автореферат диссертации по истории, специальность ВАК РФ 07.00.02
диссертация на тему:
Проблемы исторической модернизации России в идейном наследии В.М. Чернова

  • Год: 2006
  • Автор научной работы: Коновалова, Ольга Викторовна
  • Ученая cтепень: доктор исторических наук
  • Место защиты диссертации: Красноярск
  • Код cпециальности ВАК: 07.00.02
Автореферат по истории на тему 'Проблемы исторической модернизации России в идейном наследии В.М. Чернова'

Полный текст автореферата диссертации по теме "Проблемы исторической модернизации России в идейном наследии В.М. Чернова"

На правах рукописи

Коновалова Ольга Викторовна

ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ В ИДЕЙНОМ НАСЛЕДИИ В.М.ЧЕРНОВА

Специальность 07.00.02. - Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук

Красноярск, 2006

На правах рукописи

Коновалова Ольга Викторовна проблемы

исторической модернизации россии в идейном наследии в.м.чернова

Специальность 07.00.02. — Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук

Красноярск, 2006

Работа выполнена на кафедре отечественной истории Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева.

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор В.И. Федорова

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук С.П. Звягин;

доктор исторических наук, профессор В.И. Федорченко;

доктор исторических наук, профессор Э.И. Черняк;

Ведущая организация:

Иркутский государственный университет

Зашита состоится I декабря 2006 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д.212.097.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева по адресу: 660077, Красноярск, ул. Взлетная, 20, Красноярский государственный педагогический университет, исторический факультет, ауд.2-13

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева

Автореферат разослан « 0.4

2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Л.Э, Мезит

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования • .

В истории развития общественно-политического движения в России Виктор Михайлович Чернов занимает'особое место. С его именем связано идейное и организационное становление партии социалистов-революционеров, лидером которой он являлся. Ему принадлежит теоретическое обоснование программы эсеров, в основу которого была положена оригинальная концепция типов капитализма и особенностей исторического развития России. Но если роль Чернова в разработке программно-теоретических установок эсеровской партии в начале XX в. более или менее исследована в отечественной и зарубежной историографии, то его общественно-политическая деятельность и взгляды периода эмиграции до сих пор остаются малоизученными. ■ '

Между тем эмигрантский период явился важной вехой в политической биографии Чернова. Вплоть до самой смерти Виктор Михайлович оставался одной из центральных фигур российской политической эмиграции и активным деятелем международного рабочего и социалистического движения, одновременно продолжая теоретические изыскания. Переосмысление причин политического поражения партии эсеров в годы гражданского противостояния и анализ опыта социалистического строительства в Советской России привели его к разработке теории конструктивного социализма, которая может рассматриваться как своеобразная альтернатива большевистской модернизации. ' '

Изучение теоретического наследия Чернова эмигрантского периода позволяет историкам расширить представления об идейно-политической сущности неонародничества на заключительном этапе его развития, выявить имманентно присущие ему внутренние противоречия и тенденции.

Актуальность изучаемой проблемы не исчерпывается отмеченными аспектами. В современных условиях выявилось несоответствие либеральной модели модернизации страны российским реалиям. Это обозначило перед современной наукой задачи изучения исторического

опыта российской модернизации, особенно на советском этапе развития страны и альтернативных программ, которые выдвигались деятелями политической эмиграции.

Не менее интересны для современных исследователей размышления Чернова о глобальных интеграционных процессах в мировом развитии, обозначившихся после Первой мировой войны, и роли в них России. Его'йдеи о перспективах и основных направлениях развития демократии, распространение ее принципов на сферу социально-экономических и международных отношений, создание механизмов сдержек и противовесов в политической сфере не потеряли своей актуальности до сих пор.

Историография проблемы

В отечественной историографии в оценке эсеровской партии ощущалось сильное давление идейно-политических пристрастий. Представителей охранительного и праволиберального направлений объединяло категорическое неприятие революционно-социалистической ориентации эсеров. Они не видели принципиальных различий между эсерами и большевиками, обвиняя Чернова в пособничестве последним1, хотя ряд либеральных ученых признавали своеобразие эсеровской идеологии, указывали на то, что аграрная программа эсеров учитывала особенности аграрного строя страны, положительно оценивали разработку вопросов правового регулирования в социалистическом обществе.2

В марксистской литературе всячески подчеркивались идейные различия между эсерами и социал-демократами. В стремлении развести

' Спиридович, А.И. Партия социалистов-революционеров и ее предшественники / А.И.Спнридович. - Пг., 1918; Зайцев, А. 1918 год: очерки по истории русской гражданской войны / А.Зайцев. - Париж, 1934; Гинс, Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный MOMeirr русской истории. 1918-1920 гг. (Впечатления и мысли члена Омского правительства): в 2 т. / Г.К.Гинс. - Пекин. 1921; Мельгунов, С.П. Трагедия адмирала Колчака в 3 ч. / С.П.Мельгунов. - Белград, 1930, 1931.

2 Туган-Барановский, М.И. Национализация земли / М.И.Туган-Барановский. - Пг.. 1907; Кауфман, A.A. Аграрный вопрос в России / А.А.Кауфман. — М., 1918; Кистяков-ский, Б.А. Государство правовое и социалистическое / Б.А.Кистяковский // Вопросы философии психологии. - 1906. - Т. 85; Вопросы философии. - 1990. - Хч 6.

эти два направления социалистической идеологии сказались отголоски идейной борьбы народников и марксистов на рубеже веков.3 В.И.Ленин называл эсеровскую доктрину «мелкобуржуазным социализмом», «образцом мещанской апологетики».4 Он не смог в полной мере оценить постановку Черновым проблемы особенностей капитализма в аграрных странах, отвергая все, что расходилось с марксистской схемой универсальности пролетарской революции. Только после Октябрьской революции Ленин вынужден был обратиться к идеям эсеровской аграрной программы, взяв их за основу Декрета о земле. Однако политическое противостояние в годы гражданской войны определило резко негативное отношение Ленина к эсерам.

Критическая оценка Лениным эсеровского руководства, в том числе и Чернова, была редуцирована в ранних работах советских историков. На эсеров была возложена вся тяжесть вины за развязывание гражданской войны и иностранной интервенции. При этом игнорировались глубокие различия в позициях деятелей правого крыла партии и ее центра, возглавлявшегося Черновым, замалчивались факты участия эсеров в борьбе с белогвардейским движением.3

Эти установки получили закрепление в знаменитом «Кратком курсе истории ВКП(б)» И.В.Сталина и надолго определили направления исторических исследований в СССР.

На рубеже 1950-1960-х гг. под воздействием позитивных процессов в общественно-политической жизни страны в советской историографии наметился поворот в изучении эсеровской партии. Заметно расширяется проблематика исследований, делается попытка отойти от крайностей в оценке деятельности эсеров, изучается социальная база партии, эволюция ее программно-тактических установок, разнообраз-

3 Переписка П.Б.Аксельрода и Ю.О.Мартова. — Берлин, 1924.

4 Ленин. В.И. ПСС. - Т.5. - С.213.

* Быстрянский, В. Меньшевики и эсеры в русской революции / В. Быстрянский. -Пг., 1921; Луначарский, A.B. Бывшие люди: очерк истории партии эсеров / А.В Луначарский. - М., 1922; Мещеряков, В.И. Партия социалистов-революционеров / В.И.Мещеряков. - М., 1922; Черноморда«, С.П. Эсеры / С.П.Черномордик. — Харьков, 1930; Ярославский, Е.М. Третья сила ! Е.М.Ярославский. - М.,' 1932.

ные формы деятельности среди народных масс. Однако в трактовке социальной сущности эсерства по-прежнему сохранялся принцип жесткой классовой детерминированности, а эсеровская идеология рассматривалась не иначе как мелкобуржуазная и контрреволюционная по своей сути.6 Естественно, что такой подход автоматически переносился и на характеристику политических воззрений и деятельности Чернова.

На общем фоне ортодоксально-марксистского направления заметно выделялись работы В.Г.Хороса, в которых можно было наблюдать попытку отойти от историко-партийных шаблонов в изучении эсеровской идеологии.7 По мнению Хороса, идеи Чернова о преобладании разрушительных тенденций капитализма в странах, с опозданием вступивших на путь капитализма, реакционном характере национальной буржуазии и потенциальных альтернативах некапиталистической модернизации аграрных стран подтверждаются мировым историческом опытом.

В 1990-е гг. в отечественной историографии явно обозначились черты кризиса марксистской методологической парадигмы. В этих условиях часть историков по инерции продолжали придерживаться устоявшихся стереотипов в оценке неонародничества как идеологии крестьянской демократии, историческая прогрессивность которой была исчерпана уже на этапе буржуазно-демократической революции.8 С дру-

6 Гусев, К.В. Крах партии левых эсеров / К.В.Гусев. - М., 1963; Он же. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. Исторический очерк / К.В.Гусев. - М., 1975; Спирина, М.В. Крах мелкобуржуазной концепции социализма эсеров / М.В.Спирина. - М., 1987; Гинев, В.Н. Аграрный вопрос и мелкобуржуазные партии в России в 1917 г. / В.Н.Гинев. - Л.,1977.

7 Хорос, В.Г. Неонародническая идеология и марксизм / В.Г.Хорос. — М., 1972; Он же. Идейные течения народннческого типа в развивающихся странах / В. Г.Хорос. - М., 1980.

* Алексеева, Г.Д. Народничество в России в XX в. (Идейная эволюция) / Г.Д.Алексеева- -М., 1990; Ишин, В В. Социалисты-революционеры в России в конце XIX - начале XX вв. / В.В.Ишин. - Астрахань, 1995.

гой стороны, наблюдаются попытки пересмотреть ортодоксальные подходы, расширить проблематику исследования.9

Именно в это время появляются первые исследования, посвященные анализу деятельности и мировоззрения Чернова. В них уже нет былого «разоблачительного» пафоса, авторы признают его выдающийся вклад в развитие российской общественной мысли, дается высокая оценка программы социализации земли.10 Однако в работах этих лет встречаются и рецидивы идеологизированного подхода."

В конце XX — начале XXI в.' в отечественной историографии интенсивно развивается новое направление, связанное с изучением идейного наследия российской эмиграции.12 Практически первым диссертационным исследованием, посвященным эсеровской эмиграции, стала работа И.В.Чубыкина.13 Историк Б.К.Ярцев особое внимание уделяет эволюции взглядов Чернова на характер Октябрьской революции. Он

" Леонов, М.И. Партия социалистов-революционеров в 1905-1907гг. / М.ИЛеонов. - М„ 1997; Морозов, К.Н. Партия социалистов-революционеров в 1907-1914 гг. / К.Н.Морозов. - М., 1998; Савельев, П.И. Пути аграрного капитализма в России. XIX век (по материалам Поволжья). / П.И.Савельев. - Самара, 1994.

10 Колесниченко, Д.А. В.М.Чернов / Д.А.Колесниченко // Россия на рубеже веков. Исторические портреты. - М., 199 Г," Гусев, К.В. В.М.Чериов. Штрихи к политическому портрету / К.В.Гусев. - М., 1999; Ярцев, Б.К. Социальная философия В.М. Чернова / Б.К.Ярцев // Был ли у России выбор?.// Н.И.Бухарин и В.М.Чернов в социал-философской дискуссии 20-х гг. -М„ 1996. -C.94-I41..

" Федоренко, A.A. Политическая концепция В.М.Чернова / А.А.Федоренко. - М., 1999. Автор подходит к рассмотрению философско-социологических и программно-тактических установок Чернова с ортодоксально марксистских позиций. Он повторяет оценку, данную в советской историографии, о принципиальном эклектизме мировоззренческих взглядов лидера эсеров, о «терминологической путанице и произвольном использовании» им разнородных понятий, полагает, что в представлениях Чернова о социалистическом обществе «отсутствовали ярко выраженные самобытные черты» (С. 132-133, 136).

12 Костиков, В. Не будем проклинать изгнанье... Пути и судьбы русской эмиграции / В.Костиков. - М., 1990; Омельченко, H.A. Политическая мысль русского зарубежья (очерки истории 1920 - начала 1930-х гг:) / Н.А.Омельченко. - М., 1997.

13 Российские социалисты-революционеры в эмиграции (1920-е годы): автореф. дис. ... канд. истор. наук. 07.00.02 / И.В.Чубыкин. - М., 1996.

приходит к выводу, что если бы не сталинская коллективизация, обернувшаяся непомерными жертвами со стороны российского крестьянства, эсеры, несомненно, повернули бы в сторону сотрудничества с большевиками.14 Такая позиция, несмотря на то что автор верно отражает стремление Чернова к более объективному анализу природы и сущности большевистского режима, все же упрощает взгляды лидера эсеров и нуждается в уточнении.

Важный вклад в изучении эсеровской эмиграции вносит монография К.Г.Малыхина «Большевистская модернизация России и русское зарубежье 20-30-х годов». В главе, посвященной эсеровской эмиграции, автор отмечает, что «именно в эмиграции развернулся поразительный аналитический дар В.М.Чернова. ...Он проделал колоссальную работу по исследованию проблем, с которыми столкнулась большевистская Россия».15 Однако изучение только опубликованных работ Чернова не позволило автору в полной мере оценить предлагавшуюся лидером эсеров альтернативу большевистскому курсу. За «кадром» остались взгляды Чернова на характер экономических и политических процессов в СССР в 1930-1940-е годы.

Сборник документов и монография К.Н.Морозова, посвященные подготовке и проведению политического процесса над эсерами в 1922 г., существенно расширяют круг источников и проблематику исследования по истории эсеровской партии. На основе введенных в оборот новых источников из архива ФСБ проясняются взгляды Чернова на отношение к террору в годы гражданской войны, его роль в организации протестной кампании за границей в период проведения процесса.|ь

14 Ярцев, Б.К. Чернов, эсеры и большевистский режим / Б.К.Ярцев // Свободная мысль,- 1994.-№5.-С.195-198.

15 Малыхин, К.Г. Большевистская модернизация России и русское зарубежье 20-30-х годов / К.Г.Малыхин. - Ростов-на-Дону, 2000. - С.82.

16 Судебный процесс над социалистами-революционерами (июнь-август 1922 г.). Подготовка. Проведение. Итоги: сборник документов. - М., 2002; Морозов, К.И Судебный процесс социалистов-революционеров и тюремное противостояние (19221926): этика и тактика противоборства / К.Н.Морозов. - М., 2005.

В статье, посвященной политическому руководству партии эсеров в 1901-1922-х гг., К.Н.Морозов приходит к выводу, что Чернов в 1919 г. теряет лидерские позиции в партии.17 На наш взгляд, такой вывод не бесспорен. Чернов в партии никогда не претендовал на монопольную роль лидера, работал «в связке» с другими, оставаясь преимущественно теоретиком и идеологом партии. Вплоть до организационного кризиса заграничной делегации ПСР в 1926-1927 гг. эту его роль в партии никто не оспаривал. До отъезда за границу в сентябре 1920 г. Чернов оказывал значительное влияние на принятие важных политических решений.

Плодотворной, на наш взгляд, является попытка саратовского историка А.П.Новикова представить биографию лидера эсеров, в которой большое внимание уделяется эмигрантскому периоду жизни Чернова, отмечается его большой вклад в развитие теории и практики мирового социалистического движения.18 Об объективном интересе современных историков к изучению эсеровской партии свидетельствует выход в свет обзорной историографической работы А.А.Кононенко.19

Если интерес отечественных историков к идейному наследию Чернова отчетливо обозначился лишь в последнее время, то в зарубежной историографии внимание к нему проявилось еще при его жизни. Так, чехословацкий ученый и политический деятель Т.Масарик и американский исследователь Ж.Хеккер, анализируя идейно-теоретические основы мировоззрения Чернова, признавали, что его социологические работы имеют под собой солидную философско-гносеологическую базу и идут в ногу с современными направлениями науки начала XX века.20

17 Морозов, К.Н. Политическое руководство партии социалистов-революционеров в 1901-1922 годах / К.Н.Морозов // Политические партии в российских революциях в начале XX века/под ред. Г.Н.Севостьянова. - М., 2005.-С.483-484.

Новиков, А.П. В.М.Чернов: человек и политик: материалы к биографии / А.П.Новиков. - Саратов, 2004.

Кононенко, А.А. Партия социалистов-революционеров в 1901-1922 гг. Проблемы историографии / А.А.Кононенко. - Тюмень, 2004.

20 Masaruk, Т. The Spirit of Russia: Studies in History, Literature, and Philosophy / T.Masaruk. - London, 1970. - V. 2. - P. 372-375; Hecher, J. Russian Sociology: A Contri-

С конца 1950-х гг. на Западе активизировалось изучение истории партии эсеров. Заметным явлением стал выход фундаментальных работ О.Г.Рэдке.21 Исследователь усматривал истоки идеологии и политики эсеров не только в народничестве, но и в идеях западной социал-демократии начала XX века. Рэдке подчеркивал антибуржуазную направленность эсеровской аграрной программы, но считал, что она носила декларативный характер. Программа социализации земли характеризуется им как фантазия «безответственных интеллигентов», но вместе с тем он сетует, что эсеры отказались реализовать ее в 1917 году. Причину поражения эсеров историк видит в политических просчетах Чернова, не решившегося организационно оформить раскол партии в период революции и гражданской войны.

Немецкий историк М.Хильдермайер оспаривает утверждение Рэдке, согласно которому история партии эсеров предстает в виде цепи субъективных ошибок. В условиях России, отмечает историк, модернизация страны была неизбежно связана с реализацией кардинальных социальных реформ. Их могли осуществить две могущественные революционные силы - эсеры и большевики, идейные и политические разногласия которых объективно отражали противоречия между аграрным и промышленным секторами экономики. Невозможность интегрировать город и деревню составляла фундаментальную дилемму российской революции, это в конечном счете и предрешило поражение эсеров. Кроме того, Хильдермайер справедливо считает, что эсеры не смогли найти оптимальный вариант организационной структуры партии, позволявшей эффективно руководить народным движением, а поэтому ПСР не стала партией аграрных масс, оставшись организацией интеллигентского меньшинства.22

bution to the History of Sociological Thought and Theory / J. Hecher . - New York, 1969. -P. 256.

21 Radkey, O.H. The Agrarian Foes of Bolshevizm. Promise and Default of Russian Social-Revolutionaries I O.H.Radkey. - N.Y., 1958; Ibid. The Sickle under the Hammer / O.II.Radkey. -N.Y., 1963.

22 Hildermeier, M. The Russian Socialist Revolutionary Party Before the First World War / M. Hildermeier. - New-York: St. Martin's Press. - 2000. - PP.340-343.

Практически единственной персоналией, посвященной Чернову, в зарубежной историографии является диссертационное исследование его внука — С.Б.Сосинского, который акцентирует внимание на демократических установках лидера эсеров и категорическом неприятии им диктаторских методов большевиков.23

В публикациях зарубежного историка М.Меланкона признается, что поражению эсеровской партии способствовали объективные причины — быстрый рост партии весной 1917 г. и нарастание противоречий между радикальным и умеренным ее флангами. Ошибка Чернова, ставшая роковой по мнению указанного автора, состояла в том, что он не сумел вовремя нейтрализовать влияние правого крыла в руководстве партии и тем самым способствовал отчуждению левых эсеров.24

Гораздо менее изучен в зарубежной литературе эмигрантский период жизни и деятельности Чернова. В общих работах по истории русской эмиграции М.И.Раева и Д.Глэда имя Чернова упоминается лишь эпизодически.25 Это вызывает недоумение, поскольку в американских и голландских архивах находятся уникальные коллекции документов, свидетельствующих об его активной политической и творческой деятельности за рубежом.

Таким образом, в изучении идейного наследия Чернова в отечественной и зарубежной историографии накоплен огромный положительный опыт. Но вместе с тем следует отметить, что степень изученности мировоззрения Чернова вряд ли можно признать достаточной. Практически не исследованным остается период его последней эмиграции, оказавшийся очень плодотворным для разработки ключевых теоретиче-

23 Pages from the live and work of an SR leader a reappraisal of Victor Chernov.: Dissertation... for the degree ofDoctor ofPhilosophy/S. B.Sossirisky, - Boston, 1995.

24 Melancon, M. Chernov / M.Melancon // Critical companion to the Russian Révolution 1914-1921 / Edited by Edward Acton, Vladimir Chemiaev, Willian Rosenberg. - London, Sydney, Auckland, 1997. - PP.136-137; Melancon, M. The Socialist-Revolutionary Party (SRs), 1917-1920/M. Melancon// lbid.-PP.281-290.

25 Раев, M. Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции. 1919-1939 / М. Раев - М., 1994; Glad, J. Russia Abroad. Writers, History, Politics / J.GIad. - Hermitage, 1999.

ских проблем политической и социально-экономической доктрины эсерства, основанной на анализе большевистского опыта модернизации страны в контексте мировых процессов. Без изучения этого этапа проблема эволюции мировоззрения Чернова, его роли и места в истории российского революционного и международного социалистического движения не может быть решена.

Методологическая основа исследования

Дальнейшее продвижение в изучении идейно-политической борьбы в России в эпоху революционных преобразований начала XX в. возможно при условии обновления методологической базы на основе творческого переосмысления теоретических подходов, которые дает современная историческая наука. Представляет интерес в этом плане концепция модернизации, позволяющая объяснить эпохальные изменения, происходящие в мире при переходе от традиционного общества к современному.

В отечественной литературе определились две позиции по проблеме модернизации. Сторонники классической версии рассматривают ее как процесс капиталистического развития, движения к ценностям западной цивилизации, охватывающей различные сферы общественной жизни.26 Приверженцы второй точки зрения сводят модерйизацию к достижениям индустриализации и научно-техническому прогрессу.27

На наш взгляд, социально-экономические аспекты модернизации неразрывно связаны с политической и культурной ее составляющей. Модернизация — это взаимообусловленный процесс индустриального развития и освобождения общества от феодальных и сословных пут, сопровождавшийся ростом активности народных масс. Революционная ситуация 1917 г. продемонстрировала неспособность политической

26 Красильщиков, В.А. Вдогонку за прошедшим веком. Развитие России в XX веке с точки зрения мировых модернизаций I В.А.Красильщиков. - М., 1998; Малыхин, К.Г. Большевистская модернизация России и русское зарубежье 20-30-х годов / К.Г.Мапыхин. - Ростов-на-Дону, 2000.

27 Дмитре- нко, В.П. Последние десять лет в контексте истории России XX века (Куда идет Россия? 10 лет реформ. Заседание круглого стола) / В.П.Дмитре- нко // Отечественная история. -1995,-№4.

элиты самодержавной России аккумулировать энергию народных масс для реализации задач модернизации страны. Практически в годы революции и гражданской войны решался вопрос не только о победе определенных политических сил, но и о путях модернизации России.

Неэффективность и ограниченность либерально-буржуазной модели модернизации, с одной стороны и патриархально-подданический тип политической культуры основной массы народа — с другой, способствовали торжеству большевизма. Большевистская политическая элита, используя различные экономические и политические рычаги управления оказалась способной мобилизовать все ресурсы государства и общества для проведения форсированной индустриализации страны. Это определило своеобразие большевистской модернизации — ведущая роль государства во всех сферах общественной жизни и система политической диктатуры. Большевикам удалось создать особую равновесную систему, нейтрализующую на определенном этапе противоречия мо-дернизационного процесса и сочетающую традиционные культурно-исторические формы с инновациями технического прогресса.

Модель модернизации России, предлагаемая Черновым, представляет программу преобразований, альтернативную как либерально-буржуазному реформаторству, так и большевистской диктатуре. Пытаясь найти вариант модернизации страны, отвечавший особенностям ее культурно-исторического развития, Чернов старался сочетать приверженность к институтам и ценностям традиционного общества (кооперация, коллективизм, уравнительность) и стремление к утверждению новых общественных отношений, основанных на признании прав человека, политической демократии. Программа модернизации страны Чернова эволюционировала под воздействием большевистского опыта в направлении признания важной роли государства в процессе социальных преобразований, но ставка на развитие правового государства и демократии оставалась для него неизменной.

Мы попытались отойти от старых методологических установок классового детерминизма, полагая, что мировоззрение человека представляет сложный синтез различных составляющих, оно обусловлено

комплексом условий и не определяется лишь классовой принадлежностью индивида. Большое влияние на формирование общественно-политических позиций личности наряду с социальным окружением имеет морально-этическая мотивация. При анализе мировоззрения Чернова плодотворным, на наш взгляд, является комплексный, междисциплинарный подход, позволяющий продуктивно сочетать сравнительно-исторический метод и принципы объективизма и историзма с методами других общественных наук, таких как социология и политология, право, психология и экономика.

Объект н предмет исследования

Объектом исследования являются идейно-политические процессы в российском обществе и эсеровской эмиграции в первой половине XX в. Предметом — мировоззрение Чернова в эпоху революции, гражданской войны и периода последней эмиграции. Мы исследуем, прежде всего, его социально-экономические и политические представления о перспективах развития российского общества, оценку большевистского опыта построения социализма в контексте общемировых политических процессов.

Хронологические рамки исследования

Нижний' временной рубеж исследования относится к периоду Февральской революции, когда четко проявились альтернативы исторического развития страны. Период от февраля к октябрю является кульминационным в политической карьере Чернова.

Верхняя грань исследования: рубеж 1940-х — начало 1950-х гг. — это заключительный этап активной политической и творческой деятельности Чернова, когда он подводит определенные итоги осмыслению опыта политической борьбы и изучению политических и социально-экономических процессов в СССР.

Цель и задачи исследования

Целью диссертации является изучение разработанной Черновым концепции социалистической модернизации России в неразрывной связи с критическим анализом большевистской теории и практики пере-

устройства страны и основными тенденциями мирового политического развития.

В соответствии с целью определены основные задачи работы:

- изучить взгляды Чернова на характер и особенности революционного процесса в России;

- выявить его оценку и характеристику экономической и политической сторон большевистской модернизации;

- определить концептуальные положения модели конструктивного социализма Чернова и предлагаемых им путей политического и экономического преобразования страны;

- рассмотреть основные принципы сравнительного анализа Черновым тоталитарных систем и режимов;

- проследить развитие взглядов Чернова на роль СССР в международных процессах 1930-1940-х годов.

Структура исследования

Решению основных задач исследования подчинена структура работы. В первой главе прослеживаются взгляды Чернова на революционный процесс в России. Вторая глава посвящена исследованию экономических аспектов социалистической доктрины Чернова и его оценке большевистской экономической политики. В третьей главе рассматривается разработка Черновым политических основ конструктивного социализма и его анализ политической системы СССР. Четвертая глава посвящена сравнительной характеристике Чернова двух моделей тоталитарных государств: СССР и фашистской Германии, анализируются его взгляды на роль СССР накануне и в годы Второй мировой войны.

Новизна исследования

Новизна исследования заключается в комплексном подходе к изучению мировоззрения Чернова, которое рассматривается на всех его структурных уровнях, включая анализ идеологических компонентов, экономической и политической сторон общественного идеала. В диссертации впервые рассматривается эволюция взглядов Чернова по коренным вопросам социалистической доктрины со времени Февральской революции до начала 1950-х гг., что позволяет в должной степени рас-

крыть его роль как теоретика и лидера партии эсеров и крупной политической фигуры социалистической эмиграции.

Характеристика мировоззрения и социалистической доктрины Чернова основывается на анализе не использовавшихся ранее опубликованных трудов и архивных материалов из заграничных архивных коллекций.28 Все это позволяет расширить и конкретизировать представление о его взглядах по краеугольным программно-теоретическим вопросам, по-новому оценить место Чернова в общественно-политической борьбе в России и истории мировой социалистической мысли XX века.

Источники

Для решения поставленных задач проработан значительный комплекс опубликованных и архивных источников. Его основу составляет творческое наследие самого Чернова.

Важную роль для изучения взглядов Чернова в период революции и гражданской войны имеет знакомство с его статьями в периодических эсеровских изданиях «Дело народа» и «Дело». Как правило, статьи писались на злобу дня, по горячим следам и позволяют проследить эволюцию'воззрений Чернова на самые яркие события революции и гражданской войны. Особенно важны для историка в плане выявления его оценок большевистского режима статьи «Право революционной диктатуры», «Ленин против Каутского. Демократия и диктатура», опубликованные в 1918-1919 гг. в эсеровской газете «Дело».

Огромное значение для исследования имеют также два тома собрания сочинений Чернова, изданных в 1917-1918 гг. по решению ЦК ПСР. Первый том — «Земля и право» - включает наиболее важные работы по аграрной тематике. Второй — «Основные вопросы пролетарского движения» — содержит труды Чернова по истории рабочего и профессионального движения в России и за рубежом. Проблеме соотношения демократии и диктатуры посвящены его статьи в эсеровских сборниках

2* В приложении дается библиография опубликованных работ В.М.Чернова, составленная на основе архивных и библиографических разысканий. Она включает более 860 наименований и на данный момент является самой полной.

«Русский рабочий» (Пг., 1918), «Большевики у власти. Социально политические итоги октябрьского переворота» (ГТг., 1918). Определенный интерес в этом аспекте представляют рукописные тезисы Чернова о демократии, относящиеся к началу 1930-х гг., опубликованные автором диссертации в журнале «Исторический архив» (2001, №4).

Работы Чернова периода гражданской войны и отрывки из начатой им истории партии эсеров представлены вместе с другими партийными документами в фундаментальном сборнике «Партия социалистов-революционеров после октябрьского переворота 1917 года», изданном в 1989 г. в Амстердаме известным историком эсеровской партии М.Янсеном. Он подготовил также к изданию в Москве наиболее полную версию «Конструктивного социализма» Чернова.29 В ходе архивных изысканий в фонде Чернова нами также были выявлены фрагменты второго тома «Конструктивного социализма», считавшегося до последнего времени утерянным. Они посвящены анализу аграрной проблемы.30

В 2000 г. в российском журнале «Вопросы истории» (ХгХ°7-10) американскими историками Ю.Г.Фельштинским и Г.И.Чернявским были представлены «Протоколы заседаний ЦК партии эсеров (июнь 1917 - март 1918 гг.) с комментариями В.М.Чернова». В 2006 г. ими была опубликована статья лидера'эсеров ««Черновская грамота» и Уфимская Директория» (№№2-4). Эти работы позволяют конкретизировать взгляды Чернова на события революции и гражданской войны.

В годы эмиграции Чернов продолжал работать над важнейшими программно-теоретическими вопросами. Особый интерес для исследователей в этом плане имеет знакомство с его статьями, опубликованными на страницах эсеровских заграничных изданий «Народное дело», «Революционная Россия», «Воля России», «Голос России». Фундаментальное значение для изучения предлагаемой Черновым модели развития страны и анализа результатов большевистского опыта строительст-

Чернов, В. Конструктивный социализм / В.Чернов. — М., 1997.

Чернов, В.М. Глава из рукописи II тома книги «Конструктивный социализм». 1920-е гг. / подготовила О.В.Коновалова И Исторический архив. - 1997. - №5-6. -С. 122-140

ва социализма имеет первый том «Конструктивного социализма» (Прага, 1925). Чернов выступает здесь как убежденный сторонник эволюционного перехода к социализму через постепенное расширение социалистического сектора экономики и широкое развитие демократии. Работа «Рождение революционной России (Февральская революция)» (Прага, 1934) конкретизирует и обобщает взгляды Чернова на события Февральской революции. Дополненная и переработанная версия этого труда была переведена на английский язык профессором Йельского университета США Ф.Е.Мозели и опубликована в 1936 году.31

В 1930 г. в США вышли семь номеров «Бюллетеня Американской Федерации ПСР», а в 1933 г. — два номера журнала «Пути», посвященные проблемам тоталитаризма в Германии и России. Значительную часть опубликованных в них материалов составляют статьи Чернова. С 1941 г. эсерам удалось организовать издание в Нью-Йорке журнала «За свободу». Представленные в нем статьи Чернова позволяют познакомиться с его взглядами на важнейшие события Второй мировой войны и роль СССР в мировом противостоянии.

Существенно расширяют возможности исследования неопубликованные работы Чернова 1920-1930-х гг., сохранившиеся в его личном фонде (5847) в ГАРФ и фонде (274) ЦК партии эсеров в РГАСПИ. Анализ социальных процессов в России представлен в его статьях «Черный передел 1918 г.», «Социальная структура послереволюционной России» и «Русская партия социалистов-революционеров и крестьянство».32 Машинописный автограф брошюры Чернова «Итоги марксизма. Демократия, диктатура, социализм», подготовленный к 50-ой годовщине смерти К.Маркса, позволяет выявить его позиции в 1930-е годы.33 В работе Чернов подводит итог идеологическим исканиям в марксизме. Он приходит к выводу, что реанимировать доктрину марксизма в современных условиях невозможно.

31 Chernov, V. The Great Russian Revolution / Translated and Abridged by Philip E. Moseley / V. Chernov. - New Haven: Yale University Press, 1936. - 1X+446 P.

32 ГАРФ, ф. 5847, on. 1, д.40, л. I -29; д.31, л. 1 -108; д.28, л . I -21.

33 ГАРФ, ф.5847, on. I, д. 11, л. 1 -190.

Наибольшую ценность для изучения истории эсеровской эмиграции представляет крупнейшая архивная коллекция Б.И.Николаевского из Гуверовского архива при Стэнфордском университете США34. Более 40 объемных коробок этой коллекции содержат материалы Чернова. Наибольшую ценность в ней представляют неопубликованные работы Виктора Михайловича 1930-1940-х гг., посвященные анализу тоталитарных режимов в СССР и Германии.35 Фонды В.М.Зензинова и ПСР из Бахметь-евского архива при Колумбийском университете США в определенной мере дополняют Гуверовскую коллекцию. Среди неопубликованных работ Виктора Михайловича периода Второй мировой войны в коллекции Зензинова (ЬохЗ, f. «Chernov») нами обнаружена статья «Демократия в войне», посвященная проблемам демократии и тоталитаризма.

Большой массив материалов по истории эсеровской эмиграции находится в коллекциях ПСР и Чернова в Международном институте социальной истории в г.Амстердаме. Личная коллекция Чернова включает 45 коробок, из которых наибольшую ценность представляют материалы, посвященные его поездке в Палестину (box 21-22), неопубликованные фрагменты 2-го тома «Конструктивный социализм» (box 8) и статьи о гражданской войне (box 45). Среди неопубликованных материалов архива интересны письма Чернова о наиболее актуальных событиях мировой политики 1930-х годов.36 Основная часть коллекции ПСР микрофильмирована и передана в РГАСПИ (Ф.673).

Ценную информацию для воссоздания атмосферы идейной и политической борьбы эпохи содержат эпистолярные и мемуарные источники. Особую важность для нас представляют воспоминания самого Чернова — «Записки социалиста-революционера» (Берлин, 1922) и «Пе-

54 Благодаря финансовой поддержке Программы Фулбрайта (США) диссертанту удалось поработать в Гуверовском архиве Стэнфордского университета и Бахметьев-ском архиве Колубийского университета США.

35 Hoover Institution archives, B.I.Nikolaevsky Collection, box 391, ff.2,9, 13, 14,22.

''' International Institute of Social History (1.1.S.O.), V.M.Chernov, box 18.

ред бурей» (Нью-Йорк, 195Э), а также других видных представителей российской эмиграции.37

Практическая значимость работы

Полученные результаты исследования могут быть использованы для углубленной научной разработки проблем общественно-политической истории России начала XX в. Фактический материал и выводы могут быть полезны для соответствующих спецкурсов по отечественной истории в системе вузовского обучения.

Апробация работы

Основные положения и выводы диссертации были апробированы на международных, всероссийских и региональных конференциях. Автор неоднократно выступала с докладами на международных конференциях в Кемерово, посвященных истории белого движения в Сибири (2003, 2005 гг.). Принимала участие во Всероссийской конференции выпускников Программы Фулбрайта на базе Томского университета в 2005 году. Была активным участником международной конференции, посвященной 180-летию М.Сперанского в Иркутске (2003 г.), а также неоднократно представляла доклады на международные, всероссийские и региональные конференции, проходившие в Красноярске. Базовые положения диссертации нашли отражение в 29 научных публикациях объемом более 37 п.л. Работа обсуждена на заседании кафедры отечественной истории исторического факультета Красноярского государственного педагогического университета им. В.П.Астафьева.

37 Аргунов, А. Между двумя большевизмами / А.Аргунов. - Paris, 1919; Вишняк, М. Годы эмиграции, 1919-1969 гг. / М.Вишняк - Париж; Нью-Йорк, 1970; 2-е изд. - СПб., 2005; Вишняк, М. Дань прошлому / М.Вишняк. - Нью-Йорк, 1954; Дневник П.Н.Милюкова. 1918-1921. - М., 2004. Зензинов, В.М. Пережитое / В.М.Зензинов. -Нью-Йорк, 1953; Керенский, А.Ф. Россия на историческом повороте / А.Ф.Керенский. -М., 1993; Керенский, А.Ф. Русская революция 1917 / пер. с фр. Е.В.Нетесовой. - М„ 2005; Милюков, П И. Воспоминания / П.И.Милюков: в 2 т. - М., 1990; Церетели, И.Г. Воспоминания о Февральской революции / И.Г.Церетели: в 2 кн. - Париж, 1963

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и приложения

Во введении дается обоснование темы, характеристика научной литературы и источников, формулируются цели и задачи исследования.

В первой главе — «В.М.Чернов о революционном процессе в России 1917-1921 годы» - изучается разработка Черновым программно-тактических установок эсеровской партии в условиях начавшейся революции, выявляются его роль во Временном правительстве и позиция в годы гражданской войны.

Первый параграф — «От Февраля к Октябрю» — посвящен анализу Черновым социально-политической обстановки, сложившейся после Февральской революции.

Если В.И.Ленин оценивал политическую ситуацию после Февральской революции как двоевластие, то Чернов характеризовал этот период как безвластие, обусловленное тем, что ни буржуазия, ни революционные массы не обладали достаточной силой, чтобы овладеть властью. Отношение между Советами и правительством лидер эсеров определял следующей формулой: «бессильная власть и безвластная сила».38

Чернов полагал, что на первом этапе революции для создания демократических институтов в стране необходим широкий блок либеральных и революционных сил. Поэтому дальнейшую перспективу он видел в постепенной трансформации Советов в парламентскую форму с широким представительством как партий социалистического, так и либерального спектров. Он не только не усматривал опасности союза социалистов с либералами, но и считал его необходимым условием переходного периода, когда возможности для социалистических преобразований еще не созрели. Вхождение социалистов во Временное правительство лидер эсеров расценил как победу трудовой демократии и считал, что история дает России шанс решить важнейшие социальные

Чернов, В.М. Рождение революционной России (Февральская революция) / В.М.Чернов. - Прага, 1934. -С.369.

вопросы путем реформ. Поэтому тактика партии была переориентирована исключительно на легальные методы политической деятельности.

Возглавив в правительстве Министерство земледелия, Чернов попытался реализовать аграрную программу партии, однако встретил резкое сопротивление со стороны либерального большинства. Опыт первого коалиционного правительства зародил у Чернова сомнения в эффективности тактики блока с буржуазией, но к окончательному выводу о невозможности соглашения с кадетами он приходит только после Корниловского мятежа.

После августовских событий Чернов выдвигает лозунг создания однородного социалистического правительства. Однако этот призыв встретил активное сопротивление в руководстве партии, большинство которого настаивало на продолжении коалиции с либералами. Чернову не удалось сплотить партию, нейтрализовать возрастающее влияние правых элементов, опираясь на левое крыло. Это блокировало возможности левых оказывать серьезное влияние на принятие политических решений в партии, вызывало их недовольство, подтолкнув к расколу. Таким образом, накануне Октябрьской революции Чернов оказался в политическом вакууме, утратив рычаги влияния на партийное большинство.

Позднее Чернов вынужден был признать, что курс на сохранение коалиции с либералами ценою отказа от проведения социальных реформ, аграрных преобразований способствовал потере эсерами социальной поддержки и лидирующих позиций.39 Следует заметить, что само стремление к широким политическим коалициям не может рассматриваться как проявление классовой ограниченности, вытекающей из мелкобуржуазной сущности эсеровской партии. При определенной ситуации коалиционная тактика могла бы привести к образованию прочного левого блока. Но в условиях слабости и рыхлости партийной структуры эсеров как одной из самых влиятельных левых партий эта альтернатива не была реализована.. . .

19 Краткий отчет о работе IV съезда ПСР. - Пг., 1918. - С. 123.

Чернов не сводил причины поражения партии только к тактическим просчетам. Главным уроком для него стала ревизия фундаментальных основ революционного мировоззрения, характеризующихся завышенными представлениями о возможности управлять революционным процессом. Анализируя в годы эмиграции революционные события 1917 г., Чернов приходит к заключению, что недостаточное развитие в народе навыков хозяйственного и гражданского самоуправления, политическая незрелость привели революцию к «охлократическому перерождению» и способствовали торжеству большевизма.

Во втором параграфе — «.Борьба за Учредительное собрание» — исследуются отношение Чернова к большевистской власти и обоснование им программно-тактических установок эсеровской партии в период октября 1917 г. - ноября 1918 года.

Октябрьскую революцию Чернов встретил враждебно, увидев в провозглашенной большевиками диктатуре пролетариата главную угрозу демократии и свободе. Он не отрицал возможности установления диктатуры пролетариата и крестьянства для подавления сопротивления реакционных классов в период гражданского противостояния, но считал ее временной мерой. Провозглашение большевиками диктатуры пролетариата в аграрной стране, по его мнению, означало взятие курса на диктатуру меньшинства, что могло привести к упрочению диктаторского режима всерьез и надолго.

Коалицию большевиков с левыми эсерами Чернов считал временной политикой, которая была нужна большевикам для использования популярной среди крестьянства эсеровской программы социализации земли в период выборной кампании в Учредительное собрание. Вместе с тем он признавал, что провозглашение большевиками курса на созыв Учредительного собрания, прекращение войны и первые большевистские декреты привлекли к ним значительную часть трудящихся. Выступить против большевизма в этих условиях - значит посеять междоусобную вражду в народе. Поэтому на IV съезде эсеровской партии в ноябре 1917 г., когда обсуждался вопрос об отношении к большевикам, он выступил с предложением сосредоточить все усилия партии на сот

зыве Учредительного собрания и «мирном изживании большевистских иллюзий» в среде пролетариата и трудового крестьянства.

Разгон Учредительного собрания, ужесточение большевистского режима, массовые выступления крестьян в Поволжье и Сибири привели к пересмотру тактики. VIII-ой Совет партии, состоявшийся в мае 1918 г., принял решение начать борьбу с Советской властью. Однако по вопросу о политических союзниках в партии эсеров не было единства. Правое крыло во главе с Н.Д.Авксентьевым пошло на союз с кадетами, образовав на Уфимском государственном совещании Директорию. Чернов оценил это как тяжелое поражение, «прямо ведущее партию и демократию к неминуемому падению». Сама Директория рассматривалась им как последняя ступенька на пути к установлению единоличной

диктатуры. .

Трагедия Чернова и его сторонников по партии заключалась в том, что в гражданской войне они не могли встать на позицию признания диктатуры, несмотря на, казалось бы, неизбежную целесообразность такого решения. В условиях жесткого политического противостояния и глубокого кризиса партии Чернов понимал, что удержать диктатуру в определенных временных рамках будет очень сложно. Он интуитивно чувствовал, что отступление от демократических принципов обезличит партию, приведет ее к растворению в «белой» или «красной» диктатуре.

На пленуме ЦК в октябре 1918 г. по инициативе Чернова было принято решение поддержать создание Директории, но при этом сохранить за партией право критики ее политики. Вместе с тем к октябрю 1918 г. Всероссийское правительство под председательством Авксентьева пошло на ряд существенных уступок Сибирскому правительству. Указание всех ошибок и просчетов Директории нашло отражение в «Черновской грамоте» — циркулярном письме ЦК от 22 октября 1918 г., адресованном к партийным организациям на местах. Монархические силы истолковали это письмо как призыв эсеров к вооруженному вос-

40 Чернов, В.М. Перед бурей/В.М.Чернов. - Нью-Йорк, 1953.-С. 376-379; Чернов, В.М. Историк или истерик / В.М.Чернов // Воля России. - 1925. - № 3. - С. 108

станию против Директории и использовали его в качестве повода для переворота.

Установившаяся 18 ноября 1918 г. диктатура А.В.Колчака и начавшиеся репрессии против эсеров подтвердили предвидение Чернова. Белогвардейская диктатура, опиравшаяся на реакционное офицерство, реставрировала буржуазные порядки.

В третьем параграфе - «Тактика «третьей силы»» - рассматриваются позиции Чернова по отношению к большевистской власти после Колчаковского переворота.

В условиях углубления гражданской войны Чернов пытался балансировать между противодействующими лагерями, избрав тактику «третьей силы». Не поддерживая ни белое движение, ни большевиков, он связывал свои надежды с созданием единой социалистической партии. Потенциальных союзников он видел в меньшевиках.

В рамках провозглашенной тактики борьбы на два фронта эсерам все же в начале 1919 г. пришлось определяться: если не с кем, то хотя бы против кого они должны выступать. Эсеры сделали свой выбор -приостановив вооруженную борьбу с большевиками, они направили оружие против белого движения.

В период с лета 1919 г. по лето 1920 г. складываются возможности перехода от конфронтации к мирному политическому сотрудничеству социалистических партий. К этому располагала победа над Колчаком в Сибири и тактические позиции эсеров. В циркулярном письме ЦК ПСР от 13 мая 1920 г. «Ко всем местным организациям партии с.-р.» ЦК призывал эсеров направить протест крестьянства против большевиков в формах «мирных, открытых, легальных постановлений», «приговорного движения».41 Вопрос о власти предполагалось вынести на всенародный референдум.

Но партия большевиков демонстрировала непримиримую позицию, усилив гонения на эсеровскую партию, поэтому на партийной конференции в сентябре 1920 г. эсеры приняли резолюцию, в которой

41 Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы: в 3 т. Т.З. - 4.2: Октябрь 1917-1925 гг.-М., 2000.-С.637.

признавалось неизбежным «в будущем возобновление партией вооруженной борьбы с большевистской властью».42

Усиление массовых выступлений против политики большевиков в 1920-1921 гг. Чернов воспринял как начало нового демократического подъема и призвал партию быть вместе с народом. Эсеры продемонстрировали явные намерения продолжить вооруженную борьбу с властью и оказать политическую поддержку антибольшевистским силам в стране. Это не могло не вызвать ответной реакции в правящей партии, в которой возобладали сторонники жесткой линии, взявшие курс на уничтожение социалистической оппозиции и проведение политического суда над эсерами в 1922 году.

Таким образом, оценка Черновым революционных событий 1917 г. и гражданской войны претерпела серьезные изменения. Если на раннем этапе он рассматривал захват большевиками власти как «контрреволюционный переворот», покончивший с демократическими процессами в стране, то в период нэпа он признал октябрь 1917 г. органической частью революционного процесса, однако считая победу большевиков торжеством разрушительных сторон революции над созидательными. При этом нельзя винить большевиков во многих просчетах их политики,' так как они, по мнению Чернова, управляли революцией лишь «как флюгер управляет движением ветра».43 Даже в 1930-е гг., критически относясь к сталинскому курсу, он не вернулся к прежним оценкам, полагая, что в ходе индустриализации и коллективизации страны «развитие социальных противоречий революции вступает в новый фазис».,44

Во второй главе — «Конструктивный социализм В.М. Чернова и большевистский вариант модернизации страны» — исследуются взгляды эсера на экономические основы социалистического общества в неразрывной связи с осмыслением большевистского опыта модернизации.

42 Там же. — С.65 8.

43 Чернов, В.М. Аккорды и диссонансы революции / В.М.Чернов // Революционная Россия,- 1927.-№62.-С.10-13.

44 Hoover Institution archives, B.l.Nikolaevsky Collection, box.384, f. 19.

В первом параграфе - «В.Л/. Чернов о хозяйственной политике большевиков в 1917-1920-х годах» - рассматривается его отношение к политике военного коммунизма.

По мнению эсера, национализация промышленности и банков, введение в оборот огромного количеств^ бумажных денег и рабочий контроль привели к дезорганизации экономики. В этих условиях большевики вынуждены были пойти на крайнее ужесточение хозяйственной политики, возродив, по выражению Чернова, «социальную аракчеевщину», проявившуюся в методах прикрепления рабочих к предприятиям и жестком административном регулировании экономики.45

В аграрной сфере в результате непродуманных мер большевики подорвали механизм товарообмена между городом и деревней, лишив государство всех налоговых поступлений. В этих условиях они вынуждены были перейти к насильственным изъятиям продовольствия у крестьян. В деревне заговорили о советском крепостном праве. Грубейшие просчеты большевиков, по мнению Чернова, были опасны не только для экономики, но и для сохранения зачатков гражданского общества, которые возникли в ходе революционных преобразований, но главное - они могли скомпрометировать идеи социализма в массах.

Выход Чернов видел в отказе от директивных, чрезвычайных методов управления экономикой. Весной 1920 г. он представил в ЦК ПСР «Проект экономической программы». Главная ставка в ней была сделана на многоукладность. Эсер предполагал, что в деревне будут развиваться некапиталистические отношения,, а в городской промышленности допускалось сосуществование общественного и частного секторов. Чернов считал необходимым сохранить управление важнейшими отраслями промышленности в руках государства, вместе с тем денационализировать среднюю и мелкую промышленность, либерализовать цены, провозгласить

45 Чернов, В.М. Революция или контрреволюция / В.М.Чернов Н Революционная Россия.- 1920. — №1. Приложение. -С.8.

свободу торговли, активно привлекать иностранный капитал для восстановления промышленности.46

В программе Чернова предусматривалась передача ряда важнейших предприятий местного значения в муниципальную собственность. За местными органами власти, по проекту Чернова, должны быть закреплены, главным образом, функции управления транспортом, организация продовольственного обеспечения, решение жилищной проблемы.

Большое значение Чернов придавал правильному функционированию финансовой системы страны, возрождению кредита. Наряду с системой государственного кредита предусматривалось развитие кооперативного и частного.

Во втором параграфе — «Альтернативы нэпу» — определяется позиция Чернова по отношению к нэпу и перспективам его развития в связи с развернувшейся дискуссией в ВКП (б).

Провозглашение большевиками нэпа было встречено эсерами настороженно. Чернов видел в нем сильное сходство с политикой С.Ю.Витте. Это проявлялось не только в протекционизме, осуществлявшемся через монополию внешней торговли, финансовой реформе, попытках привлечь иностранный капитал, но и в аграрной политике, направленной на разрушение общины и поддержку индивидуального крестьянского хозяйства. И если в сфере промышленности Чернов не мог не признать, что это «настоящий путь», то в сфере сельского хозяйства подобная «смена вех» не вызывала у него оптимизма. Он опасался, что резкие повороты в аграрной политике могут спровоцировать в партийных верхах рецидивы традиционного для большевиков недоверия к крестьянству.

К 1926 г. наметились тревожные тенденции в советской экономике — кризис хлебозаготовок, нехватка промышленных товаров, снижение производства сельскохозяйственной продукции при расширении посевных площадей. Чернов полагал, что эта ситуация должна заострить перед властью вопрос о состоянии производительных сил в дерев-

46 Чернов, В.М. Проект экономической программы / В.М.Чернов //Революционная Россия. - 1921.-№ 5.-С. 12,14.

не. С этих позиций взятый большевиками курс на индустриализацию страны за счет «перекачивания средств в индустрию из земледелия» Чернов считал повторением ошибок С.Ю.Витте. Падение покупательной способности крестьян «загоняет в тупик» и без того «чахлую» государственную промышленность, а государственные налоги становятся непосильной ношей для разоренной деревни.

Выход из создавшейся ситуации Чернов видел в отказе от политики индустриализации за счет сельского хозяйства и провозглашении приоритетов развития земледелия, которое необходимо «ценою каких угодно жертв в кратчайшее время оборудовать возможно более дешевым инвентарем, дать ему одновременно максимум сельскохозяйственных знаний и улучшенных средств производства. ...И только по мере создания в деревне... крепкого, устойчивого, платежеспособного внутреннего рынка можно на этом надежном фундаменте возводить дальнейшие индустриальные и финансовые постройки».47

Эсеры признавали, что среди большевиков были реалисты, стремившиеся подчинить внешнюю политику всецело интересам внутреннего развития страны, пойти по пути расширения нэпа. Это направление в политике олицетв'оряло правое крыло большевистской партии — Л.Б.Красин, Г.В.Чичерин, Х.Г.Раковский. К нему приближались И.В.Сталин, Н.И.Бухарин и А.И.Рыков, представлявшие центр партии. Причем Бухарин развитие социализма связывал со смычкой государственной промышленности и крестьянской кооперации. Такую позицию Чернов квалифицировал как «комнародническую». Принципиальное ее отличие от эсеровских установок он видел в отрицании самостоятельной ценности кооперации и убежденности в мелкобуржуазной природе крестьянского хозяйства.

Наиболее непримиримую позицию по отношению к нэпу демонстрировало левое крыло ВКП(б), оформившееся в блок сверхиндуст-риализаторов в лице Г.Е.Зиновьева, Л.Б.Каменева и Л.Д.Троцкого. Они предлагали свернуть нэп и перейти к ускоренному развитию тяжелой

[Чернов В.М] Коммунистические виттеанцы // Революционная Россия. - 1923. -Xii33-34.-C.4_

промышленности. Анализируя политический расклад в партии в 1928" г., Чернов отмечал, что ситуация весьма неопределенная: «никто вполне не обрел самого себя, а если кто и обрел, то не смеет открыто казаться тем, чем внутренне уже стал».48

В третьем параграфе - «В.М. Чернов о сталинской модернизации и экономической системе в СССР» - изучаются взгляды Чернова на экономическую систему в Советской России, сложившуюся в результате индустриализации и коллективизации.

Политическая борьба привела к победе центристского течения в партий во главе со Сталиным. Однако оно стало осуществлять программу форсированной индустриализации. Причины такой метаморфозы в эмигрантском окружении Чернова усматривали в тактике внутрипартийной борьбы: стремлении сталинской группы закрепить свою по-бёду'и консолидировать партию. Но главное заключалось, по его мнению, в глубоком «индустриоцентризме», вытекавшем из марксистской идеологии большевиков.

Чернов признавал, что индустриализация страны — объективная необходимость. В странах Западной Европы эту миссию успешно выполнил капитализм. В России капитализм, не выдержав испытаний мировой войны, не справился со своей исторической задачей. Поэтому, придя к власти, коммунистическая партия, «декретом отменив капитализм», была вынуждена проводить капиталистическую индустриализацию. Не случайно индустриализация становится «душой советской экономической политики». Но если на Западе капиталистическое накопление было ускорено грабительской колониальной политикой, то большевики в такую «внутреннюю колонию» превратили русскую деревню.

Сталинскую коллективизацию Чернов рассматривал в неразрывной логике с индустриализацией страны, видя в ней принудительную пролетаризацию деревни, а альтернативу сталинскому курсу связывал с отказом от политики форсированной индустриализации, привлечением в страну иностранного капитала, постепенном, добровольном коопери-

4' Чернов, В.М. Безысходное противоречие / В.М.Чернов // Революционная Россия. - 1925.-№43.-С. 15-16.

ровании крестьянства, создании экономических стимулов для привлечения его в колхозы. Одновременно он считал необходимым раскрепощение личной и общественной инициативы, коренное изменение хозяйственных взаимоотношений между городом и деревней на основе эквивалентного обмена, сбалансированного развития промышленности и сельского хозяйства.49

Осмысливая характер экономической системы в СССР, сложившейся в результате осуществления большевистской модернизации, Чернов сначала квалифицировал ее как государственный капитализм. Но в 1930-е гг., не без влияния идей Р. Гильфердинга о тоталитарном государственном хозяйстве, он приходит к выводу о формировании в СССР системы «тоталитарного этатизма», для которой характерны замкнутый, жестко централизованный характер хозяйства, ликвидация частной собственности, грандиозное усиление государственной мощи, «гигантизм» и гипертрофия тяжелой индустрии за счет легкой, милитаризация экономики.

Формирование тоталитарной системы в экономике сопровождалось огосударствлением профсоюзных и кооперативных организаций; ростом бюрократизма, появлением нового привилегированного класса - коммунистов-аппаратчиков, представлявших иерархическую корпорацию, занимавшую все командные высоты в социальной жизни.50 Системе «тоталитарного хозяйственного этатизма» соответствует особый политический режим, широко использующий для реализации экономической политики идеологические, экономические и внеэкономические факторы.

В третьей главе — «Политические идеалы В.М.Чернова и советская действительность» — рассматриваются взгляды эсера на характер политических процессов в СССР, оценка им политической системы и формирование концепции социалистической демократии.

В первом параграфе — «В.М.Чернов о феномене большевизма и перипетиях политической борьбы в 1920-е годы» — дается анализ при-

44 ГАРФ. ф.5847, оп. 1, д.30, л.36-37.

Чернов. В.М. На путях этатизма / В.М.Чернов // За свободу. - 1942. - №8-9. -С.37-38.

роды и сущности большевизма и рассматривается его оценка расстановки политических сил в стране в период нэпа.

Причины упрочения власти большевиков после гражданской войны Чернов связывал с особыми качествами, проявленными правящей партией в политической борьбе. Большевики, по его мнению, являются «величайшими оппортунистами». «Они готовы быть гибкими до самой последней степени», приспосабливаться ко всяким обстоятельствам». Эта гибкость в политике парадоксально контрастирует с другими чертами партии, такими как полная неспособность к компромиссам и коалициям, крайняя централизация и вождизм, склонность к авантюризму и социальному экспериментированию, принципиальный политический аморализм. Виктор Михайлович объяснял это тоталитарной природой большевизма, исторические корни которого уходят в эпоху самодержавного деспотизма. В условиях постоянных преследований, чтобы выжить как политическая организация, партия была вынуждена «сохранять во что бы то ни стало абсолютное единство и железную дисциплину»."

Нэп привел к кризисным явлениям в партии. Недовольные нэпом коммунисты, беспартийные рабочие составили социальную базу левой оппозиции, консолидировавшуюся к 1926 году. Программа объединенной оппозиции, по мнению Чернова, была «насквозь пропитана довольно отчетливым духом крестьянофобии». Оппозиция предлагала осуществить крутой поворот в сторону форсированной индустриализации страны за счет перекачивания ресурсов из сельского хозяйства, отказаться от ставки на середняка, опереться на бедноту и начать поход против кулака, возвратиться к режиму политической диктатуры бедноты и изоляционистскому курсу во внешней политике.52 Противоречия между социально-экономической частью программы оппозиции, предусматривавшей практически возврат к модели военного коммунизма, с одной стороны, и ставкой на внутрипартийную демократию, с другой,

51 Чернов, В.М. Гипноз успеха / В.М.Чернов // Народное дело. - 1920 - №104, 5декабря. -С-3.

52 Чернов, В.М. Романтика и проза большевизма (статья вторая) / В.М. Чернов // Революционная Россия. - 1926. - №54. - С.9-10.

по мнению Чернова, не позволили ей опереться на определенные социальные силы в стране и предопределили ее поражение.

Правая оппозиция была неоднородна: она была представлена коммунистами-хозяйственниками, деятелями профсоюзного, кооперативного движения, «красной» профессурой и руководством Красной Армии. Виктор Михайлович считал, что у оппозиции имеется вполне реалистическая программа, направленная на расширение социальной и политической базы советского строя, но так и не реализованная из-за неспособности к консолидации. Этим тактическим проигрышем оппозиции воспользовался Сталин, который «распылил, разгромил, деморализовал и по ветру развеял почти всю старую гвардию большевизма».53

Исход политической борьбы в 1920-е гг., по мнению Чернова, зависел от наличия в правящей партии силы, способной апеллировать к общественности и пойти на раскол партии. Наиболее близко к этому подошла объединенная левая оппозиция. Ее разгром, слабость правого крыла партии, оказавшегося не способным учесть промахи и ошибки левых, привели к складыванию в стране «партийного абсолютизма» под руководством Сталина.

Во втором параграфе — «Советская политическая система в трудах В.М.Чернова» — рассматриваются оценки политического строя в СССР.

Политическую систему, сложившуюся в первые годы советской власти, Чернов оценивал как некое подобие «эргократии или трудовла-стия», имея в виду передачу власти в руки Всероссийского съезда рабочих и солдатских депутатов. Если бы эта система получила возможность для свободного функционирования, считал он, то она бы неизбежно эволюционировала к демократии. Но для большевиков провозглашение власти Советов было «простою маскировкой» узурпации власти. Под влиянием гражданской войны и затем жесткого противостояния с политическими противниками в партии возобладала линия на бюрократические методы построения социализма. Это и предопределило,

53 Чернов, В.М. Очередь за правыми / В.М.Чернов // Бюллетень Американской Федерации ПСР. - 1930 - №2-3. - С.3-4.

по мнению эсера, трансформацию диктатуры пролетариата в форме Советов к фактической диктатуре Коммунистической партии.

Перестройка государственного аппарата привела к «плебеизации» личного состава бюрократии, отмечал в 1926 г. Чернов. Изменились принципы отбора в элиту. Если раньше титул дворянина «везде ускорял движение по службе, то ныне такими же началами являются пролетарское происхождение и принадлежность к ВКП». Принципы изменились, но суть системы, закрытой и недоступной общественному контролю, осталась. Возможный контроль над бюрократией со стороны общественности большевики заменили партийным диктатом. Это, в свою очередь, приводило к дублированию структуры и функций государства партийным аппаратом и положило начало процессу сращивания партии и государства.54

Чернов приходит к выводу, что право на неограниченную власть и ставка на диктаторские методы построения социализма привели к качественным изменениям в самой большевистской партии. В первой половине 1920-гг. она вырождается в олигархию. Логика развития ведет от диктатуры партии к власти единоличного диктатора.

"Характеризуя личные качества Сталина, Чернов отмечал: «В нем мы имеем дело с классическим типом хитрого, коварного и дальновидного «восточного политика»». Рассуждая о причинах культа личности Сталина, Чернов полагал, что важную роль сыграл присущий ему комплекс неудовлетворенных личных амбиций. При Ленине он был второстепенной фигурой и, чтобы унаследовать его место в партии, должен был устранить со своей дороги целый ряд претендентов. Формирование режима личной диктатуры в стране приводило к тому, что переживания, страсти, капризы, извращения и психологические трагедии вождя автоматически превращались в трагедию общества и государства.55

Причину политических репрессий, затронувших большевистскую элиту, Чернов видел в стремлении преодолеть своеобразную двойственность системы управления, связанную с параллельным существова-

54 ГАРФ, ф.5847, on. I, д.31, л.79.

ss Hoover Institution Archives. B.I.Nikolaevsky Collection, box.391, f. 18.

нием государственных и партийных структур. Претендуя на абсолютную власть в стране, особенно в экономической сфере, коммунистическая партия стремилась подчинить государственный аппарат. Это осуществлялось, с одной стороны, путем обязательного членства в партии всех лиц, занимающих государственные и общественные должности, с другой - физическим устранением наиболее самостоятельных и способных хозяйственных и общественных руководителей, рассматривавшихся в качестве опасных политических конкурентов.56

Итак, политической формой, соответствующей хозяйственному этатизму в России, по мнению Чернова, становится «тоталитарное однопартийное государство». Давая оценку большевистскому режиму, Чернов отмечал, что коммунистическая партия сохраняет монополию власти, опираясь на политический террор. Держа народ «в состоянии людской пыли», власть не допускает создания какой бы то ни было организованной силы вне своего контроля. Диктаторская власть, по глубокому убеждению Чернова, не способна в полной мере реализовать интересы трудящихся, поэтому рано или поздно она неизбежно будет ликвидирована. Рассуждая о возможных формах этого процесса, Чернов в начале 1930-х гг. не исключал перспективы народной революции. Но, пройдя через опыт революции и гражданской войны, он уже не идеализировал революционное насилие, полагая, что все-таки мирная эволюция политического режима предпочтительнее революционного исхода.

В третьем параграфе — «Политическая демократия В.М. Чернова» - рассматриваются взгляды эсера на проблему демократии и социализма.

Для Чернова демократия - многогранное явление. В широком смысле «демократия есть не что иное, как политическая сторона социализма, неотъемлемая часть общего социалистического идеала». Она неразрывно связана с переходом человечества на новую ступень развития. В узком — демократия представляет политический режим, функционирующий на основе признания прав и свобод личности, прав меньшинства, разделения властей и т.д.

v' Chernov, V. The Soviet Government and the Communist Party / V. Chernov 4 Foreign Affairs. - 1929, January. PP.242-254.

Совершенствование внешних форм демократии немыслимо, по мнению Чернова, без воспитания народа в подлинно демократическом духе. «Внутренний демократизм означает глубочайшую терпимость и уважение к чужому убеждению как к святому святых личности. Им исключаются все виды духовного деспотизма, фанатизма догмы и ненависти к несогласно мыслящим. Духовный демократизм предполагает внутреннюю потребность в критике и в оппозиции как в элементах совместного искания истины».57

Преимущества демократического режима Чернов видел в возможности разрешения конфликтов без «вооруженных столкновений» и «кровавых революций». «Демократия означает умиротворение человечества, нахождение для разрешения всех его внутренних споров, распрей и конфликтов нормальных мирных путей: путей ПРАВА». Кроме того, как подчеркивал Чернов: «Демократия есть царство ПРАВА..., суверенитет Права».58

Идеал Чернова — интегральная демократия, охватывающая все сферы общественной жизни. Интегральная демократия — это не только расширение демократических принципов на хозяйственную, международную сферы, но и новый качественный уровень самих политических отношений.'

С этих позиций предпочтительной формой государственного правления и устройства для Чернова являлась федеративная республика парламентского типа с пропорциональным представительством в двухпалатном парламенте. Он считал, что провозглашенное большевиками полноправное самостоятельное существование советских республик в условиях жесткой централизации и бюрократизации государственной системы в СССР носит декларативный характер и ничего общего не имеет с федерализмом. По его мнению, демократизация политического строя в СССР неизбежно приведет к выделению из него самостоятельных и независимых государств. В 1927 г. он полагал, что на базе СССР может быть образована конфедерация независимых государств: Рос-

" ГАРФ, ф.5847, оп.1, д.67, л.470.

58 ГАРФ, ф.5847, оп. 1, д. 11, л. 127.

сийской Федерации, Украины, Белоруссии, Грузии, Армении, Азербайджана, Узбекистана, Туркменистана и Кавказа. Для того чтобы процесс создания конфедерации не сопровождался вооруженными конфликтами, лидер эсеров предполагал создание демилитаризованных зон, обеспечение на территории бывших республик гарантий равенства иностранцев в гражданских и имущественных правах.59

Таким образом, Чернов не мог признать политический строй, установившейся в СССР, социалистическим. Специфическими чертами новой политической системы, образовавшейся в стране, являлись: сращивание партийного и государственного аппаратов, огосударствление общественных организаций, тотальный контроль над обществом, навязывание единой коммунистической идеологии, ставка на силовые методы, приоритет принципа социального равенства путем отказа от свободы.

Такая оценка политического режима в СССР шла в русле «теории тоталитаризма», окончательно сформулированной лишь к середине XX в. в трудах западных политологов К.Фридриха, З.Бжезинского и др. Чернов не только предвосхитил многие положения этой концепции, но практически подвел под нее теоретический фундамент. Он предположил, что мир вступает в новый этап своего развития — эпоху этатизма, которую можно рассматривать как еще одну ступень общественного развития на пути от капитализма к социализму. В связи с этим тоталитарные режимы являются особой политической формой этатизма, присущей странам, вступившим на путь капиталистического развития с

опозданием. Для них была характерна незавершенность процессов пер-

воначального накопления и индустриализации.

В четвертой главе — «В.М. Чернов о мировом политическом процессе в 1920-1940-е гг. и роли СССР» — рассматриваются его взгляды на природу и сущность фашизма, роль СССР в мировом противостоянии и анализируются варианты послевоенного устройства мира.

59 Платформа Социалистической Лиги Нового Востока И Революционная Россия. -1927. -№59-60. -С.20.

60 Hoover Institution archives. B.I.Nikolaevsky Collection, box. 391, f.22.

Первый параграф — «Феномен фашизма» - посвящен данным Черновым анализу причин утверждения фашизма и характеристике его социально-экономической и политической сущности.

Рассуждая об истоках глобальных перемен, приведших мир к кризису либеральной демократии и возникновению тоталитарных режимов, Чернов приходит к выводу, что их следует искать в Первой мировой войне. Война продемонстрировала эффект мобилизационной модели экономики, ускорила процессы маргинализации общества. В политической сфере она привела к ограничению роли представительных учреждений и усилению контроля государства над обществом. Особенно остро кризис демократических институтов проявился в странах, существенно пострадавших от войны, - Германии, Австрии, Венгрии, России и Италии.

Причины успеха идеологии фашизма Чернов связывает с болезненными процессами в германском обществе, вызванными катастрофическими последствиями Версальской системы. Победившие страны Антанты так перекроили государственные границы, что это привело к нарушению экономического равновесия в Европе и как следствие к мировому экономическому кризису 1929-1930 гг., который больнее всего ударил по побежденным странам. Это, в свою очередь, повлекло хроническую безработицу и резкое падение уровня жизни в этих странах. Маргинализация общества создавала благоприятную почву для распространения фашистской идеологии, главными чертами которой Чернов считал национальную рознь, шовинизм, идеализацию насилия, расовые предрассудки и воинственный антисемитизм.61

Важную роль в становлении фашистского режима Чернов отводил германской военщине. Общей платформой, на которой стал возможен союз высшего генералитета с фашистской партией, явилось стремление к увеличению военного потенциала страны, развитию военно-промышленного комплекса, пересмотру территориальных условий Версальского мира.62

" Hoover Institution archives. B.l.Nikolaevsky Collection, box.391, f.14.

" ГАРФ, ф.5847, on. 1, д.34, Л.295.

Во второй половине 1930-х гг. фашизм, по мнению Чернова, претерпел важные изменения. Являясь первоначально игрушкой в руках буржуазии, юнкерства и военных, он превратился в самостоятельную политическую силу.

Размышляя об экономической политике фашизма, Чернов признавал, что власти удалось организовать экономическое хозяйство Германии на принципиально новых началах. Государство взяло на себя функции экономического суверена-хозяина. Оно в директивном порядке стало определять «генеральный план» развития экономики, указывая размеры необходимых инвестиций в ту или другую отрасль производства, качество и количество технического оборудования, устанавливая зарплату рабочих и даже калькуляцию цен на товары. Анализируя экономическую систему в фашистской Германии, Чернов не мог удержаться от параллелей с советской экономикой. Общее он видел в огосударствлении экономики в СССР и Германии, хотя и отмечал, что в Германии эта тенденция не была завершена, и институт частной собственности все же сохранялся.

Такое сравнение неизбежно подводило Чернова к вопросу о типологии этих двух систем. Рассуждая об этом, он приходил к выводу о формировании в СССР и Германии тоталитаризма, при этом общие черты в экономике и государственном устройстве этих стран он усматривал в антилиберализме и антидемократизме, репрессивном характере политических режимов, тотальном государственном регулировании всех сфер общественной жизни и экономики, но не ставил знак равенства между этими системами, а, наоборот, подчеркивал, что они являются антиподами.

Задаваясь вопросом о природе и сущности фашизма, Чернов приходит к заключению, что он является продуктом кризиса капиталистической системы. Фашизм становится политической формой для «капитализма, перешагнувшего через самого себя». Но вместе с тем он сохраняет «все негативные, деструктивные античеловеческие внутренние стороны стяжательного капитализма». Полагая, что проявившаяся после ервой мировой войны тенденция к усилению роли государства в

общественной жизни' капиталистических стран свидетельствовала о наступлении эпохи гипер-империализма или этатизма, Чернов убежден, что в фашистских государствах переход к новой стадии принял наиболее агрессивный характер.63

Милитаризация экономики и военно-политическая экспансия фашистских государств ставят человечество перед угрозой мировых войн. По мнению Чернова, «фашизм — дитя последней мировой войны. Но, с другой стороны, он предвещает быть отцом новой будущей мировой войны».64

Во втором параграфе — «СССР во Второй мировой войне» — рассматриваются взгляды Чернова на роль Советского Союза в системе международных отношений накануне и в годы Второй мировой войны.

До нападения Гитлера на Советский Союз эсеровская эмиграция весьма критически оценивала внешнеполитический курс большевистского руководства, считая его прогерманским. На этом фоне позиция Чернова выглядела более умеренной. Он видел целый комплекс причин, заставивших СССР пойти на сотрудничество с Гитлером: страх столкновения с военной мощью Германии; непосредственная выгода от предлагаемых Германией территориальных приобретений на западных границах. Чернов был убежден, что мюнхенская политика западных стран не позволила создать систему коллективной безопасности в Европе и спровоцировала Сталина на союз с Гитлером.

Он полагал, что ответственность за начало войны целиком лежит на Германии, однако признавал, что советское правительство внесло определенную лепту в этот процесс, заключив пакт с Гитлером и устранив возможную опасность для Германии войны на два фронта.

С началом гитлеровского вторжения на территорию СССР Чернов связывал перспективы войны с тремя возможностями, самая опасная и пугающая — успех блицкрига и полный разгром советских вооруженных сил. Это неизбежно привело бы к падению большевистского режима, хаосу и анархии в стране. Не менее опасным Чернов считал путь, «про-

63 Hoover Institution archives. B.I.Nikolaevsky Collection, box.391, f.22, f. 14.

ы Там же. - Box.388, f.24.

топтанный для Франции маршалом Петэном», - новый поворот Сталина к союзу с Гитлером. Третья возможность, наиболее благоприятная, зависела от способности Красной Армии к длительному и упорному сопротивлению. Поглощая неприятеля пространством, растягивая его фронт и коммуникационные линии, Россия, по мнению Чернова, была способна погубить Гитлера.

Эсеровская эмиграция приветствовала провал гитлеровского блицкрига. «Апогеем массового героизма, жертвенности, подвижничества» советского народа назвал Чернов Сталинградскую битву.65 Зимнее контрнаступление советских войск в 1942-1943 гг. эсеровские эмигранты верно связывали с началом коренного перелома в войне. По их мнению, значительный вклад в его осуществление внесли и союзники, оказывая военно-техническую помощь СССР и успешно проведя операцию в Северной Африке. Такая оценка принципиально отличалась от позиции советского руководства, усматривавшего в действиях союзников попытку заменить открытие фронта в Европе африканским «суррогатом».

Существенным недостатком союзнических отношений в войне Чернов считал отсутствие общего руководства, единого плана в «распределении сил и средств между основными театрами войны». Приоритетное значение он придавал выработке'принципиального согласия насчет целей войны. По его мнению, недостаточно было провозгласить борьбу с общим врагом в качестве цели, необходимо противопоставить фашистскому «новому порядку» свой — хотя бы общий - положительный план».66

В третьем параграфе - «Послевоенное устройство мира: альтернативы холодной войны» — анализируются предлагаемые Черновым планы послевоенного устройства мира.

Перспективы развития международных отношений после Второй мировой войны он связывал с политической интеграцией европейских государств, наивно призывая поступиться национальными интересами во имя сохранения общего мира. Чернов не переставал надеяться, что в будущем человечество превратится в «демократическое сообщество

65 Чернов, В.М. Сталинград / В.М. Чернов//За свободу, - 1943.-№10-11.-С. 14.

ы' Hoover Institution archives. B.I.Nikolaevsky Collection, box.386. f.23.

равноправных народов», хотя и вынужден был признать, что «перепрыгнуть из раздираемой всякими антагонизмами Европы в Элизиум всеобщего демократического миропорядка нельзя», но считал, что идти к нему «путем постепенных, частичных консолидации, федераций, конфедераций... - и можно, и должно». Чернов полагал, что для создания системы равновесия в Европе необходимо взять курс на образование «федерированных союзов». Так, на территории Европы вполне возможно, по его мнению, существование трех таких союзов - в Восточной Европе, Северной и Западной.67

Большую роль в урегулировании процессов в послевоенном мире Чернов отводил Советскому Союзу. Особую активность должен проявить СССР в «организации Восточно-Европейского комплекса», что обусловлено, по его мнению, геополитическими интересами страны. Однако возврат в Европу потребует от СССР новых шагов в изменении политического курса.

Первым условием консолидации Восточной Европы и СССР Чернов считал снятие таможенных и визовых барьеров. Общая согласованная таможенная политика по отношению к внешнему миру и свободное обращение продукции славянских и экономически ориентированных со славянством стран отвечают экономическим интересам всех участников блока. Он предлагал также образовать общий представительный орган с единой исполнительною властью, в компетенцию которого и будет входить установление общих норм финансовой и валютной политики, развитие путей сообщения, определение общего курса внешней торговли.

Необходимым условием создания единого экономического пространства является также унификация политических форм на основе их демократизации, что исключает возможность существования тоталитарного режима, поэтому перед Советским Союзом после войны неизбежно встанет дилемма: либо либерализация политического режима, либо новая изоляция от Европы.68

67 Hoover Institution Archives. B.I.Nikolaevsky Collection, box.391, f.2.

Л* Там же.

Таким образом, Чернов еще в годы Второй мировой войны предвосхитил основные черты послевоенного экономического взаимодействия СССР и Восточной Европы, организационные основы созданного в 1949 г. СЭВ.

Чернов не терял надежды на осуществление своих планов. Борьба СССР против фашизма в союзе с демократическими государствами, надеялся он, не может не привести к трансформации тоталитарного режима в стране. Заключение экономических договоров с Англией и Америкой, рассчитанных на длительный послевоенный период сотрудничества, вместе с подписанием Атлантической хартии, казалось, давали определенные шансы в этом направлении. Однако стремление Советского Союза оставить за собой территории части Польши, Бессарабии, Прибалтийских государств, занятых советскими войсками в начале войны, обнародованное на Московской конференции в октябре 1943 г., внушали Чернову определенные опасения.69

Рассматривая с демократических позиций внешнюю политику Сталина, он видел в ней стремление обеспечить монопольное преобладание СССР в Европе и «обогнать союзников в направлении на Берлин». Чернов явно не учитывал, что такой курс был обусловлен не только «злой волей советского руководителя», но и отвечал национальным интересам страны в рамках складывавшегося после войны баланса военных и политических сил. Идеализируя демократические режимы США и Великобритании, он считал, что только по вине Советского Союза ситуация после войны грозит «новым роковым конфликтом», нарастание трений между Советским Союзом и остальным «блоком свободолюбивых народов» неизбежно.70

Новая тактическая линия нью-йоркской группы ПСР, связанная с усилением критики советской власти, встретила настороженное отношение со стороны европейской части либеральной и социалистической эмиграции, длительное время находившейся под немецкой оккупацией и освобожденной союзниками в 1944 году. Позицию эмигрантских

№ Hoover Institution archives. B.I.Nikolaevsky Collection, box.386, f.l

7" Hoover Institution archives. B.l. Nikolaevsky Collection, box.386, f.26.

групп примирила сама сталинская власть, демонстрировавшая неспособность к эволюции.

По окончанию Второй мировой войны эсеровская эмиграция в США снова перешла на позицию непримиримой критики большевизма. Пропасть, разделявшая бывших эсеров и советский народ, оказалась непреодолима. Между ними и народом стояли коммунистическая власть, а с началом «холодной войны» — и железная логика сформировавшегося К: тому времени баланса международных интересов. Но эсеровская эмиграция и в период «холодной войны» продолжала борьбу за демократизацию России. Однако особую настороженность российских эмигрантов вызывало стремление США, оказывавших финансовую помощь эмигрантским организациям, использовать их для идеологической борьбы с СССР. Правда, Чернов уже не принимал в этом участие. С 1950 г., в связи с болезнью он отходит от активной общественной деятельности.

В заключении автор приходит к выводу, что Чернов внес существенный вклад в исследование процесса модернизации в СССР и разработку принципиальных основ модели демократического социализма.

Демократия для Чернова была неразрывно связана с идеями народовластия и гуманистическими ценностями. Его идеалом являлось развитие интегральной демократии, суть которой заключалась в распространении принципов «свободы, равенства, братства» на сферу внутренней и международной политики. Перспективы интегральной демократии Чернов связывал со становлением эпохи новых общественных отношений. Социализм для Чернова являлся не только идеалом, но реальной тенденцией исторического развития. В XX в., как считал эсер, социализм становится «конструктивным», из области утопии и научных гипотез переходит на рельсы конкретной политики, деятельности по защите интересов народа.

Однако морально-этический подход к анализу политической действительности не всегда позволял Чернову адекватно воспринимать общественно-политические реалии. Тактика, направленная на приход к власти через завоевания масс и победу на выборах в Учредительное со-

брание, линия «третьей силы» не привели эсеров к успеху. Чернов оказался более успешным теоретиком, идеологом, ученым, чем политиком.

Предложенная им модель модернизации России, рассчитанная на паритетное развитие индустрии и сельского хозяйства, не отвечала задачам форсированной индустриализации страны, поэтому осталась не востребованной. Но это нисколько не умаляет ее научной значимости. Модель смешанной экономики Чернова, включавшая развитие коллективных форм труда в сельском хозяйстве, поощрение предпринимательской активности в промышленности, сочетание рыночных и плановых начал, поиск оптимальной системы управления хозяйством, сочетавшей принципы вертикального и горизонтального управления, федерализация экономических и политических отношений, созвучна поискам современных ученых и, несомненно, представляет научный интерес.

Общественный строй в СССР он не считал социалистическим, а полагал, что речь идет о развитии особой модели «гиперкапитализма», «этатизма», в котором государству отводилась ключевая роль во всех сферах общественной жизни. Характеризуя суть политического режима в СССР, Чернов говорил о всевластии Сталина и коммунистической партии, сращивании партии и государства.

Результаты изучения советского строя привели Чернова к обоснованию основных положений теории тоталитаризма, которые он сформулировал задолго до ее появления в науке в 1950-е годы. Концепция тоталитаризма Чернова, по сути, являлась логическим развитием его доктрины о типах капиталистической эволюции. Он считал, что государства, поздно вступившие на путь капитализма, в развитии которых преобладали его «темные» стороны, в условиях XX в. трансформировались в тоталитарные системы.

Чернов признавал, что появление тоталитарных систем было обусловлено объективными причинами, но в то же время считал их существование несовместимым с общей тенденцией развития человечества в направлении демократизации и гуманизации. Это создавало определенные противоречия в его концептуальных построениях. Он отказывался признавать тоталитаризм адекватной формой развития обществ, пережи-

вающих существенные трудности на пути модернизации. Чернов считал его своеобразным тупиком в общественном развитии, выход из которого видел на пути преодоления всех видов духовного и политического деспотизма: Таким образом, политические построения Чернова 1930-1950-х гг. продолжали сохранять черты социальной и политической утопии.

По теме исследования автором опубликованы следующие работы:

■ 'К Разработка программы экономических преобразований партии'социалистов-революционеров в трудах В.М.Чернова. - Красноярск, 2000. - 4,5 п.л. - •■■-.' ■■■:;■.;•.■■

2. Политические идеалы В.М. Чернова: взгляд через годы. -Красноярск,-2005. - 13,4 п.л.

3.- В.М.Чернов об аграрной политике большевиков. Глава из рукописи II тома книги «Конструктивный социализм», 1920-е гг. И Исторический архив. — 1997. - №5-6. - 1,5 п.л.

4. В.М.Чернов о демократии и социализме // Исторический архив. - 2001.- №4. - 0,8 п.л.

5. В.М.Чернов и аграрная програйма партии ■ социалистов-революционеров И Отечественная история. — 2002. — №2. - 1,5 п.л.

6. «Черновская грамота»: к вопросу о причинах разногласий в партии социалистов-революционеров в годы Гражданской войны П Вестник КрасГАУ. - 2006. -Вып. П. - 1 п.л.

7: В.М.Чернов о социально-экономических аспектах фашизма // Вестник КГУ. Сер. Гуманитарные науки. - 2006. - №3. - 0,5 п.л.

8. К истории гражданской войны в России: В.М. Чернов, эсеры и Директория // Отечественная история. - 2006. — №5. — 2 п.л.

9. Преодоление народнических догм. В.М.Чернов о типах капиталистической эволюции // Свободная мысль. XXI в. — 2001. - №4. - 1,5 п.л.

,.,■; 10. «Смешанная экономика»: вариант Виктора Чернова // Свободная мысль - XXI. — 2002. - №3. — 1,2 п.л.

11. Правовые аспекты аграрной программы .эсеров в идейном наследии В.М. Чернова Н Россия: исследования по социально-политической истории, историографии, демографии: сборник научных

статей. - Красноярск, 1999. - 1 п.л.

12. Программно-тактические установки центра эсеровской партии в годы гражданской войны: // Гражданская война в Сибири: сборник докладов и статей научной конференции. - Красноярск, 1999.-0,5 п.л.

13. Исследование правовых и политических институтов в творчестве российских народников начала XX в. // Политические и правовые институты: материалы межвузовской научно-теоретической конференции. - Ростов-на-Дону, 2000. - 0,4 п.л.

14. Представление о демократии и гражданском обществе в идейном наследии народничества в начале XX в. // Интеллигенция и проблемы формирования гражданского общества в России: тезисы докладов Всероссийской конференции. — Екатеринбург, 2000. — 0,3 п.л.

15. Демократические ценности, права и свободы личности в теоретических построениях народничества начала XX в. // Права и свободы человека в современном мире: сборник материалов региональной научно-практической конференции. — Красноярск, 2001. — 0,5 п.л.

16. Идеи правового государства и гражданского общества в политической доктрине неонародничества // Права и свободы человека в современном мире: сборник материалов региональной научно-практической конференции. - Красноярск, 2002. - 0,3 п.л.

17. Повстанческое движение в Енисейской губернии в 1920-1921 гг. // История белой Сибири: материалы международной научной конференции (4-5 февраля 2003 года). - Кемерово. - 2003. - 0.3 п.л.

18. Партия социалистов-революционеров и повстанческое движение крестьян // Енисейской губернии — 180 лет: материалы IV краеведческих чтений / ред. В.И.Федорова, Т.Л.Савельева. - Красноярск, 2003. - 0,8 п.л.

19. Муниципальное управление в государственной вертикали власти России: эсеровский вариант // Россия и Сибирь: проблемы взаимодействия в региональной политике в исторической ретроспективе: материалы международной научно-практической конференции, посвященной 180-летию сибирских реформ М.М.Сперанского. - Иркутск, 2004. — 0.3 п.л.

20. К вопросу о роли «Союза Возрождения России» в истории партии социалистов-революционеров и гражданской войне // История

Белой Сибири: материалы международной научной конференции. — Кемерово, 2005. — 0,3 п.л.

21. Эсеровская эмиграция о роли СССР в годы Второй мировой войны // Великая Отечественная война (1941-1945 гг.): 60 лет победы: материалы Всероссийской научной конференции (28 апреля 2005 г.). -Красноярск, 2005. - 1 п.л.

22. К вопросу о патриотической позиции социалистической эмиграции США в годы Великой Отечественной войны // Традиции патриотизма в культуре и истории России: материалы научно-практических конференций (2003-2005 гг.). — Волгоград, 2005. — 0,5 п.л.

23. Эсеровская эмиграция в США в годы Второй мировой войны: проблемы культурно-политической идентичности II Американские исследования в Сибири. Вып.8.: материалы Всероссийской научной конференции выпускников Программы Фулбрайта. - Томск, 2005. - 1 п.л.

24. Политическая демократия В.М.Чернова И Проблемы демократии: история и современность: материалы научной конференции с международным участием. — Красноярск, 2006. - 0,8 п.л.

Общий объем опубликованных работ составляет более 37 п.л.

Подписано в печать ПЛО. 06 Формат Р 60x84. Бумага типографская. Гарнитура Тайме. Печать офсетная. Усл.печ. листов 2,0.Тираж ЧОО экз. Заказ 3 &

Отпечатано на участке оперативной полиграфии Сибирского юридического института МВД России. 660050, г. Красноярск, ул. Кутузова,

 

Оглавление научной работы автор диссертации — доктор исторических наук Коновалова, Ольга Викторовна

 

Введение диссертации2006 год, автореферат по истории, Коновалова, Ольга Викторовна

 

Заключение научной работыдиссертация на тему "Проблемы исторической модернизации России в идейном наследии В.М. Чернова"

 

Список научной литературыКоновалова, Ольга Викторовна, диссертация по теме "Отечественная история"