Архипов, И.Л. Российская политическая элита в феврале 1917: психология надежды и отчаяния / И.Л. Архипов. СПб., 2000.

282. Балуев, Б.П. Либеральное народничество на рубеже XIX-XX веков / Б.П. Балуев. М., 1995.

283. Балуев, Б.П. Спор народников с марксистами о роли интеллигенции в историческом развитии России / Б.П. Балуев // Россия в XX веке. Судьбы исторической науки / под общ. ред. А.Н. Сахарова. М., 1996. - С.167-176.

284. Балуев, Б.П. Споры о судьбах России: Н.Я. Данилевский и его книга «Россия и Европа» / Б.П.Балуев. М., 2001.

285. Безнин, М.А. Аграрный строй России в 1930-1980-х годах (новый подход) / М.А. Безнин, Т.М. Димони // Вопросы истории. 2005. - №7. -С.23-44.

286. Безнин, М.А. Процесс капитализации в российском сельском хозяйстве 1930-1980-х годов / М.А. Безнин, Т.М. Димони // Вопросы истории. 2005. - №6. - С.94-121.

287. Белоус, А.В. В.М.Чернов о проблеме «охлоса» и «демоса» в революционный период / А.В. Белоус // Политический процесс в современной России. Вып. 4. СПб., 2001. - С.23-28.

288. Белоусов, JI.C. Режим Муссолини и массы / JI.C. Белоусов. М., 2000.

289. Белоусова, А.В. Проблемы демократии в творчестве В.М.Чернова / А.В. Белоусова // Schola-2000 : сборник статей / сост.

290. A.В. Воробьёв. М, 2000. - С. 105-112.

291. Бороздив, С.В. Земельные отношения и аграрные реформы / С.В. Бороздив. М., 2002.

292. Бровкин, В.Н. Россия в гражданской войне: власть и общественные силы / В.Н. Бровкин // Вопросы истории. 1994. - №5.

293. Бровкин, В.Н. Гражданская война как социально-политический феномен / В.Н. Бровкин // Политическая история: Россия СССР -Российская Федерация. Т.2. - М., 1996. - С.58-117.

294. Бросцат, М. Закат тысячелетнего рейха / М. Бросцат; пер. с нем.1. B. Кузнецова. М., 2005.

295. Бросцат, М. Тысячелетний рейх / М. Бросцат; пер. с нем. В. Кузнецова. М., 2004.

296. Бузгалин, А.В. Социалистические революции XXI века / А.В. Бузгалин, А.И. Колганов // Свободная мысль. 1997. - № 10.

297. Булдаков, В.П. Имперство и российская революционность / В.П. Булдаков // Отечественная история. 1997. - №1,2.

298. Булдаков, В.П. Красная смута / В.П. Булдаков. М., 1997.

299. Булдаков, В.П. Пролетариат в трех российских революциях : книга для учителя / В.П. Булдаков, А.П. Корелин, А.И. Уткин. М., 1987.

300. Буртин, Ю. Три Ленина. Нэп в свете теории конвергенции / Ю. Буртин // Октябрь. 1998. - №12. - С.129-153.

301. Быстрянский, В. Меньшевики и эсеры в русской революции / В. Быстрянский. Пг., 1921.

302. В.И. Ленин о социальной структуре и политическом строе капиталистической России / отв. ред. Л.М. Иванов. М., 1970.

303. Валерстайн, И. Россия и капиталистический мир экономика 1500-2000 / И. Валертайн // Свободная мысль. - 1996. - №5. - С.35-37.

304. Венер, М. Был ли НЭП? Некоторые размышления об историографии советского крестьянства 20-х годов / М. Венер // Россия в XX веке. Судьбы исторической науки / под общ. ред. А.Н. Сахарова. М., 1996. -С.338-343.

305. Вентури, А. Русско-итальянская модель В.М. Чернова (1899-1902 гг.) / А. Вентури // Русская эмиграция до 1917 года лаборатория либеральной и революционной мысли. - СПб., 1997.

306. Владимирова, В. Год службы «социалистов» капиталистам: очерки по истории контрреволюции / В. Владимирова. M.-JL, 1927.

307. Власть и реформы: от самодержавной к советской России / отв. ред. Б.В. Ананьич. СПб., 1996.

308. Волобуев, П.В. Выбор путей общественного развития: теория, история, современность / П.В. Волобуев. М., 1987.

309. Волобуев, П.В. Октябрьская революция: новые подходы к изучению / П.В. Волобуев, В.П. Булдаков // Вопросы истории. 1996. - №56.

310. Москва и Восточная Европа. Становление политических режимов советского типа (1949-1953): очерки истории / Т.В. Волокитина и др.. М., 2002.

311. Гайда, Ф.А. Февраль 1917 года: революция, власть, буржуазия / Ф.А. Гайда // Вопросы истории. М., 1996. - №3.

312. Галактионов, Ю.В. Марксистская историография германского фашизма / Ю.В. Галактионов, JI.H. Корнева, Н.С. Черкасов. Кемерово, 1988.

313. Галкин, А.А. Германский фашизм / А.А. Галкин. М., 1989.

314. Галкин, А.А. Фашистский идейный синдром: генезис германского варианта / А.А. Галкин // Вопросы философии. 1988. - №11.

315. Гармиза, В.В. Партия эсеров в современной буржуазной историографии / В.В. Гармиза, J1.C. Жумаев // История СССР. 1968. - №2.

316. Гейфман, А. Революционный террор в России 1894-1917: пер. с англ. / А. Гейфман. М., 1997.

317. Герасименко, Г.А. Народ и власть 1917 г. / Г.А. Герасименко. -М., 1995.

318. Герасименко, Г. А. Первый акт народовластия в России / Г.А. Герасименко. М., 1992.

319. Герасименко, Г.А. Советская власть в Поволжье / Г.А. Герасименко. Саратов, 1980.

320. Герасименко, Г.А. Судьба демократической альтернативы в России 1917 года и роль ее лидеров / Г.А. Герасименко // Вопросы истории. 2005. - №7. - С.3-23.

321. Гимпельсон, Е.Г. Путь к однопартийной диктатуре / Е.Г. Гимпельсон // Отечественная история. 1994. - №4-5.

322. Гимпельсон, Е.Г. Советские управленцы. 1917-1920 гг. / Е.Г. Гимпельсон. М., 1998.

323. Грациози, А. Великая крестьянская война в СССР. Большевики и крестьяне. 1917-1933: пер. с англ. / А. Грациози. М., 2001.

324. Григорьева, И.В. Историки Италии о фашизме и Сопротивлении /И.В.Григорьева Электронный ресурс. - Режим доступа: // http:// www. situation.ru/. - 2005. - Выпуск №4/5 (28\29), апрель-май.

325. Гусакова, З.Е. Новые сведения о В.М.Чернове и его семье / З.Е. Гусакова // Отечественные архивы. Вып. 4. 1993. Приложение. - С. 111-112.

326. Гусев, К.В. В.М.Чернов. Штрихи к политическому портрету / К.В.Гусев. -М., 1999.

327. Гусев, К.В. История «демократической контрреволюции» в России / К.В. Гусев. М., 1973.

328. Гусев, К.В. Крах партии левых эсеров / К.В. Гусев. М., 1963.

329. Гусев, К.В. Небольшевистские демократические партии в революции 1917 г. / К.В. Гусев // Россия в XX веке. Историки мира спорят. -М., 1994.

330. Гусев, К.В. От соглашательства к контрреволюции / К.В. Гусев, Х.А. Ерицян. М., 1968.

331. Гусев, К.В. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции / К.В. Гусев. М., 1975.

332. Гусев, К.В. Стратегия и тактика большевиков в отношении непролетарских партий / К.В. Гусев. М., 1983.

333. Данилов, В.П. Организованный голод. К 70-летию общекрестьянской трагедии / В.П. Данилов, И.Е. Зеленин // Отечественная история. 2004. - №5. - С.97-111.

334. Данилов, В.П. Современная российская историография: в чем выход из кризиса? / В.П.Данилов // Россия в XX веке. Судьбы исторической науки / под общ. ред. А.Н. Сахарова. М., 1996. - С.22-31.

335. Дмитренко, В.П. Последние десять лет в контексте истории России XX века / В.П. Дмитренко (Куда идет Россия? 10 лет реформ. Заседание круглого стола) // Отечественная история. 1995. - №4.

336. Добровольский, А.В. Сибирь в стратегии и тактике ЦК партии эсеров (1917-1922 гг.) / А.В.Добровольский // Вестник НГУ. Серия История, филология. Вып. 3. Т. 1: История. - Новосибирск, 2002.

337. Добровольский, А.В. Эсеры во власти и оппозиции (1917-1923) / А.В. Добровольский. Новосибирск, 2002.

338. Драбкин, Я.С. Проблемы и легенды в историографии германской революции. 1918-1919 / Я.С. Драбкин / отв. ред. д.и.н. Л.И. Гинцберг. М., 1990.

339. Дружинин, Н.М. Особенности генезиса капитализма в России в сравнении со странами Западной Европы и США / Н.М. Дружинин // Социально-экономическая история России: избранные труды. М., 1987.

340. Дьячков, B.JI. Партия эсеров в период от Февраля к Октябрю в освещении новейшей буржуазной историографии / B.JI. Дьячков //Непролетарские партии России в трех революциях. М.,1989. - С.193-200.

341. Емельянов, Ю.Н. С.П. Мельгунов: в России и эмиграции / Ю.Н. Емельянов. М., 1998.

342. Ерофеев, Н. В.М. Чернов / Н. Ерофеев // Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть XX века : энциклопедический биографический словарь. М., 1997. - С.685-689.

343. Жуков, В.Н. Социалисты-революционеры (эсеры). В.М. Чернов / В.Н. Жуков // История политических учений : учебник для вузов / под общ. ред. проф. О.В. Мартышина. М., 2002. - С.747-754.

344. Журавлев, В.В. Идея народного представительства в период колчаковской диктатуры / В.В. Журавлев // Региональные процессы в Сибири в контексте российской и мировой истории. Новосибирск, 1998. -С.148-152.

345. Журавлев, В.В. Национальный вопрос в программах общероссийских политических партий начала XX века / В.В. Журавлев // История национальных политических партий России: материалы международной конференции (Москва, 21-22 мая 1996 г.). М., 1997. - С.83-96.

346. Журавлев, В.В. Органы государственной власти сибирской контрреволюции (октябрь 1917 ноябрь 1918 г.): от «автономной Сибири» к «возрожденной России» /В.В. Журавлев // Власть и общество в Сибири в XX веке. Вып.1. - Новосибирск, 1997. - С.3-30.

347. Задорожник, И.Е. В.М. Чернов / И.Е. Задорожник, А.В. Кириллов //Русская философия : словарь / под общ. ред. М.А. Маслина. М., 1995. -С. 606-607.

348. Зверев, В.В. Марксизм и генезис неонародничества по материалам переписки В.М. Чернова с Н.Ф.Даниельсоном в конце 90-х годов XIX в. /В.В. Зверев // Россия и реформы : сборник статей. Вып. 4. М., 1997.-С.123-147.

349. Зверев, В.В. Н.Ф. Даниельсон, В.П. Воронцов: капитализм и пореформенное развитие русской деревни (70-е начало 90-х гг. XIX в.) / В.В. Зверев // Отечественная история. - 1998. - №1.

350. Зверев, В.В. Реформаторское народничество и проблема модернизации России: от сороковых к девяностым годам XIX века /В.В. Зверев.-М., 1997.

351. Земля и власть : сборник материалов по актуальным вопросам аграрной политики / под общ. ред. Н. Харитонова. М., 1998.

352. Злоказов, Г.И. Меныпевистско-эсеровский ВЦИК Советов в 1917 году / Г.И. Злокозов. М., 1997.

353. Зубкова, Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность, 1945-1953 / Е.Ю. Зубкова. М., 2000.

354. Иванов, А.В. К вопросу о причинах антисоветского выступления чехословацкого корпуса в 1918 г. / А.В. Иванов // Белая армия. Белое дело : исторический научно-популярный альманах. Екатеринбург, 1997. - №4.

355. Иванов-Разумник. История русской общественной мысли: в 3 т. / Иванов-Разумник. М., 1997.

356. Иванов-Разумник. Русская литература от семидесятых годов до наших дней / Иванов-Разумник. 6-е изд. - Берлин, 1923.

357. Ивницкий, Н.А. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х гг.) / Н.А. Ивницкий. М., 1994.

358. Из глубины : сборник статей о русской революции. М., Пг., 1918; 2-е изд.-М., 1990.

359. Индукаева, Н.С. История международных отношений. 1918-1945 гг.: учебное пособие / Н.С. Индукаева. Томск, 2003.

360. Иоффе, Г.З. Колчаковская авантюра и ее крах / Г.З. Иоффе. М., 1983.

361. Исаев, И.А. История политических и правовых учений России XI-XX вв. / И.А. Исаев, Н.М. Золотухина. М., 1995.

362. Исаков, С.Г. Виктор Михайлович Чернов / С.Г. Исаков // Исаков С.Г. Русские в Эстонии (1918-1940): историко-культурные очерки. Тарту, 1996. -С.367-372.

363. Искендеров, А.А. Российская монархия, реформы и революция /А. А. Искандеров //Вопросы истории. 1993. -№3, 5, 7; 1994. -№1.

364. История внешней политики СССР: в 2 т. Т.1: 1917-1945 гг. М., 1986.

365. История Коммунистической партии Советского Союза: в 5 т. -М„ 1970-1980.

366. История политический учений / под ред. проф. О.В. Мартышина. -М., 2002.

367. История политических и правовых учений / под общ. ред. B.C. Нерсесянца. М., 1996.

368. История политических партий России / под ред. А.И. Зевелева. -М., 1994.

369. Ишин, В.В. Социалисты-революционеры России конца XIX -начала XX века / В.В. Ишин. Астрахань, 1995.

370. Кабанов, В.В. А был ли крах столыпинской аграрной реформы / В.В. Кабанов // Россия сельская. XIX начало XX века / отв. ред. А.П. Коредин. - М., 2004. - С. 309-331.

371. Кабанов, В.В. Судьбы кооперации в советской России: проблемы, историография / В.В. Кабанов // Судьбы российского крестьянства / под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева. М., 1996.

372. Кадзикава, С. О военном коммунизме / С. Кадзикава // Россия в XX веке. Судьбы исторической науки / под общ. ред. А.Н. Сахарова. М., 1996. -С.331-337.

373. Какурин, Н.Е. Как сражалась революция / Н.Е. Какурин. М.-Л., 1925.

374. Каминский, В.В. Почему генштабист Ф.Е. Махин «открыл ворота» Уфы белому Комучу 4 июля 1918 г.? / В.В. Каминский // История Белой Сибири : материалы пятой международной научной конференции (Кемерово, 4-5 февраля 2003 г.). Кемерово, 2003. - С. 141-144.

375. Кантор, Ю.З. М.Н. Тухачевский и советско-германский военный альянс 1923-1933 годов / Ю.З. Кантор // Вопросы истории. 2006. - №5. -С.7-21.

376. Кара-Мурза, С.Г. Советская цивилизация (книга первая). М., 2001.

377. Карр, Э. История Советской России: в 2 кн. : пер. с англ. / Э. Карр. М., 1990.

378. Каррер д'Анкосс Э. Ленин: пер. с франц. М., 2002.

379. Кирьянова, Е.А. Раскулачивание крестьянства Центра России в начале 1930-х годов / Е.А. Кирьянова // Вопросы истории. 2006. - №5. -С. 146- 152.

380. Клавинг, В. Гражданская война в России: Белые армии / В. Клавинг. М., 2003.

381. Книжник-Ветров, И.С. Демократическая республика или республика Советов: борьба за новое право и В.М. Чернов / И.С. Книжник-Ветров.-Пг., 1919.

382. Ковальченко, И.Д. Аграрное развитие России и революционный процесс // Реформа или революция? Россия 1861-1917 гг.: материалы международного коллоквиума историков / И.Д. Ковальченко. СПб., 1992.

383. Колесниченко, Д.А. В.М. Чернов / Д.А. Колесниченко // Россия на рубеже веков. Исторические портреты. М., 1991. - С.296-325.

384. Кондратьев, Н.Д. План и предвиденье / Н.Д. Кондратьев // Вопросы экономики. 1992. -№3.

385. Кондрашин, В.В. Крестьянское движение в Поволжье в 19181922 гг. / В.В. Кондрашин //Россия сельская. XIX начало XX века / отв. ред. А.П. Коредин. -М., 2004. -С.ЗЗ 1-361.

386. Коновалов, B.C. «Идти вместе!»: партии левого блока в революционном движении, 1900 февраль 1917 / В.С.Коновалов, М. Меланкон // Реферативный журнал. Сер. 5. История. Зарубежная литература. -М., 1993.-№2.

387. Коновалов, B.C. Социалисты-революционеры и русское антивоенное движение, 1914-1917 гг. / В.С.Коновалов, М. Меланкон //Реферативный журнал. Сер. 5. История. Зарубежная литература. М., 1994. -№2.

388. Коновалов, B.C. Партия социалистов-революционеров и крестьянство России / B.C. Коновалов // Реферативный журнал. Сер. 5. История. Зарубежная литература. М., 1993. - №3-4.

389. Коновалова, О.В. К истории Гражданской войны в России: В.М. Чернов, эсеры и Директория / О.В. Коновалова // Отечественная история. 2006. - №5. - С.49-64.

390. Коновалова, О.В. «Смешанная экономика»: вариант Виктора Чернова / О.В. Коновалова // Свободная мысль XXI - 2002. - №3. - С. 100109.

391. Коновалова, О.В. «Черновская грамота»: к вопросу о причинах разногласий в партии социалистов-революционеров в годы Гражданской войны / О.В. Коновалова // Вестник КрасГАУ. 2006. - Вып. 11. - С.355-361.

392. Коновалова, О.В. В.М. Чернов и аграрная программа партии социалистов-революционеров / О.В. Коновалова // Отечественная история. -2002. №2. - С.43-60.

393. Коновалова, О.В. В.М.Чернов о демократии и социализме / О.В. Коновалова // Исторический архив. 2001. - №4. - С.З-10.

394. Коновалова, О.В. В.М. Чернов о социально-экономических аспектах фашизма / О.В. Коновалова // Вестник КГУ. Сер. Гуманитарные науки. - 2006. - №3. - С.52-55.

395. Коновалова, О.В. В.М. Чернов об аграрной политике большевиков. Глава из рукописи II тома книги «Конструктивный социализм», 1920-е гг. / О.В. Коновалова // Исторический архив. 1997. -№5-6.-С. 122-141.

396. Коновалова, О.В. Партия социалистов-революционеров и повстанческое движение крестьян / О.В. Коновалова // Енисейской губернии 180 лет: материалы IV-x краеведческих чтений / Ред.: В.И.Федорова, Т.Д. Савельева. - Красноярск, 2003. - С.86-93.

397. Коновалова, О.В. Повстанческое движение в Енисейской губернии в 1920-1921 гг. / О.В. Коновалова // История Белой Сибири: материалы 5-й международной научной конференции (4-5 февраля 2003 года). Кемерово. - 2003. - С. 103-106.

398. Коновалова, О.В. Политическая демократия В.М.Чернова / О.В. Коновалова // Проблемы демократии: история и современность: материалы научной конференции с международным участием. Красноярск, 2006.-С. 163-169.

399. Коновалова, О.В. Политические идеалы В.М.Чернова: взгляд через годы монография / О.В. Коновалова. Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России. - 2005. - 212с.

400. Коновалова, О.В. Правовые аспекты аграрной программы эсеров в идейном наследии В.М. Чернова / О.В. Коновалова // Россия: исследования по социально-политической истории, историографии, демографии: сборник научных статей. Красноярск, 1999. - С.29-44.

401. Коновалова, О.В. Преодоление народнических догм. В.М. Чернов о типах капиталистической эволюции / О.В. Коновалова // Свободная мысль -XXI 2001. - №4. - С.58-70.

402. Коновалова, О.В. Программно-тактические установки центра эсеровской партии в годы гражданской войны / О.В. Коновалова // Гражданская война в Сибири: сборник докладов и статей научной конференции. Красноярск, 1999. - С. 175-182.

403. Коновалова, О.В. Разработка программы экономических преобразований партии социалистов-революционеров в трудах

404. В.М. Чернова: монография / О.В. Коновалова. Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2000. - 68с.

405. Коновалова, О.В. Эсеровская эмиграция о роли СССР в годы Второй мировой войны / О.В. Коновалова // Великая Отечественная войны (1941-1945 гг.): 60 лет победы: материалы Всероссийской научной конференции 28 апреля 2005 г. Красноярск, 2005. - С.271-283.

406. Кононенко, А.А. Партия социалистов-революционеров в 19011922 гг. Проблемы историографии: монография / А.А. Кононенко. -Тюмень, 2004.

407. Кононенко, А.А. Современная зарубежная историография Партии социалистов-революционеров / А.А. Кононенко // Вопросы истории. -2005.-№2.-С. 155-164.

408. Кононенко, А.А. Современная российская историография партии социалистов-революционеров / А.А. Кононенко // Отечественная история. 2004. - №4. - С.112-120.

409. Корнева, JI.H. Германский фашизм: немецкие историки в поисках объяснения феномена национал-социализма (1945-90-е годы): учебное пособие / JI.H. Корнева. Кемерово, 1998.

410. Костиков, В. Не будем проклинать изгнанье. Пути и судьбы русской эмиграции / В. Костиков. М., 1990.

411. Красильников, С.А. Серп и Молох. Крестьянская ссылка в Западной Сибири в 1930-е годы / С.А. Красильников. М., 2003.

412. Красильщиков, В.А. Вдогонку за прошедшим веком. Развитие России в XX веке с точки зрения мировых цивилизаций / В.А. Красильщиков. М., 1998.

413. Красин, Ю. Социализм: необходимость переосмысления / Ю. Красин // Свободная мысль. М., 1997. - №6.

414. Кроче, Б. Теория и история историографии / Б. Кроче; пер. с итал. И.М. Заславской. М., 1998.

415. Кукушкина, И.А. Путь социалистов-революционеров в эмиграцию (1918-1922) / И.А. Кукушкина // Русский исход / отв. ред. Е.М. Миронова. СПб., 2004. - С.79-105.

416. Кулегин, A.M. «Письма к крестьянам» В.М. Чернова как источник для изучения политической борьбы в России в 1917 г. // Политическая история России. Вып. 2. СПб., 1995. - С. 35-47.

417. Кулешов, С.В. Размышление о революции / С.В. Кулешов // Отечественная история. 1996. - №5.

418. Куренышев, А.А. Крестьянство и его организации в первой трети XX века / А.А. Куренышев. М., 2000.

419. Куренышев. А.А. Рабочие и интеллигенция России в эпоху реформ и революций. 1861 февраль 1917 г. / А.А. Куренышев. - СПб., 1997.

420. Лавров, В.М. «Крестьянский парламент» России (Всероссийские съезды Советов крестьянских депутатов в 1917-1918 годах) / В.М. Лавров. -М., 1996.

421. Ленин, В.И. Аграрный вопрос и «критики Маркса» / В.И. Ленин // ПСС. Т.5. - С.99-268.

422. Ленин, В.И. Доклад о деятельности Совета народных комиссаров 11 января 1918 г. на III Всероссийском съезде Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов / В.И. Ленин // ПСС. Т.З5. - С.261-290.

423. Ленин, В.И. Материализм и эмпириокритицизм / В.И.Ленин // ПСС. Т. 18. - С.7-384.

424. Ленин, В.И. О народничестве / В.И.Ленин // ПСС. Т.22. -С.304-307.

425. Ленин, В.И. Развитие капитализма в России / В.И. Ленин // ПСС. -Т.З.-С. 1-609.

426. Леонов, М.И. Партия социалистов-революционеров в 1905-1907 гг. / М.И. Леонов. М., 1997.

427. Леонов, М.И. Партия эсеров в 1905-1907 гг.: организационная структура, состав, численность / М.И. Леонов // Непролетарские партии России в трех революциях. М., 1989. - С.132-137.

428. Леонов, М.И. Политическое руководство партии эсеров в революции 1905-1907 гг. / М.И.Леонов // Общественно-политическое движение России XVIII-XX вв.: межвузовский сборник научных трудов. -Самара, 1993.

429. Леонов, М.И. Пролетарский и крестьянский социализм в России на рубеже XIX-XX веков / М.И. Леонов // Самарский исторический ежегодник. Самара, 1993. - С.22-31.

430. Леонтович, В.В. История либерализма в России / В.В. Леонтович. Париж, 1980.

431. Литвин, А. «В борьбе обретешь ты право свое!» Судьба самой многочисленной партии России / А. Литвин // Наука и жизнь. 1991. - №1.

432. Литошенко, Л. Кооперация, социализм и капитализм / Л. Литошенко // Экономист. 1922. - №2. - С. 184-198.

433. Луначарский, А.В. Бывшие люди: очерк истории партии эсеров / А.В. Луначарский. М., 1922.

434. Любин, В.П. Преодоление прошлого: споры о тоталитаризме /В.П. Любин-М., 2005.

435. Малыхин, К.Г. Большевистская модернизация России и русское зарубежье 20-30-х годов / К.Г. Малыхин. Ростов-на-Дону, 2000.

436. Маркс, К. Капитал. Т. 3. / К. Маркс // Маркс, К. Соч. / К.Маркс, Ф.Энгельс.-Т.25.-4.2.

437. Маркс, К. Наброски ответа на письмо В.И.Засулич / К.Маркс // Маркс, К. Соч. / К.Маркс, Ф.Энгельс. Т. 19. - С.400-421.

438. Маслов, С.Л. О пользовании землей до Учредительного Собрания / С.Л. Маслов. Пг., 1917.

439. Медведев, А.В. Неонародничество и большевизм в России в годы гражданской войны / А.В. Медведев. Нижний Новгород, 1993.

440. Медушевский, А.Н. Демократия и авторитаризм: российский конституционализм в сравнительной перспективе / А.Н. Медушевский. -М., 1998.

441. Медушевский, А.Н. История русской социологии / А.Н. Медушевский. М., 1993.

442. Медушевский, А.Н. Проекты аграрных реформ в России: XVIII начало XXI века / А.Н. Медушевский. - М., 2005.

443. Международное рабочее движение: вопросы истории и теории. Т.5: Созидатель социализма, борец против фашизма. М., 1981.

444. Мерцалов, А.Н. Западногерманская буржуазная историография второй мировой войны / А.Н. Мерцалов. М., 1978.

445. Мерцалов, А.Н. Довольно о войне? / А.Н. Мерцалов, JT.A. Мерцалова. Воронеж, 1992.

446. Мерцалова, JT.A. Германский фашизм в новейшей историографии ФРГ / J1.A. Мерцалова. Воронеж, 1990.

447. Мещеряков, В.И. Партия социалистов-революционеров / В.И. Мещеряков. -М., 1922.

448. Михайленко, В.И. Итальянский фашизм: основные вопросы историографии / В.И. Михаленко. Свердловск, 1987.

449. Михайленко, В.И. Тоталитаризм в XX веке: теоретический дискурс / В.И. Михаленко, Т.П. Нестерова. Екатеринбург, 2000.

450. Михайленко, В.И. Тоталитаризм: феномен нашего времени / В.И. Михайленко. Екатеринбург, 2003.

451. Можаева, J1.A. Чернов Виктор Михайлович / JT.A. Можаева // Новый исторический вестник. 2002. - № 2 (7). - С. 169-179.

452. Морозов, К.Н. Журнал «Почин» и генезис правого крыла партии социалистов-революционеров накануне I мировой войны / К.Н. Морозов // Самарский исторический ежегодник. Самара, 1993. - С. 180-184.

453. Морозов, К.Н. Партия социалистов-революционеров в 1907-1914 гг. / К.Н. Морозов М., 1999.

454. Морозов, К.Н. Политическое руководство партии социалистов-революционеров в 1901-1921 годах / К.Н. Морозов // Политические партии в российских революциях в начале XX века / под ред. Г.Н. Севостьянова. -М., 2005. С.475-487.

455. Морозов, К.Н. Судебный процесс социалистов-революционеров и тюремное противостояние (1922-1926): этика и тактика противоборства /К.Н. Морозов.-М„ 2005.

456. Население России в XX веке: исторические очерки: в 3 т. Т.1: 1900-1939 / отв. ред. В.Б. Жиромская / РАН. Отд-ние истории. Науч. совет по ист. демографии и ист. географии, Ин-т рос. истории; отв. ред. Ю.А. Поляков. М., 2000.

457. Немарксистские концепции социализма. М., 1986.

458. Непролетарские партии России. Урок истории / под общ. ред. И.И. Минца. М., 1984.

459. Николаев, А.А. Большевизм и кооперация / А.А. Николаев // Большевики у власти. Социально-политические итоги октябрьского переворота. -М.; Пг., 1918.

460. Новиков, А.П. Документы ГАСО о В.М. Чернове / А.П.Новиков, З.Е.Гусакова // Отечественные архивы. 1998. - № 5. -С. 74-76.

461. Новиков, П.А. Части чехословацкого корпуса в Восточной Сибири (май-август 1918 г.) / П.А.Новиков // Белая армия. Белое дело : исторический научно-популярный альманах. Екатеринбург, 2000. - №7,8.

462. Новикова, Н.В. В.М.Чернов об А.П.Чехове / Н.В.Новиков // Малоизвестные страницы и новые концепции истории русской литературы XX века: материалы международной научной конференции. Вып. 1. -М., 2003. -С.207-212.

463. НЭП в контексте исторического развития России XX века : сборник статей. М., 2001.

464. Овчинникова, JI.B. Крах Веймарской республики в буржуазной историографии ФРГ / JI.B. Овчинникова. М., 1983.

465. Ойзерман, Т.И. Марксизм и утопизм / Т.М. Озерман // Свободная мысль. 1998. - №1,2.

466. Омельченко, Н.А. Веховская традиция в духовной жизни русской эмиграции / Н.А. Омельченко // Вопросы истории. 1995. - №1.

467. Омельченко, Н.А. Политическая мысль русского зарубежья (очерки истории 1920 начала 1930-х гг.) / Н.А. Омельченко. - М., 1997.

468. Орлов, И.Б. Новая экономическая политика: история, опыт, проблемы / И.Б. Орлов. М, 1999.

469. Освободившиеся страны в переходный период. Политико-экономический анализ / под ред. Р.И. Хасбулатова. М., 1987.

470. Павлов, Д.Б. Критика некоторых концепций современной англоязычной буржуазной историографии партии эсеров / Д.Б. Павлов // Великий Октябрь и непролетарские партии : материалы научной конференции. М., 1982.

471. Павлова, И.В. Механизм власти и строительство сталинского социализма / И.В. Павлова. Новосибирск, 2001.

472. Павлова, И.В. Сталинизм: становление механизма власти / И.В. Павлова. Новосибирск, 1993.

473. Пайпс, Р. Русская революция: пер. с англ.: в 2 т. / Р. Пайпс. М., 1994.

474. Пантин, И.К. Драма противостояния демократия либерализм в старой и новой России / И.К. Пантин // Полис. - 1994. - №3.

475. Пантин, И.К. К логике теоретического становления современного социализма / И.К. Пантин // Полис. 1996. - №4.

476. Пантин, И.К. Октябрь: движение в непредсказуемое / И.К. Пантин // Полис. 1997. - №5.

477. Пантин, И.К. Революционная традиция в России, 1783-1883 гг. / И.К. Пантин, Е.Г. Плимак, В.Г. Хорос. М., 1986.

478. Перейра, Норманн Г.О. Сибирь: политика и общество в гражданской войне / Норманн Г.О. Перейра. М., 1996.

479. Песчанский, В. Становление гражданского общества в России: роль профсоюзов / В. Песчанский // Международная экономика и международные отношения. 1996. -№11.

480. Петренко, И.Я. Экономика крестьянского хозяйства / И.Я. Петренко, П.И. Чужинов. С.Б. Исмуратов. М., 1995.

481. Пешехонов, А.В. Почему я не эмигрировал / А.В. Пешехонов. -Берлин,1923.

482. Пленков, О.Ю. Третий Рейх. Война: до критической черты / О.Ю. Пленков. СПб., 2005.

483. Плимак, Е. Две революции, две точки зрения / Е. Плимак // Свободная мысль. 1997. - №10.

484. Плимак, Е.Г. Политика переходной эпохи. Опыт Ленина / Е.Г. Плимак. М., 2004.

485. Плимак, Е.Д. Непредвиденные результаты / Е.Д. Плимак // Свободная мысль. 1998. - №4.

486. Поликарпова Е.В. Идеология народничества в России / Е.В. Поликарпова. М., 2001.

487. Политическая история России в партиях и лицах. М., 1993.

488. Политическая история: Россия СССР - Российская Федерация: в 2 т. -М., 1996.

489. Политические партии в российских революциях в начале XX века / под ред. Г.Н. Севостьянова. М., 2005.

490. Политические партии России: история и современность. М., 2000.

491. Поляков, Ю.А. Учредительное собрание: 80 лет спустя / Ю.А. Поляков // Свободная мысль. М., 1998. - №3.

492. Попов, В.В. Нетерпение ума, или Зачем мы морочим голову словом «социалистический» / В.В. Попов // Российский экономический журнал. 1993. - №3.

493. Протасов, Л.Г. Всероссийское Учредительное собрание. История рождения и гибели / Л.Г. Протасов. М., 1997.

494. Проэктор, Д.М. Фашизм: путь агрессии и гибели / Д.М. Прэктор. -2-е изд., доп. М., 1989.

495. Рабинович, А. Большевики приходят к власти. Революция 1917 года в Петрограде: пер. с англ. / А. Рабинович. М., 1989.

496. Рабочие и интеллигенция России в эпоху реформ и революций. 1861-1917 гг.-СПб., 1997.

497. Рабочий класс России, его союзники и политические противники в 1917 году. М., 1987.

498. Радаев, В. Концепция анализа переходного периода / В. Радаев // Экономист. 1995. - №8.

499. Раев, М. Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции. 1919-1939/М. Раев.-М., 1994.

500. Раушнинг, Г. Говорит Гитлер. Зверь из бездны / Г. Раушнинг. -М., 1993.

501. Рахшмир, П.Ю. Историография западноевропейского фашизма / П.Ю. Рахшмир // История фашизма в Западной Европе. М., 1978.

502. Рахшмир, П.Ю. Фашизм: вчера, сегодня, завтра / П.Ю. Рахшмир // Международная экономика и международные отношения. 1996. -№10.

503. Роговин, В.З. Была ли альтернатива? «Троцкизм»: взгляд через годы / В.З. Роговин. М., 1992.

504. Роговин, В.З. Власть и оппозиция / В.З. Роговин. М., 1993.

505. Руднева, С.Е. Демократическое совещание (сентябрь 1917 г.): история форума / С.Е. Руднева. М., 2000.

506. Русское национальное меньшинство в Эстонской республике, 1918-1940. Тарту, СПб., 2001.

507. Савельев, П.И. Истоки русских аграрно-типологических концепций / П.И. Савельев // Самарский исторический ежегодник. Самара, 1993.-С.7-21.

508. Савельев, П.И. Пути аграрного капитализма в России. XIX век (по материалам Поволжья) / П.И. Савельев. Самара, 1994.

509. Савельев, П.И. Пути аграрного развития России в дискуссиях российских историков / П.И. Савельев // Россия сельская. XIX начало XX века / отв. ред. А.П. Карелин. - М., 2004. - С.25-54.

510. Самарская, Е. Социализм в перспективе постиндустриализма / Е. Самарская // Свободная мысль. 1995. - №4.

511. Самсонов, A.M. Вторая мировая война. 1939-1945: очерк важнейших событий / A.M. Савельев. М., 1990.

512. Сивохина, Т.А. Политические партии в послеоктябрьской России : курс лекций / Т.А. Сивохина. М., 1995.

513. Симонов, Н.С. Демократическая альтернатива тоталитарному нэпу / Н.С. Симонов // История СССР. 1992. - №1.

514. Скрипелев, Е.А. Всероссийское Учредительное собрание / Е.А. Скрипелев. М., 1982.

515. Советская историография / под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева. -М., 1996.

516. Современные концепции аграрного развития. Теоретический семинар // Отечественная история. 1998. - №1.

517. Социал-демократия Запада перед вызовами современности. -М., 2001.

518. Социокультурные основания и смысл большевизма / А.С. Ахиезер и др.. Новосибирск, 2002.

519. Социологическая мысль в России. Очерки истории немарксистской социологии последней трети XIX начала XX века / под ред. Б.А.Чагина. - Л., 1978.

520. Спиридович, А.И. Партия социалистов-революционеров и ее предшественники / А.И. Спиридович. Пг., 1918.

521. Спирин, Л.М. Классы и партии в гражданской войне в России /Л.М. Спирин.-М„ 1968.

522. Спирин, Л.М. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (начало XX в. 1920 г.) / Л.М. Спирин. - М., 1977.

523. Спирин, J1.M. Россия 1917 год. Из истории борьбы политических партий / Л.М. Спирин. М., 1987.

524. Спирина, М.В. Крах мелкобуржуазной концепции социализма эсеров / М.В. Спирина. М., 1987.

525. Спирина, М.В. Представления эсеров об экономике социалистического общества (по работам В.М.Чернова 1905-1914 гг.) / М.В. Спирина // Непролетарские партии России в трех революциях. -М.,1989. С. 152-156.

526. СССР в борьбе против фашистской агрессии. 1933-1945. / отв. ред. А.Л. Нарочницкий. 2-е изд. - М., 1986.

527. Стеклов, Ю. Партия социалистов-революционеров (правых эсеров) / Ю. Стеклов. М., 1922.

528. Струве, П.Б. Patriotica. Политика, культура, религия, социализм /П.Б. Струве.-СПб., 1911.

529. Твердохлеб, И.Б. Стратеги третьего рейха / И.Б. Твердохлеб и др. // Реферативный журнал. Серия история. 2001. - №1.

530. Телицын, В.Л. «Бессмысленный или беспощадный»? Феномен крестьянского бунтарства 1917-1921 годов / В.Л. Телицын. М., 2003.

531. Токарев, А.И. Некоторые аспекты борьбы партий за власть в феврале-октябре 1917 г. / А.И. Токарев // История национальных политических партий России : материалы международной конференции. Москва, 21-22 мая 1996 г.-М, 1997.-С.300-313.

532. Тотамианец, В. Сущность и положения современной кооперации / В. Тотамианец. Берлин, 1922.

533. Тотомианец, В. История экономических и социальных учений / В. Тотомианец. Париж, 1921.

534. Тотомианец, В. Кооперация в России / В. Тотамианец. Прага, 1922.

535. Трукан, Г.А. Антибольшевистские правительства России / Г.А. Трухан. М., 2000.

536. Туган-Барановский, М.И. Социальные основы кооперации / М.И. Туган-Барановский. М., 1918.

537. Тюкавкин В.Г. Крестьянство России в период трех революций : книга для учителя / В.Г. Тюкавкин, Э.М. Шагин. М., 1987.

538. Тюкавкин, В.Г. Великорусское крестьянство и столыпинская аграрная реформа / В.Г. Тюкавкин. М., 2001.

539. Тютюкин, С.В. Меньшевизм: страницы истории / С.В. Тютюкин.- М., 2002.

540. Федоренко, А.А. Политическая концепция В.М. Чернова : монография / А.А. Федоренко. М., 1999.

541. Фёдоров, М.В. Журнал «Революционная Россия» в 1920-1928 гг. / М.В. Федоров // Зарубежная Россия. 1917-1939 гг. СПб., 2000. - С.20-25.

542. Фицпатрик, Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 30-е годы: город : пер. с англ. / Ш. Фрицпатрик. М., 2001.

543. Фицпатрик, Ш. Сталинские крестьяне. Социальная история Советской России в 30-е годы: деревня : пер. с англ. / Ш. Фицпатрик. М., 2001.

544. Фроммет, Б.Р. Русский социализм и кооперация / Б.Р. Фроммет. -Пг., 1919.

545. Хильдермайер, М. Представления партии социалистов-революционеров о рабочем классе (1900-1914 гг.) / М. Хильдермайер // Рабочие и интеллигенция России в эпоху реформ и революций. 1861 -февраль 1917.-СПб., 1997.

546. Хильдермайер, М. Шансы и пределы аграрного социализма в российской революции / М. Хильдермайер // Россия в XX веке. Историки мира спорят. М., 1994.

547. Хлевнюк, О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы / О.В. Хлевнюк. М., 1996.

548. Хорос, В.Г. Авторитаризм и демократия в развивающихся странах / В.Г. Хорос. М., 1996.

549. Хорос, В.Г. Идейные течения народнического типа в развивающихся странах / В.Г. Хорос. -М., 1980.

550. Хорос, В.Г. Неонародническая идеология и марксизм / В.Г. Хорос. -М., 1972.

551. Хорос, В.Г. Русская история в сравнительном освещении /В.Г. Хорос.-М., 1996.

552. Хубиев, К. Критерии преобразования собственности / К. Хубиев // Экономист. 1995. - №8.

553. Цветков, В.Ж. Лавр Георгиевич Корнилов / В.Ж. Цветков // Вопросы истории. 2006. - №1. - С.55-84.

554. Цветкова, С.Г. В.М. Чернов главный теоретик партии эсеров / С.Г. Цветков, А.С. Зорин // История Отечества в портретах политических и государственных деятелей. - Брянск, 1994. - С. 15-30.

555. Цветкова, С.Г. Социологические воззрения теоретика эсеровской партии В. Чернова / С.Г. Цветкова // Социология : материалы по спецкурсам. М., 1993. - С. 81-86.

556. Чан-Чжин, К. Кооперативное движение в революционные годы (февраль 1917 апрель 1919 г.): историографический взгляд / Ким Чан

557. Чжин //Россия в XX веке. Судьбы исторической науки / под общ. ред. А.Н. Сахарова. М., 1996. - С.249-257.

558. Чаплыгин, В.П. В.Чернов: интеллигент и революционер /В.П. Чаплыгин // Вопросы истории и краеведения. Курск, 1994. - С.66-73.

559. Чаянов, А.В. Избранные труды / А.В. Чаянов. М., 1989.

560. Чернова-Колбасина, О.Е. Воспоминание о советских тюрьмах / О.Е. Чернова-Колбасина. Париж, 1922.

561. Черномордик, С.П. Эсеры / С.П. Черномордик. Харьков, 1930.

562. Черняев, В.Ю. Рабочий контроль и альтернативы его развития / В.Ю. Черняев // Рабочие и российское общество: вторая половина XIX -начало XX века : сборник статей и материалов. СПб., 1994.

563. Чубыкин, И.В. Парижское межпартийное Совещание членов Учредительного собрания 8-21 января 1921 г. / И.В. Чубыкин // Политические партии России. Страницы истории. М., 2000.

564. Шанин, Т. Революция как момент истины. Россия 1905-1907 гг. 1917-1922 гг.: пер. с англ. / Т. Шанин. - М., 1997.

565. Швырков, Ю. Государственное регулирование экономики / Ю. Швырков // Экономист. 1996. - №8.

566. Шелохаев, В.В. Либеральная модель переустройства России / В.В. Шелохаев. М., 1996.

567. Шелохаев, В.В. Феномен многопартийности в России /В.В. Шелохаев // История национальных политических партий России : материалы международной конференции. Москва, 21-22 мая 1996 г. М., 1997.-С. 11-22.

568. Ширер, У. Взлет и падение третьего рейха: в 2 т.: пер с англ. / У. Ширер ; под ред. О.А. Ржешевского. М., 1991.

569. Шишкин, В.А. Власть. Политика. Экономика: послереволюционная Россия (1917-1928 гг.) / В.А. Шишкин. СПб., 1997.

570. Шишкин, В.И. Гражданская война в Сибири (1920 г.) / В.И. Шишкин // Сибирь в период гражданской войны. Кемерово, 1995. -С.121-139.

571. Шишкин, В.И. К истории государственного переворота в Омске (18-19 ноября 1918 г.) / В.И.Шишкин // Вестник НГУ. Серия История, филология. Т. 1. Вып. 3: История. Новосибирск, 2002. - С. 88-97.

572. Шишкин, В.И. Колчаковская диктатура: истоки и причины краха / В.И. Шишкин // История Белой Сибири. Кемерово, 1997. - С.7-14.

573. Шишкин, В.И. Партизанско-повстанческое движение в Сибири в начале 1920-х годов / В.И.Шишкин // Гражданская война в Сибири. -Красноярск, 1999. -С.161-172.

574. Якимов, Д.В. Аграрный проект Чернова / Д.В. Якимов // Земское обозрение. 2003. - 10 декабря.

575. Янсен, М. Суд без суда, 1922 год: показательный процесс социалистов-революционеров / М. Янсен. М., 1993.

576. Яров, С.В. Горожанин как политик: революция, военный коммунизм и нэп глазами петроградцев / С.В. Яров. СПб., 1999.

577. Яров, С.В. Крестьянин как политик: крестьянство Северо-Запада России в 1918-1919 гг.: политическое мышление и массовый протест /С.В. Яров.-СПб, 1999.

578. Яров, С.В. Пролетарий как политик: политическая психология рабочих Петрограда в 1917-1923 гг. / С.В. Яров СПб, 1999.

579. Ярославский, Е.М. Третья сила / Е.М. Ярославский. М, 1932.

580. Ярцев, Б. К. Социальная философия В. Чернова / Б.К. Ярцев // Был ли у России выбор? (Н.И. Бухарин и В.М. Чернов в социал.-филос. дискуссии 20-х гг.). -М, 1996. С. 94-141.

581. Ярцев, Б.К. JI. Троцкий и В. Чернов о Ленине / Б.К. Ярцев // Общественная мысль: исследования и публикации. Вып. III. М, 1993.

582. Ярцев, Б.К. Поздненародническая концепция революции / Б.К. Ярцев // Социалистическая идея: история и современность / отв. ред. М.А. Абрамов. -М, 1992. С. 51-71.

583. Ярцев, Б.К. Социальная философия В. Чернова / Б.К. Ярцев // Был ли у России выбор? М., 1996.

584. Ярцев, Б.К. Чернов, эсеры и большевистский режим: эволюция неонароднических оценок / Б.К. Ярцев // Свободная мысль. 1994. - №5.

585. Abraham, R. Alexander Kerensky: The First Love of the Revolution / R. Abraham. New-York, 1987.

586. Andreeva-Carlisle, Olga. Far from Russia / Olga Andreeva-Carlisle. -New-York, 2000.

587. Boniece, Sally A. The Spiridonova Case, 1906: terror, myth, and Martyrdom / A.Sally Bonice // Kritika. 2003. - Vol.4, №3.

588. Brovkin, V.N. Behind the Front Lines of the Civil War Political Parties and Social Movements in Russia. / V.N. Brovkin. Princeton, 1994.

589. Brovkin, V.N. The Bolsheviks in Russian Society: The Revolution and the Civil War Years / V.N. Brovkin. New Haven, 1997.

590. Budnitskiy, Oleg. Jews, pogroms and the White Movement: a historiographical Critique / Oleg Budnitskiy // Kritika. 2001. - Vol.2. - №4.

591. Burds, J. Peasant dreams and market politics: Labor migration and the Russian village, 1861-1905 / J.Burds. Pittsburgh: Univ. of Pittsburgh press, 1998.

592. Carlisle, H. The Idealist / H.Carlisle, O.Andreeva-Carlisle. New-York, 1999.

593. Chernova-Anreev, O. Gold Spring in Russia / O.Chernova-Anreeva. -Michigan, 1978.

594. Critical companion to the Russian revolution 1914-1921 / Edit.: Edvard Acton, Vladimir Iu.Cherniaev, William G.Rosenberg. London, Sydney, Auckland, 1997.

595. Cross, T.B. Purposes of Revolution: Chernov and 1917 / T.B.Cross // Russian Review. -1967. -Vol. 26. October. P.351-360.

596. Cross, T.B. Young Marx, Marxism: Victor Chernov's Use of The Theses on Feuerbach / T.B.Cross // Journal of the History of Ideas. 1971. - Vol. 32. October-December. - P.600-606.

597. Dotsenko, P. The struggle for a democracy in Siberia, 1917-1920 / P.Dotsenko. Stanford, California, 1983;

598. Emmons, Terence The Formation of political parties and the First National Elections in Russia / Terence Emmons. London, 1983.

599. Ferro, M. October 1917. A social history of the Russian Revolution / M. Ferro. London, Boston and Henley 1980.

600. Ferro, Marc. October 1917 / Marc Ferro. London, Boston and Helsinki, 1980.

601. Ferro, Marc. The Russian Revolution at February 1917 / Marc Ferro. -New-York, 1972.

602. Figes, O. A people's tragedy. The Russian Revolution: 1891-1924 / O.Figes. New-York, 1998.

603. Figes, O. Peasant Russia, Civil War. The Volga Countryside in Revolution (1917-1921). Oxford, 1989.

604. Figes, Orlando. A people's tragedy: The Russian Revolution 18911924 / Orlando Figes. New-York, 1998.

605. Figes, Orlando. Peasant Russia, Civil war. The Volga Countryside in Revolution 91917-1921) / Orlando Figes. Oxford. - 1989.

606. Footman, David. Civil War in Russia / David Footman. New-York, 1961.

607. Gaudin, C. No place to lay my head: Marginalization and the right to land during the Stolypins reforms / C.Gaudin // Slavic rev. Chicago, 1998. -Vol.57,-№4. P.747-774.

608. Geifman A. Oleg Vitalevich Budnitskii. Terrorism v rossiiskom osvoboditelnom dvijenii / A.Geifman, O.V. Budnitskii // Kritika. 2002. - Vol.3. -№4.

609. Geifman A. Thou Shalt Kill. Revolutionary Terrorism in Russia, 1894-1917 / A.Geiman. Prinsenton, 1995.

610. Geifman A. Victor Chernov: A Political Biography. Making of a Leader, 1873-1902. M. A. Thesis / A. Geifman. Boston Univ. Boston, 1985.

611. Gill, G. Peasants and Government in the Russian Revolution / G.Gill -London, 1979.

612. Gill, Graeme J. Peasants and Government in the Russian Revolution / Graeme J. Gill. London, 1979.

613. Glad, John. Russian Abroad: writes, History, Politics / John Glad. -Hermitage, 1999.

614. Hasegawa Tsuyoshi. The February Revolution, Petrograd, 1917. -Seattle and London, 1987.

615. Heche, J. Russian Sociology: A Contribution to the History of Sociological Thought and Theory / J.Hecher. New-York, 1969.

616. Hildermeier, M. The Russian Socialist Revolutionary Party before the First world war / M. Hildermeier. St. martin's Press. New-York, 2000.

617. Holquest, Peter. Violent Russia, deadly Marxism? Russia in the Epoch of violence 1905-1921 / Peter Holquest // Kritika. 2003. - Vol.4, - №3.

618. Holquest, Peter. What's so Revolutionary about the Russian Revolution? State Practices and the new style politics, 1914-1921 / Peter Holquest // Russian Modernity: politics, knowledge, practices. New-York . 1999.

619. Holquist, Peter. What's Making War, forging revolution: Russies's continuum of crisis, 1914-1921 / Peter Holquest. Cambridge mass: Harvard University Press, 2002.

620. Hughes J. Stalinism in a Russian Province: Dekulakization in Siberia. Studies in Russian and East European History and Society. NY. 1996

621. Immonen, Hammi. The Agrarian Program of the Russian Socialist Revolutionary party. 1900-1914 / Hammi Immonen. Helsinki, 1988.

622. Jones, A. Late-imperial Russia: An interpretation three visions, two cultures, one peasantry / A. Jones. - Bern, 1997.

623. Keep, John L.N. The Russian revolution: a study in mass mobilization / John L.N. Keep. New-York, 1976.

624. Kenez, Peter. Civil war in South Russia, 1918 / Peter Kenez. -Berkeley, 1971.

625. Kerans, David. Toward a Wider View of the Agrarian problem in Russia, 1861-1930 / David Kerans // Kritika, 2000. Vol.1. - №4.

626. Khlevnink, Oleg. Stalinism and the Stalin Period after the «archiva» Revolution / Oleg Khlevnink // Kritika. 2001. - Vol.2. - №2.

627. Kotsonis, Yanni. Archangelsk 1918: Regionalism and Populism in the Russian Civil War / Yanni Kotsonis // Russian Review. 1992. - Vol.5. -№4.

628. Kowalski, Ronald. The Russian Revolution 1917-1921 / Ronald Kowalski. London and New-York, 1996.

629. Kupp, Susan Zayer. Conflict and crippled compromise: civil war politics in the East and the Ufa State Conferenc / Susan Zayer Kupp // Russia Review. 1997. - Vol.56, №2.

630. Laqueur, W. The Fate of the Revolution. Interpretations of the Soviet History from 1917 to the present / W. Laqueur. New-York,1987.

631. Liebman, Marell. The Russian Revolution / Marell Liebman. New-York. 1967.

632. Lincoln, W. Bruce. Red Victory: a history of the Russian Civil War / Bruce. W. Lincoln New-York, 1999.

633. Lohr, Erie. Patriotic violence and the state: The Moscow riots of may 1915 / Erie Lohr // Kritika. 2003. - Vol.4. - №3.

634. Lynne, V. Peasant rebels under Stalin: Collectivization and the culture of peasant resistance. -N.Y.: Oxford univ.press, 1996.

635. Lynne, V. The role of the OGPY in dekulakization, mass deportations, and special resettlement in 1930 / V.Lynne. Pittsburgh, 2000.

636. Marot, John Eric. A "postmodern" approach to the Russia Revolution. Comment on Suny / John Eric Marot // Russian Review. 1995. -Vol.54.

637. Masaruc T. The Spirit of Russia: Studies in History, Literature and Philosophy / T.Masaruc London, 1970. - V.2. - P.372-375.

638. Mawdsley, Evan. The Russian Civil War / Evan Mawdsley. -Boston, 1987.

639. Melancon, M. «Stormy Petrels». The Socialist Revolutionaries in Russia's Labor Organizations 1905-1914 / M. Melancon // The Carl Beck Papers. 1988,-No. 703 (June).

640. Melancon, M. The Socialist Revolutionaries from 1902 to 1908. Peasant and Worker's Party / M. Melancon // Russian History. 1985. №12. - P.2-47.

641. Melancon, M. The Socialist-Revolutionary Party (SRs), 1917-1920 //Ibid.,-PP. 281-290.

642. Melancon, Michael. «Stormy Petrels». The Socialist-Revolutionaries in Russia's: Labor organizations, 1905-1914 / Michael Melancon // The Card Beck papers in Russian and East European Studies. New-York, 1984. - №703.

643. Melancon, Michael. The Syntax of soviet power: the Revolutions of local Soviets and other institutions. March-October 1917 / Michael Melancon // Russian Review. 1993. - Vol.52 -№4.

644. Melancon, M. Chernov / M.Melancon // Critical companion to the Russian Revolution 1914-1921 / Edited by Edward Acton, Vladimir Cherniaev, Willian Rosenberg. London, Sydney, Auckland, 1997. - PP.136-137.

645. Moon, D. The Russian peasantry 1600-1930: The world the peasants made. L.: Longman, 1999.

646. Nordlander, D.J. Origins of a Gulag capital: Magadan and Stalinist control in early 1930-s / D.J.Nordlander // Slavic rev. Chicago, 1998. - Vol.57. -№4. -P.791-813.

647. Pereira, N. White Siberia. The Politics of Civil War. Montreal Kingston / N.Pereira. London-Buffalo, 1996.

648. Perrie, Maureen. The agrarian policy of the Russian socialist-revolutionary party: from its origins through the revolution of 1905-1907 / Maureen Perrie. London - New-York, 1976.

649. Radkey, O.H. Chernov and Agrarian Socialism before 1918 / O.H.Radkey // Continuity and Change in Russian and Soviet Thought / Ed. Ernest J. Simmons. Cambridge, Mass.: Harvard Univ. Press, 1955. - P. 63-80.

650. Radkey, Oliver H. Russia Goes to the Polls. The Election to the All-Russian Constituent Assembly, 1917 / Oliver H. Radkey. Cornel University, -1990.

651. Radkey, Oliver H. The Agrarian Foes of bolshevism / Oliver H.Radkey. New-York, 1958.

652. Radkey, Oliver H. The Sickle under the Hammer / Oliver H. Radkey. -New-York, London, 1963.

653. Radkey, Oliver H. The unknown Civil war in Soviet Russia / Oliver H. Radkey. Stanford, 1976.

654. Raleigh, D. Experiencing Russia's Civil War. Politics, society, and revolutionary culture in Saratov, 1917-1922 / D.Raleigh . Princeton and Oxford, 2002.

655. Reinterpreting Russia / Ed. By Hosking G, Service R. L, 1999.

656. Revolution in Russia: Reassessments of 1917. New-York , 1992.

657. Rice, С. Russian Workers and the Socialist-Revolutionary Party through the Revolution of 1905-1907 / C.Rice. Basingstoke, Macmillan, 1988.

658. Smele, G. Civil war in Siberia. The anti-Bolshevik government of Admiral Kolchak, 1818-1920 / G.Smele. Cambridge, 1996.

659. Smele, Jonathan D. Civil war in Siberia / Jonathan D. Smele. -Cambridge, 1996.

660. Smith, Steve. Writing the history of the Russian Revolution after the fall of Communism / Steve Smith // Europe Asia Studies. - 1994. -№46 (4).

661. Society and Politics in the Russian Revolution / Edited by R.Service. St.Martin's Press, New-York, 1992:

662. Soviet studies guide / Edited by Tania Konn. London, 1992.

663. Straus, K.M. Factory and community in Stalin's Russia: The making of an industrial working class / K.M.Straus. Pittsburgh, 1997.

664. The making of three Russian Revolutionaries: Voices from the Menshevik past. Paris, 1987.

665. The politics of Rural Russia 1905-1914 / edit.: Leopold H. Haimson. Bloomington and London, 1979.

666. The Russian Revolution / editor: Martin A. Miller . Blackwell, 2001.

667. Trapeznik, A. V.M.Chernov, Marxism and Agrarian Question / A.Trapeznik // New Zealand Slavonic Journal. 1997. - Vol.31. - P.41-65.

668. Trapeznik, A. V.M.Chernov, Terrorism and the Azef Affair / A.Trapeznik // New Zealand Slavonic Journal. 2001. - Vol.35. - P. 101- 111.

669. Violence against the collective Self and the Problem of Social Interpretation in Early Bolshevik Russia // Kritika. 2003. - Vol.4. - №3.

670. Violence, "Political" violence and terror in Russian History // Kritika. 2003. - Vol.4. - №3.

671. Wade, Rex A. The Russian Search for peace / Rex A. Wade. -Stanford, 1969.

672. Waislo, Francis William. Reforming Rural Russia: state, local society and national politics, 1855-1914 / Francis William Waislo. Princeton University. - 1990.

673. Waldron, P. Between two revolutions: Stolypin and the politics of renewal in Russia / P.Waldron. DeKalb: Northern Illinois univ. press, 1988.

674. Wcislo, F. Reforming Rural Russia. State, local society, and national politics, 1855-1914 / F.Wcislo. Princeton University Press, Princeton, New Jersey, 1990.

675. White, Games D. The Russian Revolution 1917-1921: short history / Games D. White. London, New-York, 1994.

676. Антология мировой политической мысли: в 5 т. Т. IV: Политическая мысль в России: вторая половина XIX-XX в. М., 1997.

677. Библиография русской революции и гражданской войны (19171921): из кат. б-ки Р.З.И. Архива / сост. С.П.Постников ; под ред. Я. Славика. Прага, 1938.

678. Виткинд, Н.Я. Указатель содержания 9 русских дореволюционных журналов: 1911-1918 гг. / Н.Я. Виткинд. Б.м., б.г.

679. Всемирная история экономической мысли. М., 1989. - Т.З.

680. Гуль, Р. Одвуконь. Советская и эмигрантская литература / Р. Гуль. -Нью-Йорк, 1973.

681. Деятели революционного движения : биобиблиографический словарь: в 5 т. -М, 1927-1933.

682. Издательство им. А.П.Чехова, Нью-Йорк. Каталог 1952-1956. -Нью-Йорк, 1956.

683. Карпович, М. Биобиблиография, Новый журнал 1942-1959 / М.Карпович // Новый журнал. Нью-Йорк, 1959. - №58.

684. Книга русского зарубежья в собрании Российской государственной библиотеки, 1918-1991: Библиогр. указ.: в 3 ч. Ч. 1: А-К / Рос. гос. б-ка, рос. гуманит. науч. фонд; сост. Е.А. Акимова и др.. СПб.: Рус. Христ. Гуманит. Ин-т, 1997. - 612 с.

685. Лубянка: органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 19171991 : справочник /авт.-сост.: А.И. Кокурин, Н.В.Петров ; под ред. акад. А.Н.Яковлева. М., 2003. - 768 с.

686. Масанов, И.Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей / И.Ф.Масанов. М., 1960. - Т. IV.

687. Окунцев, И. Русская эмиграция в Северной и Южной Америке / И.Окунцев. Буэнос- Айрес, 1967.

688. Политика, идеология, быт и ученые труды русской эмиграции (1918-1945): из каталога библиотеки Русского Заграничного Исторического Архива / сост. С.П. Постников ; ред. С. Блинов. Нью-Йорк, 1993. - Т.1.

689. Пушкарев, С. О русской эмиграции в Праге / С. Пушкарев. -Нью-Йорк, 1983.-Кн.151.

690. Русская книга : ежемесячный критико-библиографический журнал. Берлин, 1921-1922.

691. Русская литература в эмиграции / под ред. Н.П. Полторацкого. -Питтсбург, 1972.

692. Русская политическая литература за границей. М., 1922. -Вып. 1.

693. Русская эмиграция. Журналы и сборники на русском языке, 19201980 : сводный указатель статей / сост. Т.И. Гладкова, Т.И. Осоргина -Париж, б.г.1981.

694. Русские в Праге, 1918-1928 гг. / под ред. С.П. Постникова. Прага, 1928.

695. Русский Берлин, по материалам архива Б.И. Николаевского в Гуверовском институте. Париж, 1983.

696. Русское зарубежье : Кат. изд. поступивших в рос. нац. б-ку в 1991-1993 гг. Вып. 1 / сост. Т.И. Андрианова и др.. Спб., 1997.

697. Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть XX века : энциклопедический биографический словарь. М., 1997.

698. Русское национальное меньшинство в эстонской республике 1918-1940. Тарту, СПб, 2001.

699. Сводный каталог периодических и продолжающихся изданий русского зарубежья в библиотеках Москвы 1917-1996. М, 1999.

700. Сводный каталог русской нелегальной и запрещенной печати: в 9 т.-М, 1971-1977.

701. Систематический указатель статей, помещенных в журнале «Воля России» // Воля России. Прага, 1927. - №2. - С.22-26.

702. Труды русских ученых за границей : в 2 т. Берлин, 1922.

703. Указатель к журналу «Социалистический вестник». 1921-1963 гг. -Париж, 1992.

704. Указатель периодических изданий эмиграции из России и СССР за 1919-1952.-Мюнхен, 1953.1. Энциклопедические издания

705. Большая советская энциклопедия / гл. ред. A.M. Прохоров. 3-е изд. - М, 1970-1978.

706. Большой энциклопедический словарь / гл. ред. A.M. Прохоров. -2-е изд.-М.; СПб., 1997.

707. Казак Вольфган. Энциклопедический словарь русской литературы с 1917 г. Лондон, 1988.

708. Малый энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона.-М., 1994.

709. Новый энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. СПб., б.г. - Т. 18.

710. Политические деятели России, 1917г.: биографический словарь. -М., 1993.

711. Политические партии России. Конец XIX первая треть XX века: энциклопедия. - М., 1996.

712. Политические партии России: история и современность. М., 2000.

713. Русская философия: словарь / под общ. ред. М.А. Маслина. М., 1995.

714. Советская историческая энциклопедия: в 16 т. / гл. ред. Е.М. Жуков. М., 1961-1976.

715. Философская энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. Ф.В. Константинов. -М., 1961-1970.

716. Философский энциклопедический словарь / ред.: С.С. Аверинцев и др..-2-е изд.-М., 1989.

717. Экономическая энциклопедия. Политическая экономия: в 4 т. / гл. ред. A.M. Румянцев. -М., 1972-1980.

718. Энциклопедический словарь Гранат / под ред. В.Я. Железнова и др.. 11-е изд. - М., б.г. - Т.1, 23, 25, 29, 30, 39.

719. Энциклопедический словарь Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона. -СПб., 1890-1904.-Т.12, 16,21а,24,31,42,47.1. Авторефераты диссертаций

720. Александрова, А.В. Образ будущей России в общественно-политической жизни российского зарубежья 1920-х гг.: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02. / А.В. Александрова. М, 2001.

721. Алешкин, П.Ф. Крестьянское движение в Тамбовской губернии в 1920-1921 гг.: истоки, основные этапы, формы социально-политического протеста: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / П.Ф. Алешкин. М, 2004.

722. Алиев, Л.В. Крестьянская поземельная община северо-западной России (1906-1930-е гг.): автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02/ Л.В. Алиев. Псков, 2004.

723. Анапченко, А.Б. Становление политической системы Советской России (октябрь 1917 1920 гг.): автореф. дис. .канд. ист. наук: 07.00.02 / А.Б. Анапченко. - М, 2000.

724. Асеев, С.Ю. Развитие теории демократии в концепции М.М. Ковалевского: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / С.Ю. Асеев. -Барнаул, 2000.

725. Белоус, А.В. Социально-политическое учение В.М. Чернова: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / А.В. Белоус. СПб, 2001.

726. Березовая, Л.Г. Самосознание русской интеллигенции начала XX века: автореф. дис. докт. ист. наук: 07.00.02 / Л.Г. Березовая. М, 1994.

727. Берснева, И.В. Попытка формирования демократической государственности в Восточной Сибири (межпартийный блок «политический центр» ноябрь 1919 - январь 1920 гг.: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / И.В. Берснева. - М, 1995.

728. Бурдина, Е.Н. Общественно-политические настроения крестьянства Западной Сибири (1920-1921 гг.): автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / Е.Н. Бурдина. М, 2005.

729. Быкова, С.И. Политические представления советских людей в 1930-е гг. (на материалах Уральского региона: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / С.И. Быкова. Екатеринбург, 2003.

730. Володина, Н.А. Идеология коллективизма и ее внедрение в массовое сознание в 1930-е гг. (на материалах средневолжского края): автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / Н.А. Володина. Пенза, 2002.

731. Вязникова, Т.Г. Реформы местного самоуправления в России: концепция Временного правительства (историко-правовой аспект): автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.01 / Т.Г. Вязникова. СПб., 2002.

732. Глушкова, С.И. Проблема правового идеала в русском либерализме: автореф. дис. докт. полит, наук: 23.00.01 / С.И. Глушкова. -Екатеринбург, 2002.

733. Грик, Н.А. Политика и экономика советского государства в 19211933 гг.: критический анализ: автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / Н.А. Грик. Томск, 2003.

734. Грубов, В.И. Умеренная социалистическая оппозиция большевизму в центральных органах власти Советской России (октябрь 1917 июль 1918 гг.): автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / В.И. Грубов. - М., 1998.

735. Диндаров, А.И. Земельные комитеты Среднего Поволжья в 19171918 гг.: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02. / А.И. Диндаров. -Казань, 2002.

736. Добровольский, А.В. Партия социалистов-революционеров во власти и оппозиции 1917-1923 гг. (по материалам Сибири): автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / А.В. Добровольский. Омск, 2004.

737. Егоренкова, О.В. Разработка В.М.Черновым аграрной программы партии социалистов-революционеров как составной части теории крестьянского социализма: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / О.В. Егоренкова. СПб., 1995.

738. Есиков, С.А. Крестьянство Тамбовской губернии в начале XX в. (1900-1921 гг.): автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / С.А. Есиков. -Тамбов, 1998.

739. Иванова, Г.М. ГУЛАГ в советской государственной системе (кн. 1920-х середина 1930-х): автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / Г.М. Иванова. - М., 2002.

740. Кисельникова, Т.А. Проблемы либерального социализма в российской ощественно-политической мысли (1890-1917 гг.): автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / Т.А. Кисельникова. Томск, 2003.

741. Кононенко, А.А. Историография создания и деятельности партии социалистов-революционеров в 1901-1922 гг. : автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / А.А. Кононенко. Тюмень, 2005.

742. Кривошеева, Е.Г. Российская послереволюционная эмиграция накануне и в период Второй мировой войны: автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / Е.Г. Кривошеева. М., 2003.

743. Кротова, Т.А. Раскулачивание тамбовского крестьянства (19291934 гг.): автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / Т.А. Кротова. Тамбов, 2005.

744. Кузнецов, М.В. Крестьянство саратовского Поволжья в годы гражданской войны (1917-1922 гг.): автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / М.В. Кузнецов. Саратов, 2004.

745. Лапандин, В.А. Комитет членов Учредительного собрания: структура власти и политическая деятельность: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / В.А. Лапандин. Самара, 1997.

746. Леонтьев, Л.В. Левонародническая интеллигенция в постреволюционной России: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / Л.В. Леонтьев. М., 1995.

747. Лившин, А.Я. Общественные настроения в советской России 19171929 гг.: автореф. дис. докт. ист. наук: 07.00.02 / А.Я. Лившин. М., 2004.

748. Макаров, В.Б. Становление советского государственного управления: эволюция доктрины и системы (октябрь 1917 середина 1920-х гг.): автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / В.Б.Макаров. - Нижний Новгород, 2002.

749. Маклаков, О.А. Потребительная кооперация России в годы гражданской войны и иностранной интервенции: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / О.А. Маклаков. М, 1994.

750. Малыхин, К.Г. Русское зарубежье 20-30-х годов. Оценка большевистской модернизации: автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / К.Г. Малыхин. Ростов-на-Дону, 2000.

751. Митров, А.Г. Верхнеповолжская деревня на переломном рубеже. 1927-1929 гг.: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / А.Г. Митров. -Кострома. 2005.

752. Назаров, О.Г. Борьба за лидерство в РКП(б) и ее влияние на создание номенклатурной системы в 20-е годы: автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / О.Г. Назаров. М, 2000.

753. Орлов, И.Б. Новая экономическая политика государственного управления и социально-экономические проблемы (1921-1928 гг.): автореф. дис. докт. ист. наук: 07.00.02 / И.Б. Орлов. -М, 2000.

754. Павлов, Б.В. РСДРП(б)- РКП(б) в политической системе России. 1917-середина 1920-х гг.: автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / Б.В. Павлов. СПб., 2004.

755. Паканян, Г.Н. Белая власть юга России и антибольшевистские политические партии и организации в 1918-1920 гг.: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02. / Г.Н. Паканян. Пятигорск, 2004.

756. Пименов, И.В. Отражение общественно-политической жизни России в печати Русского Зарубежья (20-30-е годы XX века): автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / И.В. Пименов. М, 2002.

757. Пинкин, В.И. Ссылка и высылка в Сибирь в 1920-е гг.: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / В.И. Пинкин. Новосибирск, 2002.

758. Пономарев, Е.Г. Политико-правовые основы многопартийности в Российской империи и особенность перехода к однопартийной системе: автореф. дис. . докт. юрид. наук: 12.00.01 / Е.Г. Пономарев. Нижний Новгород, 2000.

759. Рашитов, Ф.А. Революция 1917 года: партии и политический выбор России: автореф. дис. докт. ист. наук: 07.00.02 / Ф.А. Рашитов. Саратов, 1994.

760. Ревнова, М.Б. Учение о личности, обществе и государстве в русской философии права: автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.01 / М.Б. Ревнова. -Коломна, 2000.

761. Савельев, П.И. Пути аграрного капитализма в России. XIX век (по материалам Поволжья): автореф. дис. докт. ист. наук: 07.00.02 / П.И. Савельев. -Самара, 1994.

762. Савченко, О.В. Марксизм как идеология российского освободительного движения в конце XIX начале XX века: автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / О.В. Савченко. - М., 1996.

763. Саранцев, Н.В. Большевистская партийно-политическая элита: возникновение. Становление, трансформация (начало 1900-х кн. 1930-х гг.): автореф. дис. докт. ист. наук: 07.00.02 / Н.В. Саранцев. Саратов, 2002.

764. Семенов, А.В. Осуществление политики раскулачивания и выселения кулацких семей на территории Кировской области в 1929-1934 гг.: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / А.В. Семенов. Киров, 2003.

765. Строжко, К.П. Экономический гуманизм в концепциях государственных деятелей, политических партий и общественных движений России конца XIX начала XX века: автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / К.П. Строжко. - Екатеринбург, 1996.

766. Стушняя, И.В. Трансформация общественного сознания в России в феврале-октябре 1917 г.: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / И.В. Стушняя. -Росгов-на-Дону, 1998.

767. Федоренко, А.А. Политическая концепция В.М. Чернова: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / А.А. Федоренко. М., 1998.

768. Хлевнюк, П.В. Политбюро ЦК ВКП (б) в 1930-е годы: механизмы политической власти в СССР: автореф. дис. . докт. ист. наук: 07.00.02 / П.В. Хлевнюк.-М., 1996.

769. Чубыкин, И.В. Российские социалисты-революционеры в эмиграции (1920-е годы): автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.02 / И.В. Чубыкин. М., 1996.

770. Чупров, Н.А. Идея правового государства в русской политической мысли начала XX в.: автореф. дис. . канд. юрид. наук: 12.00.01 / Н.А. Чупрова. М., 1995.

771. Sosinsky, S.B. Pages from the Life and Work of an SR Leader a Reappraisal of Victor Chernov: Dissertation. for the degree of Doctor of Philosophy / S.B. Sossinsky. Boston: Boston Univ., 1995.

772. Randall, F.B. The Major Prophets of Russian peasant socialism: A Study in the Social thought of N.K. Mikhailovskii and V.M. Chernov: Dissertation. for the degree of Doctor of Philosophy / F.B. Randall. New York: Columbia Univ., 1961.

773. Cross, T.B. Victor Chernov: Reason and Will in a Morality for Revolution: Dissertation. for the degree of Doctor of Philosophy. / T.B. Cross. -Indiana Univ. Bloomington, 1968.