автореферат диссертации по филологии, специальность ВАК РФ 10.02.20
диссертация на тему:
Семантические корреляции в системе английских и русских антропоморфных фразеологизмов

  • Год: 2011
  • Автор научной работы: Ильющенко, Наталья Степановна
  • Ученая cтепень: кандидата филологических наук
  • Место защиты диссертации: Москва
  • Код cпециальности ВАК: 10.02.20
450 руб.
Диссертация по филологии на тему 'Семантические корреляции в системе английских и русских антропоморфных фразеологизмов'

Полный текст автореферата диссертации по теме "Семантические корреляции в системе английских и русских антропоморфных фразеологизмов"

ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи ИЛЬЮШЕНКО НАТАЛЬЯ СТЕПАНОВНА

СЕМАНТИЧЕСКИЕ КОРРЕЛЯЦИИ В СИСТЕМЕ АНГЛИЙСКИХ И РУССКИХ АНТРОПОМОРФНЫХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ

Специальность: 10.02.20-сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

МОСКВА 2011

4858803

Работа выполнена на кафедре английского языка (основного) ФГОУ ВПО «Военный университет».

Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент,

Степанов Сергей Анатольевич,

заведующий кафедрой английского языка (второго) Военного университета

Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

Бондаренко Артем Владимирович,

директор Института международного бизнеса и коммуникаций Российского Государственного Торгово-Экономического Университета

кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры теории и практики английского языка МГОУ, Олейпик Андрей Юрьевич

Ведущая организация: Российский Государственный

Социальный Университет

Защита диссертации состоится « /3 » D/mxJfij 2011 г. в // 0<? часов на заседании диссертационного совета ^ Z/S. OOS. О/ в Военном университете по адресу: 111033, г. Москва, ул. Волочаевская, д.3/4. Телефон для справок: 267-0901.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета.

Автореферат разослан « // » 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент ^ Нечаевский В. О.

¿тт-^-

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Характерной чертой современного этапа развития лингвистики является интенсификация сопоставительных исследований. Сопоставительный анализ фразеологических систем разных языков представляет значительный интерес как с точки зрения разработки общей теории фразеологии, так и для изучения общих и отличительных признаков исследуемых языков. Представляемую работу можно рассматривать как один из опытов исследования обширных фразеологических макросистем двух отдаленно родственных языков — английского и русского.

Актуальность исследования.

Выбор в качестве объекта изучения фразеологических единиц, характеризующих человека, обусловлен рядом факторов. Во-первых, антропоцентризм фразеологической системы любого языка не вызывает сомнений и подчеркивается рядом исследователей1. Во-вторых, фразеологизмы антропоморфной направленности составляют важную часть фразеологического фонда языка, являясь наиболее яркими, выразительными и образными единицами. Без преувеличения можно сказать, что они подвергаются исследованию почти в каждой работе, выполненной в русле изучения фразеологического материала. В-третьих, данные фразеологизмы, как правило, являются широко употребительными и часто используются как в письменной, так и в устной речи. И, наконец, они отличаются развитой системой значений, образов и средств выражения.

Как отмечает Ю.А. Гвоздарев: «Подавляющее большинство ФЕ нацелено на оценку человека и взаимоотношения между людьми, что вполне понятно, ибо людей больше всего интересуют себе подобные»2. Авторы «Фразеологического словаря русского литературного языка конца ХУШ-ХХ в.», изданного в конце ХХ-го в., подчеркивают: «Всего же в русском языке количество ФЕ, содержание которых характеризует человека, несколько тысяч»3.

1 Арутюнова н.д. Язык и мир человека. — 2-е изд., испр. — М: «Языки русской культуры», 1999; Беляевская Е.Г. Понятие "когнитивная модель" в современной лингвистике // Социальные и гуманитарные науки. Серия 6. Языкознание. —. 1996. — №2. — с.10-28; Демьянков, В.З. Теория прототипов в семантике и прагматике языка // Структуры представления знаний в языке. / Отв. редактор Кубрякова Е.С. — М.:ИНИОНРАН, 1994. — С.32-86, и др.

2 Гвоздарев Ю.А. Сопоставительное описание фразеологии разных языков // Образование и функционирование фразеологических единиц. Изд-во Ростовского университета, 1981. — С. 116.

Фразеологический словарь русского языка конца ХУШ-ХХ в. / Под. ред. А.И. Молотюва. — М/. Сов. энциклопедия, 1967.-С. 11.

Являясь, таким образом, своеобразным обширным ядром, основой фразеологического фонда любого языка, антропоморфные фразеологические единицы представляют собой наиболее интересный и ценный объект не только одноязычных, но и многоязычных исследований.

Сопоставительное изучение фразеологизмов указанной семантики позволяет пролить дополнительный свет на решение ряда сложных и до сих пор не нашедших однозначного решения вопросов выявления межъязыковых тождеств и различий, определения изоморфных и алломорфных явлений во фразеологии двух отдаленно родственных языков — английского и русского.

Вычленение и системное изучение двух обширных фразеологических макросистем русского и английского языков, а также рассмотрение одного из самых сложных вопросов лингвистической семантики— структуры фразеологического значения — являются весьма актуальными направлениями лингвистических изысканий. В диссертации освещаются малоизученные проблемы структуры коннотативного макрокомпонента значения и факторов формирования его оценочного, эмотивного, экспрессивного и функционально-стилистического компонентов.

Таким образом, актуальность исследования определяется следующими теоретическими и практическими потребностями:

1. Необходимостью системного изучения фразеологического материала.

2. Актуальностью развиваемого научного подхода с опорой на принципы компонентного анализа к исследованию сложного строения фразеологического значения, отвечающего современному уровню развития лингвистики.

3. Теоретическими и практическими потребностями нахождения наиболее адекватных семантических и фразеологических межъязыковых соответствий.

4. Необходимостью практического использования результатов этой разработки при создании одноязычных и двуязычных фразеологических словарей.

Наличие общего праязыка источника, значительная общность европейского образа жизни, возрастающие культурные и экономические связи России и англоязычных стран— все эти объективные «данные» не могли не найти своего отражения во фразеологии двух сопоставляемых языков и не привести к наличию значительного числа изоморфных явлений над алломорфными на фразеологическом уровне (изучение которых представляется весьма актуальным, в первую очередь, в теоретическом

плане). В свою очередь, с точки зрения практических потребностей, именно эти два языка должны, на наш взгляд, привлекать наибольшее внимание российских исследователей в настоящее время.

Объект исследования составили как фразеологические единицы со структурой словосочетания, так и со структурой предложения в английском и русском языках.

Для всех единиц, являющихся объектом изучения, характерны «устойчивость (устойчивое речевое воспроизведение в готовом виде), семантическая осложненность, постоянство лексического состава, морфологическая и .синтаксическая фиксированность, немоделируемость по схеме переменного сочетания слов»4.

Предмет исследования составили характерные семантические и смысловые особенности английских и русских антропоморфных фразеологизмов.

Пель исследования состояла в описании структуры фразеологического значения в английских и русских антропоморфных фразеологизмах, а также в выявлении и анализе устойчивых семантических корреляций между ними и на этой основе определении характерных типов англо-русских фразеологических межъязыковых соответствий.

Исходя из указанной цели, в работе ставились и решались исследовательские задачи:

1. Выявление, с опорой на семантический критерий, фразео-семантической общности антропоморфных единиц фразеологического состава английского и русского языков.

2 Анализ сигнификативно-денотативного и коннотативного макрокомпонентов фразеологического значения, определение типов семантических компонентов, входящих в структуру сигнификативно-денотативного макрокомпоненга значения фразеологических единиц.

3. Определение факторов формирования оценочного, эмотивного, экспрессивного и функционально-стилистического компонентов коннотации фразеологизма, анализ взаимосвязи указанных четырех составляющих коннотативной семантики фразеологизмов.

4. Выявление и описание системы парадигм антропоморфных ФЕ, классификация подгрупп фразеологических единиц указанной семантики в английском и русском языках.

4 Виноградов В В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины // Труды юбилейной научной сессии Ленинградского государственного университета. — Л.: Изд. Ленингр. гос. Ун-та, 1946, — С. 24.

5. Выявление и анализ характерных англо-русских фразеологических эквивалентов и аналогов, а также способов перевода безэквивалентных фразеологизмов с языка на язык.

Научпая новизна исследования. При изучении семного состава сигнификативно-денотативного макрокомпонента значения

фразеологических единиц в работе впервые выделяются наиболее характерные дополнительные семы: определительные, определительно-обстоятельственные, образа действия, причины, цели и субъектные. Выделение перечисленных семантических признаков проводится на основе дефиниционного анализа.

Впервые комплексному специальному исследованию подвергаются оценочный, эмотивный, экспрессивный и функционально-стилистический компоненты коннотации рассматриваемых фразеологизмов в их взаимосвязи. Впервые выделяются факторы формирования эмотивности антропоморфных фразеологических единиц, которые автор, в частности, использует при определении эмосем и эмотивной окрашенности фразеологизмов английского и русского языка.

Наиболее существенные результаты исследования позволяют сформулировать основные положения, выносимые на защиту:

1. Фразеологическое значение представляет собой сложное целое, раскрывающееся во взаимосвязи сигнификативно-денотативного и коннотативного макрокомпонентов, которые, в свою очередь, состоят из иерархически организованных и упорядоченных микрокомпонентов;

2. Несмотря на некоторую симметрию, характерную для ряда парадигматических объединений, можно говорить о значительном сходстве двух обширных макросистем фразеологических фондов английского и русского языков и, следовательно, о сходстве передачи фразеологическими средствами антропоцентрических участков отражаемой действительности;

3. Примат семантического тождества/различия может приниматься как основной критерий при выявлении типов межъязыковых фразеологических соответствий;

4. Наличие небольшого количества безэквивалентных фразеологических единиц в общем объеме ФЕ, характеризирующих человека, свидетельствует о значительном изоморфизме сопоставляемых фразеологизмов в сравниваемых языках.

Теоретическая значимость исследования определяется, в первую очередь, дальнейшим углублением семантической концепции фразеологического значения как сложного единства его сигнификативно-денотативного и коннотативного макрокомпонентов, в свою очередь состоящих из иерархически организованных и упорядоченных семантических компонентов.

Автор уточняет элементы системности антропоморфных фразеологизмов, лежащие в основе их фразео-семантической общности, как служащие критерием выведения фразео-семантических парадигм рассматриваемого класса фразеологизмов. В работе устанавливается фразеологическая насыщенность понятийных зон антропологической направленности в двух отдаленно родственных языках— английском и русском. Автор вносит вклад в углубление компонентной теории фразео-семантического анализа, используя в качестве организующей теории принципы компонентного (семного) подхода, в основе которой лежит метод семного анализа.

В работе обосновывается мысль о том, что в зависимости от типа межъязыковых семантических соответствий выделяются высокий, средний и низкий уровни семантических соответствий. В исследовании подчеркивается, что каждый новый подход к рассмотрению основных проблем фразеологии, в том числе и определения типов межъязыковых отношений, является необходимым следствием широкомасштабного научного процесса познания языка как многоаспектного явления.

В диссертации детально рассматриваются такие существенные фразеографические проблемы, как место расположения и разработки фразеологизмов в словаре, форма их фиксации, перевод на другой язык, оформление и построение фразеологического гнезда, а также такая малоизученная и сложная проблема, как отражение во ФЕ коннотативной информации. Во фразеологизме фиксируется три компонента коннотации: функционально-стилистический, эмотивный и экспрессивный.

Материал для исследования извлекался путем сплошной выборки из одноязычных и двуязычных фразеологических словарей, а также из толковых словарей английского и русского языка (около 20 томов), из произведений художественной литературы российских, а также английских и американских писателей.

Определенный количественный перевес английских фразеологизмов можно объяснить особенностями территориального распространения английского языка, приведшего к существованию большого количества

американизмов, австрализмов и т.д. в общем фразеологическом фонде английского языка, в том числе ФЕ антропологической направленности.

При отборе объекта изучения использовался семантический принцип. Единство единиц в составе выделенных макросистем устанавливалось по наличию общего семантического признака, т.е. концепта «человек», который является объединяющим, интегрирующим в структуре сигнификативно-денотативного макрокомпонента их значения. Было отобрано около 2450 ФЕ русского языка и 3180 ФЕ английского языка. Значительный количественный состав единиц, подвергнутых анализу, обусловлен большой семантической валентностью данного сегмента фразеологии.

Анализу подвергались субстантивные ФЕ, объединенные общим значением лица, глагольные с общим значением действия лица, адъективные, объединенные общим значением качественной характеристики лица, и так называемые глагольно-пропозициональные с придаточными временными и определительными. Таким образом, единицы, относящиеся к человеку, только косвенно, т.е. адвербиальные или наречные ФЕ, выражающие время совершения действия, условия действия, место или направление действия и т.д., а также междометные, вводные и препозициональные, как непосредственно не относящиеся к характеристике человека, были выведены за пределы исследования. Подобным же образом за пределами исследования остались ФЕ перечисленных выше классов, если они объединялись общим значением предмета и относились к неодушевленным объектам: «carry across the footlights» — «иметь успех, понравиться публике (о пьесе, спектакле и т.п.)»; «the moving force»— «движущая сила»; «on the hoof»— «живой (о скоте)»; «камень преткновения»— «помеха, затруднение, на которое наталкивается кто-либо в каком-либо деле, занятии и т.п.»; «кануть в вечность» - «исчезнуть навсегда, минуть».

У многозначных единиц анализу подвергались лишь те фразео-семантические варианты, которые непосредственно относились к человеку. Например, у ФЕ «to the fore» только четвертое значение из перечисляемых в «Англо-русском фразеологическом словаре» — «живой, активный» относится к объекту нашего исследования5. У русской единицы «ненасытная утроба» второе значение «алчный, жадный человек» полностью семантически ориентировано на человека, а из первого значения «очень прожорливый человек или животное» для анализа отбирается только его часть, характеризующая человека — «очень прожорливый человек».

Кунин A.B. Англо-русский фразеологический словарь. Изд. 3-е, испр., в двух книгах. — М.: Сов. Энциклопедия, 1967. — С. 351.

Под общим термином «фразеологические единицы» подразумевались как собственно фразеологизмы или идиомы, т.е. раздельнооформленные единицы языка с полностью или частично переосмысленным значением, так и идиофразеоматизмы с переносным значением и ограниченное количество фразеоматических единиц с фразеоматически связанным значением (по терминологии A.B. Кунина). В анализ были вовлечены антропоморфные ФЕ, ограниченные хронологическими рамками современного употребления, хотя, при необходимости, в работе приводятся устаревшие и исторические единицы.

При отборе .фразеологического материала возникали вопросы о правомерности включения в объект изучения ряда единиц с так называемыми словами-сопроводителями, т.е. словами, употребляемыми в прямом значении, без которых та или иная идиома не употребляется. Довольно часто такие слова-сопроводители входят в состав компаративных адъективных или глагольных единиц и, согласно определению фразеологических единиц, принятому в нашей работе, являются полноправными компонентами этих единиц: «(as) pure as a lily»; «work like a horse (like a navvy, slave, galley slave)»; «красный как рак»; «попадать как кур во щи».

Также обычно вызывают затруднения случаи, когда полностью переосмысленная идиома может сочетаться со значительным количеством слов достаточно различных по семантике, напр.: «без околичностей» — «прямо, открыто, откровенно, не прибегая к намекам (говорить, спрашивать и т.п.)»; «с три короба» — «очень много (наговорить, пообещать, наврать и т.п.)». Как правило, это адвербиальные фразеологизмы, которые не были объектом изучения в работе. В других случаях, когда имеется лишь одно так называемое слово-сопроводитель или их количество ограничено двумя-тремя очень близкими по семантике вариантами, данные слова входят в границы фразеологизма как его непереосмысленные обязательные компоненты: «разбирать по косточкам»; «слушать во все уши»; «сидеть (оказаться) у разбитого корыта».

Методы исследования. Исследование ориентировано на синхронно-сопоставительное параллельное описание изучаемого материала, инструментом описания служат основные понятия и термины лингвистической и, в частности, фразеологической теории.

Основными методами, используемыми в работе, являются сопоставительно-типологический и метод фразеологического анализа, предложенный A.B. Куниным и существующий в двух разновидностях, тесно связанных между собой: метод фразеологической идентификации и метод

фразеологического описания6. Первый из них, т.е. метод фразеологической идентификации, был использован при отборе фразеологического материала, также как и метод словарных дефиниций. Метод фразеологического описания, включающий ряд процедур, в том числе семный анализ, анализ компонентов коннотации, а также дефиниционный и контекстологический анализ был применен для изучения обширного фразеологического материала в двух сопоставляемых языках.

Используя компонентную теорию тождества/различия семной организации фразеологического значения разноязычных ФЕ в качестве основы определения типов межъязыковых семантических корреляций, автор учитывал структурно-грамматическую организацию и компонентный (лексемный) состав английских и русских ФЕ.

В работе применяется разработанная автором методика определения типов межъязыковых семантических соответствий на основе компонентной теории тождества/различия семной организации фразеологического значения разноязычных фразеологических единиц.

Сопоставительный анализ проводился путем индукции и дедукции, при изучении и обобщении обширного фактического материала использовался как семасиологический, так и ономасиологический подход.

Практическая ненность работы. Результаты исследования имеют прикладное значение для преподавания английского и русского языков, они могут быть использованы при составлении учебников, учебных пособий и справочников для студентов филологических отделений университетов и педагогических институтов, институтов иностранных языков, при разработке учебных курсов. Обширный фразеологический материал, собранный и систематизированный в диссертации может быть использован преподавателями русского языка в английской аудитории и преподавателями английского языка в русской аудитории как в России, так и за ее пределами. Соответствующие фрагменты работы могут служить теоретическим и практическим материалом для спецкурсов по английской и русской фразеологии.

Предложенная автором методика определения типов межъязыковых семантических соответствий может быть успешно использована в компаративных исследованиях применительно к любым языкам.

Поставленные задачи и материал анализа определили композицию диссертационной работы. Она состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии. В конце каждой главы приводятся выводы.

6 Кунин, A.B. Курс фразеологии современного английского языка. — М.: Просвещение, 1986.

8

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации прошли апробацию в процессе преподавания практики и культуры речевого общения, лексикологии английского языка и Страноведения Великобритании и США в языковых группах ТПМК МГОУ. Материалы диссертации обсуждались в виде докладов и сообщений на международных конференциях и семинарах. Результаты исследований также отражены в опубликованных методических материалах и учебниках.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении дается общая характеристика работы, обосновывается ее актуальность и научная новизна, формулируются цели и задачи, описывается методологическая база, теоретическая значимость, практическое значение, апробация и структура.

Первая глава «Общая характеристика ФЕ» состоит из трех параграфов. В первом параграфе освещаются общие вопросы теории фразеологии применительно к рассматриваемому материалу. Второй и третий параграфы посвящены сигнификативно-денотативному и коннотативному макрокомпонентам значения. Детальному анализу подвергаются коннотативные составляющие фразеологического значения.

В работе подчеркивается, что фразеологическое значение представляет собой сложное образование, состоящее из иерархически организованных и упорядоченных семантических компонентов, называемых семами. В зависимости от роли сем во фразеологическом значении ФЕ и во фразеологической системе языка выделяются разные типы сем: узуальные и окказиональные, интегральные и дифференциальные, прототипные, грамматические семы рода, числа и т.д. Дифференциальные семы представлены типами определительно-обстоятельственных и субъектных, определительные семы могут быть как интегральными, так и дифференциальными. Семантическое своеобразие ФЕ заключается в специфике сочетания сем.

В единстве сигнификата и денотата как понятийного содержания фразеологизма и обобщенного, типизированного, социально закрепленного представления о предметах и явлениях действительности проявляется

обобщающая и опосредованная роль фразеологической единицы как знака номинации.

Коннотативный макрокомпонент фразеологического значения также представляет собой сложное иерархически организованное целое. В его составе выделяются оценочный, эмотивный, экспрессивный и функционально-стилистический компоненты, сопутствующие

сигнификативно-денотативному макрокомпоненту значения ФЕ. Эти четыре компонента в семантике отдельной фразеологической единицы могут быть представлены в совокупности, в тройной или парной комбинации друг с другом.

Оценочный компонент определяется как закрепленное в языке отношение субъекта к объекту номинации. Категория оценки - социально закрепленное явление. Выделяются отрицательный (пейоративный), положительный (мелиоративный) и нейтральный, компоненты фразеологического значения, в основе которых лежат осуждение, одобрение или отсутствие ярко выраженного одобрения или осуждения как констатация социально устоявшейся оценки какого-либо явления. Оценочный компонент может носить как системный, узуальный, так и окказиональный характер.

В свою очередь, эмотивный компонент коннотации представляет собой чувственную оценку объекта, выражение языковыми или речевыми средствами чувств, настроений, переживаний человека. Выделяются десять эмосем, входящих в коннотативный макрокомпонент значения фразеологических единиц. Эмотивные компоненты могут быть как узуальными, так и окказиональными.

Далее, экспрессивный компонент коннотации выделяется у фразеологических единиц, имеющих в сигнификативно-денотативном макрокомпоненте значения сему интенсивности, указывающую на качественно-количественную степень проявления характеризуемого свойства, признака или качества и тем самым усиливающих их выразительность. Интенсификатор значения может выражаться эксплицитно или имплицитно.

Наконец, под функционально-стилистическим компонентом коннотации понимается стилистическая характеристика фразеологизма с точки зрения его функциональной, исторической и территориальной принадлежности, имеющая узуальный статус. Различия в нормах отбора и функционального употребления ФЕ дает возможность подразделить все фразеологизмы на три больших класса: книжные, разговорные и межстилевые. Разговорные фразеологизмы, являясь стилистически сниженными языковыми средствами, в своей совокупности не представляют

единого целого. Среди них выделяются литературно-разговорные, просторечные, грубо-просторечные единицы и жаргонизмы. Наблюдается резко выраженное количественное несоответствие просторечных и жаргонных фразеологизмов в английском и русском языках.

В работе устанавливается, что основными критериями формирования четырех компонентов коннотации фразеологических единиц являются: критерий компонентного состава, семантический и экстралингвистический. Критерий оценочное™ ФЕ играет очень важную роль в формировании их эмотивности. Количественный критерий, указывающий на частоту употребления фразеологизма в том или ином стиле, является объективным показателем его функционально-стилистической маркированности.

Коннотативный макрокомпонент фразеологического значения представляет собой сложное единство двух, трех или четырех его компонентов, взаимосвязанных и в ряде случаев взаимозависимых. Самая тесная взаимосвязь прослеживается между оценочным и эмотивным компонентами коннотации, наиболее «противопоставленным» другим компонентам выступает функщюнально-стилистический.

Фразеологическая система носит избирательный характер номинации преимущественно антропоморфной направленности, поэтому изучение фразеологических единиц, семантически ориентированных на человека, представляется особо важным. Анализ составляющих данную фразео-семантическую общность как совокупности фразео-семангических парадигм позволил выделить обширные понятийные зоны «Физические процессы и свойства личности», «Психические процессы и свойства личности», «Система межличностных отношений». Макрогруппы фразеологизмов, покрывающих данные понятийные зоны, делятся на фразео-семантические группы и подгруппы. Границы между парадигмами не являются строго очерченными и замкнутыми. Несмотря на некоторую асимметрию, характерную для ряда парадигматических объединений, можно говорить о значительном сходстве двух макросистем фразеологических фондов английского и русского языков.

В результате детального семного анализа трех фразео-семангических подгрупп, входящих в две группы фразеологизмов, характеризующих внешность человека и его материальное положение, в работе выделяются интегральные и дифференциальные семы, составляющие сигнификативно-денотативный макрокомпонент значения, рассмотрены компоненты коннотативного содержания исследуемых единиц.

Во второй главе «Сопоставление английских и русских фразеологизмов, характеризирующих человека. Парадигматический подход» проводится сопоставление английских и русских фразеологизмов, характеризующих внешность и характер человека, в системе парадигм. С помощью семного анализа выявляются сходства и различия семантической организации фразеологических единиц ряда фразео-семантических подгрупп и их отношения между собой.

В работе отмечается, что в отличие от лексической системы языка, фразеологическая система носит избирательный характер номинации преимущественно антропоморфной направленности. Ее делимость на макро-и микросистемы, понятийные зоны, поля, фразео-семантические группы, подгруппы), которые, в свою очередь, состоят из более мелких объединений, основана на способности ФЕ выражать наиболее общие понятия наряду с более конкретными. Другими словами, специфика семантики фразеологических единиц (т.е. наличие в сигнификативно-денотативном макрокомпоненте значения интегральных и дифференциальных сем разного ранга) лежит в основе объединения данных языковых единиц в границах фразео-семантических подгрупп, групп, понятийных зон (или фразеополей). Способность более мелких группировок к объединению в более крупные классы является одним из проявлений иерархичности фразеологической системы.

В работе подчеркивается, что в основе разделения обширного континуума на более мелкие микросистемы лежит логико-понятийный принцип. Именно общность выражаемых фразеологизмами понятий служит основанием для выделения фразео-семантических парадигм как элементов фразео-семантической системы языка. При этом под фразео-семантической парадигмой понимается структурно-организованное множество, ингредиенты которого имеют в сигнификативно-денотативном макрокомпоненте фразеологического значения общую интегральную сему. Во фразео-семантическую парадигму могут входить как сами ФЕ, так и их отдельные фразео-семантические варианты.

Процедура вычленения парадигм предусматривает применение компонентной методики: фразеологические единицы считаются принадлежащими к одной парадигме при наличии хотя бы одной общей интегральной семы в составе их фразеологического значения. При этом происходит отвлечение от типов категориальных значений предметности, процессуальное™, призначности и т.д.

В работе выделяется ряд характерных особенностей фразео-семантических групп и подгрупп.

Во-первых, единицы одной группы или подгруппы могут быть образованы по разным синтаксическим моделям.

Во-вторых, благодаря широте своего значения или многозначности один и тот же фразеологизм может входить в две и, иногда, более группы или подгруппы, хотя такое свойство характерно для определенного количества, а не для всех фразеологических единиц. Таким образом, группа или подгруппа может иметь открытый характер.

В-третьих, в пределах группы или подгруппы общность выражаемого понятия может сопровождаться самой разной палитрой коннотативных компонентов фразеологического значения входящих в группу или подгруппу единиц.

И, в-четвертых, индивидуальная семантика фразеологизма в пределах группы или подгруппы раскрывается через его противопоставление другим членам данного объединения. Таким образом, выявление основных типов парадигматических отношений фразеологических единиц, входящих в ту или иную группу или подгруппу, основывается на семантических оппозициях, представленных их семными составами.

При непосредственном рассмотрении фразео-семантических групп и подгрупп выделяются их ядро и периферия. Ядерные единицы включают в свой семный состав только интегральные семы. Удаление от ядра подгруппы характеризуется нарастанием дифференциальных семантических признаков в семантике ингредиентов данного объединения. Единицы с наибольшим количеством дифференциальных сем образуют периферию фразео-семангаческой парадигмы. Между ядром и периферийными членами устанавливаются гиперо-гипонимические отношения, между фразеологическими единицами одного грамматического класса — синонимические и, редко, антонимические. Именно периферийные единицы могут входить в состав других фразео-семантических подгрупп.

Природные характеристики человека в первую очередь передают фразеологизмы обширной понятийной зоны «Физические процессы и свойства личности». Здесь выделяются ряд фразео-семантических групп с разной количественной наполняемостью.

Очень ограниченную группу образуют фразеологизмы с общим значением «Пол человека»: «the rougher (sterner, stronger) sex»; «lord of creation»; «the fair (the gentle) sex»; «the weaker vessel»; «сильный пол»;

«слабый (нежный, прекрасный) пол»; «прекрасная (слабая) половина рода человеческого» и другие.

Следующую группу составляют фразеологические единицы, обозначающие возраст человека: «old bloke (buffer, card, codger)»; «(as) old as Methuselah»; «between grass and hay»; «decline into the vale of years»; «не первой молодости»; «во цвете лет (сил)»; «выходить из пеленок»; «песок сыплется из кого».

Более представительной является фразео-семангическая группа с общим значением «физическое состояние»: «feel like a boiled (wet) rag»; «(as) limp as a rag»; «feel like death (warmed up)»; «have leaden feet»; «едва (еле) ноги носят (держат) кого»; «живого места нет (не осталось) на ком» (фразео-семантический вариант «кто-либо весь избит, изуродован)»; «едва на ногах стоит» (фразео-семантический вариант «очень слаб, обычно от болезни, усталости»); «кровь играет (кипит, бродит, горит) в ком» (ФСВ «кто-либо ощущает в себе избыток сил, энергии»).

Следующая группа фразеологизмов характеризует переход из одного физического состояния в другое. В основном она представлена фразеологизмами, характеризующими «переход» человека в царство мертвых, т.е. смерть как физический процесс: «depart (go) to God»; «pay one's debt to nature (pay the debt of nature)»; «kick the bucket»; «сыграть в ящик»; «протянуть ноги»; «ложиться в гроб (в могилу, в землю)». Данная подгруппа представлена ФЕ с самой широкой палитрой функционально-стилистической отнесенности. Только отдельные фразеологизмы характеризуют процесс перехода из здорового состояния в больное или наоборот: «catch one's death (of cold; амер. take one's death of cold)»; «становиться (вставать) на ноги» (лексико-семангический вариант «выздоравливать, оправляться от болезни»),

В группе «внешность человека» выделяется ряд фразео-семантических подгрупп, характеризующих разные стороны физического облика человека. Более подробно данная группа единиц рассматривается в третьей главе диссертации.

К данной группе тесно примыкает очень ограниченная количественно (особенно по сравнению с лексикой) группа ФЕ, номинирующая отдельные части человеческого тела: «bunch of fives»; «the ten commandments»; «the lower (nether) man»; «red lane». Данная группа представлена единицами английского языка.

Физические действия человека — объект номинации следующей группы фразеологизмов, кодирующих указанную понятийную зону: «beat smb black and blue»; «beat it»; «show a clean pair of heels»; «take to one's heels»;

«tum on one's heel»; «показывать пятки»; «смазывать (намазывать, подмазывать) пятки (салом)»; «сматывать удочки»; «как (водой) смыло кого»; «снимать башку с кого, кому». Семантика фразеологизмов данной группы преимущественно характеризует такие действия человека, как его перемещение в пространстве или физическое воздействие на другого человека (подгруппы «избить», «убить» и другие, ингредиенты которых также входят в семантическую группировку «отношения между людьми»).

Одной из самых многочисленных и разветвленных является общность фразеологических единиц, покрывающих понятийную зону «Психические процессы и свойства личности». Структуру понятийной зоны «Психические процессы и свойства личности» можно представить в виде схемы понятийных подзон «ощущения», «восприятия», «память» «воображение», «мышление», «эмоции и чувства», «воля», «свойства личности» с их дробными подразделениями.

Тематическая группа «свойства личности» представлена фразеологизмами английского и русского языков, выражающими характер человека. В целом в диссертации представлена обширная и сложная семантическая группа ФЕ, кодирующих психические процессы и свойства личности, которая, по мнению автора, представляет собой ядерную область фразеологизмов антропоморфной направленности.

Самыми значительными в количественном отношении являются фразео-семантические группы социально-деятельностной характеристики человека, т.е. включающие в свой состав ФЕ, номинирующие действия, поступки человека, его поведение, образ жизни, речевую деятельность.

Реальное действие, совершаемое человеком, может быть направлено на кого-то или что-то или может быть совершенным непосредственно без направленности на другой объект. В первом случае фразеологизмы носят объектный характер, во втором — субъектный. Например, ФЕ «cast (put, throw) smth into the melting-pot»; «уложить в лежку кого» своим действием направлены на объект, а ФЕ «take a (run-out) powder»; «складывать руки»; являются субъектными единицами. В свою очередь фразеологизмы, имеющие только совершенный вид, выражают не само действие в его процессе, а, скорее, его результативность: «преклонить голову»; «тряхнуть стариной»; «порвать глотку кому».

Группа ФЕ, номинирующих действия человека, также делится на более мелкие подгруппы с общим значением «дурачить, обманывать кого-либо, вводить в заблуждение»; «морочить (дурить) голову кому»; «водить за нос кого»; «throw dust in smb's eyes (in the eyes of smb)», «изводить, мучить кого-

либо», «вытягивать (выматывать) (всю) душу»; «вытрясти душу из кого»; «bother (harass, nag, pester, plague, worry) the life out of smb (worry smb out of his life)»), «заискивать, подхалимничать» («ползать на брюхе перед кем»; «curry favour with smb») и другие.

При рассмотрении фразеологизмов, характеризующих разные виды социальной общности людей, также выделяется ряд фразео-семантических групп.

Семейное положение, положение, занимаемое определенным человеком (взрослым или ребенком) в семье как общественной ячейке общества, номинируют ФЕ: «hostages to fortune»; «one's (the) better half», «one's worse half»; «соломенная вдова»; «соломенный вдовец».

Более многочисленной выступает группа фразеологизмов, обозначающих положение человека в обществе, его значимость: «be high in the social scale»; «big cheese»; «the powers that be»; «a great gun»; «carry (hold) (big) guns»; «a lay figure» (в значении человек, с которым не считаются, «пешка», пустое место, ничтожество»); «не обсевок в поле»; «важная птица»; «птица высокого полета»; «грош цена (в базарный день) кому». Фразеологизмы данной группы имеют или положительную, или отрицательную оценочную сему в своем компонентном составе, т.к. именно отклонение в ту или иную сторону от «нормального» положения номинируется фразеологическими единицами.

К указанной группе тесно примыкает следующая фразео-семантическая группа ФЕ, характеризующих приобретение или потерю определенного положения в обществе: «touch (strike) bottom» (фразео-семангический вариант «опуститься, деградировать; дойти до ручки»); «fall low»; «climb (up) the ladder»; «становиться (вставать, подниматься) на ноги» (ФСБ «делаться самостоятельным, приобретать независимое положение»); «пробивать (прокладывать, пролагать) себе дорогу (путь)»; «пробивать лбом (себе) дорогу».

К фразео-семантической группе «материальное положение» тесно примыкает фразео-семантическая группа фразеологизмов, описывающих приобретение материальной обеспеченности или ее потерю: «put up the shutters»; «go (run) on (upon) the rocks»; «line one's pockets»; «пускать по миру (с сумой) кого»; «набивать кубышку»; «сходить на нет».

Социальное происхождение человека характеризуют фразеологизмы: «be born in (to) purple О36 born in, to the purple, cradled in, in the purple)» (фразео-семангический вариант «родиться в знатной семье, в роскоши»); «Ье born on the wrong side of the tracks»; «blue blood»; «high blood». Интересно

отметить временную характеристику русских фразеологизмов данной фразео-семантической группы как устаревших или дореволюционных: «белая кость»; «черная кость»; «голубая кровь».

Выполнение определенной профессиональной роли человека в обществе вызвало появление ограниченного количества фразеологических единиц, называющих человека по его профессиональному признаку: «Harley Street»; «a woman of letters»; «writer to the signet»; «присяжный поверенный» (устар.); «нижний чин» (устар.); «воздушный извозчик». Данная группа в основном представлена в английском языке.

В английском языке также выделяется довольно многочисленная (по сравнению с предыдущей) группа ФЕ так называемых «прозвищ» выдающихся людей: «the Father of English Poetry»; «the Great Khan of Literature»; «(Sweet) Swan of Avon»; «the Father of his Country»; «Old Hickory»; «Old Nosey» и другие.

Фразеологизмы ситуативной характеристики, т.е. ФЕ, описывающие различные ситуации или положения, в которые попадают люди как в результате своих или чужих действий, так и в результате какой-либо случайности или жизненных коллизий, довольно широко представлены в обоих языках: «fall into possession of smth»; «saved by the bell»; «be (stand) on the brink (edge) of a precipice»; «off the rails»; «попадать (попадаться) в руки кого, чьи, кому, к кому»; «попасть в ловушку»; «попасть в петлю»; «Богом забытый кто». Данная группа фразеологизмов делится на ряд фразео-семантических подгрупп в зависимости от типа ситуации, положения, в которых оказался человек.

Проведенное распределение фразеологизмов английского и русского языков по фразео-семантическим парадигматическим объединениям, покрывающим определенные понятийные зоны, свидетельствует о значительном сходстве двух обширных макросистем фразеологических фондов сопоставляемых языков. В то же время явление асимметрии характерно для некоторых из них. Так, например, в группе ФЕ, называющих человека по его профессиональному признаку, наблюдается количественная асимметрия с преобладанием английских единиц.

В третьей главе «Межъязыковые корреляции в составе антропоморфных фразеологизмов», основываясь на компонентной теории и учитывая еще два уровня изучения фактического материала— структурно-грамматический и лексемный— автором выявлены типы и подтипы фразеологических соответствий в двух сопоставляемых языках, а также

рассмотрены возможные способы перевода безэквивалентных единиц на другой язык.

Вопрос определения факторов межъязыковых фразеологических соответствий как родового признака и критериев выделения фразеологических эквивалентов и аналогов как видовых признаков до сих пор остается дискуссионным.

Были отмечены терминологические расхождения в обозначении типов межъязыковых корреляций, выделение разных аспектов совпадения фразеологизмов при межъязыковых сопоставлениях, что приводит к некоторой расплывчатости в определении фразеологических эквивалентов и аналогов.

Проделанный анализ показал, что в основе определения типов межъязыковых фразеологических соответствий/несоответствий может приниматься комплексный критерий: совпадение семантики, грамматическая (синтаксическая) организация и компонентный (лексемный) состав разноязычных фразеологических единиц при безусловном примате семантического тождества/различия или плана содержания.

При этом план содержания может характеризоваться по-разному: как совокупное содержание ФЕ; значение, стилистическая окраска и фразеологический образ; совокупный смысл сопоставляемых единиц; семантико-стилисгические свойства фразеологизмов и т.д.

На основе этого в работе предложена классификация типов межъязыковых фразеологических корреляций, в основу которой положена компонентная теория тождества/различия семной структуры фразеологического значения сопоставляемых фразеологических ед иниц.

Выделение семантических эквивалентов и аналогов затрагивает только один, ведущий уровень изучения разноязычных фразеологических единиц с точки зрения типов их межъязыковых соответствий. Двумя другими уровнями являются структурно-грамматический (по терминологии других авторов структура, синтаксическая организация, структурно-грамматическое оформление, грамматические формы, синтаксическая структура разноязычных ФЕ) и компонентный или лексемный (также называемый лексическим).

Структурно-грамматический уровень предполагает сопоставление структурных моделей ФЕ, основанных на структурных моделях свободных словосочетаний и предложений, присущих как обоим языкам, так и специфичных для каждого го сопоставляемых языков, а также возможности адекватной замены типичных для каждого из сопоставляемых языков структурно-грамматических различий.

В работе отмечаются определенные структурные характеристики английского и русского языков, непосредственно накладывающие отпечаток на структурно-грамматическую организацию ФЕ:

1. наличие неопределенного или определенного артикля в большинстве ФЕ английского языка как грамматической категории, присущей английскому языку;

2. ярко выраженную падежную систему у ФЕ русского языка и наличие лишь двух падежей (общего и притяжательного) у ФЕ английского языка: значения русских падежей в английском языке передаются предложно-именными сочетаниями;

3. частое употребление в английских фразеологизмах компонента «one's», который в контексте заменяется требуемым ситуацией притяжательным местоимением, и его неполного соответствия русскому возвратному местоимению «свой», не изменяющему в контексте своего ввда;

4. отсутствие категории рода у существительных английского языка

Компонентный или лексемный уровень предполагает выявление

тождественных, близких по семантике или разных элементов в составе сопоставляемых фразеологизмов, «создающих» образ. Этот уровень является самым подвижным и специфичным для ФЕ обоих языков.

С учетом семантического, структурно-грамматического и компонентного уровней нами, выделяются следующие типы межъязыковых отношений:

1. Фразеологические эквиваленты (полные и частичные). 2. Фразеологические аналоги (полные и частичные). 3. Безэквивалентные фразеологические единицы.

Первый тип межъязыковых фразеологических отношений (эквиваленты) в своей совокупности не представляет монолитного единства единиц. В зависимости от различий в плане выражения степень совпадения межъязыковых фразеологических эквивалентов может проявляться следующим образом:

1. полная эквивалентность, т.е. полная соотносимость плана выражения и плана содержания ФЕ, тождество фразеологического значения, структурно-грамматической организации и компонентного состава сопоставляемых единиц;

2. частичная эквивалентность, которая характеризуется незначительными различиями в плане выражения ФЕ тождественной семантики.

Примерами полной эквивалентности ФЕ в английском и русском языках можно считать такие единицы: «offer smb one's hand (and heart)» - «предлагать руку (и сердце) кому». Являясь семантическими эквивалентами, данные единицы характеризуются одинаковым семным составом (сема конкретного действия, а именно «предлагать вступить в брак», сема межличностных отношений). В коннотативном макрокомпоненте данных ФЕ отсутствуют семы эмотивносга и экспрессивности. С точки зрения своей оценочное™ фразеологизмы

принадлежат к нейтральным единицам, их функционально-стилистическая характеристика - межстилевые ФЕ. Структурно-грамматическая организация и компонентный состав (следовательно, и образность) обеих единиц совпадают.

Или, к примеру: «not to believe one's ears» - «не верить своим ушам»; «the salt of the earth» — «соль земли» — «самое главное, самое ценное, самое важное. О людях»; «second nature» — «вторая натура» — «одна из существенных черт, особенностей, склонностей человека»;— «Promethean fire» книжн. — «прометеев огонь» книжн. «неугасающее стремление к достижению высоких, благородных целей, к высоким цдеалам»; «feed the fishes» разг. (фразео-семангический вариант) — «утонуть» - «кормить рыб» разг.

Семантически эквивалентные фразеологические единицы английского и русского языков, имеющие определенные различия в плане выражения, относятся к частичным фразеологическим эквивалентам. Для этого типа характерны тождественный семный состав сигнификативно-денотативного макрокомпонента фразеологического значения и совпадение компонентов коннотации. Различия разноязычных фразеологизмов затрагивают структурно-грамматическую организацию и компонентный состав и носят незначительный характер, т.е. это некоторые морфологические различия в употреблении предлога, числа имени существительного и т.д, не оказывающие существенного влияния на создаваемый образ.

Так, английский фразеологизм «dance after (to) smb's pipe (piping, whistle)» и русская ФЕ «плясать под дудку чью» — «поступать, вести себя так, как угодно кому-либо, безоговорочно во всем подчиняться кому-либо» различаются предлогами «after (to)» и «под» с общей структурой V + prep + pron + N. Первый варьируемый компонент английской ФЕ «piping» является производной грамматической формой от глагола «to pipe» — «играть на дудке». Второй варьируемый компонент «whistle» означает «свист». В этом случае английская и русская ФЕ различаются также одним своим компонентом «whistle» и «дудка».

К межъязыковым фразеологическим аналогам относятся семантические аналоги английского и русского языков с тождественным или близким семным составом сигнификативно-денотативного макрокомпонента фразеологического значения при тождественности или некоторых различиях коннотативного макрокомпонента значения. Различия могут затрагивать один, два или три компонента коннотации за исключением оценочного. Рассмотрим следующие примеры.

Английская ФЕ «take (редк. lay) smth. to heart» и фразео-семантический вариант русской ФЕ «принимать близко к сердцу что» характеризуются совпадением своего сигнификативно-денотативного макрокомпонента «сильно

переживать что-либо». Их семный состав можно представить набором следующих сем: семы «человек», «эмоции человека», конкретной эмоциональной деятельности человека «переживать» и ингенсемы.

В то же время данные единицы различаются своим функционально-стилистическим компонентом: английская ФЕ является межстилевой, русский фразеологизм относится к разговорным ФЕ.

Обе единицы являются глагольными со структурой V + prep + N. Объектно-предложный тип с примыканием английского ФСВ соответствует объектно-предложному типу с управлением русской ФЕ. В состав английской единицы входят глагольные варьируемые компоненты «take» и «1ау». При полном совпадении компонентов «брать» и «take» русской ФЕ и английского ФСВ образ их также совпадает, близкой образностью характеризуются соответствия «lay smth to heart» и «брать к сердцу что».

Таким образом, в этом примере мы наблюдаем тождество сигнификативно-денотативного и трех компонентов коннотагавного макрокомпонентов значения за исключением функционально-стилистического и незначительные различия плана выражения (наличие варьируемых компонентов у английской единицы).

Следующие два разноязычных фразеологизма «not a pin to choose between them» и едва сапога пара» характеризуются тождеством сигнификативно-денотативного макрокомпонентов значения. В коннотагивном макрокомпоненте обеих единиц наличествуют отрицательная оценочная сема, эмосема пренебрежения (словарная помета «пренебр.»). В то же время английская фразеологическая единица является межстилевой, русская — просторечной. Сема экспрессивности отсутствует в коннотации обоих фразеологизмов.

Лексемный состав рассматриваемых единиц характеризуется полным различием. По своей структурно-грамматической организации оба фразеологизма имеют структуру предложения. Следовательно, в данном случае мы наблюдаем разный лексемный состав и приблизительное сходство структурно-грамматической организации английской и русской ФЕ (приблизительное сходство означает принадлежность фразеологизмов к одному классу), совпадение сигнификативно-денотативного макрокомпонента и трех компонентов коннотации.

Для частичных фразеологических аналогов характерно или полное расхождение их лексемного состава, или приблизительное сходство с наличием одного общего компонента Структурно-грамматическая организация таких разноязычных единиц, как правило, определяется как имеющая значительные отклонения или различия.

Так, английская ФЕ «shut, (stop) smb's mouth» — «заставить замолчать кого-либо; не дать говорить кому-либо» и русский фразеологизм «не давать рта

раскрыть кому» — «не позволять кому-либо говорить, высказываться» можно рассматривать как частичные фразеологические аналоги вследствие наличия в сигнификативно-денотативном макрокомпоненге английской единицы конкретной семы воздействия одного человека на другого в сфере речевой деятельности «заставить замолчать», отсутствующей у русской ФЕ.

Оба фразеологизма являются глагольными, с разными структурами: V + pron + N с препозитивным расширением существительного притяжательным местоимением английской ФЕ и нетипичной для русских ФЕ структурой V + N + V с наличием отрицания

Совпадают функционально-стилистический компонент данных фразеологизмов — оба являются разговорными ФЕ. Амбивалентная нейтральная оценочная сема присутствует в коннотации обеих единиц. Действительно, с одной стороны, можно не даль кому-либо сказать правду, что-то ценное, с другой, можно, «заткнуть рот», заставил, замолчал, предателя и тем самым спасти чью-либо жизнь.

Фразео-семангаческий вариант английской ФЕ «dip into one's pocket (purse)» — «тратить деньги; раскошелиться, расщедриться» и русской ФЕ «не считать денег (рублей)» — «имея много денег, тратить их, не задумываясь, без счета» можно также рассматривать как частичные фразеологические аналоги, различающиеся дополнительными дифференциальными семами способа действия. Однако русская единица имеет также интегральную сему «богатство», отсутствующую у английской ФЕ.

В плане выражения эти две единицы характеризуются полным различием компонентного состава и приблизительным сходством структурно-грамматической организации

В свою очередь, безэквиваленгными фразеологизмами нужно считать ФЕ английского или русского языка, не имеющие соответствий во фразеологической системе другого языка В этих единицах особенно ярко отражаются особенности психологии, способа мышления, специфические условия развития материальной и духовной жизни носителей языка: «bold a candle to the devil» — «держать свечу дьяволу», творить зло, потворствовать злу; содействовать преступлению»; «put (реже set) the cart before the horse» — «ставил, телегу перед лошадью»; «делать шиворот-навыворот; ставить с ног на голову»; «serve the devil for God's sake» — «служить дьяволу, прикрываясь именем Бога», т.е. дурно поступать, прикрываясь добрыми намерениями»; «burn the candle at both ends» — фразео-семангаческий вариант «жечь свечу с обоих концов», «прожигать жизнь, безрассудно растрачивать силы, здоровье».

В работе представлены различные варианты решения вопросов перевода и понимания данных фразеологических единиц на разных уровнях межъязыковых соответствий.

Заключение представляет собой обобщения и выводы, полученные в результате сопоставительного исследования.

Апробадия работы. Основные результаты исследования отражены в научных статьях (в т.ч. в журналах по списку ВАК) и материалах конференций:

Статьи

Ильющенко , Н.С. Оценочный компонент коннотации фразеологических единиц в английском и русском языках (на материале Ф£, характеризующих внешние признаки человека) / [Текст] Н.С. Ильющенко // Вестник МГОУ. Серия «Лингвистика». №2/2011. - М.: Изд-во МГОУ, 2011. - С 143-148.

Ильющенко Н.С. Эмотивный компонент коннотации фразеологических единиц в английском и русском языках (на материале ФЕ, характеризующих внешние признаки человека) [Текст] / Н.С. Ильющенко // «Вестник МГОУ. Москва». №1/ (11). - М.: МГОУ, 2011. - С 42-46.

Ильющенко Н.С. Компонентная теория тождества и различия семной организации фразеологического значения разноязычных фразеологических единиц как основа определения типов межъязыковых семантических соответствий. / [Текст] Н.С. Ильющенко // «Вестник МГОУ, Москва». Серия «Общественно-политические и гуманитарные науки», №3. - М.: МГОУ, 2011. В печати.

Работа, выделенная жирным шрифтом, опубликована в периодическом издании, входящем в список ведущих рецензируемых изданий, рекомендованных Высшей Аттестационной Комиссией.

Тезисы докладов на научных конференциях

Ильющенко Н.С. Фразеологизмы со значением внешней характеристики человека в английском и русском языках. Системный и лингводидактический анализ / [Текст] Н.С. Ильющенко // Материалы международной научно-методической конференции «Развитие науки и образования: проблемы преподавания в высшей школе» 9-10 ноября 2010 г. -// «Вестник МГОУ. Москва». Серия «Общественно-политические и гуманитарные науки», №2. - М.: МГОУ, 2011. - С 90-95.

Ильющенко Н.С. «XX век в карикатурах Бориса Ефимова и Дэвида Лоу». Сборник статей XIII международной конференции «Россия и Запад.

Диалог культур». 26-28 ноября 2009 г. Выпуск 15. Часть IV. -М.: МГУ, 2010. - С 76-84.

Ильюшенко Н.С. Отражение советской эпохи в карикатуре (на примере творчества Бориса Ефимова). «Вестник МГОУ. Москва». №1 (7). - М.: МГОУ, 2010.-С 41-45.

Результаты работы отражены также в опубликованных методических материалах и учебных пособиях:

Ильюшенко Н.С. Discovering Britain (Практикум по культуре речевого общения. Великобритания): Учеб. пособие. 2-е изд. испр. и доп. - М.: Изд-во «КДУ», 2011. - 324 с. Гриф УМО.

Ильюшенко Н.С. Сборник упражнений по английской фразеологии. Учебное пособие для бакалавров и магистров. - М.: Издательство «КДУ», 2011,- 52 с.

Ильющенко Н.С. Discovering Britain (Практикум по культуре речевого общения). Рабочая тетрадь. - М.: Издательство «Университетская книга», 2011.-52 с.

Ильющенко Н.С. Культура речевого общения. Великобритания. Рабочая тетрадь. - М.: Изд-во МГОУ, 2011. - 36 с.

Ильющенко Н.С. Страноведение. Соединенные Штаты Америки. Руководство по изучению дисциплины. - М: МГОУ, 2009. - 21 с.

Ильющенко Н.С. Страноведение. Великобритания. Руководство по изучению дисциплины. - М.: МГОУ, 2009. - 28 с.

Ильющенко Н.С. Практикум по культуре речевого общения. Великобритания: Учеб. пособие. - М.: Изд-во МГОУ, 2008. - 343 с.

Ильющенко Н.С. This is Britain. Учебно-методическое пособие. - М.: МГОУ, 2007.-55 с.

Ильющенко Н.С. Across America. Учебно-методическое пособие. - М.: МГОУ, 2007.-55 с.

Заказ № 516. Объем 1 п.л. Тираж 100 экз.

Отпечатано в ООО «Петроруш». г.Москва, ул.Палиха 2а.тел.(499)250-92-06 www.postator.ru

 

Оглавление научной работы автор диссертации — кандидата филологических наук Ильющенко, Наталья Степановна

введение.

глава 1. общая характеристика фразеологических единиц.

1.1. Теория современной фразеологии. Краткий обзор.

1.2. Сигнификативно-денотативный макрокомпонент фразеологического значения.:.

1.3. Коннотативный макрокомпонент фразеологического значения.

1.3.1. Оценочный компонент коннотации фразеологических единиц.

1.3.2. Эмотивный компонент коннотации фразеологических единиц.

1.3.3. Экспрессивный компонент коннотации фразеологических единиц.

1.3.4. Функционально-стилистический компонент коннотации -фразеологических единиц.i.

1.3.5. Взаимосвязь компонентов коннотации фразеологических единиц.

Выводы по первой главе.

глава 2. сопоставление английских и русских фразеологизмов, характеризирующих человека. парадигматический подход.

2.1. Общая характеристика системы парадигм фразеологических единиц, характеризующих человека в английском и русском языках.

2.2. фразео-семантическая группа фразеологических единиц, характеризующих внешность человека.

2.3. фразео-семантическая группа фразеологических единиц, характеризующих материальное положение человека.

Выводы по второй главе.

глава 3. система межъязыковых корреляций в составе антропоморфных фразеологизмов.

3.1. Компонентная теория тождества и различия семной организации фразеологического значения разноязычных фразеологических единиц как основа определения типов межъязыковых семантических соответствий.

3.2. Соответствие англо-русских фразеологических единиц.

3.2.1. Англо-русские фразеологические эквиваленты (полные и частичные).

3.2.2. Англо-русские фразеологические аналоги (полные и частичные).

3.2.3. Безэквивалентные фразеологические единицы и способы их перевода.

Выводы по третьей главе.

 

Заключение научной работыдиссертация на тему "Семантические корреляции в системе английских и русских антропоморфных фразеологизмов"

выводыпо третьей главе

Таким образом; вопрос определения' факторов; межъязыковых:, фразеологических соответствий« как родового понятия и критериев® выделения фразеологических эквивалентов и аналогов ¡ как: видовых-: понятий® до сих пор остается дискуссионным.

В работе были отмечены: терминологические расхождения?- в обозначении, типов; межъязыковых; отношений;, были; выделены; различные аспекты совпадения фразеологизмов при межъязыковых сопоставлениях, что привело к, некоторой- расплывчатости? в- определении? фразеологических эквивалентов и аналогов.

Проделанный анализ показал, что в основе определения типов межъязыковых фразеологических соответствий/несоответствий) лежит эффективность комплексного критерия:. совпадение семантики, грамматической (синтаксической) организации? и компонентного (лексемного) состава разноязычных фразеологических единиц при безусловном примате семантического тождества/различия или плана содержания:

При этом план содержания может характеризоваться по-разному: как совокупное содержание ФЕ; значение, стилистическая окраска и фразеологический образ; совокупный смысл сопоставляемых единиц; семантико-стилистические свойства фразеологизмов и т.д.

Ш основе этого нами была преддожена классификация типов межьязьїковьіх фразеологических отношений, в основу которой положена компонентная»; теория тождества/различия семной структуры фразеологического значения сопоставляемых фразеологических единиц.

Вьщеление семантических; эквивалентов:. и аналогов 5 затрагивает только один, ведущий уровень, изучения разноязычных фразеологических единиц с точки зрения типов их межъязыковых соответствий. Двумя; другими; уровнями являются'; структурно-грамматический? (по» терминологии? различных авторов: структура, синтаксическая организация, структурно-грамматическое- оформление,-, грамматические; формы, синтаксическая! структура! разноязычных; ФЕ)» и; комнопеншый или^лексемный (также называемый, лексическим). •

Структурно-грамматический» уровень предполагает сопоставление, струкгурных моделей ФЕ, основанных на? структурных; моделях свободных;; словосочетаний и предложений, присущих как обоим языкам, так и специфичных для каждого из; сопоставляемых языков, а также возможности адекватной замены типичных для каждого из сопоставляемых- языков струк-туртю-грам.матических различий! . . . .

Различия; в плане выражения могут касаться? как , структурно-грамматической организации, так и лексемного состава, или затрагивать оба уровня: Однако;, несмотря? на эти различия, ФЕ, относящиеся к частичным-фразеологическим эквивалентам', характеризуются тождественными1; сигнификативно-денотативным и коннотативным; макрокомпонентами значения, т.е. семантической эквивалентностью.

Какбылопоказановработе,семантическаяэквивалентностьименнота характеристика, которая; объединяет полные- и частичные: фразеологические эквиваленты. Принимая?; во внимание; тождество или некоторые1 различия плана выражения разноязычных фразеологических единиц, можно заключить,, что для полных эквивалентов характерен высший уровень фразеологических соответствий, а для частичных эквивалентов-—высокий уровень соответствий. Для частичных фразеологических аналогов характерно или полное, расхождение их- лексемного состава,, или приблизительное сходство с наличием одного общего компонента. Структурно-грамматическая; организация таких разноязычных единиц, как правило, определяется как имеющая значительные отклонения или различная.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании проведенного1 исследования можно; сделать; вывод, о том; что согласно» современным; концепциям, фразеологическое: значение: представляет собой; сложное, образование,, раскрывающееся: во взаимосвязи? сигни фикативно-деиотативного ик коннотативного? макрокомпонентов;; которые;, в свою > очередь,, состоят из иерархически организованных ш упорядоченных; семантических компонентов:

Методика? вычленения, парадигм? предусматривает применение: , компонентного г анализа; ,, основанного на общности концептов; носителями: которых:на предметном уровне, являются семы: фразеологические единицы считаются«принадлежащими1:к одной.парадигме, при наличии хотя бы одной? общей? интегральною семы» в составе их фразеологического значения/ При этом происходит отвлечение от типов/ категориальных значений предметности; процессуальности; призначности и т.д.

В: ходе исследования были выявлены фразео-семантические группы, и подгруппы, которые, имеют ряд специфических особенностей. Единицы, одной группы? или- подгруппы могут быть образованы по разным синтаксическим» моделям. Благодаря широте своего значения. или. многозначности? один и тот же фразеологизму может входить,. в с две и;, иногда;; более: группы или подгруппы; хотя> такое свойство характерно для-определенного ■ количества, а не для всех фразеологических единиц; На основе этого можно говорить о том; что группа или подгруппа имеет открытый характер. В' пределах группы или подгруппы общность выражаемого понятия может сопровождаться^ самой разной палитрой коннотативных компонентов фразеологического значения входящих в группу или подгруппу единиц. Индивидуальная семантика фразеологизма в пределах группы или подгруппы раскрывается через его противопоставление другим членам данного объединения; Выявление основных типов парадигматических отношений фразеологических единиц, входящих в ту или иную группу или подгруппу, основывается на семантических оппозициях, представленных их семными составами.

В исследовании была предпринята попытка обозначить структуру фразеосемантической группы. В качестве главных элементов были выделены ядро и периферия. При этом ядерные единицы включают в свой семный состав только интегральные семы. Удаление от ядра подгруппы характеризуется нарастанием дифференциальных семантических признаков в семантике единиц данного объединения. Единицы с наибольшим количеством дифференциальных сем образуют периферию фразеосемантической парадигмы. Между ядром и периферийными членами устанавливаются гиперо-гипонимические отношения, между фразеологическими единицами одного грамматического класса — синонимические и, редко, антонимические. Именно периферийные единицы могут входить в состав других фразео-семантических подгрупп.

На основании проведенного анализа можно утверждать, что распределение фразеологизмов английского и русского языков по фразео-семантическим парадигматическим объединениям, покрывающим определенные понятийные зоны, свидетельствует о значительном сходстве двух обширных макросистем фразеологических фондов сопоставляемых языков. В то же время для некоторых из них характерно явление асимметрии. Так, например, было выяснено, что в группе ФЕ, называющих человека по его профессиональному признаку, наблюдается количественная асимметрия с преобладанием английских единиц. В том же смысле проведенное исследование антропоморфных ФЕ в английском и русском языках выявило ряд фразеологических лакун (к ним, в частности, относятся подгруппы ФЕ, характеризующие назойливость, хвастливость, безответственность, общительность и некоторые другие черты характера). В то же время во фразеологических системах обоих языков находят яркое и своеобразное отражение почти все проявления жизни человека, его рождение и смерть, особенности характера, умственная деятельность, внешний облик, деятельностная характеристика и т.д.

Дифференциальные семы (восходящие к соответствующим концептам), как было* показано в работе, могут выступать отдельно или в комбинации друг с другом. Чем большее количество дифференциальных сем содержит фразеологизм, тем' ближе он находится к периферии подгруппы. Выделение интегральных* № дифференциальных сем, предпринятое в работе, позволяет представить не только семантическую структуру фразеологизма, ноифразео-семаитическую подгруппу как. иерархически организованную макросистему, имеющую свошцентр и периферию.

На основании-проанализированного^ материала, можно заключить, что многие ФЕ английского языка и большинство единиц русского языка изучаемой, фразео-семантической подгруппы характеризуются наличием коннотативной семы экспрессивности, при' этом» интенсивы, могут быть выражены, как прямо («очень», «крайне», «до-крайности»), так и с помощью экспрессивов:

В. результате исследования, анализируя' функционально-стилистический компонент коннотации фразеологизмов изучаемой фразео-семантической подгруппы, были обнаружены следующие различиям между двумя языками: если ФЕ английского языка, в основном; являются межстилевыми, то- русские фразеологизмы представлены преимущественно просторечными единицами. Более того, на основании наших наблюдений можно утверждать, что почти все фразеологизмы с эмосемами относятся к сниженному пласту фразеологии.

Таким образом, можно считать, что выделение частичных фразеологических аналогов — в известной мере искусственное действие исследователя. Однако; при создании двуязычных фразеологических словарей такое действие, на наш взгляд, оправдано тем, что сопоставительному анализу подвергается огромное количество фразеологического материала, а результаты такого анализа, представленные в словаре, позволяют переводчику конкретного произведения использовать частичные фразеологические аналоги, компенсируя недостающие компоненты значения, ФЕ одного языка отдельными словами другого языка. Однако необходимо подчеркнуть, что данный тип фразеологических соответствий количественно очень, ограничен. Для частичных фразеологических аналогов характерен низкий уровень > семантических соответствий.

На практике сделанные выводы имеют прямое отношение' к переводческой деятельности. Так, степень раскрытия опйсываемого! явления-при помощи калькирования шпг дословного перевода в значительной^ мере зависит от того, насколько ФЕ языка-источника отражает суть данного явления. ФЕ языка-источника калькируются пословно' и организуются во фразу В' соответствии» с нормами языка-рецептора, в нашем случае — английского. С течением времени калька может превратиться в единицу, входящую во фразеологический,фонд языка-рецептора, поэтому так важно ее оформление в полном соответствии, с действующими в, этом языке грамматическими и лексическими .нормами.

К калькированию, прибегают, стремясь* сохранить и передать образ безэквивалентнойг единицы в языке-рецепторе. При этом, может случиться так, что? образ созданной единицы будет более* ярким, оригинальным и «живым», чем образ ее прототипа, выразительность которого ослаблена* его частым использованием в, речи, его привычностью, шаблонностью для носителей языка-источника. В то же время не всегда калькируемый образ привычен носителю языка другой структуры и культуры, поэтому к калькированию следует прибегать с осторожностью, ни в коей мере не смешивая данный способ перевода с буквализмом.

В целом можно констатировать, что во фразеологическом фонде любого языка имеются единицы, отражающие национальное своеобразие, специфику быта и культуры народа-носителя этого языка. Такие фразеологические единицы — трудный «материал» для калькирования, однако, в целях сохранения национального своеобразия их внутренней формы возможно и иногда желательно их калькирование на язык-рецептор. Так, например, в работе приводится пример русской ФЕ «бесструнная балалайка», которая может быть передана на английский язык с помощью калькирования «stringless balalaika». Национальный колорит русского- фразеологизма, в данном случае созданный использованием компонента, отражающего русскую реалию — «балалайка», ощущается и в языке-рецепторе.

Фактически невозможно калькировать фразеологические сращения, в которых наблюдается полный отрыв семантики всей единицы от семантики ее составляющих, фразеологизмы с элементом архаизмов как лексических, так и грамматических (например, «и иже с ним (с ними)»).

Однако выразительность фразеологической кальки, возможность передачи оригинальности образа калькируемых единиц; с достаточно прозрачной смысловой структурой на языке-рецепторе являются факторами, способствующими нередкому использованию подобного способа перевода безэквивалентных фразеологизмов. Для того, чтобы снять непонимание или недопонимание образа, которое может возникнуть у носителя русского* языка, переводчик может сопровождать калькирование расширенным толкованием, дескриптивным переводом.

Калькирование может быть полным и частичным. При полном калькировании (также называемом точным)' лексемный" состав ФЕ языка-источника калькируется без каких-либо изменений, при частичном калькировании наблюдаются частичные изменения в лексемном составе или структурно-грамматической организации кальки языка-рецептора по сравнению с ФЕ языка-оригинала. В этом случае можно наблюдать также и морфологические различия, например, в указателях числа.

Для пояснения выводов в работе можно привести следующий пример.

Так, русский фразеологизм «бедный родственник» прост, пренебр. — «человек униженный, зависимый от других» может быть передан с помощью полного калькирования «а poor relative» (в сочетании с дескриптивным переводом «i.e. a humble person, who is dependent on others»). Образ бедного человека, которым все помыкают, которого унижают и который* вынужден все терпеть^ в силу своей зависимости от своих богатых родственников-«покровителей» понятен как носителям, русского, -так и английского языка. Поэтому сигнификативно-денотативный' макрокомпонент значения* безэквивалентного•> фразеологизма)и, английской? кальки,может быть выражен' набором сем:, «человек», «межличностные отношения», «зависимость» как тип-межличностных отношений/и «униженность» как состояние* человека в результате этих отношений!

В то: же время^ русская'ФЕ является» просторечной* единицей» и имеет эмосему пренебрежения, непередаваемую, английской' калькой. Такимобразом, в данном- случае' можно наблюдать тождество сигнификативноденотативного макрокомпонента значения, лексемного состава:и- структурно, t грамматической- организации ФЕ языка-оригинала и кальки при частичных различиях в коннотативном макрокомпоненте' (несовпадение функционально-стилистического и эмотивного«. составляющих). Абстрагируясь от тождества, в плане выражения,1 можно говорить о среднем: уровне семантических соответствий .русской ФЕ и ее английской кальки.

При: калькировании* русского фразеологизма' «рыцарь на4 час»- — «человек, живущий благородными,порывами, но не способный к. длительной* борьбе, деятельности» на английский язык «knight for an hour» образ кальки не представляет трудности для понимания англоязычных представителей, т.к. семантика слова «рыцарь» и «knight» тождественна в обоих языках, характеризуя благородного человека, живущими благородными идеалами. Сигнификативно-денотативный макрокомпонент значения русской ФЕ и английской кальки представим набором сем человека, характера человека, благородства как черты характера и определительной семы. Определительная-сема в данном случае означает неспособность человека к длительной борьбе, деятельности.

Нейтральная оценочноеть русского фразеологизма и английской кальки создается в результате образного переосмысления, когда положительная оценка первого компонента «гасится» образом человека, способного быть благородным только на короткий промежуток времени. Это же образное переосмысление способствует появлению семы иронии как у русской ФЕ, так и у английской кальки. Обе единицы! также являются^ межстилевыми и не i имеют семы экспрессивности; следовательно; можно говорить о-тождественности их коннотативных макрокомпонентов. В' этом случае наблюдается совпадение семантического (калька и фразеологизм находятся в отношении«? семантической эквивалентности), структурно-грамматического и компонентного уровней. Следовательно, в данном случае можно-говорить о возможности адекватной передачи* фразеологизма языка-источника» (русского) на: язык-рецептор (английский) с помощью »калькирования.

Таким, образом, следует отметить, что при- полном калькированию совпадают сигнификативно-денотативный макрокомпонент значения, оценочный, экспрессивный компоненты коннотации, структурно-грамматическая организация и компонентный (лексемный) состав фразеологизма и- кальки, при частичном^ калькировании наблюдаются незначительные различия- в, плане выражения кальки' (также называемой полу-калькой) и ФЕ языка-источника. Функционально-стилистический и эмотивный компоненты коннотации исходного фразеологизма и кальки могут как совпадать, так и различаться. В. этом случае можно говорить, о высоком или среднем уровне семантических соответствий единиц языка-источника и языка-рецептора.

В свою очередь, дескриптивный перевод заключается в воспроизведении языка-источника описательно, свободными конструкциями, словосочетаниями или предложениями. Его достоинством является наиболее полное раскрытие сути описываемого явления. Семантический изоморфизм фразеологизма и его дескриптивного перевода, заключающийся в полном совпадении семного состава их сигнификативно-денотативных макрокомпонентов — непременное условие, предъявляемое к данному способу перевода. Если их семный состав совпадает не полностью — нарушается тождественность передачи сигнификативно-денотативного макрокомпонента фразеологического значения на язык-рецептор.

Оптимальный объем дескриптивного перевода — другое условие, вступающее в противоречие с первым, требующим полностью воспроизвести все существенные признаки (интегральные и дифференциальные семы) переводимого фразеологизма. Поэтому при использовании дескриптивного перевода предпочтение отдается предельно ясным свободным конструкциям языка-рецептора, лексическая наполняемость которых также избегает семантической осложненности и расплывчатости.

При дескриптивном переводе теряется образность фразеологизма, его выразительные возможности. Так, даже при наличии интенсемы как в семантической структуре фразеологизма, так и передающей его свободной конструкции, сема экспрессивности (как интенсивной выразительности) теряется. Перевод уступает фразеологизму-подлиннику по яркости выражаемых чувств и эмоций, поэтому сохранить эмосему исходной единицы удается крайне редко, только при наличии в языке-рецепторе лексической единицы, в коннотативном макрокомпоненте которой наличествует та же эмосема, и использовании ее в качестве компонента дескриптивного перевода. Также не всегда может быть передан функционально-стилистический компонент коннотации, т.к. чаще перевод ФЕ производится стилистически нейтральным словосочетанием.

На основе наблюдений, сделанных в работе, можно утверждать, что структура свободной конструкции дескриптивного перевода также должна, по мере возможности, соответствовать хотя бы частично структурно-грамматической организации переводимой фразеологической единицы. При полном их соответствии наблюдается тождество подклассов, при частичном — классов ФЕ и свободной конструкции.

Так, например, рассмотренный в работе русский фразеологизм «руки отваливаются у кого-то» со значением «кто-либо очень устал от работы руками» передается на английский язык с помощью дескриптивного перевода «smb is very tired from doing smth by hand». Семный состав сигнификативно-денотативного макрокомпонента значения как русской фразеологической единицы, так и английского словосочетания может быть выражен набором сем: физического состояния, усталости как конкретного физического состояния лица, интенсемы и определительно-обстоятельственной семы причины, которая в данном примере манифестируется с помощью предложно-падежюй конструкции «от работы руками» —- «from doing smth by hand». Таким образом, можно соблюсти семантический изоморфизм сигнификативно-денотативного макрокомпонента русской ФЕ и английского словосочетания. В то же время по своей функционально-стилистической принадлежности фразеологизм и его дескриптивный перевод также совпадают. Нейтральная оценочность и отсутствие эмосемы присущи коннотативному макрокомпоненту значения как ФЕ, так и ее английского соответствия. Однако сема экспрессивности, наличествующая в коннотации русской ФЕ как ярко выразительной и образной единицы, теряется при передаче ее внеобразным словосочетанием английского языка. Компонентный состав английского дескриптивного перевода значительно расширен по сравнению с русской двухкомпонентной единицей (лексемы которой соотносятся как подлежащее и сказуемое). И переводимая единица, и английское словосочетание имеют структуру предложения (частичное соответствие структур).

В отличие от этого случая другой русский фразеологизм «заглядывать в бутылку (в рюмку)» («время от времени напиваться») передается на английский язык с помощью словосочетания «get tight at times». Сигнификативно-денотативный макрокомпонент значения фразеологической единицы при этом передается полностью: архисема «человек», дифференциальные и интегральные семы действия человека, конкретного действия («напиваться»); физического состояния опьянения: ш временной семы («время, от времени») входят также в семный состав английского^ словосочетания: В то же время: эмосема: шутливости- присущая» русской ФЕ, теряется^. Русская» единица* относится? к просторечным ФЕ, английский? перевод включает в себя: разговорное словом «tight» и межстилевые компоненты^ «get» и; «at times»- (хотя предлагаемы® дескриптивный? перевод? стилистически: «ближе»,, адекватнее;, чем?, перевод чисто- нейтральным словосочетанием^е^ dmnk atttimes»):

На основе этого можно подчеркнуть, что: при использовании^ дескриптивного*: перевода! теряется:, яркость,, экспрессивность, образность передаваемой« фразеологической единицы; не удается сохранить: присущую.» ей эмотивностъ и. функционально-стилистическую принадлежность. Однако семантический изоморфизм сигнификативно-денотативного макрокомпонента значения исході юго фразеологизма и- его соответствия-перевода« можно- считать, значительными достоинством: данного способа передачи безэквивалентных фразеологизмов; на: сопоставляемый язык. В количественном отношении дескриптивный, перевод, является самым продуктивным.для безэквивалентных фразеологизмов.

В нашем: исследовании^ рассматривается? также лексический способ» перевода, который используется при наличии: в; языке-рецепторе семантического соответствия ФЕ языка-источника в виде.отдельной лексемы (монолексемы) или набора отдельных лексем: Однако, как показано в работе, понятие «семантическое соответствие» не совсем точно отражает суть явления. Иод семантическим соответствием следует подразумевать, совпадение семного состава сигнификативно-денотативного макрокомпонента значения фразеологической единицы языка-источника и монолексемы языка-рецептора:. В большинстве случаев можно наблюдать небольшие; различия- в семном составе ФЕ и ее лексического соответствия, заключающиеся в наличии дифференциальных дополнительных сем (или, чаще, семы) в семантике как обеих единиц, так и какой-то одной из них.

Как правило, неизбежны потеря-в; передаче семы, экспрессивности и эмосемы (если только в коннотацию, лексемы не входит га же эмоссма, что и в коннотацию ФЕ, что; наблюдается; очень редко). При переводе в таких случаях не всегда; удается подобрать; лексическое соответствие с совпадающей: функционально-стилистической- характеристикой; чаще это1 бывает стилистически нейтральная; межстилевая■< единица. Следовательно, в данном случае можно говорить о высоком или среднем? уровне семантического соответствия фразеологической единицы и передающей' ее: монолексемы: Также: необходимо отметить, что при лексическом способе: перевода между ФЕ языка-источника и монолексемой: или лексемами языка-рецептора наблюдается полное несоответствие плана выражения.

Так, например,, рассмотренная в работе русская . ФЕ «выматывать вытягивать) (всю)-душу»— «мучить, всячески: изводить кого-либо» имеет • • - . • ■ * английские: лексические соответствия? .«exasperate; smb», «exhaust smb», «torment smb». Фактически: ни одно из этих соответствий не является:' семантическим эквивалентом фразеологизма, хотя, ближе других в, этом плане стоит слово «torment», в лексико-семантические варианты которого-входят, семы и «мучить», и;«изводить». Интенсема; выраженная в.дефиниции русской- ФЕ наречием; «всячески», остается непереданной: английскими лексемами. Отрицательная узуальная: оценочная; сема присутствует как: в коннотативном макрокомпоненте русского фразеологизма, так и его лексических соответствий; однако эмосема; неодобрения, «создаваемая» самим образом фразеологической- единицы, остается; непереданной: Межстилевыми являются как русский1 фразеологизм, так и его английские соответствия. Сема экспрессивности при переводе также теряется. Таким образом, в данном примере можно говорить о том, что мы имеем: средний уровень: семантических, соответствий ФЕ й ее английских лексических соответствий:

Как было показано в работе, лексический способ перевода изолированно используется довольно редко; Как правило, он сопровождается, дескриптивным переводом. .

В свою очередь, под комбинированным переводом в работе понимается сочетание- двух (редко трех)? способов? передачи< фразеологизма языка-источника на язык-рецептор.1 Назначение; данного» способа; перевода' —1 наиболее полно передать значение исходного фразеологизма в другом языке, представить, все существующие возможности' его перевода. Так,, например;, комбинированный перевод фразеологизмам «держать, (иметь)! камень за пазухой», который включает в себя дескриптивный' перевод «hâve; evilr intentions», «liarbour thoughts of revenge» и; фразеологический аналог с дополнительношлексемой; содержащей;дифференциальную определительно-обстоятелъствешîyio сему,, отсутствующую в сигнификативно-денотативном макрокомпоненте; значения; английской! ФЕ ишаличествующую > в^семантике: исходной русской единицы «secretly bear a grudge against smb».

В данной работе мы исходим из того, что построенная схема представляет собой условную модель, упрощающую реальное положение вещей. Так, например; на. основании этой схемы иногда; трудно« провести границу между аналогами и условно выделенным типом.частичных аналогов, поскольку в группе семантических аналогов> большим семантическим соответствием? обладают фразеологические единицы, имеющие некоторые различия только в^коннотативном макрокомпоненте.

Однако сложность какого бы то ни было объекта предполагает возможность применения разных подходов к его изучению. Данный подход может быть одним; из них. В; результате предлагаемая нами компонентная теория может быть подспорьем в решении одной из самых важных и сложных проблем сопоставительного изучения фразеологического материала разносистемных языков, с учетом; последних достижений в области семасиологии и фразеологии. ' ■ , ,s: 175

По нашим наблюдениям, сделанным в работе, различия в плане выражения могут касаться как структурно-грамматической организации, так и лексемного состава, или затрагивать оба уровня. Однако, несмотря на эти различия, ФЕ, относящиеся к частичным фразеологическим эквивалентам, характеризуются тождественными сигнификативно-денотативным и коннотативным макрокомпонентами значения; т.е. семантической эквивалентностью.

В ходе исследования были выявлены фразео-семантические группы и подгруппы, которые имеют ряд специфических особенностей.

Как было показано в работе, семантическая эквивалентность именно та характеристика, которая объединяет полные и частичные фразеологические эквиваленты. Принимая во внимание тождество или некоторые различия плана выражения разноязычных фразеологических единиц, можно заключить, чтодля полных эквивалентов характерен высший уровень фразеологических соответствий, а для частичных эквивалентов — высокий уровень соответствий. Для частичных фразеологических аналогов характерно или полное расхождение их лексемного состава, или приблизительное сходство с наличием одного общего компонента. Структурно-грамматическая организация таких разноязычных единиц, как правило, определяется как имеющая значительные отклонения или различная.